Забывший прошлое рисует пережить его вновь


В воскресенье, 30 октября, в России будут отмечать День памяти жертв политических репрессий.

Красноярцы вместе со всей страной почтут память тех, кто был безвинно расстрелян или сгинул в лагерях от пыток, голода и холода, кого выбросили из родного дома, превратив в нищего бесправного раба с клеймом "Враг народа".

Чтобы облегчить жизнь тем, кто смог вырваться из этой мясорубки, защитить их права и законные интересы, девять лет назад была создана региональная организация "Союз реабилитированных Красноярского края". Её активисты стараются, чтобы современное общество, а особенно молодёжь, не забывали трагических уроков нашей истории.

Несколько лет назад в Красноярске побывала передвижная выставка документов из архивов Москвы. Члены нашей организации с болью и трепетом держали в руках эти ветхие, пожелтевшие от времени страницы, которые несли смерть и лишения тысячам наших соотечественников. На многих из них имеется подпись или резолюция Сталина.

В нашей стране террор начался сразу после революции 1917 года и продолжался десятилетиями. Этот факт отражён в преамбуле федерального закона "О реабилитации жертв политических репрессий".

В 1918 году в России начали работать концентрационные лагеря. Тогда же 5 сентября вышло постановление Совета народных комиссаров "О красном терроре". Речь в нём шла о том, что "обеспечение тыла путём террора является прямой необходимостью" и "необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путём изолирования их в концентрационных лагерях".

После Гражданской войны на трудолюбивых крестьян начал навешиваться ярлык "кулак", их насильно загоняли в колхозы. Сопротивляющихся арестовывали, расстреливали, их семьи вместе с малолетними детьми депортировались в отдалённые районы, их дома и хозяйства экспроприировались. А в 1930 году, 2 февраля, официально издаётся приказ ОГПУ N 44/21 о раскулачивании.

Сегодня термин "раскулачивание" уже потерял актуальность и постепенно заменяется на другой, точнее отражающий события тех лет,- "раскрестьянивание".

В 1937 году, 30 июля, издан оперативный приказ НКВД N 00447 "Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов". Период с 1937 по 1938 год позднее назовут "Большим террором".

В июле 1937 года по региональным структурам НКВД была разослана шифрограмма, разрешающая на допросах применять пытки. Следователи и до этого не стеснялись, теперь стали просто зверствовать. Следствие и суды перестают утруждать себя поисками доказательств вины. Признание арестованного становится царицей доказательства.

Если в первые годы советской власти редко, но имели место оправдательные приговоры, так как сохранялась состязательность судебного процесса, то в скором времени этот "пережиток царского суда" был ликвидирован. Вводится ускоренный порядок рассмотрения дел так называемыми тройками, состоящими из руководства НКВД, партии и исполкома региона. Никакого защитника, а часто - даже самого арестованного.

В 1937 году, 15 августа, был издан ещё один людоедский оперативный приказ НКВД N 00486 "Об арестах членов семьи". Теперь уже в момент ареста главу семьи называли "изменником родины" и одновременно с ним арестовывалась "жена изменника родины". Детей до 3 лет помещали в детские дома и ясли. От 3 до 15 лет - направляли в специальный распределитель.

Группы формировались так, чтобы "в один и тот же дом не попали дети, связанные между собой родством или знакомством". За всеми детьми осуждённых устанавливалось наблюдение. С 15-летнего возраста они считались социально опасными, за ними вели негласный надзор.

Повсеместно практиковалось добавление повторного срока заключения по тем же самым основаниям. Это проще, чем арестовывать новых людей, выдумывать всё новые обвинения, этапировать. Прямо на месте добавили срок, и человек продолжал бесплатно работать.

Сохранилась служебная записка прокурора СССР А. Вышинского наркому НКВД Ежову от 19.02.1938 года, где он, в частности, сообщил: "Прибывающие не имеют на себе ни белья, ничего, кроме лохмотьев, и весь ужас в том, что в Бамлаге нет в запасе ни одной пары белья, ни сапог, ни одежды. Тело у них покрыто струпьями, в баню не идут, так как им не дают белья, по ихним рубищам сотнями ползают вши. Мыла нет. Многим не в чем выйти в уборную".

Написал эту записку Вышинский не с целью облегчения участи людей (именно он в своё время предложил отменить обжалования приговоров, чтобы облегчить и ускорить работу карателей), а потому, что система ГУЛАГа захлебнулась в 1938 году от количества арестованных. Лишних "доходяг" - так называли в лагерях изнурённых постоянным голодом, холодом и непосильной работой заключённых - в некоторых лагерях охрана выводила ночью в мороз строем в тайгу и бросала на неминуемую смерть. Патронов даже не тратили.

Но не было раскаяния у палачей. Сохранилась вот такая телеграмма Сталина всем региональным руководителям ВКП(б) и НКВД:

"ЦК ВКП(б) стало известно, что секретари обкомов - крайкомов, проверяя работников УНКВД, ставят им в вину применение физического воздействия к арестованным, как нечто преступное. ЦК ВКП(б) разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП. ЦК ВКП(б) считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и не разоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод".

Встречаясь со школьниками старших классов, совместно с учителями мы проводим открытые уроки истории. Например, в Свердловском районе Красноярска рассказываем о репрессиях, которым подвергали столбистов. В их числе был первый директор заповедника А. Л. Яворский. В Железнодорожном районе вспоминаем железнодорожников, подвергшихся гонениям, в Ленинском - невозможно без слёз слушать о расстрелянном первом директоре "Красмаша" А. П. Субботине.

Вместе с ним на "Красмаше" были арестованы около 100 человек, 61 из которых расстрелян. Список этот был завизирован Сталиным, Молотовым и Кагановичем.

Помнить о таких вещах тяжело. Порой хочется забыть весь ужас бесчеловечных репрессий, но делать это никак нельзя, ибо забывший прошлое рискует пережить его вновь.

В преддверии Дня памяти жертв политических репрессий выражаю всем, кто потерял родных и близких, самые искренние соболезнования. От души желаю всем реабилитированным и пострадавшим, а также их семьям,- здоровья, благополучия и мира.

Элла ЦУЦКАРЕВА, председатель Союза реабилитированных Красноярского края.

На фото:


Вид лагеря.


На лесоповале.


Спасибо великому Сталину за счастливое детство.

Красноярский рабочий 26.10.2016


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е