Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Будем помнить уроки истории!


Обращение к жителям Красноярского края

С принятием постановления Совета народных комиссаров 5 сентября 1918 года "О прямой необходимости террора для обеспечения тыла (после доклада председателя ВЧК СНК)" начался официальный красный террор в нашей стране.

В постановлении, в частности, говорилось "о необходимости изолировать классовых врагов в концентрационных лагерях...", о том, что "расстрелу подлежат все лица, прикосновенные к белогвардейцам, заговорам и мятежам... и так далее". Этим Постановлением руки были развязаны. Началось беспощадное уничтожение людей по классовому признаку. Уничтожению подлежали целые сословия: дворянство, купечество, офицерство, духовенство, интеллигенция. Возможно, именно в те времена появилась крылатая фраза: "Нет человека - нет проблемы".

С началом коллективизации сельского хозяйства и индустриализации в конце 1920-х - начале 1930-х годов, а также с укреплением личной власти Сталина репрессии приобрели массовый характер. В ходе насильственной коллективизации одним из направлений государственной политики стало подавление антисоветских выступлений крестьян и связанная с этим "ликвидация кулачества как класса" - "раскулачивание". Наиболее активных кулаков-глав семейств арестовывали и уничтожали. Их семьи, а также не проявляющих активности вместе с родственниками высылали в отдалённые районы.

Всего за 1930-1940 годы, как указано в справке отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ, были отправлены на спецпоселение 2 293 214 человек с навешенным ярлыком "кулаки". Согласно секретной справке, подготовленной в 1934 году оперативно-учётным отделом ОГПУ, около 90 тысяч кулаков погибли в пути следования и ещё 300 тысяч умерли от недоедания и болезней в местах ссылки.

30 июля 1937 года был издан оперативный приказ НКВД СССР N 00447 "Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов", в котором приказывалось все аресты производить в соответствии со спускаемыми из Москвы в регионы планами и осуществлять их по двум категориям. Арестованные по первой категории до суда (!) уже подлежали расстрелу. По второй категории - подлежали заключению в лагеря и тюрьмы.

С этого момента начались массовые аресты. Период 1937-1938 годов позднее получил название "Большой террор".

26 июня 1940 года вышел указ Президиума Верховного Совета СССР об уголовной ответственности за нарушения трудовой дисциплины (опоздания на работу, самовольный уход с работы, прогул в течение 20 минут). По этому указу только до начала войны с Германией были осуждены 2 миллиона человек.

При Сталине подавлялись и запрещались целые научные направления, а против многих видных учёных, инженеров и врачей была организована травля, которая нанесла колоссальный урон отечественной науке и культуре. В той или иной степени идеологическое вмешательство коснулось таких дисциплин, как физика, химия, астрономия, языкознание (лингвистика), статистика, литературоведение, философия, социология, демография, экономика, генетика, история и кибернетика. Ведущие демографы были расстреляны после того, как Сталину не понравились результаты переписи 1937 года, выявившие крупные потери населения от голода по сравнению с предполагавшейся численностью.

Смертность в лагерях была ужасающая. Условия содержания - нечеловеческие. Об этом даже Генеральный прокурор СССР А. Я. Вышинский писал в феврале 1938 года наркому внутренних дел Н. И. Ежову.

Наряду с этим многие годы в стране проводились массовые принудительные переселения людей - депортации, не связанные непосредственно только с коллективизацией сельского хозяйства. Начались они в 1935-1936 годах, шли всю войну и продолжились после войны. Виды этих депортаций были разными: по социальному признаку (расказачивание и другое); по национальному признаку (не менее 20 национальностей); по конфессиональному признаку; по политическому признаку (члены семей арестованных врагов народа и другое).

Были депортации при зачистке границ перед войной от социально опасных элементов, которые коснулись людей разных национальностей в окраинных и приграничных местностях.

Постепенно возникал фактор экономический - посылать людей туда, где есть потребность в их труде: на лесоразработки, на прииски и так далее. Очень важен был лес - как сейчас нефть.

На новых местах десятки тысяч человек умерли от голода и болезней. Эти переселения требовали от людей настоящих подвигов, чтобы выжить.

Это был государственный механизм осуществления карательной и одновременно экономической политики. Позже всё это назвали геноцидом. Из документов, касающихся репрессий, расстрельных списков, подписанных Сталиным, очевидна определяющая роль самого Сталина и главного карательного ведомства страны - ГУГБ НКВД - в организации массовых репрессий.

Ныне живущие реабилитированные лица - это, безусловно, не те, кто представлял угрозу коммунистическому режиму. Но и они побывали в жерновах самых жестоких испытаний. Многие из них в те годы потеряли близких и родных.

Ещё живы те, кто непосредственно был переселён с семьёй или прошёл через приговор, этапы и лагеря. Многие из доживших до наших дней терпели все лишения (и физические, и нравственные), будучи детьми. Одни, находясь рядом с бесправными, голодными и нищими родителями, так же, как и они, несли все тяготы и были полностью бесправны. Кто уже мог выполнять хоть какие-то работы, трудился рядом со взрослыми, чтобы не умереть от голода. Младшие дети не имели права на дошкольные учреждения, на приём в пионеры, в пионерские лагеря, в комсомол. Поэтому в рабочее время родителей существовала полная неприкаянность и беспризорность совсем маленьких детей. В более старшем возрасте их ожидали невозможность поступить в любой вуз и чувство принадлежности к людям второго сорта.

Не легче, а порой и ещё тяжелее складывалась жизнь у малолетних детей, оставшихся без попечения репрессированных родителей. Сиротство и издевательства над детьми "врагов народа" в детских домах никогда не забудутся. Неслучайно все эти люди на государственном уровне признаны федеральным законом "О реабилитации жертв политических репрессий" от 18.10.1991 года N 1761-1 подвергнутыми политическим репрессиям и реабилитированы.

Пишу так подробно об этом, поскольку до сих пор приходится слышать, что сегодня репрессированных уже нет, что это только их дети. А о том, что эти дети и сами переносили чудовищные лишения, и официально реабилитированы, многие просто не догадываются.

К сожалению, это очень распространённое заблуждение. И немудрено - ведь много лет средства массовой информации замалчивали такую проблему. И сегодня об этой скорбной странице нашей истории пишут и говорят очень мало.

Ни в коей мере я не хочу принизить степень перенесённых лишений людьми других категорий. Гибли и на фронтах Великой Отечественной войны, и в блокадном Ленинграде, и в застенках фашистских концлагерей - так же, как и в советских лагерях. Страдали от холода и голода и в тылу во время войны так же, как в ссылках и спецпоселениях.

Но разница всё же есть. Одно дело - всё это переносить, но быть равным со всем народом и жить в своём обжитом мирке. Другое дело - являться при этом бесправным "врагом народа", выброшенным из привычной среды обитания. Более того, одно дело - погибнуть геройски на фронте (как известно, "на миру и смерть красна"), другое - умереть в неволе, с клеймом "врага народа". Никто уже не подсчитает погибших в штрафбатах (где воевали, в том числе, и невинно репрессированные, часто - с заградотрядами за спиной). В лучшем случае, у них посмертно снимали судимость. О наградах за геройские поступки и речи не шло. А каково было безвинно расстрелянным в застенках?! А их семьям?! Сначала такие семьи просто являлись изгоями общества - как прокажённые. Но начиная с 15 августа 1937 года - в соответствии с оперативным приказом НКВД СССР N 00486 - стали арестовывать жён одновременно с мужьями, "изменниками Родины" (ещё только арестовывают, ещё не было суда, но они уже изменники), а детей помещать в детские дома. Причём братьев, сестёр и друзей по этому приказу разлучали и помещали в разные детдома. А дети старше 15 лет, как социально опасные, помещались в лагеря или детдома особого режима, где они находились под негласным надзором. Такие издевательства неведомы никому, кроме репрессированных и впоследствии реабилитированных лиц.

Тем не менее, несмотря ни на какие режимы, люди эти не озлобились. Они любят свою Родину, свой край, где прошла их молодость, где многие встретили свою любовь, где выросли и живут их дети, внуки и даже правнуки. Они так же, как другие слои населения, внесли большой вклад в развитие Красноярского края. Трудились - и некоторые трудятся по сей день - в городе и на селе, в разных отраслях и сферах жизнедеятельности. Большинство является ветеранами труда, многие имеют награды. Своих детей и внуков они воспитали верными сынами Отечества.

В День памяти жертв политических репрессий, ежегодно с 1991 года отмечаемый в России 30 октября, выражаю всем, кто потерял родных и близких, незаслуженно подвергнутых политическим репрессиям, самые искренние соболезнования.

От души желаю всем реабилитированным гражданам и признанным пострадавшими от политических репрессий, а также их семьям здоровья, благополучия и мира.

Элла ЦУЦКАРЕВА, председатель Союза реабилитированных Красноярского края.

Красноярский рабочий 30.10.2014


/Документы/Публикации/2010-е