По следам памяти. Путешествие в Краслаг


Решоты - поселок в двух часах езды от Канска. Вторая после Канска «столица» Краслага в системе ГУЛАГ. Я живу недалеко, а побывал здесь впервые только на прошлой неделе. Говорят, прежде нас здесь побывал даже Михалков - снимал таежные эпизоды «Сибирского цирюльника». Но даже сегодня я не знаю, чего больше в моих впечатлениях от этой поездки: ощущения безысходности, которое испытывали все те, кто сюда попадал, обреченности - тех, кто здесь умирал, или радости - что это больше не место страданий…

Страна стремительно уничтожает следы сталинских концлагерей - здания управлений Краслага в Решотах разбирают очень быстро, и из лиственничных балок, обработанных руками тысяч заключеных, возводят бани, дома, даже туалеты. К весне может не быть и тех зданий, которые удалось сфотографировать сейчас. Но, возможно, в следующем году - если получится - можно будет попасть еще глубже в тайгу, к «внутреннему» Краслагу, к самим его адовым вратам. Сюда сслылали политзаключеных из разных народов: немцев, поляков, эстонцев, литовцев… Коммунистическая власть ссылала их без всякого приговора – судили их уже в лагере, задним числом обвиняя в вымышленных преступлениях. Многие не доживали и до суда, умирая и даже не зная: за что?

На фото вы видите центр Решот – улицу Дзержинского. Это здания первого и второго управлений Краслага (впоследствии Красноярского УЛИУ (У-235), немногочисленные бараки внутри зоны в периметре поселка, а также разрушенная часовня. Это следы, которые не должны быть затерты, хотя даже сегодня многим бы этого очень хотелось.

Более-менее подробную статистику (насколько она вообще может быть полной, учитывая масштабы преступлений советской власти) можно найти в статье Е.С.Маменковой «Красноярский ИТЛ НКВД СССР в годы Великой Отечественной войны». Она пишет: «Красноярский ИТЛ (Краслаг) НКВД СССР был открыт 23 января 1938 г. В 1939 году управлению Краслага был присвоен абонентский номер почтового адреса У-235.

По данным на 23 января 1938 г., около 70 % сотрудников Управления прибыли из других подразделений ГУЛАГа. Сначала местом дислокации Управления Краслага был Канск. Цель создания: развертывание лесозаготовительных работ в Красноярском крае силами 7793 заключеных; строительство Канского гидролизного завода; завершение строительства переданных из Ангарского ИТЛ лесовозных железнодорожных веток; ведение подсобных сельскохозяйственных работ. Заключеные занимались заготовкой лыжных болванок, изготовлением лыж, обеспечивали мебельное, швейное, обувное и гончарное производство, а также строительством жилья, авто- и железных дорог. Контингент ИТЛ освоил производство кирпича, работал на тарном заводе, лесопилении, шпалопилении, дровозаготовке и осуществлял погрузочные работы. По данным на 1 января 1939 г., общая численность заключеных составляла 1317195 человек, из них в Краслаге – 15233 человека.

Особого внимания заслуживает вопрос о пополнении контингента Краслага в годы войны за счет трудмобилизованных немцев. Впервые на основании Постановления Совета Народных Комиссаров СССР от 7 октября 1941 г. «О выделении рабочих колонн из военнообязанных» немцы (выселенные на основании решений правительства в 1942- 1943 гг. и местные жители) были мобилизованы военкоматами и направлены для работы в ведущие отрасли промышленности центральных областей Урала, Сибири и Крайнего Севера. 1 февраля 1942 г. в Краслаг этапировали первых 6 тыс. трудмобилизованных. В соответствии с распоряжением НКВД вновь поступившие размещались изолированно от заключеных, использовались на отдельных объектах работ и организовывались в отряды, колонны и бригады. Их управленческий аппарат формировался только из вольнонаемных, опытных чекистов, знавших производство. Мобилизованные немцы были размещены в трех лагерных отделениях Краслага: Н-Пойменском – 3500 человек, Иланском – 2000 человек, Жедорбинском – 500 человек. В 1942-1945 гг. среднемесячная численность трудмобилизованных в Краслаге не превышала 5 тыс. человек. Всего за годы войны через ИТЛ прошло около 20 тыс. немцев-трудармейцев. После войны в 1946 г. часть демобилизованных из Краслага немцев направили на строительство химического комбината № 6 в г. Ленинабад (Таджикистан)».

Ужас, оставленный в письмах

Ленинабад всплывает уже в качестве адреса в книге воспоминаний прозаика и литературоведа Лидии Либединской (из рода Толстых) о том времени и ее отце - «Зеленая лампа». Отец Лидии - граф Борис Толстой умер как раз в Решотах. Вот что вспоминает о графе и жизни в Краслаге в письме к Лидии Иосиф Каплан: «Наш лагерь, под управлением Красноярских лагерей, находился в глубокой тайге, в 15 км от станции Решоты и был в составе Нижне-Пойманского отделения в Решотах. Лагерь был у нас инвалидный – то есть все заключеные – или больные физически, или маломощные, непригодные к тяжелому физическому труду. Однако работы были очень тяжелые – погрузка леса в вагоны или же земляные работы. Режим лагеря был такой, как описывает Солженицын в произведении «Один день Ивана Денисовича». Формально мы имели право писать одно письмо в месяц, но фактически это право у нас отнималось, и получалось раз в три месяца, а то и реже, причем наши письма были под такой строгой цензурой, что они у нас принимались, когда разрешали писать, но уничтожались. Это вкратце те условия, в которых находился Толстой Борис Дмитриевич…».

Говорит история

А вот что пишет о Краслаге исследователь организации «Мемориал» Владимир Ковалев:

«Из приказа от 23 января 1938 года: «Управление Красноярского исправительно-трудового лагеря НКВД СССР с резиденцией в Канске считать сформированным... Временное исполнение обязанностей начальника Управления КРАСЛАГа, согласно имеющихся полномочий, принял на себя. Ст. лейтенант госбезопасности Шишмарев А.П.»

Пусть никого не смущает невысокое звание Андрея Шишмарева. Во-первых, старлей в органах - все равно, что майор в армии. Во-вторых, Шишмарев был специалист со стажем и опытом. Участвовал в обороне Царицына, воевал против Колчака. После гражданской был комиссаром ЧК, помощником начальника Особого отдела Приморской армии. А потом стал специалистом по организации лагерей. Дальний Восток, Средняя Азия, Западная Сибирь... И везде - начальник управления лагерей - он, Шишмарев. КРАСЛАГ старший лейтенант создал меньше чем за месяц и 17 февраля уехал в Москву на повышение. Тут его следы теряются - в те годы слова «повышение» и «вышка» были одного корня.

Краслаг - классический лесоповальный лагерь - объединил отделения и лагерные пункты в нескольких районах на юго-востоке края. Они были невелики (600-800, редко более тысячи заключеных), но размножались поразительными темпами. Все в том же январе 1938-го уже действовали 23 лагпункта в Иланском, Ачинском, Ирбейском районах. В апреле появилось еще пять в составе Саянского отделения. Первые этапы пришли из тюрем Приморья, Хабаровска, Читы и с Украины, и уже к первому апреля 1938 года численность «контингента» достигла 9924 человек. К первому января 1939-го - уже 28 тысяч. И заготовили они один миллион 312 тысяч кубометров леса. С помощью 2074 лошадей, 84 тракторов, полусотни автомобилей и, выражаясь словами Солженицына, «пердячего пара».

Управление Краслага (смотрите фото – прим.ред.)спроектировано безвестными архитекторами из числа заключенных из Ленинграда. Сработано из дерева, а будто каменное. Потом пошел народ из Алма-Аты и Семипалатинска. Позднее, в 1939-1940 годах, - этапы из Ленинграда и средней России. К январю 1941-го «лесорубов» было 17829. Преобладали «враги народа». Они валили лес, а их валили голод, пеллагра и дизентерия. По данным общества «Мемориал», смертность в те годы могла достигать 7-8%. Что неудивительно, если совместить тяжелейший физический труд с дневной нормой довольствия на одного человека: хлеб - 400 граммов, крупа - 70, мясо (8 раз в месяц) - 90 граммов, рыба (22 дня в месяц) - 150, овощи и картофель - 600 граммов. Многие свою хлебную пайку, особенно в военные годы, продавали. Они, в конце концов, и умирали.

Летом 1941 года в Краслаг пригнали многотысячный этап литовцев, в основном арестованных 13-19 июня 1941 года. Немалая их часть погибла в 1941-1942 годах. Только в конце 1942-го и начале 1943-го их «оформили» особым совещанием, так что многие из литовцев оказались осуждены... посмертно. Выжившие получили от пяти до десяти лет, некоторых расстреляли в Канской тюрьме.

В архиве Краслага сохранилось немало интересных и страшных документов тех лет. Резолюция «тройки», написанная на клочке газеты: расстрелять. Один тракторист из богом забытой глубинки донес на другого, обвинив в связях с английской разведкой. Этого хватило.

В январе 1942 года в Краслаг загнали несколько тысяч поволжских немцев. У них не было ни статей, ни сроков, но они были немцами, а это уже повод. Всех разместили в отдельных зонах, но с теми же колючкой, конвоем, бараками, пайками и болезнями, вот только называлось все это «трудармией». Самое удивительное, что в «трудармейских» зонах функционировали еще и партийно-комсомольские организации, хотя и без права приема. Немцев выпустили из Краслага в 1946-м, выпустили... в ссылку. Работали в Решотах (в 1948 году Управление перевели сюда) и пленные японцы. Года четыре назад их прах из всех захоронений был торжественно отправлен на родину, в Страну восходящего солнца. К 1950 году через Краслаг прошло более сотни тысяч заключеных. Примерно половина из них была осуждена по политическим статьям. Потом была реабилитация политических. Почти все узники сталинского призыва вышли на свободу, колонии стали чисто уголовными.

И наши дни

Но если кто-то думает, что дни ГУЛАГА, частью которого был Краслаг, остались в прошлом, он заблуждается. Да, политзаключеные реабилитированы. Да, стали возможны публикации с честной информацией. Но страна, ныне решившая вспомнить Сталина (о, мерзость!) добрым словом, все еще не хочет правды. Сегодня под угрозой само существование общества «Мемориал», которое собирает и хранит информацию о преступлениях советского режима. Все еще живы ветераны НКВД, готовые всем, говорящим правду, закрыть рот. Только на прошлой неделе некто ветеран группы специального назначения КГБ СССР Валерий Киселев назвал «Мемориал» вредной организацией и высказал мнение, что деятельность движения разобщает население России.

Более того, на днях на сайте «Мемориала» появился раздел «Кадровый состав органов государственной безопасности СССР. 1935-1939», представляющий собой базу данных о 39 тысячах 950 сотрудниках НКВД. Сведения, которые легли в основу электронного справочника, были собраны исследователем Андреем Жуковым. При составлении базы он использовал приказы НКВД по личному составу, документы о погибших и пропавших без вести в годы войны, а также сведения о людях, подвергшихся репрессиям. И тут же всполошились те самые ветераны НКВД, которые уже требуют запретить доступ к этим данным. И это странно – неужели они не гордятся «подвигами»: своими, своих родственников? Неужели им стыдно за все, что советская власть натворила за годы тоталитаризма?..

Так что история ГУЛАГА все еще дает о себе знать. А страна потихоньку затирает следы. Через год-другой не будет зданий в Решотах, потом исчезнут и прочие следы. И тогда нам будут говорить, что советская власть ни в чем не виновата.

Но мы видели это своими глазами. И мы должны помнить.

******

Помните «героев»

В интернете можно найти сведения и о лагерном начальстве тех, самых страшных, лет, когда Краслаг был лагерем для политзаключеных, и когда гибли в нем заведомо безвинные люди. Так, начальником Управления с 17.02.1938 г.по 21.03.1938 г. был некто Иван Иванович Долгих. С 21.03.1938 г. по 28.05.1940 г. - Ефим Самуилович Шатов-Лившин, а с 28.05.1940 г. по 13.08.1943 г. - Григорий Максимович Почтарев.

Сегодняшняя Газета. Канск. 29.11.16


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е