Опасен, потому что…


НОРИЛЬСКИЙ ХРОНОГРАФ

Как любить такую страну,
Где у всех мы будем в плену?
У широкой синей реки,
У бессонницы и пурги.
И у сушащей кровь тоски,
От которой в глазах круги,
И у проволоки тугой,
И у низких чахлых берез,
Бездорожий тундры нагой
И таежных, несчетных верст.

Под лавкой в Крестах

1 октября 1912 года родился автор этих строк, написанных в Норильске в 1942 году, Лев Гумилев.

Сына двух знаменитых русских поэтов, опальной Анны Ахматовой и расстрелянного Николая Гумилева, в Норильлаг привезли в 1939-м и освободили в 1943-м, обязав работать на комбинате до конца войны. Как техник-геолог Гумилев был направлен сначала на Хантайское озеро, а потом на Нижнюю Тунгуску. Через год он добился отправки на фронт и дошел до Берлина в составе 1386-го полка малокалиберной зенитной артиллерии.

После войны Гумилева-младшего начали травить уже на общеакадемическом уровне. Итогом стал очередной арест.

– На суде прокурор сказал: “Вы опасны, потому что грамотны, – получите десять лет”. Все это продолжалось до Хрущева, до ХХ съезда, после которого меня реабилитировали. В общей сложности меня арестовывали шесть раз. Четыре раза я увильнул, а два раза мне таки дали срок, – писал ученый в конце 1980-х, посчитавший, что из его жизни вылетели на ветер 28 лет: 14 лет в лагерях и столько же под запретом.

В оставшееся ему время (Л.Н. не стало в 1992-м) Гумилев закрыл белое пятно между крайним Западом и Дальним Востоком, представив историю континента “более или менее равномерно”. И объяснил, почему совершаются исторические события и меняются народы – одни возникают, другие исчезают.

Лев Гумилев утверждал, что идею этногенеза “нашел под лавкой в Крестах. Там днем лежать можно было только под лавкой, иначе надо было сидеть, а я был в очень тяжелом состоянии…”.

Создатель теории этногенеза был не только ученым, но и поэтом. Стихи Левушка, как называли его друзья, писал и в Норильском лагере. Когда работал в кернохранилище, где полагались бумага и чернила, перенес на бумагу, например, осеннюю сказку “Посещение Асмодея”, строки которой вынесены в лид.

По делу Зинаиды Райх

4 октября 1953 года освобожденный в конце 1952-го (вместе с Георгием Жженовым, Эдой Урусовой и другими ссыльными) от работы актер и зав. постановочной частью Норильской драмы Виталий Головин вновь был принят в театр, но уже в качестве суфлера и актера.

Виталий Головин – сын известного певца Большого театра Дмитрия Головина. В 1943-м младшего Головина осудили на 8 лет по статье 58-10, каким-то образом связав его с убийством жены Мейерхольда (а до него – Есенина) Зинаиды Райх.

До ареста Виталий учился одновременно в двух высших учебных заведениях: Театральном институте имени Щепкина, на актерском факультете, и на композиторском в Московской государственной консерватории. Принимал участие в постановках Малого театра, кроме того, гастролировал вместе с отцом по Советскому Союзу как аккомпаниатор… В лагерь вслед за сыном отправился отец, и даже дядя. Срок Виталий Головин отбывал в… Воркутинском музыкально-драматическом театре.

В 1951-м, когда началась волна повторных арестов, его сослали в Норильск, где он прожил до середины 50-х. Известно, что Виталий Дмитриевич был участником и руководителем местного литературного объединения. Писал и стихи, и прозу. После возвращения в Москву работал режиссером на Центральном телевидении.

С нашим атаманом

2 октября 1915 года студент Томского технологического института Александр Сотников оформил дозволительное свидетельство на пользование недрами в Норильских горах, где поставил заявочные знаки на уголь и руду еще в августе. Внук Киприяна Михайловича Сотникова, основавшего вместе с братом Петром “норильское дело”, Александр Александрович Сотников после окончания второго курса организовал экспедицию в Норильские горы для обследования месторождений каменного угля, медной руды и графита. Кроме заявочных столбов, он пробурил скважину в верховьях Угольного ручья и собрал большой геологический материал. Доучиться выпускнику среднего политехнического училища (и однокурснику Николая Урванцева на горном отделении института) не удалось. В декабре его призвали в армию, а в мае 1916-го по окончании Иркутского военного училища юнкер Сотников был отправлен на службу младшим офицером в Красноярский казачий дивизион и вскоре стал одной из главных фигур в Енисейской губернии времен Гражданской войны.

Военную службу Сотников покинул после 18 ноября 1918 года, когда власть в Сибири перешла к адмиралу Колчаку и был создан Сибирский геологический комитет, наметивший на лето 1919 года проведение геологоразведочных экспедиций в Сибири.

Еще до зачисления в Морское ведомство на должность младшего производителя гидрографических работ Сотников на совещании в Красноярске с участием представителей главы Сибирского правительства, казенного и частных пароходств объявил о возможности немедленной и эффективной добычи угля в Норильске. Сообщение имело успех, а затем продолжение в виде доклада, опубликованного позднее отдельной брошюрой, и главное – экспедиции в Потаповское, Дудинку, “горы Нориля”. По представлению Сотникова научное обеспечение экспедиции было поручено горному инженеру Урванцеву. В начавшемся 20 июня 1919-го и закончившемся в середине октября геологическом обследовании рудных мест Сотников участвовал в качестве топографа с заданием от Дирекции маяков и лоций определить место для сооружения порта. После возвращения в Красноярск Урванцев с материалами отбыл в Томский Сибгеолком, а Сотников с отчетом по гидро- и топографической деятельности – в Дирекцию маяков и лоций в Омск. По телеграмме морского министра 2 декабря он вместе с руководителем дирекции отправился в Иркутск. Пока они почти три недели добирались до места, к власти пришли большевики, обещавшие поначалу привлечь к ответственности лишь колчаковских карателей и контрразведчиков. И хотя работа экспедиции новой властью была признана заслуживающей продолжения, а “преступление” Сотникова, по мнению историков, заключалось в том, что он не нарушил присягу и не разоружил казаков по требованию Красноярского исполкома, ареста он не избежал. Казаки на собрании дивизиона с участием атамана Сотникова приняли воззвание к населению Енисейской губернии, в котором в свою очередь требовали от советской власти невмешательства в их жизнь и гарантии полной безопасности. Естественно, что Советы ответили на воззвание репрессиями. Сотников возглавил казачий мятеж, вскоре подавленный. 23 мая 1920 года коллегия Губчека постановила: “Сотникова расстрелять, а его имущество конфисковать”.

В конце 1930-х экспедицию Сибгеолкома припомнят и Николаю Урванцеву. Первопроходца Норильска и Северной Земли арестуют и осудят в 1938-м, правда, приговор к 15 годам ИТЛ вскоре отменят за отсутствием состава преступления. Через два года новый срок – 8 лет, три года из которых он отбыл в Норильлаге.
Урванцева реабилитируют в 1950-х. Сотникова – в 90-х.

Валентина ВАЧАЕВА

Заполярный вестник 1 октября 2015 года


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е