Чего было больше – горя или радости?


27 декабря 1943 года Президиум Верховного Со¬вета СССР издал Указ «О ликвидации Калмыцкой АССР и образовании Астраханской области в соста¬ве РСФСР».

Операция по депортации калмыков проводилась в следующие два дня под кодовым названием «Улусы». Граждан насильственно эвакуировали в Алтайский и Красноярский края, Омскую и Новосибирскую области.

В Красноярский край калмыков привезли в начале 1944 года. Поток разбросали по разным районам.

27 декабря 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР ликвидирована Калмыцкая АССР, ее население депортировано. Это решение мотивировано тем, что «в период оккупации немецко-фашистскими захватчиками территории Калмыцкой АССР многие калмыки изменили Родине, вступали в организованные немцами воинские отряды для борьбы против Красной Армии, предавали немцам честных советских граждан, захватывали и передавали немцам эвакуированный из Ростовской области и Украины колхозный скот, а после изгнания Красной Армией оккупантов организовывали банды и активно противодействуют органам Советской власти по восстановлению разрушенного немцами хозяйства».

Такие факты имели место. Известно, что часть калмыков воевала на стороне врага. Но из-за измены отдельных граждан ответственность возложили на все нацию, включая древних стариков и малых детей.

26 тысяч калмыцких семей насильно загнали в товарные вагоны и в зимнюю стужу отправили в Алтайский и Красноярский края, Омскую и Новосибирскую области.

В крещенские морозы, с 11 по 18 января 1944 года, в Красноярск прибыло 12 эшелонов калмыков – 7 525 семей, 24 998 человек.

Часть из них попала в Сухобузимский район

Другие на Север, и в таежные районы. Многие погибли, так как жить в суровых условиях Заполярья или валить лес по колено в снегу не смогли. Они были к этому совершенно не приспособлены. До депортации в основном занимались разведением скота или ловлей рыбы в благодатных клима-тических условиях.

В Миндерлинский совхоз НКВД Сухобузимского района спецконтингент (150 человек) привезли в январе 1944 года.

В совхоз «Таежный» калмыков пригнали в июне 1944 года.

Академик Борис Степанович Маслов, подростком отбывавший ссылку у нас в районе, в книге «В Год Великого перелома» пишет:

«В мае или начале июня 1944 г. на дороге через Саман появилась со стороны Атаманова какая-то процессия: пригнали ссыльных калмыков. Привезли их на пароходе до Атаманова. А оттуда шли (по моей дороге в школу) пешком.

Пестро одетые, разного возраста люди прошествовали до находящейся метрах в 300 от нашей землянки зоны, огражденной высоким забором с колючей проволокой и деревянными башнями по углам, в которых постоянно находились охранники. В этой зоне сидели «политические», осужденные по 58 статье УК. Их быстро, видимо, ночью куда-то перегнали, а зону временно заселили калмыками.

Надо сказать, что сразу же, когда шли они по дороге, появились разговоры (кто-то подкинул!) что с ними общаться нельзя, так как все они больны… Однако контакты установились уже на следующий день: калмычки пришли обменивать на чай другие продукты. Без чая калмык - не калмык.

Вскоре их расселили по всем отделениям совхоза, а около Первого отделения в кустарниках появились десятки или сотни землянок Калмыцкой АССР в изгнании.

В 1946 году на Втором отделении встретил калмыка с орденом Красного Знамени, в чем его вина, почему сослали. Вопрос праздный, т.к. сам был сослан ни за что».

Многие из прибывших – уроженцы Юстинского, Приволжского районов Калмыцкой АССР.

Прежде чем попасть в совхоз Норильлага, уже работали в других его подразделениях, например, на лесозаводе станции Енисей, на объектах станции Злобино.

Уроженец села Присарпа Юстинского района Бадма Шагаевич Батыров с 15 февраля трудился на станции Злобино разнорабочим. В июне 1944 года его с матерью Маштык Тюрбеевной привезли в «Таежный». Наверное, они плыли сюда на одной барже - Шулла Наджиевна Баринова, Борис Батаджиевич Бастаев с семьей (8 детей), Булгун Гаряевна Деликова, Авташ Басангович Джавжиев…

Врач Юленч Семенович Эренценов сначала служил начальником санчасти по обслуживанию спецконтин¬гента в Управлении спецпоселка Норилькомбината НКВД СССР, которое располагалось на правом берегу Красноярска. С 1 ноября 1944 года - санитарный врач, а затем начальник санчасти, рядовой врач совхоза «Таежный», Четвертого отделения. Лечил работников «Таежного» и заключенных до 1957 года. Его помнят многие. О нем рассказывала уроженка Четвертого отделения Людмила Александровна Слободенюк (Верещагина).

Но в основном калмыки выполняли неквалифицированную физическую работу. Руководителей и специалистов было немного. Саган Мучаевич Горяев заведовал складом нефтепродуктов Третьего отделения. Участник войны Нарта Китаев был ветеринаром. Еще один калмык работал учетчиком. Остальные – скотниками, чабанами, пастухами. Некоторые выучились на механизатора.

Жительница Седельниково Виктория Ивановна Козлобаева рассказывала, что в детстве часто видела смуглых мужчин, возивших на лошадях перегной и золу для удобрения полей. Вид у них был несчастный. Оборванные, худые. Многие так и не научились хорошо говорить по-русски. Припомнила также, что магазином на Третьем отделении заведовал калмык. Познакомился с молодой женщиной из Седельниково, родилась дочь. Местная повитуха принимала роды на дому. Потом в деревне рассказывала: девочка родилась черная- черная, копия отца.

Правда, калмыки редко заключали межнациональные браки, женились в основном на своих. Но в «Таежном» помнят, как одна девушка немецкой национальности вышла замуж за калмыка.

Начиная с 1945 года, калмыки прибывали в совхоз из других сибирских областей, Хакасии, районов Красноярского края, подсобных хозяйств заводов, из Миндерлинского совхоза НКВД, стеклозавода Емельяновского района.

В 1945 году сюда поступила Очир Маштыковна Джомаева (1922 года рождения), в 1946-м – Донде Цедемович Джиргалов (1913 г).

Борис Ханчаевич Ханчаев (Хончаев) с 1944-го по 1946-й был объездчиком Шилинского участка Миндерлинского совхоза НКВД. С 1946-го - в «Таежном». В 1950-х командирован на сенозаготовительный участок в д. Большая Речка Вараковского сельсовета Казачинского района вместе с женой Батмой Саранговной.

Инсин Убушиевна Очирова родилась в 1922 году в селе Шамбай Приволжского района Калмыцкой АССР. Родители занимались рыболовством. Девушка окончила 7 классов и 3-месячные курсы учителей. У себя на родине начала работать в национальной школе, позже секретарем колхоза. Вышла замуж. Депортирована в Манский район, год работала в швейной мастерской сельпо. В 1947 году переведена в дом отдыха «Таежный». Работала на овощном пункте Первого отделения, потом сторожем на строительстве. В Сибири у нее родилось двое детей: в 1949-м – сын Владимир, а перед самым возвращением на родину – дочь Валентина.

Галина (Гиляна) Мутуловна и Роза Мутуловна Джакураевы, Иван Бельданович Дорджиев, Чакиш Дахаевич и Катя Ботаевна Джикиевы в «Таежном» с 1949 года, работали сначала в подсобном хозяйстве завода №703.

После войны на берегах Енисея оказались бывшие фронтовики, трудармейцы. Калмыки-военнослужащие в большинстве своем в 1944 году были отозваны с фрон¬та. Их отправили в трудовые лагеря, многих на строительство Широковской ГЭС. Но некоторые командиры воинских подразделений ослушались приказа и оставили в части бойцов, кстати, отменно воевавших. Кое-кому поменяли национальность.

После победы офицеры и солдаты калмыцкой национальности не имели права вернуться в родные места. Пустились по стране искать свои семьи. Находили их в сибирской глуши. И тут же их самих, несмотря на боевые заслуги, ставили на учет в спецкомендатуре. Так герои войны превратились в подневольных лиц, прикрепленных намертво к месту поселения и обязанных два раза в месяц отмечаться в органах НКВД.

В Сухобузимский район приехало несколько фронтовиков. Среди них Очирта Кокуевич Платонов, 1900 года рождения, уроженец с. Шамбай Приволжского района Калмыцкой АССР. Младший сержант воевал с 1942 года. Прошел Польшу, победу встретил в Германии. Был ранен. За мужество и героизм награжден орденом Красной Звезды.

Когда 19 октября 1945 года появился в Сухобузимском, заместитель начальника РО НКВД выписал ему удостоверение выселенца и направил на Третье отделение, где маялась жена Джергал с дочерью Зоей и десятилетним сыном Уманджи.

После стольких испытаний смотрел на дорогие, самые лучшие на свете лица и не мог наглядеться. Чего было больше в этой трогательной встрече - горя или радости?

Борис Эрдниевич Басхаев тоже участвовал в Великой Отечественной войне, награжден медалью. Нашел семью в Сухобузимском. С 1945-го два года работал плотником в райисполкоме, потом два года на Миндерлинском маслозаводе, а с 1950-го – ветсанитаром совхоза «Таежный».

Некоторые калмыцкие семьи получали похоронки. Вот сообщение о том, что солдат Эльдя Наранович Наранов, уроженец Енотаевского района Сталинградской области, попал в немецкий плен и умер в лагере 10 июня 1944 года. Это извещение до сих пор хранится в архиве военкомата.

В 1949 году большая груп¬па калмыков была переведена в «Таежный» из подсобного хозяйства завода №703.

В 1952-м и последующих годах калмыцкие семьи отправляли на заготовку сена в Казачинский и Пировский районы.

Ветераны совхоза отмечают, что большинство калмыков было очень трудолюбиво. Их имена я находила в приказах директора совхоза о поощрении за ударный труд.

Каш Алюмджинович Эрднеев значится в списках передовиков 1945 года как один из лучших скотников.

На фотографиях, которые мне показывали житель Толстомысово Алексей Карпович Нор, работавший в начале 1950-х на Третьем отделении, и внучка начальника отделения А.Ф. Григорьева Ирина Александровна Зуева, совхозная делегация участников Всероссийской сельскохозяйственной выставки в Москве. На них тоже есть мужчина калмыцкой национальности. К сожалению, пока не удалось установить его имя.

На отделениях в совхозе работали десятки, а возможно и сотни калмыцких семей. Среди них Ураевы, Бадмаевы, Басаевы, Батуевы, Батыревы, Басанговы, Джавлдано¬вы, Джахаевы, Джукараевы, Джавжиевы, Деликовы, Дорджиевы, Горяевы, Матчановы, Мучкаевы, Нархудуковы, Немчировы, Платоновы, Тюрбеевы, Убушиевы, Эльдеевы, Эрдниевы, Ханчаевы, Хулхачиевы.

17 марта 1956 года калмыки были реабилитированы и им было разрешено вернуться на родину. Но в «Таежном» большинство оставалось до 1957-58 гг.

14 ноября 1989 года Верховный Совет СССР признал депортацию калмыков и других репрессированных народов СССР «варварской акцией сталинского режима» и тяжелейшим преступлением. В дальнейшем был принят ряд законов о возмещении ущерба калмыкам в связи с депортацией.

Кстати, в 2001 году в Красноярский край приходил «Поезд Памяти». Он был организован республиканским фондом ветеранов войны, труда, Вооруженных сил во главе с отцом президента Калмыкии – Николаем Илюмжиновым. Спустя 57 лет в Сибирь приехали 480 ветеранов, которые провели здесь детство и юность.

В Сухобузимский район прибыли шестеро. Среди них уроженец Западного района КАССР Михаил Михайлович Джимбеев. В 1944 году попал в Омскую область, где подростком работал в колхозе «Заря». Потом – сапожником в колхозе «Победа», на станции Шира. Из Хакасии его перебросили в подсобное хозяйство завода № 703, располагавшееся близ Миндерлы. В 1949-м Михаил оказался на Втором отделении совхоза «Таежный». Сначала рабочий, потом звеньевой полеводческой бригады. В 1953-м переведен на Третье отделение, где и проработал еще три года.

Любомир Кокшович Очиров в 1944 году жил в холодном, продуваевом всеми ветрами клубе на Третьем отделении. Потом его взял к себе старый сапожник Матвей Павлович Таскин. Семья сама бедствовала, но подкармливала подростка.

Тогда, в 2001 году, Джимбеев и Очиров умоляли свозить их в совхоз «Таежный». Хотели повидаться со знакомыми, еще раз взглянуть на места своей ссылки. Работ¬ники администрации района не смогли, точнее не удосужились организовать им такую поездку. Ограничились тем, что повозили гостей по селу Сухобузимскому.

Простые сибиряки помнят людей этой национальности. Их фотографии хранятся во многих семейных альбомах. А еще сохранились названия. В Сухобузимском, Истоке, Миндерле есть Калмыцкие горы. Молодым невдомек, почему их так окрестили. А старожилы помнят, как в 1944-м степной народ рыл себе землянки… Так названия и остались.

Ольга ВАВИЛЕНКО

Имена и фамилии калмыков названы в соответствии с архивными документами. Возможны неточности.


1957. Фото Парамоновой


Бимба Абдаевич


1956 г. 3 кл. Миндерлинской школы. Калмыцкие дети

Газета «Сельская жизнь» от 23 декабря 2016 года
На сайте публикуется доработанная автором статья


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е