От Риги до Магадана


В Сухобузимском побывали гости из Латвии

Экспедиция «Детей Сибири»

32 человека приехали из Латвии в Сибирь, чтобы посетить места, где довелось отбывать ссылку им самим и их родным в 40-х-50-х годах прошлого столетия. В их числе граждане США и Австралии.

Такие поездки в Россию с 2000 года организует общественный фонд Латвии «Дети Сибири».

- Каждый год мы формируем группы для экспедиций в Сибирь, — говорит одна из руководителей общественного фонда режиссер и продюсер Дзинтра Гека. – И в Россию отправляются десятки желающих посетить места, где прошло их детство, поклониться памяти родных, которые погибли в ссылке или в заключении. И, возможно, встретить людей, которые помогали им тогда. В этом году мы посетили уже Магадан, Иркутск, из Красноярского края, затем отправимся в Томск, и оттуда – домой.

Бывших ссыльных и их потомков сопровождает съемочная группа. Созданные фильмы о поездках к местам ссылки демонстрируют на Латышском телевидении ежегодно, 14 июня, в день национального траура.

В прошлом году к фонду «Дети Сибири» присоединился гражданин из Австралии Оярс Гресте. Его бабушка родилась и выросла деревне Бузимской, которая когда-то располагалась на территории Сухобузимского района. Потом она с дочерью уехала жить в Латвию, где и родился Оярс. Путешественник поехал в Россию с «Детьми Сибири» чтобы побывать на родине предков, а потому вся группа отправилась вместе с ним в Сухобузимский район.

19 июля в администрации района состоялась встреча с иностранными гостями. Руководитель группы Дзинтра Гека рассказала о деятельности фонда «Дети Сибири». С собой в Россию они везут мемориальные доски, посвященные памяти погибших в ссылке соотечественников. Их передают в дар местным краеведческим музеям. Теперь они есть в Енисейске и в Игарке.

А еще Дзинтра рассказала, что в Латвии сейчас издается книга «Дети Сибири». Выпущено уже несколько томов, в которых собрано более 700 интервью с бывшими ссыльными, множество фотографий, сохранившихся в латышских семьях, на которых запечатлены периоды сибирской ссылки.

История, которую нельзя забывать

Летом 1940 года страны Прибалтики вошли в состав Советского Союза. А 14 мая 1941 года ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли Постановление «О выселении социально-чуждого элемента из республик Прибалтики, Западной Украины, Западной Белоруссии и Молдавии». За неделю до начала Великой Отечественной войны, в ночь с 13 на 14 июня 1941 года, тысячи латышей посадили в товарные вагоны. Мужчин отправляли в лагеря, где многие из них и сгинули бесследно. Женщин, детей, стариков, увезли в Сибирь.

После войны часть ссыльных, которые во время депортации были несовершеннолетними, освободили и позволили вернуться на родину. Но в январе 1949 года правительство СССР вновь постановило выселить определенные категории граждан с территории Литовской, Латвийской и Эстонской ССР. За 1945-1949 в Сибирь вывезено более 34 тысяч латышей, в том числе младенцев.

Вернуться на родину они смогли только в 1957-1958 годах. Остались единицы – здесь, в ссылке, они успели обзавестись семьей, домом, любимой работой, снискали уважение окружающих.

Родное имя

В четверг нам в редакцию сообщили, что завтра в район приезжает группа людей из Прибалтики, в их числе потомки бывших политзаключенных и ссыльнопоселенцев. Информация была скудной, и мы не знали, кого собственно будем встречать. Вечером главный редактор Ольга Вавиленко подняла свои архивы и в спешном порядке стала выбирать из записей разных лет прибалтийские фамилии.

Пожилые сухобузимцы помнят, что на территории района отбывали наказание литовцы, латгальцы, эстонцы и латыши. В совхозе «Таежный» действовало 25-е лаготделение Норильлага. На полях и фермах работали тысячи людей более 50 национальностей. В Шилинке находился филиал отдельного технического бюро (ОТБ-1) Енисейлага. Он в основном занимался проектированием строительных объектов. Там после лагерных сроков работали ссыльные ученые, инженеры, архитекторы. Среди них - немало граждан прибалтийских республик.

Рассказав гостям о местах лагерей и спецпоселков в Сухобузимском районе, Ольга Михайловна начала читать список. Ей удалось установить более 50 имен. В полной тишине звучали фамилии эстонцев, латышей и литовцев. По взволнованным лицам гостей видно было, что каждый с напряжением вслушивается в произносимые слова в надежде услышать родные.

«…Якоб Дилле, главный врач районной больницы, Гунар Ярве, инженер–строитель, Вайке Пяртцель, медсестра, Мильда Балоде, учительница… Ссыльные Атис Тэнне, Стасис Вайшвила, семья Крауялис, Карлис Уленикс, семья Кухта …»

Невероятно! Ливета Сприде услышала имя своего родственника – Эрвинса Жановича Нейбурга. К сожалению, Ольга Михайловна могла сообщить о нем лишь то, что работал этот человек в совхозе «Таежный». Его и имена еще 40 узников она узнала из книг приказов по личному составу совхоза и дома отдыха «Таежный», которые действовали одновременно.

Но, может быть, кто-нибудь из наших читателей помнит латыша Нейбурга? Отзовитесь! Любым сведениям о нем будут рады его родственники в Латвии. Он выжил, вернулся на родину, но в настоящее время его уже нет в живых. Об этом рассказала его внучатая племянница Ливета Сприде. Нам показалось удивительным, что в группе «Дети Сибири» есть и молодые люди. Оказалось, это внуки репрессированных. Ливета из их числа. Ее дед погиб в соликамских лагерях, мама и бабушка отбывали ссылку на Севере Красноярского края.

Несколько лет назад Ливета Сприде побывала в Карауле, где похоронена ее бабушка, поставила крест не месте ее последнего пристанища. Кстати, добиралась до селения Караул на моторной лодке. Другого пути туда не было.

О.М. Вавиленко отметила, что уроженцы Прибалтики, добросовестные, трудолюбивые, отличались особой культурой, оставили в районе о себе хорошую память. В наших селах до сих пор стоят здания и жилые дома, построенные ими. В семьях сухобузимцев хранятся вещи, сделанные их руками. Многие ссыльнопоселенцы, вернувшись на берега Балтийского моря, долгие годы переписывались со своими сибирскими соседями и друзьями. Некоторые даже приезжали повидать места, ставшие родными. Случалось, родственники забирали с наших кладбищ прах своих родителей, чтобы перезахоронить на родных погостах.

Среди гостей есть люди далеко немолодые. Неужели родились в Сибири?

- Меня привезли в ваши края в 1941 году грудным ребенком. Таких детей было примерно 200.Многие погибли в дороге. Мои родители поженились в 1939 году, а 41-м отца арестовали. Мама была в таком отчаянье, что по пути в ссылку не раз хотела броситься под поезд. Говорила: ты меня спасла, не смогла оставить такую кроху…, — рассказывает рижанка Даце Силиня.

Ее отец так и не вернулся из лагеря, оказалось, расстрелян еще в 1942-м году. Об этом семья узнала только в 80-х, во время горбачевской перестройки.

Даце прожила в Сибири 16 лет. Прекрасно говорит по-русски. В подтверждение спела популярные русские песни. Женщина до сих пор хранит в сердце благодарность простым людям — сибирякам и братьям по несчастью, таким же как они изгнанникам. Говорит: ни за что бы ни выжили, если бы не их помощь и поддержка.

Горсть сибирской земли

Близнецы Талис и Янис Вейсманис везут в Латвию горсточку земли из далекой Сибири.

Талис — депутат Рижской Думы, дирижер известного мужского хора «Dziedonis», директор школы с музыкальным уклоном. Его брат Янис - инженер –механик, окончил высшую школу управления сельским хозяйством.

Их родители Ролландс Рупекс и Лания Вейсмане встретили друг друга в п. Озерном Абанского района. Оба были сосланы в Красноярский край в 1946-м году.

— Отец и мама не любили вспоминать о годах ссылки, — рассказывает Талис Вейсманис. - Помню, мама говорила, что забирали их глубокой ночью. Люди не знали, куда их везут, поэтому не брали зимнюю одежду. Многих, в том числе и наших родителей, привезли в глухую тайгу. Гнус, комары, мошка. Мама была еще девчонкой, а ее отправили работать на лесоповал. Ей приходилось носить тяжёлые брёвна, рубить, пилить ручной пилой деревья. Отцу повезло больше, он работал на пекарне. Познакомились они в 1950-м. Мы с братом родились через два года, сестра Анита — в 1953-м.

- Я был очень рад побывать в местах, где родились, где прошло наше детство, — вступает в разговор Янис. – В те годы в поселке Озерном проживало 400 человек: русские, латыши, эстонцы, литовцы, поволжские немцы. Сейчас осталось всего 40. Думали, сохранился дом, который построил отец. Но в этом месте только остатки фундамента.

В Озерном нас очень тепло встречали. Большой неожиданностью стала встреча с нашей ровесницей Людмилой. С этой девочкой мы вместе играли в детстве. Удивительно, столько лет прошло, а она помнит, что у нас с братом на груди висела бутылочка с молоком. Корова спасала семью голода. Помню, за столом в доме всегда собиралось много латышских детей нашего возраста. Мама всем наливала по кружке молока и давала кусок горячего хлеба. Это самые теплые воспоминания о годах ссылки.

— В 1956 году латышам позволили вернуться домой, но родина встретила их неприветливо. На нас смотрели как на врагов, — говорит Талис. – Тема ссылки долгое время была запретной, о Сибири мы не говорили даже дома. Много лет прошло с тех пор, многое поменялось в жизни наших государств. Как бы то ни было, тяжелых воспоминаний и обид нет. Такое было время.

С иностранцами была жительница Красноярска Вера Сысоева, в девичестве – Соцкова. Весной 1950 года, когда ей было 11 лет, ее семью – мать и пятерых детей – объявив кулаками и врагами народа, выгнали из родного латвийского хутора и депортировали в Сибирь. Отца арестовали. Однако к 1957 году, когда семье Соцковых разрешили вернуться в Латвию, Вера отказалась покидать Красноярск. Братья уехали, а она осталась.

- Я познакомилась с Дзинтрой в 2000 году, во время ее приезда в Сибирь, — рассказывает Вера Васильевна. – Сначала группы из Латвии, которые вместе с Дзинтрой путешествовали по Сибири, были небольшими – 5-7 человек. Но с каждым годом все больше людей совершают этот путь.

Будем держать связь

К сожалению, гости из Латвии пробыли в Сухобузимском всего несколько часов. А ведь о многом хотелось расспросить: что они знают и помнят о Сибири, о своей ссылке, каких людей они здесь встречали.

- Знаете, мы очень тронуты отношением русских к нам, — говорит Мара Ласмане. Она родилась в поезде, по дороге в ссылку. - Куда бы мы ни приехали, нас встречают с радушием. Люди доброжелательные и очень приветливые. Очень приятно, что в России не оставляют тему сталинских репрессий, энтузиасты исследуют этот период, причем не имея какой-либо государственной опоры, без помощи госструктур.

- Моя свекровь, Гертруда Скринда, дважды была сослана в Сибирь, — рассказывает журналист Тайра Золднере. – В 1941 году она была совсем малышкой. Ее отец погиб в лагерях, а мать с дочерью отбывали ссылку в Дзержинском районе. После войны Гертруда вернулась домой, но в 1949 году ее выслали повторно. А семья брата моего деда была депортирована в село Березовка Красноярского края. Это история наших народов – ужасающая, трагичная, но история, которую нельзя забывать.

В поездке группу из Латвии сопровождают два лютеранских священника. Один из них, Гунтис Калме, совершает подобное путешествие уже в пятый раз.

- Сердце сжимается, когда смотрю на руины храма, — говорит он, глядя на развалины Свято-Троицкой церкви. – Но я с каждым годом я вижу все меньше разрушенных церквей, все больше храмов появляется на сибирской земле. И здесь, в Сухобузимском, тоже. Я верю, что у вас все будет хорошо.

В 2010 году при поддержке фонда вышла в свет книга бывшего латышского ссыльного Илмара Кнагиса «Такие были времена». Кстати, два экземпляра, а также диск в фильмом «Страна детства – Сибирь» Дзинтра оставила нам в подарок. А еще гости преподнесли неожиданный сувенир – бутылку рижского бальзама.

Латыши покидают Сухобузимскую землю. На прощание обмениваемся электронными адресами, обещаем держать связь. Вдруг найдутся в Латвии те, кто отбывал ссылку в Сухобузимском районе.

 

Наталья Головина, Татьяна Баденкова, Ольга Вавиленко

Фото Алексея Матонина

Сельская жизнь 26.07.2013


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е