Дом Е. И. Потехина


Дом Е. И. Потехина, в котором в начале 1940-х годов жил В. Ф. Войно-Ясенецкий, выдающийся хирург и духовный писатель, св. архиепископ Лука Дом-шестистенок на каменном фундаменте, прямоугольный в плане, вытянут в глубину участка.

Стены бревенчатые, внутренние перегородки деревянные. Лицевой фасад без окраски, в четыре крупных окна, отмечен дощатыми пилястрами, обшит нарядным тёсом, имеет пристройку с парадным крыльцом, что было не характерно для красноярских казачьих домов с боковыми входами.

С западной стороны находится большой прируб. Углы дома отделаны дощатыми лопатками. Крыша – вальмовая, с металлической кровлей по деревянным стропилам и обрешётке.

Особый интерес представляет красивый резной декор пропильной и накладной резьбы («сухариками и фестонами») под трёхъярусным фризом, опоясывающим весь дом. На главном фасаде встречается редкая для Красноярска символика в пропильном орнаменте, народные обереги, – сотни куриных лапок и диагональных крестиков.

Наличники, обрамляющие большие окна, повторяют резьбу фриза; ставни филёнчатые.

Парадная дверь обшита «в ёлочку», с фигурными филёнками. В узоре сандрика над дверью выделяется буква «П». Список домовладельцев чрезвычайно любопытен; требуются дополнительные архивные уточнения: очевидно, что информация не полная.


Ул. Вейнбаума, 21 (2016 г.)
Здание признано объектом культурного
наследия регионального значения
постановлением правительства Красноярского
края № 528-п от 9 октября 2012 года

Согласно разысканиям исследовательницы Юлии Израилевны Гринберг, дом был построен в 1820-х годах для унтер-офицера Лунева; в 1870-х годах куплен у его наследников золотопромышленником Е. И. Потехиным (по первой букве фамилии влиятельной казацкой семьи Потехиных и вырезан инициал «П» в узоре сандрика). На участке, помимо главного дома, были выстроены ещё деревянный одноэтажный дом, амбар, конюшня; люустроен небольшой яблочный сад.

В 1881 году именно с этой усадьбы начался грандиозный пожар, опустошивший полгорода. По словам очевидцев, ветер в восточном направлении был таким сильным, шквальным, что срывал с домов крыши и ставни; пожар развивался стремительно. Большие горящие головни летали по воздуху и, падая, зажигали строения там, где этого совсем не ожидали.

За одну ночь выгорели пятнадцать кварталов. Пострадали общественные здания, три водяные мельницы, кожевенные заводы и ремесленные мастерские, мыловарни и кузницы. Огнём были уничтожены 47 каменных домов, 542 деревянных и 967 нежилых строений.

Дом Потехина уцелел! После оглушительного бедствия был оштукатурен по южному и северному фасадам. После 1910 года усадьбой владел Степан Иванович Потылицын (1861–1919 (?)), в 1914–1916 годах – последний городской голова Красноярска (следующим руководителем города был большевик Яков Дубровинский, расстрелянный в 1919 году колчаковцами).

Потылицын – потомственный почётный гражданин, выходец из многочисленного клана служилых людей – казаков XVII–XVIII веков. Был секретарём городской управы, гласным городской думы, почётным мировым судьёй красноярского окружного суда. Много времени уделял попечительству.


Градостроительное значение:
Своеобразный по отделке добротный дом
усадебного типа, сохранивший первоначальную
планировочную структуру.
Мемориальная ценность связана с именем
Св. Луки Войно-Ясенецкого. Здесь он завершил
свои медицинское исследование «Очерки
гнойной хирургии» и религиозный трактат «Дух,
душа и тело».
Уникальное здание в составе ценной
исторической застройки по ул. Вейнбаума,
в комплексе исторической застройки
охраняемой зоны вблизи Губернской мужской
гимназии (ул. Ленина, 70) – на участке, который
можно и нужно называть Казачьим кварталом.

В 1920–1930-х годах в доме жила дочь С. И. Потылицына – Сусанна Степановна, зубной врач. Тут же располагалась маленькая аптека. По документальным свидетельствам, в 1939-м в доме впервые – под конвоем – находился ссыльный хирург В. Ф. Войно-Ясенецкий, которого привозили из северной ссылки, чтобы он сделал сложную операцию кому-то из местного начальства.

… Впервые Войно-Ясенецкого арестовали в 1919-м году в Ташкенте. Отпустили из-за массовой поддержки православных прихожан, ещё готовых к протесту и не задавленных кровавым террором со стороны чекистов.

В 1923-м – арестован второй раз. Предъявлены вздорные обвинения в участии в заговоре оренбургских казаков и в связях с английской разведкой. Отправлен в Москву, сидел в Бутырской тюрьме. Затем – ссылка по этапу: Тюмень, Омск, Новосибирск, Красноярск, Енисейск, Богучаны, деревня Хая, Туруханск, стан Плахино (за полярным кругом).

В третий раз арестован в 1930‑м. Сфабриковано дело по обвинению «в укрывательстве убийцы». Осуждён на 3 года, с высылкой в Северный край: через Самару в Котлас и Архангельск. Четвёртый арест – в 1937-м. Обвинение: шпионаж в пользу Ватикана. Шестидесятилетнего архиерея тринадцать суток пытали методом «конвейера» (когда садисты-чекисты сменяли друг друга, а допрашиваемому не давали спать ни днём, ни ночью). Голод, издевательства, грязь, побои… Через восемь месяцев его осудили и отправили в пятилетнюю ссылку в Красноярский край, в село Большая Мурта, в 110 км от Красноярска.

Именно из Большой Мурты, где он работал хирургом в местной больнице, профессора с мировым именем привезли осенью 1941-го самолётом в Красноярск – город, который должен был стать последним на Востоке пределом эвакуации раненых. На тысячи километров вокруг не было более квалифицированного специалиста, чем профессор Войно-Ясенецкий, врач с сорокалетним опытом, лечивший раненых ещё во времена Русско-японской и Первой мировой войн.

В октябре 1941-го назначен консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталя 1515 (ныне – школа № 10 по ул. Ленина, 114, где на фасаде установлена мемориальная доска).


У здания – изумительный декор и
необыкновенная история

В первые месяцы жил в дворницкой каморке школы, ставшей в военное время большим госпиталем…

В 1942–1943 годах Войно-Ясенецкий проживал в бывшем доме Потехина у хозяйки Сусанны Степановны Потылицыной. При этом – работал на положении ссыльного, дважды в неделю был обязан отмечаться в милиции.

Помимо изнурительного труда в госпитале, где он провел сотни сложнейших операций, шестидесятипятилетний Валентин Феликсович читал лекции студентам во вновь созданном медицинском институте, который в наше время, через 65 лет (с 2007 года), получив статус университета, носит имя профессора В. Ф. Войно-Ясенецкого.

Бывший дом Потехина стал временным пристанищем для ссыльного святого скитальца, где он занимался и врачебной практикой, и религиозной деятельностью.

На дверях его комнаты была даже установлена табличка, извещающая, что по церковным делам профессор принимает во вторник и пятницу с 6 до 8 вечера. В то время, как современники, кто с изумлением, кто с ухмылкой, взирали на это «чудо», сам Св. Лука был совершенно невозмутим. В новом, а, по существу, возвращённом ему старом положении – архиепископа – он никакого чуда не усматривал…


Фрагмент парадного входа и
фриза под карнизом

В послевоенные годы – до конца ХХ века − дом был жилым. В начале 2000-х хозяева покинули строение; великолепный старый особняк оказался заброшенным.

Несколько раз менялись собственники. В декабре 2007 года был совершён поджог, пожарные едва успели потушить памятник деревянного зодчества. Очевидно, что на земельный участок был нацелен хищнический взгляд инвестора-застройщика, задумавшего на этом месте возведение гостиничного комплекса.

Дом находился в Перечне выявленных объектов культурного наследия, расположенных на территории Красноярского края. Весной 2012 года был выведен из данного Перечня решением правительства Красноярского края на основании историко-культурного заключения приглашённых из Иркутска экспертов. Эти «специалисты» ничтоже сумняшеся, абсолютно не зная исторической канвы Красноярска и охранных зон объектов наследия, не нашли архитектурной значимости объекта, а историческую ценность подвергли сомнению!!!

Благодаря подвижническому и упорному труду энтузиастов архитекторов-реставраторов К. В. и Е. З. Гевелей была проведена повторная государственная историко-культурная экспертиза силами красноярских аттестованных экспертов. Они подтвердили ценность объекта и предложили его на государственную охрану как ОКН регионального значения. Паспорт объекта был составлен Катериной Васильевной Гевель.

Приказом № 153 от 24 сентября 2015 года Службой по государственной охране объектов культурного наследия Красноярского края был определён предмет охраны Дома Е. И. Потехина. Приняты к обязательному сохранению:

– пространственно-планировочная структура в габаритах капитальных конструкций наружных стен;
– первоначальная анфиладная классицистическая композиция, воссозданная по сохранившимся фундаментам;
– конструкция вальмовой крыши с металлической кровлей по деревянным стропилам и обрешётке;
– фасадная отделка лопатками углов дома;
– профилированный карниз большого выноса с широким трёхъярусным фризом пропильной резьбы крупного рисунка, с сухариками и фестонами под ним;
–первоначальные габариты и заполнение дверных и оконных проёмов, характер расстекловки и материал (дерево) оконных переплётов; наличники, филёнчатые ставни, парадная дверь;
– тёсовые ворота с калиткой, расположенные справа от дома;
– в интерьере – лепные профилированные тяги и потолочные плафоны.

Тупик

В настоящее время, судя по имеющимся документам, собственником здания является Анастасия Игоревна Шамко (1994 г. р.), которая не заключила обязательный договор по охранным обязательствам и вообще не проявляет интереса к диалогу по поводу исторического дома. На все запросы и письма со стороны Министерства культуры Красноярского края не отвечает. Своими действиями (точнее, бездействием) А. И. Шамко, безусловно, содействует уничтожению Дома Потехина. А живёт, по сведениям из социальных сетей, она в Австралии.

Её папа, крупный предприниматель, владелец бывшего шинного завода, Игорь Викторович Шамко. Очевидно, задумано уничтожить памятник, ради сохранения земельного участка. У государственных органов, контролирующих процедуры охраны объектов культурного наследия, были все основания для обращения в суд с иском об изъятии у собственника бесхозяйственно содержимого объекта культурного наследия.

Иск был подготовлен Министерством культуры Красноярского края в 2015 году. Министр Елена Паздникова пообещала: «Если не будет достигнута договорённость по заключению охранного обязательства, продолжим ту же процедуру по понуждению и по изъятию». Ответчица на заседания суда не являлась.

В мае 2015-го создана Служба по государственной охране объектов культурного наследия Красноярского края. Руководителем назначен Сергей Перегудов, он будет занимать этот пост в течение 3 лет. Новый орган исполнительной власти, появление которого обусловлено изменением федерального законодательства, находится по-прежнему в ведении регионального Министерства культуры.

Будет ли продолжены судебные тяжбы, чтобы определить перспективы?

Известно, что реставрация дома Потехина – не значится в списке ближайших плановых задач городской и краевой администраций. В интерьере сохранились уникальные падуги, остатки лепных профилированных тяг и потолочных плафонов; всё это бесценное богатство в скором времени, если не принять мер реставрации, будет утрачено навсегда.

Сейчас от взгляда на здание сжимается сердце – оно уцелело в пожарах, не стёрто бульдозером, стойко выдержав более 150 лет, но остро нуждается в помощи реставраторов: обгоревшие обрешётки, дыры на крыше и фасадах, выпиленные бревенчатые простенки, проваленные полы; в заборе со стороны ул. Вейнбаума огромная дыра, через которую в неохраняемое историческое здание может проникнуть любой негодяй.


Вид со двора, после пожара

…С левой стороны от главного фасада здание плотно «упаковано» рекламными аляповатыми баннерами, подавляющими исторический дух места; они успешно маскируют руинированность дома и убивают возможность зрительного восприятия с перекрёстка улиц Ленина и Вейнбаума.

В феврале 2014 года от редакции газеты «СНиП. Красноярск» был отправлен запрос в Управление архитектуры администрации г. Красноярска о неправомочности размещения рекламных конструкций. В ответе, подписанном заместителем управления архитектуры А. Н. Аксютенко, сообщалось: «разрешений на установку рекламных баннеров управлением архитектуры г. Красноярска не выдавалось… В адрес владельца рекламных конструкций направлено предписание о демонтаже».


Дом внутри

Мы предложили самостоятельно ликвидировать рекламный баннер и рассмотреть просьбу о размещении там плаката с информацией о ценности Дома Потехина и его бедственном положении, чтобы горожане – проезжая или проходя мимо – знали о том, что это за дом. Предложение было проигнорировано.

Прошло два года. Никаких изменений. Памятник по-прежнему разрушается. Рекламные баннеры висят. Охранной и/или мемориальной таблички нет. Скорбь и печаль возникают от чувства собственного бессилия, негодование – от равнодушия и забвения памяти о великом человеке Св. Луке со стороны городской и краевой администраций.

Здание признано объектом культурного наследия регионального значения постановлением правительства Красноярского края № 528-п от 9 октября 2012 года.

У здания – изумительный декор и необыкновенная история. Градостроительное значение:. Своеобразный по отделке добротный дом усадебного типа, сохранивший первоначальную планировочную структуру. Мемориальная ценность связана с именем Св. Луки Войно-Ясенецкого. Здесь он завершил свои медицинское исследование «Очерки гнойной хирургии» и религиозный трактат «Дух, душа и тело».

Уникальное здание в составе ценной исторической застройки по ул. Вейнбаума, в комплексе исторической застройки охраняемой зоны вблизи Губернской мужской гимназии (ул. Ленина, 79) – на участке, который можно и нужно называть Казачьим кварталом.

Олег Кечин

СНиП 08.05.2016


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е