Беспокойная память не спит …


Историю не исправить, единственное, что остаётся – это восстановить справедливость, чтобы ни одно событие, ни одна дата, ни одна человеческая судьба не были забыты.

Накануне Дня памяти жертв политических репрессий в читальном зале поселковой библиотеки встретились люди, для которых репрессии стали частью их биографии и старшеклассники нашей школы. Встреча была посвящена советским немцам, разделившим страшную участь быть репрессированным. Наши гости Бундан Паулина Августовна, Авдеева Магдалена Ивановна и Люц Юрий Иванович поделились воспоминаниями своей жизни.

Немцы приехали в Россию во времена Петра I и Екатерины II. Селились на свободных землях, обзаводились хозяйством, семьями и Россия стала их родиной. Крутой поворот в их судьбе произошёл в 1941 году. 28 августа 1941 года был принят закон, согласно которому всё немецкое население Автономной немецкой республики Поволжья, районов Саратова и Сталинграда должно было быть выслано в Казахстан и Сибирь. Операция по выселению была проведена быстро и жёстко. За более чем две недели 446480 немцев были депортированы в районы Казахстана и Сибири. Цифры о прибывших немцах-спецпереселенцах в Красноярский край приводятся разные. В отчётном докладе начальника Красноярского переселенческого отдела Степанова упоминается цифра 75623 человека как фактически прибывших, вместо запланированных 75000, а Крайком КПСС докладывает о прибытие на 1 ноября 1941 года 17307 семей в количестве 77359 человек. Они были распределены почти по всем районам края.

Семья Бундан из села Гнадентау Саратовской области оказалась в Казачинском районе деревня Гамурино. Паулине тогда было два года. Семье Августа Августовича выделили небольшой домик, в котором они и поселились. Кушать было нечего. Ходили в лес, собирали ягоду или жарили овёс и ели. Весной, когда вылезала первая трава, жители собирали траву и ели её. Ядовитыми растениями отравились её маленький братик и сестрёнка. Как говорит Паулина Августовна, жизнь её семьи была очень тяжёлой: работали с малых лет, одежды не было, в школу пойти не в чем, постоянное чувство голода. Весной при вспашке в земле находили мёрзлую картошку, из которой матушка делала лепёшки, и вкусней не было! Паулина Августовна более тридцати лет проработала в нашем посёлке ветврачом. Всегда спешила помочь хозяевам подворий, за что ей были благодарны.

Её землячка Ксенафонтова (Вальтер) Фрида Александровна тоже малолетней девочкой вместе с родителями оказались в Сибири в селе Пятково. Отца сразу забрали в трудармию и остались они с сестрой и мачехой одни. Екатерина Фёдоровна, заменившая им мать, работала на тракторе в совхозе, а девочки чем могли помогали ей по дому. Голодовали, как и все. В 1947 году вернулся отец, устроился на ферму. Фрида окончила пять классов и стала работать на ферме дояркой. В 1966 годуприехала с мужем и детьми в Предивинск, где и живёт поныне.

Вторая волна советских немцев, оказавшихся в нашем крае, были так называемые «украинские немцы». В годы Великой Отечественной войны они проживали на оккупированных территориях и имели статус фольксдойче (этнические немцы, проживающие в других странах и бывших гражданами этих же стран). После поражения германских войск и дальнейшем продвижении на Запад Красной Армии, с Украины германскими властями были эвакуированы советские немцы в Польшу и саму Германию. По принуждению им пришлось отступать вместе с немецкими войсками. Первые немцы – репатрианты – небольшими группами начали прибывать на территорию СССР с начала 1945 года. Все они стали спецпоселенцами и не имели право вернуться в свои дома, в которых проживали до войны. Несколько семей оказались в нашем посёлке и деревне Покровка. Привезли их на барже осенью, когда на Енисее уже шёл лёд, выгрузили на берег. Они сами должны были искать себе жильё, работу, пропитание. Как правило, семьи многодетные с малолетними детьми.

Люц Юрий Иванович в возрасте двух лет оказался спецпереселенцем. С мамой и старшим братом он проживал в Покровке и испытал голодное детство. Отношение со стороны коренных жителей деревни было двояким: кто жалел и подкармливал, а кто и фашистами называл. Но обиды забылись. Школа, служба в армии, работа, семья – всё как у всех. Трудился всегда на совесть, в леспромхозе всегда был передовиком производства. «Никогда ни о чём не просите» – гласит мудрость, вот и Юрий Иванович никогда ни о чём не просил и всего в жизни добился сам. Достойно и честно жил, чему научил своих детей и внуков.

Двоюродной сестре Юрия Ивановича – Иде Адамовне Быстровой (Люц) было десять лет, когда её с родителями, братьями и сёстрами привезли в Сибирь. Она вспоминает: «Все были счастливы, что возвращаются на родину, но, когда стали проезжать Москву, все, кто ехали в эшелоне, заволновались: «Почему не в Одессу?» им ответили, что их везут в ссылку. На барже везли по Енисею на север, но высадили в деревне Покровка. Первый год жили в бараке несколько семей. Взрослые работали в лесу, а дети оставались дома. Ходили по деревням, меняли вещи на муку, картошку. Так и выживали». Ида Адамовна, закончив четыре класса, пошла работать. Сначала на лесозаготовках сучкорубом, потом поваром. Замуж вышла за такого же репрессированного Быстрова Николая и стали жить в Предивинске. Трудилась штукатуром-маляром в ОКСе, и многие из нас проживают в квартирах, сделанных руками Иды Адамовны. Вместе с мужем они воспитали двух дочерей и сына. Скромная, трудолюбивая, заботливая и любящая мать, бабушка и прабабушка – вот такая она – Ида Адамовна!

Магдалена Ивановна Авдеева (Кунц) вспоминает, что до Германии они ехали всей семьёй на лошадях, бросив свой дом, хозяйство, сад. По дороге сильно заболел отец, а уже в Германии умер, та его и похоронили. Мать работала на хозяев. После Победы они оказались не на родине в Одесской области, а в ссылке. Жили, где придётся и как придётся. Первые годы питались в основном картофельными очистками, которые подбирали. Их пекли на печке и радовались хоть такой еде. В школе учиться было трудно – русского языка не знали. Со временем выучили. Работать пошла в леспромхоз с 14 лет. Из Покровки переехала жить с мужем и детьми (сын и дочь) в Предивинск в 1966 году, где проживает сейчас.

Несмотря на трагические страницы детства и молодости, они – мои герои – полны жизненного оптимизма.

Из немцев, находившихся на спецпоселении в Предивинске, были: семья Дейс Игната Генриховича, Миллер Кирилл Гаврилович, Блюм Екатерина Андреевна, Кунц Пётр Михайлович, Блюм Андрей Андреевич, Бауэр Елена Карловна. Всех не перечислить, кому пришлось разделить трагедию своего народа – трудолюбивого и мужественного.

Встреча была полезной как для ребят, так и для старшего поколения. Она лишний раз показала, что не прерывается связь поколений.

В. В. Харчук, Предивинская поселковая библиотека

НОВОЕ ВРЕМЯ, № 46, 16.11.2013.

 


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.