Легко ли быть первым?


О судьбе первого партийного руководителя города Черногорска Н. П. Гусеве.

В конце октября, когда природа заканчивает летний забег и готовится к периоду зимнего покоя, в нашей стране отмечается День памяти жертв политических репрессий. Грустит в этот день не только погода, но и многочисленные семьи по всей нашей огромной стране, да и по всему миру, разбросанные волею судеб или волею тяжелого наследия и утрат.

Черногорск за свою чуть более вековую историю был свидетелем разных способов хозяйствования, управления и политических режимов. Начинался он в 1907 году как частная «Черногорская каменноугольная компания» супругов Баландиных в виде товарищества на вере с основным капиталом в 140000 рублей. Проработав чуть больше десяти лет 3 шахты черногорских приисков и их инфраструктура были национализированы 6 июня 1918 г. Но уже в июле власть в регионе переходит от Советов в руки белогвардейцев до конца января 1920 г. Урало-Сибирская комиссия ВСНХ издала постановление № 621 о национализации от 9 февраля 1920 г., согласно которому все угольные предприятия Западной Сибири были повторно национализированы. И началось превращение «кустарной Черногорки в индустриальную» (Недаром такой лозунг долгое время был начертан на арке по улице Советской, в районе старой аптеки - Прим. автора .)

Уже через 16 лет после установления «новой власти» Постановлением ВЦИК от 20 января 1936 г. рабочий поселок Черногорка Усть-Абаканского района Хакасской автономной области был преобразован в город Черногорск. Это был отклик на постановление XVII съезда ВКП(б) состоявшегося в январе 1934 г., так как «... основной и решающей хозяйственной задачей второй пятилетки являлось завершение реконструкции всего народного хозяйства». Создание мощной экономики, как фундамента построения социалистического общества, было невозможно без преобразования старых городов и строительства новых. Так и появился на месте разведанных больших запасов каменного угля в Хакасской автономной области город, созданный не благодаря, а вопреки основным условиям градостроительства: отсутствия естественных источников водоснабжения и наличия строительного лесоматериала.

Всегда за каждым событиями и фактами стоят конкретные люди, история которых, порой, обезличивает и стирает из человеческой памяти. Такими значимыми фигурами для Черногорска были первый председатель черногорского поселкового, а затем исполкома городского Советов Григорий Николаевич Чуманов и первый секретарь райкома, а затем горкома ВКП(б) Николай Петрович Гусев. Спустя время, сложно провести параллель по значимости этих должностей, но можно условно назвать первого – Главой города, а второго - его партийным куратором.

Судьба Григория Николаевича Чуманова была связана с Черногорском в период с 1934 г. до момента его ареста 4 июля 1937 г. Его обвиняли в участии в правотроцкистской диверсионно-вредительской организации. Которую якобы возглавлял Сергей Евгеньевич Сизых, первый секретарь Хакасского обкома партии. Вместе с Эммой Абрамсон, заведующей отделом школ и культпросветучреждений обкома, Георгием Гусаровым, заведующим отделом пропаганды агитации и печати Хакасского обкома, Евгением Николаевичем Четвериковым, зам. председателя Хакасского облисполкома. Жизнь всех сорокалетних «организаторов» прервалась в 1938 году.

А четверо участников, «добивавшихся свержения советской власти», просидев 2 года, помимо Григория Николаевича Чуманова председателя Черногорского горисполкома, Савина Николая Илларионовича, секретаря Черногорского горкома ВКП(б), Александра Николаевича Ельцова, секретаря Черногорского РК ВЛКСМ и Максима (Матвея) Филипповича Васильева председателя Черногорского нарсуда, были освобождены в июле 1939 года из-под стражи за отсутствием состава преступления. Им просто повезло, в конце 1938 произошла смена наркомов внутренних дел СССР, дело было возвращено на доследование, а затем и вовсе прекращено. Жизнь Григорий Николаевич, которому на тот момент было 37 лет, после его освобождения в Хакасии не прослеживается.

А вот жизнь Николая Петровича Гусева, первого секретаря черногорского районного, а затем городского комитета партии большевиков сложилась трагично. Уроженец Курской губернии, 1899 года рождения, прошел путь от помощника конторщика в магазине до члена бюро Хакасского обкома партии (это примерно середина карьерного роста члена коммунистической партии). За его плечами была служба добровольцем в Красной Армии, командные курсы РККА, роль курсанта 1 Объединенной военной школы им. ВЦИК в Москве. С ноября 1920 г. был кандидатом в члены Всесоюзной коммунистической партии большевиков, а с июня 1921 становится коммунистом. Была и учеба с 1925-1928 годы в Ленинградском коммунистическом университете им. Зиновьева, а затем работа по распределению в Прокопьевске по партийной и профсоюзной линям. В декабре 1932 года по поручению первого секретаря Западно-Сибирского крайкома ВКП (б) тов. Роберта Эйхе был направлен в поселок Черногорские копи руководить работой партии, ведь работа в угольном поселении была ему уже знакома. Он с этой задачей успешно справился и возглавлял партийные органы по октябрь 1936 года. Стоит лишь назвать некоторые цифры. Добыча угля с 261.000 тонн угля в 1932 году до почти 500 тыс. т. к концу 1936 г., динамика роста рабочих на угольном производстве с 1608 чел в 1931 г. до 3885 к 1937 году. Только в первую советскую пятилетку с 1929 по 1932 гг. население Черногорских копей выросло с 2107 до 15000 чел. Пришлось решать, прежде всего, производственные проблемы, затем жилищные, бытовые, социальные и прочие. Это было время внедрения стахановского метода, что требовало перестройки производственного процесса и воодушевления шахтеров на дополнительный труд, модернизации угледобычи, ее механизации. В Черногорске остро стоял вопрос с нехваткой энергоресурсов, имеющаяся ЦЭС не давала требуемого количества электроэнергии. Была острая нехватка жилья, проблема решалась строительством новых районов города: саманный городок, бутогерардовской колония (из бутового камня - плетняка), район современного треста с его одноэтажными бараками и двухэтажными домам – в них до сих пор, с начала 1930-х годов живут многие черногорцы.

Обеспеченность детскими садами, обустройство подсобного хозяйства ОРСа, строительство нового хлебозавода с производительностью 15 т. продукции в сутки, все это было под контролем Николая Петровича. При нем был построен дом социалистической культуры им Анатолия Луначарского (1934 г.). С этого же года свое развитие получили в Черногорске служба социальной помощи, телеграф, типография. Николай Петрович курировал присвоение статуса города в январе 1936 года, что вызвало большие перемены в системе и структуре его управления. Работа городского отдела народного образования, здравоохранения, инспектуры народно-хозяйственного учета, народного суда, городского финансового отдела, плановая комиссия начинает я с момента присвоения статуса города. Только в тот год функционировало 6 школ: 5 начальных, в них обучалось 1400 учащихся и 1 средняя школа на 700 учащихся. В шести школах работало 57 учителей. Обучение велось не только на русском языке, но и на языке других народов СССР: корейском, хакасском, татарском.

В 1936 году начала свою работу квасоварка, ставшая впоследствии пищекомбинатом по улице Советской, на месте современного учебно-курсового комбината. Здесь был представлен широкий ассортимент не только напитков, но и пряников, пирожков и даже колбас, все только ручной работы. Росла и торговая инфраструктура Черногорска. К января 1939 г. она уже состояла из 28 торговых точек и городского рынка. Сфера общественного питания была представлена 8 столовыми.

10 декабря того же года приказом наркома тяжелой промышленности Георгия (Серго) Орджоникидзе назначается постановлением СНК СССР от 9 декабря 1936 г. N 2099 управляющим вновь организованного самостоятельного треста «Хакасуголь». В его состав вошли три действующие шахты Черногорска №№ 3, 7, 8, а также четыре проектные №№ 12, 13, 14, 15. Все это было, работало, развивалось под управлением Николая Петровича до 12 октября 1937 года, когда он был уволен, а затем и арестован в доме по улице Ленина. Сейчас это дом под номером 49 кв. 2 сохранился в Черногорске и мог бы стать с согласия его сегодняшнего хозяина Сорокина Федора Николаевича, своего рода мемориальным местом с табличкой «Последнего адреса» арестованного по делу выше упомянутой правотроцкистской диверсионно-вредительской организации, и расстрелянного 17 июля 1938 года Николая Петровича Гусева.

Его реабилитировали 22 сентября 1956 г. военной коллегией ВС СССР, но легко ли от этого стало его семье, его троим детям? И легко ли живется нам, черногорцам, которые в большинстве не знают, и, увы, наверное, никогда не узнают имя человека бывшим первым, по сути, руководителем города, первым управляющим угольной промышленностью Черногорска, так много сделавшего для нашего города, отдавшим самое дорогое, что может быть у человека свою 38 –летнюю ЖИЗНЬ. Ответ на вопрос «Легко ли быть первым?» у каждого свой….

Елена Кривоносова. Краевед, магистр истории

Фейсбук 23.10.20


На главную страницу/Документы/Публикации/2020-е