Они были сосланы в Сибирь


Понять и узнать историю своей малой родины можно, например, посетив музей, почитав книгу или статью из старых газет. Но более живое, красочное восприятие жизни района прошлых лет происходит, когда общаешься с непосредственными свидетелями и творцами этой истории.

Признаться, я с детства интересовалась рассказами своих бабушек и дедушки об их интересной и весьма необычной жизни. Сейчас, работая в редакции газеты, приходится часто общаться с жителями нашего района. Встречи с ними открывают мне много нового. Эти истории очень увлекательны и особенны интересны, например, истории о жизни в годы Великой Отечественной войны. И каждой хочется поделиться с нашими читателями. Сегодня мой рассказ о женщине – ровеснице Большемуртинского района, труженице тыла и ветеране труда Анне Генриховне Иккерт (на снимке).
Девяносто лет назад в немецкой семье Генриха Филипповича и Марии Фридриховны Шмаль, живущих в деревне Привольная саратовской области, родилась дочь, нарекли которую Анной …

«При чём тут немецкая семья?» – спросите вы, уважаемые читатели.

Как известно, царь Петр I, а затем императрица Екатерина II были очень заинтересованы в том, чтобы в Россию приезжали иностранцы и осваивали пустые земли. Большинству таких переселенцев предлагали семьи в Поволжье, недалеко от нынешнего города Саратова. Постепенно тот край превратился в одну из процветающих областей страны. В 1923 году уже в составе РСФСР была образована Автономная Советская Социалистическая Республика немцев Поволжья. Тогда едва ли кто предполагал, что пройдёт всего 18 лет и поволжским немцам снова предстоит переселение.
Русская императрица немецкого происхождения Екатерина II заманивала своих земляков в Россию разными посулами: обещала им освобождение от воинской повинности, разрешила свободу вероисповедания. В 1763 году она выпустила специальный манифест, который узаконивал это переселение. И немецкая беднота, задавленная на родине непомерными феодальными поборами, разорительными войнами, религиозными распрями, поехала в чужую страну. Так вот, родители Анны и были одними из таких переселенцев. Да, да – чистокровные немцы, привыкшие к порядку и аккуратности, они перенесли вековые привычки на новую землю. Обустроили свой быт, завели огромное хозяйство, воспитали восьмерых детей.

Нюся, так называли мою собеседницу родные, как и все дети, училась в школе, помогала маме по дому с младшими братьями. В общем, детство и юность прошли, можно сказать, беззаботно. Когда девушка окончила 10 класс, пришла пора вступать во взрослую жизнь. И всё бы хорошо, да вот только началась война с гитлеровской Германией, весть о которой и стала сигналом, что для неё и её семьи грядут суровые времена.

Так и случилось. 28 августа 1941 года вышел указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Всех членов её семьи насильственно переселили в Сибирь в деревню Малый Кантат Большемуртинского района.
- Был обычный день, мы как всегда занимались по хозяйству, – рассказывает Анна Генриховна. – Отец ворвался во двор и закричал: «Быстро собирайтесь! Нас переселяют!» Мы только и успели выпустить скотину, чтобы они не умерли с голоду.

Трое суток их везли в вагонах для скота, а затем ещё трое суток в открытых машинах. Первые три месяца кормили только ржаным несолёным хлебом. В первое время многие из ссыльных погибли. А когда прибыли на место, сразу же устроились работать в колхоз. Многие из её земляков рассказывали, как они подвергались унижениям со стороны других. Почти все считали переселенцев врагами народа.

В те годы подросткам приходилось трудиться наравне со взрослыми, чтобы спастись от голода. Девчонка небольшого роста, она выполняла практически любую работу, которую определял бригадир колхоза: полола колхозные поля, участвовала в заготовке сена, сборе колосков и прочих деревенских работах. А в посевную и уборочную страду люди трудились практически круглосуточно.

- Покушать даже было некогда, – вспоминает ровесница района. – Весной, во время посевной, обедом и ужином были «медунки», «пучка», летом – ягоды и грибы. К зиме сушили малину и черёмуху, которые потом распаривали и ели. Но самой ценной едой всё-таки была картошка. Это потом уже у нас появились и свои огороды. А район мне понравился сразу, красиво здесь очень. Да и леса я такого нигде не видела раньше.

В 1942 г. из деревни Малый Кантат семнадцатилетнюю Анну вместе со всеми мужчинами и женщинами призывного возраста мобилизовали в трудармию в Башкирскую АССР – на стройки в НКВД, где они стали, по сути, заключёнными. Жили в лагере за колючей проволокой. В 1948 г. проволока была снята, но необходимо было 2 раза в месяц отмечаться в спецкомендатуре. В 1950 г. вместе с другими трудармейцами А. Г. Иккерт была переведена обратно в сибирскую деревню, где с трудармейцев была взята расписка о невозвращении на постоянное место жительства.

- Рабочий день длился с шести часов и до половины восьмого вечера. Каждый рабочий должен был выполнить норму, – продолжила рассказ пожилая женщина.

- Только после выполнения нормы можно было идти отдыхать. Поэтому работали до девяти или десяти часов вечера. Если же человек не выдерживал и уходил, не выполнив план, ему назначали на следующий день двойную норму. Условия были ужасными: тяжёлый физический труд сочетался с плохим питанием. Многие сбегали в окрестные сёла только для того, чтобы найти еду.

Только в 1956 г. все ограничения были сняты, но немцам запрещалось возвращаться в родные места, поэтому Анна была вынуждена вернуться в Малый Кантат, где ей ещё шесть лет пришлось прожить до полного освобождения от спецпоселения …

Анне было 24 года, когда она нашла своё женское счастье. Вышла замуж за односельчанина, ссыльного Владимира Адамовича Иккерт. Сорок четыре года они прожили душа в душу, вырастили и воспитали троих детей. Вот уже 19 лет, как супруга нет в живых, а она всё вспоминает его добрым словом.

Всю свою жизнь они посвятили детям и работе. А в свободные вечера Анна Генриховна с головой уходила в художественную самодеятельность. Певунья, знающая множество старинных немецких песен, обладающая красивым голосом, она всегда принимала участие в сельских концертах.

За добросовестный и многолетний труд Анна Генриховна была награждена медалью «Ветеран труда». Кроме того, труженица тыла неоднократно награждалась юбилейными медалями в ознаменование Победы в Великой Отечественной войне, многочисленными почётными грамотами.

7 мая ей исполнится 90 лет. Несмотря на столь почётный возраст, она сохранила доброжелательность к людям. У неё хорошее зрение, до сих пор читает местную газету «Новое время» и свои старые, но очень любимые книжки на немецком языке, которые ей достались от мамы по наследству. Только вот здоровье подводит, но она не одна. За ней ухаживает её дочка Лилия. Не забывают о бабушке и шесть внуков, и пять правнуков, которые её навещают, уделяют внимание и заботу.

А если задуматься, то каждый ветеран, который живёт на Большемуртинской земле, смог выстоять, преодолеть все тяготы жизни, выпавшие на его долю, прожил свои годы достойно и внёс частичку своего труда в развитие района. Так давайте же будем уважать их! Хотя бы за то, что они ещё живы …

Анна Колегова

НОВОЕ ВРЕМЯ, № 15, 12.04.2014.


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.