Мы никогда не сетовали на жизнь …


Кто-то проживает свою жизнь легко и просто, кто-то постоянно преодолевает немыслимые преграды, а кто-то просто сетует на вечные неудачи и болезни …

Поколение, рождённое в 30-е годы прошлого столетия, сполна хлебнуло тягот и лишений, голода и непосильной работы, но это только закаляло их дух. Женщина, о которой я хочу сегодня рассказать, знает об этом времени не понаслышке.

В марте 1933 года в д. Сосновка Ульяновской области в семье колхозников Мальцевых родилась девочка, которую нарекли именем Нина, по батюшке Фёдоровна. Несмотря на то, что отец очень хотел сына, он трепетно и тепло относился к дочурке. Правда, виделись они очень редко, поскольку работа в колхозе отнимала много времени.

Семья жила в маленьком домике с соломенной крышей, впрочем, как и все жители деревни. Но тогда никто не думал о собственных благах, надо было работать и платить огромные налоги в казну государства. Мама вышла на работу после рождения дочери рано, потому ка денег не хватало. Она работала на ферме дояркой.

Во время строительства Куйбышевской ГЭС, деревеньку, в которой жила семья, затопило, и пришлось всем перебираться на другое место. Большинство жителей поселились близ д. Архангельское, там осела и семья Мальцевых. Постепенно они на новом месте обжились, быт потихоньку наладили, хозяйством небольшим обзавелись, с соседями подружились. Всё бы хорошо, но …

- В один из мартовских вечеров 1937 года в окно постучали, - вспоминает Нина Фёдоровна. – Мне тогда было четыре года, но события того вечера до сих пор стоят перед глазами: мама пряла пряжу, сидя у печки, папа читал газету. Отец открыл дверь, вошёл председатель колхоза и между ними состоялся разговор. Затем председатель ушёл, и на пороге появились люди в военной форме. Папу увели, и мы его не видели десять лет, письма писать было запрещено. Может быть, его кто-то оклеветал, а может, что-то другое было. Я ведь тогда многого не понимала. Через какое-то время родился брат. Маме было очень трудно нас растить. Я всегда старалась ей помогать, пусть по-детски, неумело, но помогала. Корову, которая была в семье кормилицей, пришлось отдать в колхоз, потому что кормить её было нечем, председатель обещал рассчитаться хлебом. Мы так ничего и не получили, потому что колхоз не выполнил план по сдаче зерна. Но никогда не сетовали на жизнь.

1941 год – началась война, мужчин забирают на фронт, а женщин и девушек отправляют копать окопы. С ними ушла и наша мама. А всех детишек – от мала до велика – определяют в детский дом, который находился там же в деревне.

Два года Нина с братом пробыли в детском доме. Всякое бывало за это время, но помогали воспитатели, которые старались, насколько это было возможно, заменить ребятам матерей.

Когда мама вернулась, забрала их домой. Надо было как-то жить и кормить детей. Она зарабатывала на хлеб тем, что продавала в Ульяновске молоко. Соседка держала корову, а ходить за 6 км торговать не могла. Матери каждый день приходилось вставать в 3 часа ночи и идти пешком, неся на коромыслах два ведра молока. За это соседка давала ей немного денег, но их катастрофически не хватало, всё уходило на налоги. Летом питались разной травой, зимой ели картошку, которая быстро кончилась, и тогда становилось совсем туго. Весной бродили по полям в поисках мороженой картошки.

В 1942 году Нина пошла в первый класс деревенской школы. Мама из каких-то лоскутков сшила ей юбку и кофту. Для девочки это был настоящий праздник! И возможно тогда первая встреча с учителем сыграла главную роль в выборе её будущей профессии. Девочка уже для себя решила, что будет учителем. Училась она прилежно, любила читать. После занятий собирала вокруг себя детвору и рассказывала им разные истории, проводила свои «первые уроки». Кроме школы Нина присматривала за младшим братом, и она всё успевала. Начальную школу закончила хорошо. Но чтобы учиться дальше, нужно было ходить в школу, которая находилась в 3 км. И дети ходили, большая тяга к знаниям была у того поколения.

Мать в то время работала на заводе у станка сутками. Все заботы и ответственность лежали на плечах девочки. Иногда, чтобы побыть лишнюю минутку рядом с мамой, провожала её до проходной, а потом бежала в школу.

Из воспоминаний

- Однажды я сильно простудилась, и сельский врач посоветовала какое-то время не ходить в школу. Уложили меня на печку, мама ушла на речку за водой. И вдруг открывается дверь и входит немецкий солдат, и на непонятном языке что-то говорит. (Тогда в 2 км от деревни был расположен немецкий лагерь). Я испугалась и начала сильно кричать. И только когда стала постарше, поняла, что это, скорее всего, был беглый солдат, и он просил есть. Но после этого случая я очень долго не разговаривала.

С фронта в деревню вернулись всего двое мужчин, всё держалось на женщинах. И землю пахали, и детей растили. В 1947-м году вернулся отец. Все, конечно, были рады, но заметили, что он стал замкнутым. Всё время старался себя занять работой, да и не приставали мы к нему сильно, не с курорта ведь вернулся.

Папу позвали работать пчеловодом-инструктором, так как в колхозе сохранилась пасека, а заниматься ею было некому. И в первый же сезон отец накачал много мёда. Кроме того, он выучил двух учеников-пчеловодов. Правление колхоза в знак благодарности выделило ему центнер мёда и один улей. Он накормил им всех деревенских ребятишек.

Слушая рассказы Нины Фёдоровны, понимаешь, что у отца были золотые руки, за какое дело он ни брался, всё спорилось. С провизией в деревнях тогда было трудно, так он вместе с сыновьями построил небольшой магазинчик и возил из города товары для населения. Соорудил ветряную мельницу, где мололи муку. Для переработки подсолнечника своими руками сделал маслобойку. Все ценили и уважали его.

Но в их дом вновь пришла беда, откуда не ждали. Отца опять забрали, и на этот раз отправили в ссылку в Сибирь. Женщина собрала детей и поехала вслед за мужем. Так семья и оказалась в с. Российка. Жили в маленькой избушке на квартире у одной бабушки. Но, как говорится, в тесноте да не в обиде. К сибирскому климату тяжело было привыкать. В те времена там много ссыльных было.

Отец работал в лесу, мама – на ферме. Нина пошла в школу, со временем у неё появилась подруга, с которой они вместе ходили на занятия. Так и прожили самый трудный первый год.

Сельская школа была семилетней, поэтому на следующий год Нине пришлось ходить в Предивинскую школу, что находилась довольно далеко от дома. Зимой было особенно тяжело добираться, родители сняли ей угол в доме одной семьи. Девочка там прижилась сразу, потому как была очень доброй и трудолюбивой.

После окончания школы она поступила в Красноярское педагогическое училище и переехала в общежитие, которое находилось в полуподвальном помещении. В каждой комнате проживало более десяти человек. Но это только сплачивало студентов. На каникулы она ездила домой, иногда навещала приютившую её семью в Предивинске. И вот однажды она приехала к ним на Новый год и увидела молодого человека, который впоследствии оказался хозяйским родственником. Молодые люди понравились друг другу, они даже несколько раз ходили в клуб на танцы. И парень сделал ей предложение, Нина с радостью согласилась. К родителям отправили сватов, всё согласно русским обычаям. Сошлись на том, что свадьбу сыграют после того, как Нина закончит училище. Так оно и случилось.

Молодые переехали в родительский дом, где жила большая семья мужа. Супруг работал инженером по связи, а Нина пошла подменным воспитателем в детский сад. Но работа была девушке не по душе, уж очень хотелось работать в школе учителем. И в 1957 году ей предложили место учителя в Красногорской школе (так раньше называлась Российская школа), она была рада этому, хотя пришлось теперь жить на два дома. Ничего не останавливало её, ведь она так долго шла к своей заветной мечте! Сначала ей дали начальные классы, а позже, когда закончила Красноярский педагогический институт, стала учителем географии. В маленьких деревенских школах педагогический состав всегда нуждался в кадрах, поэтому учителям приходилось преподавать различные дисциплины.

Педагогический стаж Нины Фёдоровны более 34 лет, и это говорит о многом. Ведь случайных людей в этой профессии не бывает. Только люди широкой души и с любовью к детям работают учителями. А сколько выпустила она учеников! Среди которых есть достойные и уважаемые люди. Ей есть чем гордится, ведь продолжение учителя именно в его учениках.

Кроме того, Нина Фёдоровна прекрасная мать и бабушка. Она родила и вырастила четверых детей.

В 1991 году она пошла на заслуженный отдых, и вместе с мужем окунулись с головой в тёплую, уютную домашнюю жизнь. Она всегда была и есть радушной и гостеприимной хозяйкой. Любила, когда в доме много народа. Сегодня, конечно, её жизнь намного спокойнее, но дети всегда рядом. Да и бывшие ученики иногда навещают. Ну это ли не счастье?!

Елена Керимова

НОВОЕ ВРЕМЯ, № 12, 22.03.2014.

 


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.