«Мемориал» выложил старую статью про умерших в Норильлаге испанских моряков. Через неделю написал внук одного из них


Красноярское общество «Мемориал» опубликовало на своем сайте старую статью про испанских моряков, которые умерли в Норильлаге, а спустя неделю правозащитники получили письмо от внука одного из них.

Руководитель организации Алексей Бабий рассказал в фейсбуке, что речь идет о публикации «Заполярного вестника» от 24 июля 1999 года, она называется «Испанская трагедия». Ее автор Светлана Эбеджанс была в командировке в Красноярске, где работала в картотеке отдела спецфондов архива УВД Красноярского края — изучала списки иностранцев, которых советское государство считало шпионами, террористами, врагами народа.

«Среди более чем тысячи фамилий я наткнулась взглядом на эти: Франсиско Арройо Сервантес, Аскуста Хосе Эчеварриа, Хосе Плата Лойра, Наварро Диего Мартынес, Мартинес Альдриас, Хулио Мартынес Беррос, — писала Эбеджанс. — Дрогнула рука, переписывая прекрасные, звучные имена. В них самих, в музыке слов слышались свобода, любовь к жизни, испанский темперамент, и трудно было представить себе, почему крепкие, смуглые, красивые испанцы должны были умереть в Норильлаге. А это все, что мне удалось в тот раз выяснить: прибыли в Норильск в октябре 1941 года, вскоре умерли — все шестеро».


Норильлаг. Строительство Большого металлургического завода в Норильске. Источник: Красноярск — Берлин. 1941—1945 гг., 2009 г / my.krskstate.ru

Командировка Светланы закончилась, ей пора было возвращаться в Норильск, поэтому узнать истории умерших испанцев она попросила красноярского историка из школы №28 Сергея Волкова.

Из личных дел ему удалось установить, что все шестеро были военными моряками-антифашистами, они служили в испанском морском флоте. В 1937 году они в составе экипажей дошли на трех суднах в Одессу — это произошло после окончания войны в Испании, вероятно, моряки спасались от фашистского режима.

В личных делах моряков было указано, что они говорили только на испанском. Все происходили из рабочих семей, образование — ниже среднего, 10 классов окончил только 45-летний капитан-артиллерист Сервантес. В Испании его ждала семья — жена Кармен и шестеро детей. Самому младшему Мартынесу было 24 — он собирался выехать на фронт, но в Феодосии опоздал на судно и остался в СССР.

Пятеро работали в Одессе, еще один — слесарем на машиностроительном заводе в Ростове.

«Нет, никто из них не пожелал остаться в СССР, все хотели вернуться в Испанию либо уехать в Мексику. За ними, конечно, была установлена слежка, постоянно писались доносы: "Хулиганит, ругает советский режим и русских", "Связывается в интерклубе с иностранцами для передачи писем в Испанию. От работы отказывается категорически. Стремится выехать в Испанию или Мексику...". Аскуста Хосе Эчеварриа даже подал заявление о приеме в английскую армию — "англофил"...».

Когда СССР вступил в войну с Германией, в делах шестерых моряков появилась запись: «арестованы согласно указанию наркомвнудел СССР Берии и должны оставаться в Норильлаге до особого распоряжения».

По данным автора, 27 июня испанских моряков без суда и следствия отправили в Сибирь. Первый из них умер в ноябре, вскоре после прибытия в Норильск, последний — 1 января 1942 года.

Алексей Бабий рассказал, что спустя неделю после повторной публикации этой статьи он получил письмо от внука одного из моряков — во время жизни в Одессе его дед женился на местной жительнице и завел детей, после чего его забрали.

Бабий уточнил «ПМ», что ему написал внук Хулио Мартынеса Берроса, он нашел статью в поисковике и решил написать. Семья моряка сейчас живет где-то на территории Украины. «Мемориал» планирует получить официальное разрешение внука, чтобы вновь поднять личное дело его деда из архива УВД.

Нарина Георгян

Проспект Мира 03.03.2020


На главную страницу/Документы/Публикации/2020-е