И на нашу землю падали звёзды…


Однажды ко мне на работу пришёл мужчина по фамилии Спиридонов. Он узнал, что в Мурте снова зазвучал его любимый инструмент – скрипка, и принёс интересную книгу Л. Лауэра «Моя школа игры на скрипке», редкое в наше время издание.

Как оказалось, мы уже знакомы со Святославом: несколько лет назад, когда я работала в магазине, он каждое утро приходил к нам за свежим, ещё тёплым хлебушком…

Когда в конце 20-х начале 30-х годов стал раскручиваться маховик репрессий, часть преследуемых, приговорённых к ссылке, стала направляться в Сибирь, в том числе и на территорию Большемуртинского района. С середины 50-х годов ситуация в стране начала меняться, и ссыльные получили возможность вернуться на родину, но многие из них остались. Сейчас судьбы этих людей неотделимы от истории нашего района: Святитель, хирург Лука Войно-Ясенецкий, музыкант Андрей Васильевич Максюк, музыкант и художник Михаил Иванович Спиридонов и другие репрессивные деятели науки и искусства оставили яркий след в жизни нашего района, внесли большой вклад в развитие музыкального и художественного вкуса у детей.

Святослав всю жизнь мечтал играть на скрипке, и прекрасно помнит те четыре урока, которые получил у Михаила Ивановича Спиридонова: «Он мог удивительным образом так всё доступно объяснять, что за один урок я уже знал нотную грамоту. Мне очень хотелось научиться играть на скрипке, но отец не нашёл средств оплачивать уроки музыки. Несмотря на это, за 4 урока я уже знал достаточно, чтобы заниматься самостоятельным разбором нот и произведений. Со скрипкой у меня так и не сложилось, всё-таки это очень сложный инструмент, но на гитаре играю до сих пор».

Уже на второй день после появления Михаила Ивановича Спиридонова в районном Доме культуры открылись два музыкальных кружка: по классу баяна и скрипки. В сентябре 1949 года Михаил Иванович создаёт в клубе эстрадный оркестр в составе: две трубы, два кларнета, две скрипки, фортепиано, барабан. Первое выступление эстрадного оркестра состоялось на концерте, посвящённом 32-й годовщине Октябрьской революции. В декабре 1951 года при подготовке спектакля «Свадьба с приданным» Михаил Иванович принял участие как художник-оформитель. В январе 1952 года он переходит на работу в райкоммунхоз прорабом, а по вечерам в клубе руководит эстрадным и струнным оркестрами. После смерти Сталина он подаёт прошение в Генеральную прокуратуру СССР о пересмотре дела, и в мае 1957 года получает справку из военного трибунала Воронежского военного округа о полной его реабилитации и восстанавливается в гражданских правах: получает паспорт, трудовую книжку. После реабилитации он дважды избирался депутатом поссовета, занимался благоустройством своей улицы и добился в 1965 году открытия в Большой Мурте детской музыкальной школы.

«Михаил Иванович, услышав мою фамилию, интересовался, откуда мои родители, - рассказывает Святослав Спиридонов. – Стал искать связи между нашими родными, говорил, что вполне возможно, что мы родственники. Впоследствии он убедился, что мы просто однофамильцы. Как-то он сильно заболел, и попросил знакомого позвать меня к нему. Я пришёл и застал его в плохом состоянии. Михаил Иванович стал предлагать купить мне свою скрипку, он знал, что я очень люблю этот инструмент. Скрипка была ручной работы, такие сейчас стоят целое состояние. И тогда она была мне не по карману. Через некоторое время он предлагал забрать её совсем недорого, но я не смог».

Михаил Иванович Спиридонов скончался 20 мая 1976 года и похоронен в Большой Мурте. Велики его заслуги в становлении начального музыкального образования детей в нашем районе, пропаганде классической и эстрадной музыки среди населения, развития гражданского и промышленного строительства и архитектурного преобразования административного центра Большой Мурты.

Недавно я ошиблась номером и позвонила в квартиру другого человека, по фамилии Спиридонов. Оказалось, Николай Михайлович был учеником ещё одного репрессированного, талантливого музыканта Андрея Васильевича Максюка. «Когда я учился в восьмом классе, наша школа приобрела духовые инструменты для оркестра, руководителем которого стал А. В. Максюк. Он был очень серьёзный, строгий, отличный преподаватель. В 9-м или 10-м классе наш школьный духовой оркестр ездил на краевой конкурс. Где мы заняли призовое место…»

Татьяна Тихоновна Чапало, будучи работником Большемуртинского краеведческого музея, в 1991 году встречалась с А. В. Максюком и сделала несколько снимков. Эта встреча состоялась за год до смерти Андрея Васильевича. Она вспоминает о нём как об интеллигентном, образованном, добром человеке. «Прибаливал, но виду не подавал, держался достойно. Встретил меня очень хорошо, вспоминал о прожитой жизни, сожалел о том, что некоторые его ученики, проходя мимо, даже могут не поздороваться. При встрече от него исходила доброта. Умница, таких сейчас не найдёшь. Главное – всё в этом человеке мне напоминало тех старых интеллигентов, настоящих по духу, которых в наше время встретить большая редкость. Очень, очень хороший человек. Довольна, что с ним встретилась», - говорит Татьяна Тихоновна.

Эти талантливые, образованные люди попали в наши края не по своей воле. Они – как метеориты – зажглись над Муртой и упали на её землю, оставив неизгладимый след на целые века. И как же мы благодарны им за то, что они вдохнули новую жизнь в наши края и просветили своими знаниями целое поколение! Делитесь с нами вашими воспоминаниями, фотографиями о людях и событиях прошлого. Пусть они останутся в памяти как можно дольше…

Евгения Алексеева
НОВОЕ ВРЕМЯ, № 6, 09.02.2019.


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е