Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Помнит ли кто Луи Доклера?


Эхо ГУЛАГа

Несколько лет я собираю сведения о жертвах сталинских репрессий, отбывавших наказание в Сухобузимском районе. Многие из них работали в Миндерлинской сельхозколонии (позже совхоз НКВД), подсобном хозяйстве Норильского комбината-Норильского ИТЛ – совхозе (доме отдыха) «Таежном». В этих подразделениях побывали тысячи заключенных и ссыльных. Среди них немало людей удивительной судьбы.

7 октября 1953 года в совхоз «Таежный» прибыл мужчина лет 40. Сотрудник отдела кадров, уже искушенный в написании иностранных фамилий, все же переспросил имя-отчество.

- Доклер Луи Педжи, 1912 года рождения. Уроженец города Гельсингфорса (Хельсинки).

- Национальность?

- Финн.

Представители каких только национальностей не работали в совхозе «Таежный»! Из европейских стран и республик - немцы, украинцы, калмыки, народы Прибалтики, поляки, евреи, коми, румыны, мадьяры, гагаузы, сербы, греки, чехи… Из Азии – армяне, азербайджанцы, грузины, курды, казахи, узбеки, туркмены, киргизы… Были тут китайцы, корейцы, иранцы, турки.

На отделениях жили и финны – Андрей Пуронен, Отто Ялканен (Ялконен).

Но у новенького фамилия необычная. Видимо, в роду были французские и итальянские корни. Луи – довольно распространенное имя во Франции, означает – «известный воин». Фамилия «Доклер» тоже скорее всего французского происхождения. Педжи – похоже на итальянское Пейджи…

Луи был принят разнорабочим в стройконтору.

В совхозе велось большое строительство. В 1952 году распоряжением Совета Министров СССР и распоряжением министра МВД СССР Круглова Норильскому комбинату предложено к 1 января 1953 года перевести дом отдыха, пионерский лагерь и центральную усадьбу совхоза «Таежный» вниз по течению реки Енисей.

К устью реки Исток была перебазирована строительно-монтажная контора №1. На месте организовано два самостоятельных стройучастка. Фронт работы предстоял большой, поэтому всех вновь прибывших, как правило, направляли на стройку. С января по октябрь в совхоз было принято 365 человек, 189 из них было перемещено из других подразделений комбината.

К январю не успели, но в октябре 1953 года центральную контору все же перенесли на 4 отделение. Кстати, в это время в хозяйстве ( кроме контингента лаготделения) работало 1738 человек.

Стройка пополнилась еще одной парой рабочих рук. А то, что она принадлежала врачу с дипломом Ленинградского медицинского института, тоже никого не удивило. В «Таежном» в эти годы с ручной пилой, киркой и лопатой можно было увидеть конструкторов, известных инженеров, педагогов, лингвистов. Все они носили клеймо 58-й статьи.

Сибирская глубинка испытывала большую нужду в кадрах медицинских работников. Особенно не хватало квалифицированных врачей. Но Доклеру спецкомендатура не позволила надеть белый халат. Он тоже был «врагом народа».

В «Таежном» действовала больница на 25 коек, амбулатория, дом младенца, на всех четырех отделениях – медпункты. Но все учреждения были укомплектованы специалистами. Более 90% из них - репрессированные по политическим мотивам. Врачи Николай Ильич Нестеров, Юленч Семенович Эренценов, Григорий Исаакович Розовский, Маргарита Алексеевна Мегежецкая, медсестры и фельдшеры – Леонид Михайлович Попов, Альма Арьют, Валия Терманис, Она Богушите, лаборант Берута Дукштайте были либо ссыльными, спецпоселенцами, либо выселенцами. Все ежемесячно отмечались в спецкомендатуре и не имели права отлучаться из места поселения.

Вместо паспорта в Сухобузимском отделе МГБ Доклеру тоже выдали временное удостоверение ссыльного. Шел 17-й год неволи…

В 1936 году молодой человек, полный надежд, окончил институт. Он мечтал посвятить свою жизнь самой благородной миссии- исцелять людей, возвращать им радость жизни.

Если бы он знал, что ждет его впереди…

В это время в Советском Союзе развертывались репрессии против лиц иностранных национальностей. Как правило, их обвиняли в шпионской и диверсионной деятельности.

Финляндия, ранее входившая в состав Российской империи, с декабря 1917 года стала независимым государством. И уже дважды Советская Россия и Финляндия страны были в состоянии войны.

НКВД брало на учет всех «подозрительных лиц». Неудивительно, что в их круг попал и выпускник мединститута – «иностранец». Не имело значения, что родители Луи Доклера переехали из Гельсингфорса в Санкт-Петербург вскоре после его рождения. Ко всему прочему, Доклер был непролетарского происхождения.

Вскоре после ареста «тройка» приговорила его к 3 годам лишения свободы. В то время, когда «контрреволюционер» отбывал наказание, произошла Третья советско-финская война. Она длилась 105 дней – с 30 ноября 1939 по 12 марта 1940 года. Силы были неравными, но РККА в кровопролитных боях понесла огромные, ничем не оправданные потери.

А в стране усилились репрессии против финнов. В 1941 году Доклер вновь арестован. Пока шло следствие, грянула Великая Отечественная война. Финляндия вступила во Вторую мировую войну на стороне Германии.

В 1941 году Особым совещанием Луи Доклер приговорен за контрреволюционную деятельность к 8 годам лагерей.

Где отбывал наказание - неизвестно.

Очевидно, в 1949 году был освобожден. Но вскоре последовало новое наказание – ссылка.

Еще 21 февраля 1948 года Президиум Верховного Совета СССР издал Указ "О направлении особо опасных государственных преступников по отбытии наказания в ссылку на поселение в отдаленные местности СССР". К «опасным преступникам» относили за редким исключением всех, кто был осужден по статье 58. Мотивировалось это тем, что якобы эти лица представляли опасность « по своим антисоветским связям и вражеской деятельности»,

Те, кто уже были освобождены, повторно арестовывались. Никаких следствий не велось, а по старому вымышленному делу ОСО МГБ назначало новое наказание - «бессрочная ссылка». В этом Указе были определены места расселения: район Колымы, некоторые области Казахстана, а также Новосибирская область и Красноярский край. Предписывалось расселять эту категорию ссыльных «на 50 км севернее Транссибирской магистрали».

В 1949 году Богучанский райздрав принял бывшего заключенного врачом на врачебный участок, находящийся в селе Чадобец. Была ли у него семья раньше, или он женился в Чадобце – не известно. В 1950 году у него родилась дочь.

Его жену, 1916 года рождения, звали Александра Матвеевна (Кулохова, Кулакова? (в найденном мною документе написано неразборчиво). Сын Владимир,1936 года рождения? Дочь Доклер Омильцы-Луи? ( тоже неразборчиво)

На должности врача пробыл до 1952 года. Политически неблагонадежного специалиста понизили до фельдшера, назначив заведующим медпунктом.

Недавно в ответ на запрос начальник отдела кадров Богучанской центральной больницы Н.Н.Пустовалова (большое ей спасибо!) прислала мне скан приказа 1952 года о назначении Доклера заведующим медпунктом.

Село Чадобец теперь входит в состав Кежемского района. Но на мое обращение, опубликованное в районной газете «Советское Приангарье», никто не откликнулся. Чадобец постигла участь неперспективных сел. Многие жители разъехались, и уже никто не помнит доктора с иностранной фамилией.

…На стройучастке совхоза «Таежный» Доклер проработал недолго.3 июня 1954 года он уволился по собственному желанию. Началась реабилитация незаконно репрессированных граждан. Его, как и других ссыльных сняли с учета спецкомендатуры, и он сразу же уехал.

Как сложилась дальнейшая судьба, пока выяснить не удалось.
Уважаемые читатели! Может быть, кто-то помнит ленинградского врача Луи Педжи Доклера? Каким он был человеком? Где работал? С кем дружил? Что рассказывал о себе?

Прошу откликнуться всех, кто знал Луи. Давайте общими усилиями восстановим трагическую судьбу ни в чем не повинного человека.

Ольга Вавиленко,
главный редактор газеты «Сельская жизнь»
газета «Сельская жизнь» 8 мая 2015 года


/Документы/Публикации/2010-е