Он убит подо Ржевом


Порой одно лишь слово может сподвигнуть на поиск, который приводит к удивительным находкам.

Шёл первый день войны…

«С именем Сталина на устах идут советские патриоты на защиту своего любимого отечества» - с такой шапкой на первой странице вышла «Алтайская правда» 23 июня 1941 года.

В газете были опубликованы текст выступления Молотова, указы Президиума Верховного Совета СССР о мобилизации военнообязанных и объявлении военного положения в отдельных местностях страны. На страницах «АП» в тот день вышло несколько материалов, рассказывающих о том, как жители края встретили весть о начале войны: по всему Алтаю прошли митинги – их резолюции печатала газета.

Но нашлось на первой полосе место и для посланий отдельных граждан.

«Враг спровоцировал нашу страну на войну. Мы, призывники, не можем оставаться в стороне от этого исторического события. Просим нас досрочно зачислить в Красную Армию. Мы хотим быть в первых рядах защитников нашей великой и непобедимой родины». Это заявление в Барнаульский городской военкомат было подписано так: «Призывники: Парамзин, Грейшкель».

Признаюсь, сразу после прочтения этого июньского номера «Алтайской правды» возникла мысль найти кого-то из тех, кто в ней упоминался. Обнаружить почти все фамилии в базах данных было несложно – но и носителей их находились десятки, сотни… Данные же Парамзина и Грейшкеля внушали надежду на благополучный исход поиска. Во-первых, фамилии не самые распространенные, во-вторых, годы рождения авторов заявления можно было приблизительно определить. Ведь, как известно, мобилизации в июне 1941-го подлежали военнообязанные лица 1905 – 1918 годов рождения. Значит, наши герои были моложе, ибо просили «досрочно зачислить в Красную Армию».

Подходящих по возрасту Парамзиных, призванных в 1941-м с Алтая, нашлось несколько. Это были Егор Акимович и Иван Васильевич – оба 1922 года рождения из Калманского района, другой их ровесник, тоже Иван Васильевич, – из Кытмановского. Нашелся и вероятный герой первой полосы «Алтайки». Полагаю, это Валентин Петрович Парамзин. Восемнадцатилетним он призывался Барнаульским горвоенкоматом… К осени 1944-го Валентин Парамзин был уже старшим лейтенантом, командиром взвода связи батареи управления 15-й отдельной истребительной противотанковой артиллерийской Сивашской бригады РГК 48-й армии, имел два ранения и медаль «За оборону Сталинграда». Его представляли и к ордену Отечественной войны II степени, но дали орден Красной Звезды.

А что же второй призывник, с еще более редкой фамилией?

Он нашелся сразу.

Безвозвратные потери

«Именной список безвозвратных потерь начальствующего и рядового состава 20 отд. гвард. уч. б-на с 1-го по 10-е декабря 1942 года» – именно в этом документе нашла я фамилию Грейшкель. Вместе с нашим героем погибло в конце 1942-го подо Ржевом немало курсантов того учебного батальона.

Согласно неумолимой статистике, воины ста сорока стрелковых дивизий, пятидесяти отдельных стрелковых бригад, пятидесяти танковых бригад похоронены подо Ржевом. Историки спорят по поводу операции «Марс» – был ли это отвлекающий маневр или все-таки крупнейший за всю войну провал Жукова? Ведь погибло так много солдат…

Боевые действия конца ноября – начала декабря 1942-го подробнейшим образом исследованы военными историками буквально по дням и даже по часам. Малое Кропотово, Большое Кропотово, Никоново – эти населенные пункты Ржевского района Калининской области упоминаются в донесениях 20-й гвардейской стрелковой дивизии. Именно у деревни Никоново нашел свой последний приют курсант учебной роты, рядовой, пулеметчик Михаил Иосифович Грейшкель. Согласно списку безвозвратных потерь, он был убит 4 декабря 1942-го и похоронен в 100 метрах северо-западнее населенного пункта.

Что еще мы можем узнать из документа? Призывался Михаил Грейшкель Барнаульским военкоматом, в краевом центре – на одной из трех Алтайских улиц – жила его мать Мария Федоровна. Но был наш герой уроженцем другого края – Красноярского: в 1921 году он родился в с. Шарипово Ужурского района. Такой вывод можно было сделать из пожелтевшей от времени бумаги.

Но как штабные, так и прочие писари могли ошибаться, а граждане по разным причинам в те времена иногда скрывали или переиначивали информацию. Так, на самом деле родился Михаил Грейшкель в селе Шарыпово, но к Ужурской волости Ачинского округа оно относилось лишь до 1891 года. Видно, такое название сохранила память его матери, которая по красноярским документам значится как Мария Сидоровна Грейшкель 1902 года рождения. Какой резон ей был менять место жительства, перебираться с малым ребенком из одной Сибири да в другую?..

Полагаю, ларчик открывался просто. В базе данных «Мемориала», в архивах Красноярского края, в «Епархиальных ведомостях» нашелся другой носитель редкой фамилии Грейшкель (варианты: Грейшкел, Грейшкин) – Иосиф Игнатьевич. Такое совпадение не может быть случайным. По всему выходит, что отец нашего героя был служителем религиозного культа.

Родился Иосиф Игнатьевич Грейшкель в 1901 году в селе Торгашино Заледеевской волости Красноярского округа Енисейской губернии (кстати, в том самом, что является родиной великого Василия Сурикова). Известно, что был Иосиф сначала послушником в Красноярском Знаменском скиту. Весной 1919 года утвердили Грейшкеля в должности псаломщика при Никольской церкви села Мокрушинского Енисейского уезда, а 13 июня этого же года он был «перемещен к Троицкой церкви села Шарыповского Ачинского уезда, рукоположен во священника». Вероятно, там и женился, ведь в Шарыпово родился Михаил Иосифович.

В конце двадцатых годов прошлого века Иосиф Грейшкель служил в церкви села Дубинино Березовского района Ачинского округа Сибирского края. По моей просьбе известный в Красноярском крае краевед Александр Комиссаренко побывал в Шарыповском районном архиве. «К сожалению, метрические книги Шарыповской Троицкой церкви сохранились не все, за 1921 год их нет, – написал он мне. – Узнать даты рождения и крещения Михаила Иосифовича Грейшкеля не удалось… Но в районном архиве есть книги Дубининской церкви. Из них я узнал, что Иосиф Грейшкель в октябре 1923 года стал псаломщиком Дубининской церкви, а с 3 декабря 1924 года он подписывается уже как священник этой церкви».

Вместе с псаломщиком Максимовым Иосиф Грейшкель был арестован 3 декабря 1929 года. 18 декабря особой тройкой ПП ОГПУ Сибирского края Грейшкеля приговорили к 10 годам исправительно-трудовых лагерей за «антисоветскую агитацию», Максимова – к 5 годам. Оба служителя культа были реабилитированы в конце XX века. Но как сложились их судьбы после 1929 года, неизвестно.

Что осталось от церкви иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость в Дубинино, в которой служили Грейшкель и Максимов? В Интернете можно найти несколько фотографий и описание: «Крупная деревянная церковь, построенная в 1914 – 1926, вероятно, по образцовому проекту... Закрыта не позже 1930-х, венчания сломаны, переоборудована под клуб. В настоящее время заброшена, повреждена пожаром». В том самом клубе выступал в молодости Александр Комиссаренко...

Но есть, есть отголосок в современности… Вспомнили мы на Алтае Мишу Грейшкеля, и хочется, чтобы наши соседи-красноярцы хранили память о его отце – ведь на родине того, в Торгашино, идет строительство новой церкви иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость. А буквально на прошлой неделе прихожане храма в честь иконы Божией Матери «Знамение» вместе с юными дивногорцами провели субботник на территории существовавшего в конце XIX – начале XX века Знаменского скита – того самого, в котором был послушником Иосиф Грейшкель…

P.S.
Быть может, кто-то из наших читателей увидит в тексте знакомые фамилии – мы ждем откликов.

Светлана Тирская

Алтайская правда 10.05.16


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.