День памяти и скорби российских немцев


28 августа – День памяти и скорби российских немцев. В этот день мы вспоминаем трагические события, которые затронули весь немецкий народ Советского Союза.
26 августа у памятного знака жертвам репрессий , установленного по инициативе депутата районного Совета депутатов Краснотуранского района Ф.Л.Щукиной , собрались люди. Их было немного. Но все они пришли с цветами, которые бережно возложили к подножию мраморного камня. Все они отдавали дань памяти своим родным и близким.

Митинг открыла Ф.Л.Щукина: « У каждой трагедии в истории народов есть свои календарные вехи и даты, напоминающие о страданиях и одновременно становящиеся символом мужества,- сказала она,- для российских немцев таким днем поминовения и скорби является 28 августа. В этот день в 1941 году был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Накануне памятной даты мы обращаемся ко всем российским немцам: храните память ваших отцов и дедов, которые честно служили России, но в те лихие годы были необоснованно репрессированы. Десятки тысяч российских немцев : мужчины, женщины, старики и дети погибли по пути в места депортации, в трудармии, в годы режима спецпоселения. Сотни тысяч пострадали от дискриминации в послевоенные годы…»

Невозможно было без слез, без страха и возмущения слушать строки детского школьного сочинения на тему «Немцы Поволжья», написанного правнучкой Софьи Ивановны Зайферт. « Тема «Немцы Поволжья» непосредственно связано с моей семьей, т.е с бабушками и дедушками моих родителей. Моя бабушка по материнской линии умерла, когда я была совсем маленькая, но мне моя мама рассказала о том, что ей было известно о том времени, и вот, что она мне поведала.

«Теперь, когда я уже разменяла пятый десяток, я намного лучше стала понимать смысл жизни и, наверное, могу рассказать о тех страшных годах, о которых так часто рассказывала мне моя бабушка Софья Ивановна. Они с мужем жили в Поволжье, в Саратовской области. Было у них 10 детей, 6 – умерли от голода, выжили два сына и две дочки. Трудились на совесть, не разгибая спины, чтобы как-то накормить детей и поднять их. Но вот наступил роковой 1941 год, роковой для всех людей Советского Союза, а для немцев он стал вдвойне роковым. В течение 24 часов они должны были покинуть свои насиженные места. Люди оставили все : дома, хозяйства, вещи. Пришлось брать самое необходимое. Дети малые. Моей маме было тогда всего 7 лет, но она это запомнила на всю жизнь. Многих тогда загрузили на баржи, которые попадали под бомбы и снаряды фашистской авиации, многих отправили на поездах. Моя бабушка с дедом попали на спецпоселение в Красноярский край Идринский район. Пришлось привыкать к новым местам, к людям. Бабушка всегда говорила, что мир не без добрых людей. Русские помогали, но и среди них находились те, кто обзывал фашистами и гестаповцами. Да, эта война положила черное пятно на всю нацию немцев. В 1942 году Софью Ивановну призвали в строительные батальоны, а чуть раньше в трудармию призвали деда, старшего сына. Дети остались дома совсем одни. Дети жили , старшие помогали младшим, а моя мама в восемь лет была вынуждена зарабатывать на кусок хлеба тем, что стирала белье у людей. В 1944 году бабушке Софье позволили вернуться к семье, вскоре вернулся дед. Но здоровье у низ было уже надорванным. Детей нужно было поднимать на ноги, каждый день отмечаться в комендатуре, никуда без разрешения не отлучаться. Только в декабре 1955 г. был издан указ о снятии комендантского надзора. А в 1956 году 31 января они были освобождены от спецпоселения…»

Сколько тысяч искалеченных судеб! Я, правнучка моей милой и доброй бабушки Софьи, без слез не могу писать эти строки. Я знаю, что и деды с бабушками с папиной стороны тоже были в трудармии, по рассказам я слышала, что никому из переселенцев не удалось избежать этой участи. И еще долгие и долгие годы немцы не имели своих прав, хотя Указ вышел в 1956 году… Моя мама запомнила слова, однажды сказанные ей бабушкой Софьей: «Никогда не обращай внимания на национальность, лишь бы человек хороший был. Пусть он будет хакасом, узбеком – нация ничего не меняет. Человек должен быть всегда человеком… Мы, юное поколение уже 21 века, находимся в неоплатном долгу перед дедами и прадедами. Мы чтим историю, мы любим родную сибирскую землю и стремимся познать прошлое… Мы не должны забывать, мы должны помнить и хоть что-нибудь сделать для тех, кто еще жив… Мне хочется сказать от имени всего моего поколения живущим сегодня: большое спасибо за ваше терпение и стойкость. Умрут те, кто испытал на себе тяготы тех ужасных лет, но останутся те, кто жил рядом, слышал их воспоминания. Но уверена, все же многие унесли с собой свою боль… Вечная память всем жертвам политических репрессий! И пусть земля им будет пухом!»

Тишина наступила такая, что объявленная далее Минута молчания слилась с ней воедино. Застывшие в глазах людей слезы сушил теплый, ласковый ветерок и почему-то абсолютно все они были уверены, что ушедшие в Вечность родные где-то совсем рядом и благодарны за Память о себе.

Эхо Турана 28.08.2016


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е