Южное подразделение Норильлага


Через совхоз «Таежный» прошли тысячи заключенных и ссыльных

Под крыло комбината

1 мая 1942 года в Красноярск самолетом доставили из Дудинки первую тонну никеля. Металл произвели на Норильском комбинате. Из Сибири он попал на уральские военные заводы. Тонны никеля хватило на броню для 25 танков.

18 мая 1942 года Государственный комитет обороны принял постановление «Об увеличении производства никеля на Норильском никелевом комбинате НКВД СССР". Стояла задача увеличить производственную мощность предприятия, выпускающего металл, от которого зависело производство нержавеющей стали, качество вооружения.

В соответствии с этим документом комбинату выделялось "четыре района в Красноярском крае для децентрализованных заготовок молочных продуктов и овощей и один район в Узбекской ССР для децзаготовок фруктов".

Комитет обороны обязал Центросоюз « выделить с отгрузкой не позднее 25 сентября 1942 г. Норильскому комбинату из заготовок урожая 1942 года за счет фондов ГУЛАГа НКВД СССР картофеля 4000 тонн, овощей 1200 тонн...».

В постановлении ГКО был еще один пункт:
- обязать Наркомсовхозов передать Норильскому комбинату совхоз "Таежный" в Красноярском крае по балансу со всем инвентарем и поголовьем".

Это хозяйство находилось в 2000 километров от Норильска. Входило в систему Наркомата совхозов СССР, а до этого было подсобным хозяйством Главного управления Северного морского пути (ГУСМП). Таким образом, в очередной раз судьба нашего совхоза решалась в Москве. На этот раз решение принимал Государственный комитет обороны. Для небольшого сельскохозяйственного предприятия это означало кардинальное изменение жизни.

«Таёжный» передали Норильскому комбинату и одновременно Норильскому исправительно-трудовому лагерю по балансу на 1 мая 1942 года.

Фактически же руководство хозяйством стало осуществляться с 1 июля. В этот день Норильск назначил начальником совхоза Павла Никифоровича Пересыпкина. Заместителем начальника совхоза по политчасти стал А.И. Иванов (с 05.09.), главным зоотехником И.И. Лунев (с 1. 07), старшим прорабом В.П. Москвин (с 08.42), главным инженером И.Н. Прохоров (с 20.07.), главным бухгалтером К. С. Коротков (работал в совхозе с16.04. 39.)

Главного агронома в 1942 году «Таежный» не имел. Обязанности ветврача с августа исполнял специалист из числа заключенных.

«Таежный» занимал площадь в 14584 гектаров.

Его производственные единицы к концу 1942 года составляли:

Лагкомандировка – это зона с колючей проволокой

Большая нужда в квалифицированной рабочей силе. Специалисты, начальники отделений, бригадиры, механизаторы, строители, шоферы призваны на фронт. Трактористами в посевную работали в основном подростки, и в большинстве своем - девушки.

Немного спасало положение наличие ссыльных. Они регулярно пополняли трудовой коллектив, ведь с 1935 года «Таежный» входил в ведомство НКВД.

Перед самым началом войны и в первые ее месяцы в совхоз привезли депортированных жителей восточных воеводств Польши, Прибалтики, Бессарабии, Буковины.

Осенью новое пополнение - немецкие семьи, депортированные с Поволжья.

Но через три месяца, в январе- феврале 1942 года немецких мужчин в возрасте от 15 до 55 лет и женщин от 16 до 45, кроме беременных и имеющих малолетних детей, мобилизовали в так называемые рабочие колонны, позже получившие название трудармии. Их направили на строительство заводов, лесозаготовки и в шахты.

Комбинат поставил перед хозяйством задачу – резко увеличить производство сельскохозяйственной продукции. Однако без дополнительной рабочей силы сделать это невозможно. Стали строить зоны, изолированные колючей проволокой, с вышками для часовых. Так на берегу Енисея появился отдельный лагерный пункт - ОЛП «Таежный».

Такие же - и на отделениях, назывались лагерными командировками.

Заключенных, отбывавших сроки за различные преступления, стали использовать на животноводческих фермах, заготовке сена, прополке картошки, других культур, а потом и на уборке урожая. Немало среди них осуждены по политическим мотивам, разным пунктам печально известной 58-й статьи Уголовного кодекса РСФСР, аналогичных статей УК других союзных республик.

Идет война, каждый месяц на фронт призывают мужчин и молодых женщин. Мобилизованным специалистам, руководителям среднего звена невозможно найти замену, на их места тоже назначают заключенных, хотя было запрещено доверять им ответственные посты. Но выхода нет.

Всего за годы войны из Атаманово и совхоза «Таежный, по данным музея Атамановской средней школы, на фронт ушло более 400 человек.

17 августа 1942 начальник Норильского комбината-Норильского ИТЛ Александр Андреевич Панюков издает приказ об итогах весеннего сева, организации уборочных работ и о подготовке к зиме в совхозах. Перед ними поставлена важнейшая задача обеспечения трудящихся овощами, картофелем и продуктами животноводства.

Потребность в продуктах все время увеличивается – растет численность работников комбината и контингентов Норильского ИТЛ. 8 октября 1942 года на совещании хозяйственного актива комбината заместитель наркома внутренних дел СССР Авраамий Павлович Завенягин подчеркнул: "...вопрос о никеле встал чрезвычайно остро, решением ГКО и ЦК партии создана комиссия, которой поручено взять производство никеля в свои руки. Руководство комиссией возложено на т. Сталина. Это не случайно, потому что никель решает качество вооружения, решает мощь Красной Армии, в значительной мере решает судьбу войны..."

Срок окончен. Но пути нет

1 июля 1942 года из совхоза «Норильский» в «Таежный» отправили вчерашнего заключенного - зоотехника Ивана Ивановича Лунева. В свое время он, сын крестьянина, уроженец Добринской волости Тамбовской губернии окончил Ленинградский сельскохозяйственный институт. Работал в совхозе «Александров» Московской области.

В 1935 году осужден Особым совещанием за контрреволюционную деятельность. Видно, доказательств преступных деяний не нашлось, поэтому дали всего 5 лет. Обычно по 58-й статье присуждали «десятку».

Заключенный в числе других был доставлен в Норильск. Удивительно, но в заполярном краю, где 8 месяцев зима, с 1935 года действовали мясомолочная ферма, а с 1938-го - совхоз «Норильский». Там содержали скот, выращивали овощи и картофель. Очевидно, заключенного зоотехника использовали по специальности. В 1938 году средний удой от коровы составил 2378,7 литра молока, средний вес молодняка достигал 200 килограммов при полном отсутствии падежа телят. Под огород отвели 50 гектаров лесотундры.

В 1940 году срок закончился, но из Норильска Лунева не отпустили. А потом началась война и всех освободившихся уже на вполне «законном» основании закрепили за комбинатом.

Когда Лунев прибыл в «Таежный», его сразу назначили главным зоотехником. Представшее перед Луневым производство просто обескуражило его. Зоотехнический учет в хозяйстве вообще не велся. Ветврача в штате не было. Позже нашли специалиста среди заключенных. На фермах содержался крупный рогатый скот, овцы, лошади. Сотни голов скота болели бруцеллезом и туберкулезом. А в августе и сентябре все поголовье КРС и овец поразил ящур. Воспроизводством стада никто не занимался. Скот состоял из малопродуктивных животных местной породы. Не было и хороших животноводческих помещений.

В первый год план по поставкам мяса удалось выполнить всего на 46% (сдали 257 центнеров), молока - на 59,3 % . (3661 центнер).

Немудрено, ведь все стадо - на полуголодном пайке. Урожайность зерновых и кормовых культур была крайне низкой. Например, с 443гектаров пшеницы было намолочено всего 588 центнеров зерна, в среднем с гектара -1,33 центнера. Урожайность ржи (посеяно 802 га, убрано 704)составила 4,32 центнера, овса - 8,43 (посеяно 1903 га, убрано 1864) ,ячменя - 5,53 (обмолочены все посевы,313 га). Сена с естественных трав получено по 7,4 центнера с гектара. Травы скосили с 2499гектарова. Запасли на зиму 18613 центнеров сена. Силоса заложено 17815 центнеров.

Каждый из 86 гектаров картофеля в среднем дал по 23,3 центнера.

Причиной столь бедственного положения была засуха, свирепствующая в течение всего вегетационного периода. С мая по август осадков выпало 103,3 мм, в два раза меньше, чем в предыдущие годы.

Севообороты из-за многократной передачи совхоза из одной системы в другую отсутствовали. Практиковалось залежное полеводство почти при полном отсутствии паров. Почва была чрезвычайно засорена и обрабатывалась плохо.

10 лет показалось мало

Летом 1942 года в лагпункт «Таежный» этапировали з/к Артеменко, 1901 года рождения, агронома по специальности. Николай Михайлович в 1932 году проходил по процессу Наркомзема и Трактороцентра, осужден по ст. 54-2-7-11 УК Украинской ССР. Получил 10 лет заключения. Его кидали из одного лагеря в другой - Прорвинский ИТЛ на острове в Каспийском море, Волголаг, Тайшетлаг, Запжелдорлаг, Сиблаг. В 1939-м оказался в Норильске на изнурительных общих работах – лесопильных, погрузочных, строительных. Уже «доходил», когда неожиданно пришло спасение. Как вспоминал потом, им был обязан бывшему директору Норильского комбината А.П. Завенягину, знавшему его по работе в Донецке. Авраамий Павлович встретил обессилевшего Артеменко в больнице и распорядился направить его в совхоз «Таежный».

Видимо, в Атаманово Артеменко расконвоировали, и он стал работать по специальности.

После освобождения его назначили главным агрономом совхоза «Таежный». Казалось, несчастья закончились. Но в 1950 году как «повторник» вновь репрессирован. Без предъявления нового обвинения Особым совещанием определен на вечную ссылку на северо-восток Красноярского края.

Новый директор комбината В.С. Зверев добился перевода Артеменко в свое ведомство – в совхоз «Курейский».

Оттуда после реабилитации в 1957 году Николай Михайлович возвратился в родной Харьков.

В 1989 году, узнав о строительстве в Норильске памятника жертвам сталинских репрессий, перечислил личные средства на специальный счет. Жил в то время в Харькове.

Подъем обеспечили «враги народа»

Вскоре штат совхоза был укомплектован высококвалифицированными специалистами. За весьма редкими исключениями это были лица, отсидевшие срок в лагерях по 58-й статье.

И вскоре продуктивность в полеводстве и животноводстве стала расти. В 1946 году урожайность зерновых уже превышала 12,9 центнера, картофеля - 86, овощей - 95 центнеров. Причем плантации картофеля занимали не 86 гектаров, как в 1942 году, а 720.

Повысились надои молока, привесы скота. Появились новые отрасли - птицеводство и пчеловодство. А еще через несколько лет «Таежный» достиг в сельскохозяйственном производстве небывалых по тем временам показателей.

В этом была большая заслуга бывших лагерников, отбывших незаслуженное наказание - агрономов Николая Михайловича Артеменко, Ивана Николаевича Тищенко, Георгия Григорьевича Кряталова, Федора Александровича Водолазского, Алексея Тимофеевича Ткаченко, зоотехников Ивана Ивановича Лунева, Павла Евлампиевича Сокурова, Павла Александровича Гофмана, Серафима Дмитриевича Чичерина, ветврачей Валентина Романовича Винокурова, Якова Федоровича Турищева.

Ольга ВАВИЛЕНКО

Фото


Вчерашнего заключенного зоотехника Ивана Ивановича Лунева в «Таежный» отправили из Норильска.
Фото из фондов музейно- выставочного комплекса «Музей Норильска»


Выращенные овощи десятилетиями отправляли в Норильск. На снимке директор совхоза «Таежный» М. М. Коняхин. Имя женщины неизвестно.
Фото из архива Марьевых-Коняхиных


На Первом отделении осталась от прошлых лет старая контора Фото автора

Газета «Сельская жизнь» 25октября 2019 года


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е