«Ни света, ни надежды»


Фоторепортаж Андрея Шапрана из заброшенного Норильлага

28.01.2021
Норильский исправительно-трудовой лагерь был создан летом 1935 года, чтобы силами заключенных возвести крупнейший в стране никелевый комбинат. За 22 года через Норильлаг прошли около 300 тысяч человек; тысячи из них погибли. «Холод» публикует фотографии и рассказ фотографа Андрея Шапрана, который съездил в заброшенный лагерь.

Ноябрь. Белые улицы и замороженные дома-монстры, до первых этажей которых не дотянуться рукой: из-за вечной мерзлоты здания стоят на сваях. В горах за промышленной зоной Норильска есть брошенный лагерь Норильлаг. Это территория максимально жестокая — человеку негде укрыться и негде спрятаться, горы продуваются насквозь. Рассказывают, что заключенные в пургу брались за руки и таким строем шли на общие работы в угольные шахты или на строительство Норильска, и точно так же возвращались в свои бараки. Неугодных в эту цепь не брали, и тогда их навсегда поглощала пурга.

Солнце едва поднимается над горизонтом, не в силах пробить своим светом облако над гигантским норильским комбинатом и горами. Восход почти совпадает с закатом. Начинается время полярной ночи и отсутствия света — на два с лишним месяца, с декабря до февраля. Говорят, что в этот период повышается процент депрессий и самоубийств. Летом же — период белых полярных дней, когда уже через несколько суток начинаешь уставать от не заходящего за горизонт солнца. В этом весь Север.

Каждый раз, когда я поднимаюсь в горы и дохожу до первого снега, почти сразу вижу звериную тропу. Следы песцов почти наверняка указывают самый короткий и безопасный путь на склонах горы. Никакого туризма и посторонних любопытных в эти зимние месяцы тут нет.

Здесь, в горах Норильлага, нет простых направлений, территория, со слов местных любителей-сталкеров, просматривается службой безопасности местного монополиста — «Норникеля», а еще в эти места забредают голодные бурые медведи.

При температуре -45 градусов окружающий мир погружается в туман, в котором легко сбиться с пути. Лучше всего в такие дни возвращаться по своим следам. Но именно эти жесткие условия максимально приближают съемку к условиям жизни в Норильлаге, которые я хочу передать.

В фотографическом Норильлаге вы не увидите ни света, ни надежды: на этой заброшенной территории нет ни того, ни другого.

СПРАВКА

Норильский исправительно-трудовой лагерь был организован летом 1935 года — более тысячи заключенных забросили в тундру, чтобы их силами возвести крупнейший в стране никелевый комбинат. Добыча на месторождениях началась в 1939 году, тогда же в Норильлаг переправили около 10 тысяч заключенных из расформированного Соловецкого лагеря особого назначения.

Всего через Норильлаг к моменту его закрытия в 1957 году прошли около 300 тысяч заключенных. Точное число погибших на строительстве неизвестно, приводят оценки до 16 тысяч человек. Наиболее тяжелыми для заключенных стали годы Великой Отечественной войны, когда из-за того, что снабжение сократили, от истощения погибли более семи тысяч человек.

В 1953 году, после смерти Сталина и объявленной широкой амнистии, которая не коснулась «политических» заключенных, в созданном для них на базе Норильлага Горном лагере произошло одно из крупнейших восстаний ГУЛАГа. Его спровоцировал один из охранников, который 26 мая без видимых причин начал стрелять из автомата по заключенным. После двух месяцев волнений, и переговоров в лагерь ввели войска, которые сразу открыли шквальный огонь. В результате, по официальным данным, погибли 57 человек. Сами заключенные говорили, что счет шел на сотни погибших.

Главным мемориалом погибшим заключенным считается кладбище у горы Шмидтихи, которое получило название Норильской Голгофы. В 1990 году там возвели часовню. Затем по инициативе прибалтийских республик появились кресты в память о заключенных Латвии, Литвы и Эстонии, а также памятники погибшим полякам, евреям и японцам.

Автор
Андрей Шапран

Редакторы
Юлия Любимова, Михаил Зеленский

Холод 28.01.2021


На главную страницу/Документы/Публикации/2020-е

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.