Александр Кайль: «Не может гражданин достойный быть холоден к своей стране»


ДЕНЬ ПАМЯТИ

30 октября отмечается День памяти жертв политических репрессий.

В этот день в России вспоминают миллионы людей, которые были неjбоснованно подвергнуты репрессиям, отправлены в исправительно-трудовые лагеря, в ссылку, лишены жизни в годы сталинского террора и после него.

Пик репрессий пришелся на 1937-1938 годы, когда за два года по 58-й статье («контрреволюционные преступления») были осуждены 1,3 миллиона человек, из которых свыше половины были расстреляны.

В сталинские годы 3,5 миллиона человек были репрессированы по национальному признаку. Из рядов армии было «вычищено» 45% командного состава, а в годы войны и после ее окончания жестоким репрессиям подверглись советские граждане, вышедшие из окружения, оказавшиеся в плену, угнанные на работу в Германию.

Не обошла эта страшная участь и наших земляков. Предлагаем Вам рассказ одного из наших соотечественников судьба которого была исковеркана в те ужасные времена:

Кайль Александр Фридрихович, 1934 года рождения, немец. В августе 1941 года был репрессирован и выселен в Сибирь вместе с семьёй. Реабилитирован в 1955 году, трудился в Краснотуранском совхозе механизатором. Имеет награды: Орден «Знак почёта», медали «За освоение целинных и залежных земель», «Ветеран труда», знаки «Победитель социалистического соревнования» по итогам 9-ой и 10-й пятилеток.

В августе 1941 года, когда немецкие части стояли у берегов Волги, целое поселение саратовских немцев в 24 часа по приказу Главного Верховного командования спешно выселяли и направляли в Казахстан и Сибирь, боялись, что немецкое поселение перейдет на сторону гитлеровцев и будет воевать против СССР.

Шла война жестокая и страшная. Все методы защиты и обороны имели оправдание. Мы не роптали собирали, что могли и выезжали. До войны наша семья жила в с. Кано, Гмелинского района, Саратовской области. У нас был свой дом, большое хозяйство. Мне на тот момент было 6 лет, но хорошо помню прикреплённую к нашему дому подводу, на которой мы должны выехать на станцию. Разрешалось брать одежду и еду. Нас было у родителей четверо. В Гмелинск приехали — ив товарные вагоны. Все плакали. Ведь брошены дома, скотина... Ехали долго. Часть семейств по ходу поезда снималась на место жительства на станциях, а нас привезли в Краснотуранск и поселили у тёти Нюры Ворошиловой. Жили мы у неё долго, даже после войны. Хорошая была женщина, светлая ей память. Отца почти сразу забрали в трудармию в Томскую область. Был хорошим механизатором. Умер от простуды.

В 1942 году в трудовую армию попала и мама, а нас отправили в детский дом в Александровку, мать вскоре вернулась, как многодетная и приехала за нами. В Александровке меня хотели усыновить, у матери просили, но она не отдала. Мать работала в колхозе разнорабочей. Я закончил 2 класса начальной школы - это всё моё образование. Обуть и одеть было нечего, голодно было. Работать стал рано, с восьми лет, сначала на сушилке, гонял лошадей, которые крутили колесо, потом собирал копны вручную, позже доверили вилы метать сено в стога.

В 1953 году при МТС создавались курсы трактористов, три года учился и работал. В 1954 году в 21 год, я женился на своей Анне Адоньевне, с которой меня познакомила старшая сестра. Я был настолько беден, что даже женился в чужом костюме. Жили в семье матери, потом - в землянке, позже уже поставили свой дом. Жена у меня очень хорошая, работящая, чистоплотная, любила меня, я до сих пор люблю и уважаю её. Вместе работали в совхозе, она - дояркой 25 лет, награждена орденом «Знак почёта», а так же и другими наградами. Мы вместе прожили 56 лет. Четверых детей вырастили, теперь имеем шестерых внуков и трёх правнуков. В 1965 году переселились из старого Краснотуранска в новый, перевезли свой дом. Потом в нём стало тесно и в 1991 году нам, как ветеранам, совхоз выделил квартиру, в двухквартирном доме, в ней мы по сей день. Я сильно жадный до работы, всегда зарабатывал хорошо, зарплата была выше, чем у секретаря райкома, тогда платили и за выслугу лет, и за классность, и за сохранность техники, на каждый заработанный рубль в конце года начислялись проценты. И вообще, отношение к рабочим было особенное — и награды, и премии, и почёт, и уважение - не то, что сейчас. Меня все спрашивают, почему я не уехал в Германию? Приглашали и родственники, и знакомые. А что мне там делать? У меня там ничего нет, мне всего хватает здесь. Здесь моя Родина, здесь жили мои предки, никакой другой страны не знаю. Обиды ни на кого не держу, время было такое, всем было нелегко. Ты к людям хорошо относишься и к тебе такое же отношение будет.

Мой сын уехал в Германию по настоянию жены. Работает дальнобойщиком. Пока всё у него нормально, надолго ли его хватит? Я очень хочу, чтобы все дети жили рядом, на своей земле.

 Беседовала София Спасская

Городокъ инфо (Краснотуранск) 25.10.2013


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е