Дело Меснянкина


83 года назад, 1 апреля 1938 года, в Кежме сотрудники НКВД расстреляли 26 священников и мирян.

Недавно на электронный адрес газеты «Советское Приангарье» пришёл очень интересный объёмный материал от модератора интернет-группы «Кежма. Потерянный рай», создателя сайта kezhma.com Юрия Косолапова. Он бережно хранит и собирает материалы, в том числе и архивные, о прошлом родного для него Кежемского района. Читатели «СП» наверняка помнят его публикации.

Нынешний материал Юрия Андреевича отражает историю репрессий 1938 года, направленных на уничтожение православия в нашей стране.

 

2 июля 1937 года политбюро ЦК ВКП (б) приняло постановление «Об антисоветских элементах». Это решение стало политической основой для самых массовых преступлений 1937-1938 годов в череде сталинских репрессий.

Во исполнение решения был издан секретный приказ НКВД № 00447 от 30 июля 1937 г. 1 Людоедский текст его не был озвучен даже в период разоблачения культа Сталина, его обнародовали только в 1992 году.

Начиная с 15 августа 1937 года по ноябрь 1938 года ежедневно расстреливалось от 1200 до 1500 человек в административном порядке по спискам, составленным секретарями ВКП (б) и работниками НКВД (тройками) на местах. 2

Эта трагедия не обошла и Кежемский район. У нас репрессиям подверглись наиболее зажиточные и трудолюбивые крестьяне, так называемый «кулацкий элемент, и священники.

И если уничтожение зажиточных крестьян ещё хоть как-то сохранилось в памяти потомков, то про уничтожение священников мало кто знает. Потому что, по большей части, это были ссыльные священники и помнить о них в нашем районе просто некому. Считаю своим долгом вспомнить об этих невинно убиенных священниках, новомучениках и исповедниках российских.

Дело Дросси

После репрессивных акций против священников города Красноярска и Красноярского края преследованиям подверглись православные священники, отбывавшие ссылку в Красноярском крае. Это были, как правило, люди преклонного возраста, уже осужденные по религиозным обвинениям. Ссылку они отбывали в ряде районов края.

Типичным делом по обвинению ссыльных священников было следственное дело № 14032. По нему проходило 25 чел., отбывавших ссылку в Кежемском р-не. Ссыльные жили в Кежме, Паново, Заимке, Алешкино. Все они обвинялись в принадлежности к некоей «контрреволюционной повстанческой организации церковников».

Желавшие получить орденами и медали сотрудники НКВД придумали и наспех сколотили из них контрреволюционную организацию. Первоначально следователями НКВД руководителем этой организации был поставлен отбывавший ссылку Андрей Иванович Дросси.3 Очень яркая личность, подходящая на роль лидера. — Андрей Иванович происходил из греческой семьи, закончил Московский университет, cо студенческого возраста состоял постоянным секретарем Иерусалимского патриаршего подворья в Москве, одновременно исполнял эту же роль в подворьях Константинопольского, Александрийского и Антиохийского Патриархов. Эта связь с русскими и заграничными церковниками поддерживалась Дросси и после революции.

2 октября 1919 он был арестован и заключён в Бутырскую тюрьму как заложник за сыновей. Сыновья, в недавнем прошлом офицеры императорской армии, во время Первой мировой войны были в плену. В мае 1918-го вернулись в Россию, вступили в Красную армию, во время кратковременного отпуска поехали за продовольствием в Самарскую область и не вернулись.

В ночь с 18 на 19 февраля 1930 года Андрей Иванович Дросси был арестован в Москве за «… попытку написать Константинопольскому Патриарху о положении Церкви и религии в СССР». Составленный им документ озаглавлен как «горячая мольба группы православных чад многострадальной русской церкви». Документ этот, обнаруженный при обыске, написан весь рукой Дросси.

«То, что происходит сейчас в нашей несчастной стране, равносильно гонению на Святую Церковь в первые века христианства. Религия официально объявлена опиумом для народа, вера — религиозным дурманом. Церковные таинства и обряды — суеверными предрассудками, а православные пастыри — врагами народа.

Сотнями томятся они в тюрьмах и местах отдаленнейших ссылок без всякой вины и преступления единственно только за то, что они — пастыри церкви, призывающие народ к вере в Бога, молитве, покаянию и сеющие в сердцах народа слово Божие… Сотнями, а может быть, тысячами исчисляются загубленные жизни пастырей и архипастырей, замученных в пытках, расстрелянных, закопанных в землю и умерших в диких местах севера, и кровь их неумолчно вопиет к нему».

Дросси был приговорен к смертной казни с заменой на 10 лет исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ). В 1933 освобожден, жил во Владимире, Орле. В 1935 — новая ссылка. Теперь в Кежму. Но Андрей Иванович «подвёл» товарищей из НКВД – умер. Было ему 70 лет, и здоровье его было подорвано бесконечными ссылками.

Дело Меснянкина

Тогда на роль руководителя контрреволюционной организации церковников решили «назначить» священника Федора Федоровича Меснянкина,4 1877 г. р. На роль лидера контрреволюционной организации, по мысли следователей НКВД, он подходил идеально. Выходец из купеческой семьи, уроженец Ставрополя.

Окончил духовную семинарию, посвящен в иерея, затем в протоиерея. Проживал в селе Благодарное, служил в местной церкви. В 1935 году арестован и приговорен к пяти годах ИТЛ. Пребывание в лагерях заменено пятилетней ссылкой в Красноярский край, перед арестом проживал в Паново. По сфабрикованным обвинениям, он привлёк в созданную им контрреволюционную организацию почти всех отбывавших в Кежемском районе священников.

Сохранились письма Федора Федоровича Е. П. Пешковой, жене Максима Горького. В 1922 г. она возглавила организацию «Помощь политическим заключенным», единственную на тот момент правозащитную организацию в СССР, которая просуществовала до 1937 г.

Власть поначалу еще играла в либеральность, и ссыльные могли обращаться за помощью. Понятно, что по второстепенным вопросам.

Вот о чём шла речь в одном из писем Меснянкина Пешковой:

«19 апреля 1936 г.
«Москва, Кузнецкий Мост, 24
Е. П. Пешковой
Глубоко извиняюсь за беспокойство, но мне, кроме Вас, обращаться некуда, и поэтому прошу Вас обратить Ваше внимание на это письмо. Я, административно ссыльный, протоирей, привлеченный по статье 58, пункты 10 и 11 УК РСФСР, и Особым Совещанием в Москве, приговоренный к ссылке в Красноярский край сроком на пять лет.
При аресте и заключении меня в Доме Предварительного Заключения в городе Ворошиловске Николаевского края (бывший Ставрополь Кавказского) у меня были отобраны следующие вещи и ценности: 1) черные карманные часы за № 1103868 с цепочкой польского золота, 2) золотое колечко с небольшим камнем и 3) облигация второй пятилетки (выпуск 2-го года) на сумму 25 руб.
На эти ценности мне выдана квитанция Ставропольского оперативного сектора НКВД от 2-го октября 1934 года за № 9 за подписью дежурного коменданта Пилипенко. И по протоколу личного обыска арестованного того же 2-го октября 1934 г. у меня тем же дежурным комендантом Пилипенко отобрано: 4) советской валюты на сумму пятьдесят (50) руб., 5) справка формы № 6 и остальная переписка, находившаяся в кошельке, 6) кошелек кожаный, 7) ключи на кольце и 8) брючный пояс.
Упомянутая квитанция № 9 и протокол личного обыска арестованного, оба документа датированы 2 октября 1934 г., находится у меня на руках.
При переводе меня из Дома Предварительного Заключения в Ворошиловскую тюрьму 9 апреля 1935 г. деньги были пересланы в тюрьму и положены в сберкассу, откуда, при отправлении меня этапом на место ссылки.
17 февраля 1936 г. я получил их полностью, а ценности и вещи мне не были возвращены, несмотря на то, что начальник Ворошиловского оперативного сектора НКВД Крылов и краевой начальник Отдела Мест Заключения Комаров сказали лично мне, что вещи и ценности мне будут возвращены и велели подать заявления и тому, и другому. Я подавал заявления и Комарову, и несколько заявлений Крылову, и начальнику Ворошиловской тюрьмы Солодкому, но не только ценностей и вещей, а даже и ответа не получил на эти заявления.
Уже узнав о своем назначении на этап, идущий 17 февраля 1936 г., я 15 февраля подал заявление на имя начальника Ворошиловского НКВД Крылова, но и оно осталось без ответа. Верно, ценности большой всё это не имеет, но золотое колечко, за которое в свое время было заплачено, кажется, три рубля, мне дорого, как память о моей покойной жене, умершей в 1932 году!
Обращался неоднократно по начальству и не только не получил, не получаю удовлетворения своей просьбы, но даже и ответа на свои заявления, тем более, что ни о какой конфискации какого бы то ни было имущества в постановлении Особого Совещания вовсе не говорится.
Я беру на себя смелость беспокоить Вас, госпожа Пешкова, своей просьбой посодействовать, если возможно это для Вас, мне в получении моих вещей, а, если эта моя просьба неуместна, то прошу у Вас прощения за причиняемое мною беспокойство.
Но в том ли или другом случае покорнейше прошу не отказать мне в ответе.
Адрес мой: Красноярский край, Балахтинский район, село Балахта, деревня Старо-Мосино, Береговая улица, дом № 5, Меснянкину Фёдору Фёдоровичу.
Призывая на Вас Божие благословение, остаюсь административно ссыльный протоирей Фёдор Меснянкин.
23-го марта 1936 года
Селение Балахта, Красноярского края, деревня Старо-Мосино». 5

Благодаря ходатайству заведующего юридическим отделом Помполита Фёдор Фёдорович Меснянкин получил конфискованные у него ранее вещи, важные для него. В мае 1936 г. он вновь обратился к Екатерине Павловне Пешковой: «13 мая 1936 г.
«Е. П. Пешковой.
Помощь Политическим заключенным Москва, Кузнецкий Мост, 24
Согласно Вашему указанию от 19/IV-1936 года № 10989, честь имею предоставить Вам мое заявление на имя Народного Комиссариата Внутренних Дел от 13 мая сего года вместе с заверенными копиями: 1) протокола личного обыска от 2 октября 1934 года и 2) квитанции на ценности № 9 от 2 октября 1934 года и выразить Вам свою искреннюю благодарность за участливое отношение.
Ф. Ф. Меснянкин.
Адрес: Село Балахта, Красноярского края, 1-я Береговая
13 мая 1936 года.
улица (Теребиловка),
дом № 8».

В январе 1937 г. Фёдор Фёдорович вновь просил помощи Екатерины Павловны Пешковой.

22 января 1937.
«Е. П. Пешковой. Москва, Кузнецкий Мост, 24
Простите, что я позволяю себе затруднять Вас своею просьбой.
В числе 102 человек я арестован НКВД 30-го сентября 1934 года и был заключен под стражу в городе Ворошиловске Николаевского края (бывшем Ставрополе Кавказском) по обвинению в участии в «монархической организации, возглавляемой Епископом Львом Черепановым» по статье 58, пункты 10 и 11 УК.
В сентябре 1935 года мне было объявлено постановление Особого Совещания от 31 августа 1935 года (Дело № 5337, мое № 100), определившее мне «как сыну известного купца, священнику» ссылку в Красноярский край сроком на пять лет, считая с 30 сентября 1934 года — «за активное участие в контрреволюционной организации», и 17 февраля 1936 года я отправлен с этапом в Красноярский край, сперва в Балахтинский и 27 июня 1936 года — в Кежемский район, где и нахожусь в селе Пановом.
Мне исполнилось 60 лет, к физической работе я неспособен, а иной работы здесь нет, и я живу на деньги, высылаемые мне дочерью.
Услыша здесь, что были случаи отпуска из ссылки при том условии, что дети брали на свое иждивение престарелых ссыльных, усердно прошу Вас сообщить мне:
1) возможен ли досрочный отпуск меня из ссылки при условии, что дочь возьмет меня на свое иждивение;
2) кому и в какой форме должно быть подано дочерью заявление о желании взять меня на свое иждивение и;
3) требуются ли при заявлении какие-либо документы и, если требуются, то какие именно.
Еще раз извиняюсь за причиняемое Вам мною беспокойство, но Ваша помощь мне по истребованию из Ворошиловского НКВД моих часов и кольца дает мне смелость вновь затруднить Вас своею просьбой, принося Вам искреннюю благодарность за Вашу помощь.
Адрес мой: село Паново, Кежемского района, Красноярского края, Меснянкину Фёдору Фёдоровичу
С полным к Вам почтением и уважением
Ф. Ф. Меснянкин, протоирей.
22 января 1937 года».6

Но, увы, этой мечте Фёдора Фёдоровича не суждено было сбыться! Он был вновь арестован и вместе с ним с 9 по 13 февраля 1937 арестованы священники, уже отбывавшие ссылку в Кежемском районе.7

Сплошь «контрреволюционеры!»

Кто же они, назначенные соучастниками по делу священника Ф. Ф. Меснянкина?

1. Сухих Захар Степанович, священник, 1875 г. р., уроженец Пермской губ., проживал в с. Никольском Идринского р-на. Арестован 24.02.1935 г. Осужден Особым совещанием (в дальнейшем – ОСО) НКВД СССР 16.11.1935 г. на пять лет ссылки как один из руководителей контрреволюционной группы, вел антисоветскую агитацию пораженческого характера. Реабилитирован ПКК, нп 3142-89.

2. Павлов Михаил Иванович, священник. Родился в 1878 г. в селе Старомарьевка Ставропольской губ. Получил среднее образование, служил в местной церкви. Весной 1929 г. арестован, 3 ноября приговорен к пяти годам ИТЛ и отправлен в лагерь. В декабре 1933 г. из лагеря освобожден, вернулся в родное село.
30 марта 1934 г. вновь арестован, привлечен к следствию как «участник контрреволюционной организации», 31 августа 1935 — приговорен к пяти годам ссылки и отправлен в село Балахта Красноярского края. В марте 1936 г. он обратился за помощью к Михаилу Григорьевичу Винаверу, секретарю Е. П. Пешковой.

«24 марта 1936, Административно ссыльного
Павлова Михаила Ивановича.
Слабость здоровья и совершенная непригодность к физическому труду, а также преклонный возраст (58 лет) и полное отсутствие материальных средств побуждают меня искать материальной помощи, без которой я существовать не могу.
С 3 июня 1929 года до конца 1933 года я пробыл в исправительно- трудовых лагерях. После небольшого перерыва вновь арестован 30/III — 34 года и по постановлению Особого Совещания от 31 августа 1935 года выслан в Красноярский край на пять лет по обвинению в «принадлежности к контрреволюционной организации».
За время пребывания в лагерях, тюрьме и ссылке я совершенно утерял из виду своих родственников, да они и не могут мне оказывать помощь на протяжении почти десятилетия, так как мне осталось отбывать три с половиной года ссылки.
Положение мое ужасное: за квартиру платить нечем; одежда, обувь и белье истрепались; работы нет никакой, да я, как инвалид, совершенно не пригоден к физической работе. В перспективе — хроническое голодание с его последствиями.
Прошу Вас, Михаил Григорьевич, обратить внимание на мое тяжелое положение и оказать мне, в пределах возможного, помощь. Представить Вам справку о судимости или обвинительный акт я не могу, так как тем лицам, дела коих разбирает Особое Совещание, обвинительных актов не дают. Если это необходимо, то Вы можете запросить у Ворошиловского (бывший Ставрополь) Особого сектора НКВД мое дело или в Особом Совещании, где разбиралось мое дело 31 августа 1935 года. Я же лишен возможности доставить справку по пункту обвинения.
Административно ссыльный священник Михаил Иванович Павлов.
Адрес: Восточная Сибирь, Красноярский край, Балахтинский район, село Балахта, улица Союза, № 5.
1936 год 24/III»3.

На письме — две пометы секретаря Помполита: «О материальной помощи».
«Нет средств».

3. Миронюк Феодосий Филиппович, монах, род. в 1878 г. в д. Васьки Гродненской губ. (Беларусь). Малограмотный. До революции — монах, после монах-иеродиакон. В 1935 по ст. 58-10 УК РСФСР осужден на пять лет административной ссылки в д. Паново Кежемского р-на Красноярского края. Без определенных занятий. Реабилитирован 21.10.1999 прокуратурой КК (П-10259).

4. Гречанинов Василий Егорович, священник, 1882 г. р. Родился в 1882 г., в Московской губ.; образование среднее. Арестован 18 февраля 1935 г. Приговорен: ОСО НКВД СССР 2 сентября 1936 г., обв.: КРО. Приговор: пять лет ссылки в д. Паново Кежемского р-на КК.

5. Иванов Порфирий Петрович, священник, 1885 г. р. Место рождения: Астраханская губ. Национальность: русский. Образование: 4 кл. До революции — послушник в монастыре, затем диакон, в 1924-1935 — священник. В 1924 лишен политических прав как священник. Место проживания: д. Паново Кежемского р-на, Красноярский край. Реабилитирован 15 ноября 1958 г.

6. Климовский Петр Васильевич, священник, 1888 г. род. в с. Устюг Заледеевской вол. Красноярского округа Енисейской губ. Из семьи священника. Образование — духовная семинария. Проживал в г. Енисейске. В 1923 служил в Богоявленском соборе и Кресто-Воздвиженской церкви в Енисейске. В 1925 осужден за укрытие от описи имущества церкви, присужден к штрафу. Лишен политических прав, вместе с ним лишена прав член семьи Климовская Надежда Александровна. Арестован 28.03.1936. Обвинение в АСА, КРО. Осужден 15.08.1936 ОСО НКВД СССР на три года административной ссылки в д. Паново Кежемского р-на КК. Без определенных занятий. Реабилитирован 15.11.1958 Красноярским крайсудом и 02.08.1989 прокуратурой КК Арх. №,№ дел П-18448, П-10859.

7. Введенский Сергей Федорович, священник, 1872 г. р. Место рождения — Тульская обл. В ссылке проживал в Паново. Реабилитирован прокуратурой Красноярского Края в 1958 г.

8. Легейда Михаил Дмитриевич, священник, 1882 г. р. Родился в Полтавской губ. Украинец, Образование: духовная семинария. С 1905 по 1930 гг. жил и в г. Зенькове Полтавской обл. С 1930 по 1935 работал священником в с. Краснознаменка Гадячского р-на Полтавской обл. В 1935 году полгода провел в Харьковской тюрьме. Обвинение: ст. 58-10 УК. Приговор: три года административной ссылки в д. Паново Кежемского р-на Красноярского края. Реабилитирован 15 ноября 1958.

9. Аксенов Тимофей Ильич, священник, 08.06.1871 г.р., русский, уроженец д. Чинчурино Тетюшского уезда Казанской губ. В 1930 г. осужден Коллегией ОГПУ за антисоветскую агитацию на пять лет административной ссылки в д. Мануйлово, затем с. Белогорье и с. Самарово Остяко-Вогульского округа Омской обл.
Работал в сапожной мастерской консервного комбината, выполнял религиозные обряды. 29.01.1935 арестован. 20.04.1935 ОСО НКВД СССР по ст. 58-10 УК снова осужден на пять лет административной ссылки по делу № 1406. Отбывал ссылку в Кежемском р-не Красноярского края, в д. Паново, с апреля 1937 г. — в Кежме. В 1958 реабилитирован крайсудом Красноярского края.

В декабре 1935 г. он тоже обращался за помощью к Е. П. Пешковой:

 «14 декабря 1935 г. «В Красный Крест госпоже Пешковой.
От Аксенова Тимофея Ильича. Административно ссыльного по статье 58-10.
Заявление
Мне от роду 65 лет, крестьянин Казанской губернии Тетюшеского уезда села Чиньчурина, с детства сирота, бедняк. Образование — сельская трёхклассная школа, старообрядец. В 1906 году избран старообрядческим обществом в священники белокриницкой иерархии. Я и служил старообрядческим священником до 1914 года.
В 14-м году мне предложили перейти в православие. Я согласился, принял православие на правах единоверца и назначен в Тобольскую епархию, имея большое семейство, желая дать образование детям, я согласился перейти, так как православное духовенство имеет лучшую возможность обучать своих детей, чем старообрядческое духовенство.
В 1930 году я служил в единоверческом приходе бывшего Ялуторовского уезда Тобольской губернии села Кодевое. Тут меня арестовали и дали ссылку по статье 58-10, и за что, я и до сих пор не знаю. Был выслан в Самаровский район Остяко-Вогульского округа сроком на пять лет. Я, отбывая срок, переносил все лишения со смирением, вел себя честно, вдруг в 1935 году 28 января ночью опять арестуют и сажают в тюрьму, а мой срок ссылки оканчивался 1-го апреля 1935 года.
Продержали в тюрьме пять месяцев при таком изнурительном режиме, без питания, давали 500 грамм черного хлеба и кипятку, не давая прогулку. Я совершенно ослаб, 7 июня объявили мне новую ссылку и опять по статье 58-10, а 10 июня отправили этапом в город Красноярск сроком на пять лет.
Из Красноярска выслали опять на север по реке Ангаре в Кежемский район, и опять-таки я не знаю, за что, говорят, за контрреволюционную агитацию, но я не знаю, где и как и в чем она выразилась, я с политическим вопросом не знаком и нигде не выступал против Советской власти.
За все время моего отбывания я терпел и терплю, считаю — наказание мне послал Бог за мои грехи пред Богом, а не против Советской власти, а поэтому не обращался никуда с жалобами. В настоящее время решил обратиться к Вам, прошу Вас, товарищ Пешкова, будьте добры, объяснить мне, считается ли преступлением верование в Бога, а если не преступление, то прошу сказать мне, куда обратиться с ходатайством об освобождении меня от ссылки, или прошу Вас пойти с ходатайством, куда следует, о моем освобождении.
Я слаб и стар, не трудоспособен, здесь климатические условия суровы, холода, одежды не имею, работаю, ремонтирую обувь, с трудом
бы зарабатывал насущный кусок хлеба, но очень затруднительное положение — квартирный вопрос.
Прошу не отказать моей просьбе.
К сему подписуюсь: административно ссыльныи Аксенов Тимофей Ильич.
14/12. 35 года».8

10. Казанцев Аполлоний Емельянович, священник, 1879 г. р. Екатеринбургской губ.; русский; образование начальное. Реабилитирован 15 ноября 1958 г. Красноярским крайсудом.

11. Додонов Василий Герасимович, церковный староста, 1877 г. р. Московской губ., русский, из крестьян, кустарь-портной, церковный староста. Арестован 9 июня 1935 г. Обвинение: ст. 58-10 УК РСФСР. Приговор: пять лет ссылки. Место проживания: с. Кежма Кежемского р-на, Красноярский край.

12.Кулишов Андрей Егорович, церковный староста, 1874 г. р. Рязанская обл., Рязанский р-н, с. Рыково-Слобода; церковный староста. Приговорен: Особое совещание при НКВД СССР 22 апреля 1935 г., обв.: 58-10 УК РСФСР. Приговор: к пяти годам высылки в Красноярский край Реабилитирован 29 мая 1991 г. Президиумом Рязоблсуда.

13. Старчик Иван Иванович, церковный староста, 1883 г. р.

14. Краснова Елизавета Мироновна, монахиня, 1879 г. р. Родилась в г. Царицыне. Русская. До революции жена офицера (прапорщика), домохозяйка, затем монахиня. Арестована 20.02.1935. Осуждена ОСО НКВД СССР за участие в КРО к пяти годам ссылки. Ссыльная в пос. Кежма Красноярского края. Реабилитирована 15.11.1958 г. Красноярским крайсудом (П-10259).

15. Клюев Егор Васильевич, священник, 1877 г. р. Родился в 1877 г., в Московской губ.; малограмотный; ссыльный. Проживал: д. Заимка Кежемского р-на КК. Реабилитирован 15 ноября 1958 г. Красноярским крайсудом.

16. Шанин Михаил Петрович, диакон. Род. в 1879 в Раненбургском уезде Рязанской губ. Русский, малограмотный. До революции псаломщик, диакон. Арестован 18.04.1935. Обвинение по ст. 58-10 УК РСФСР. Осужден 14.06.1935 ОСО НКВД СССР на пять лет административной ссылки в пос. Заимка Кежемского р-на КК. Реабилитирован 15.11.1958 г. Красноярским крайсудом (П-10259).

17.Островский Лаврентий Николаевич, священник, 1875 г. р., уроженец с.Островок, до ареста 04.05.35 г. проживал в с. Пахомово Пронского района. Репрессирован 21.05.35 г. особым совещанием при НКВД СССР по ст.58-10 УК РСФСР к пяти годам высылки в Красноярский край. Реабилитирован Рязоблпрокуратурой по Указу ПВС СССР от 16.01.89 г. Арх. дело № 5015.

18. Ляшкевич Александр Дмитриевич, священник, 1874 г. р. Белоруссия, Витебская обл., Полоцкий р-н, село Ловаш—1938) белорус, образование: духовное училище, до последнего ареста проживал в деревне Заимка Кежемского района .

19. Кивотов Иван Васильевич, священник, род. в 1882 г. в с. Корневое Скопинского уезда Рязанской губ. Русский, образование — духовная семинария. Ссыльный. Священник. Арестован 21.06.1935 г. Обвинение по ст. 58-10 УК РСФСР. Осужден 10.07.1935 ОСО НКВД СССР на пять лет административной ссылки в с. Недокуры Кежемского р-на Красноярского края. Лесоруб в Кежемском леспромхозе. Реабилитирован 15.11.1958 г. Красноярским крайсудом (П-10259).

20. Чугунов Филипп Васильевич, церковный староста, 1878 г. р.

21. Малыгин Константин Михайлович, священник, 1878 г. род. в с. Борисо-Глебское Тверской губ. Потомственный священник. Русский, окончил духовную семинарию. Арестован 14.01.1935 г. Обвинение по ст. 58-10 УК РСФСР. Осужден 21.06.1935 г. ОСО НКВД СССР на три года административной ссылки в Кежемский р-н Красноярского края. В апреле 1936 г. прибыл в ссылку в с. Алешкино. Реабилитирован 15.11.1958 г. Красноярским крайсудом (П-10259).

22. Шематов Фёдор Петрович. Род. в 1893 в г. Одессе. Русский, образование начальное, из служащих. Арестован 11.12.1934. Обвинение по ст. 54-6, 54-8 УК УССР. Осужден ОСО НКВД на три года ссылки. Ссыльный в д. Паново Кежемского р-на Красноярского края. Реабилитирован 15.11.1958 г. Красноярским крайсудом и 31.07.1989 г. прокуратурой Одесской обл. (П-10259).

23. Шестаков Викентий Николаевич. Род. в 1873 г. в Черниговской губ. Русский, образование — сельская школа. Из мещан. Осужден в 1935 г. ОСО НКВД СССР за участие в КРО церковников к пяти годам ссылки в с. Алешкино Кежемского р-на Красноярского края. Реабилитирован 15.11.1958 г. Красноярским крайсудом (П-10259).

24. Бузовин Михаил Семенович, игумен. 1875 г.р. Осуждение — Особое Совещание при НКВД СССР . 1935 год. Приговор — пять лет ссылки в Красноярский край. Жил в Кежме. Реабилитирован Прокуратурой Красноярского края.

25. Давидюк Алексей Иванович, священник. Род. в 1879 в Гродненской губ. Ссыльный в д. Паново Кежемского р-на Красноярского края. Образование — сельская школа, священник, не работал.. Реабилитирован 09.10.1989 прокуратурой Красноярского края (П-18114).
Решением тройки УНКВД по Красноярскому краю от 08.03.1938, протокол № 355, дела МИРОНЮКА Ф.Ф. и СТАРЧИКА И.И. выделены в отдельное производство. Их дальнейшая судьба по имеющимся документам не прослеживается. В освободившиеся две расстрельные строчки тут же были дописаны несколько человек.

1. БРЮХАНОВ Анатолий Фомич. Род. 1899 г. с. Нижне-Илимск Иркутской губ. Отец и мать в 1919 г. расстреляны красными партизанами. Раскулачен, сослан в Проспихинский леспромхоз Кежемского р-на Красноярского края вместе с братьями. Работал счетоводом сельпо в с. Кежма Красноярскогок края. Арестован 13.02.1938 г. Приговорен тройкой УНКВД КК 08.03.1938 г. к высшей мере наказания. Реабилитирован 28.03. 1958 года.9

2. Давыдов Капитон Уварович. Род. в 1883 г. в Перовской вол. Красноярского округа Енисейской губ. Проживал в с. Кежма Кежемского р-на Красноярского края. Без определенных занятий, неработающий. Арестован 13.02.1938 г.. Обвинение в КРА. Приговорен 08.03.1938 г. тройкой УНКВД КК к высшей мере наказания. Реабилитирован 28.03.1958 г. ВТ СибВО. (П-9116)..1958 ВТ.10

3. Семён Иванович Савватев (1900-1938), русский, крестьянин, родился и жил в с. Паново Кежемского района.14.12.32 г. его арестовали, а в начале 1933 г. у его семьи отобрали хозяйство и выгнали из дома. 29.03.33 г. он был осуждён «особой тройкой ПП ОГПУ Востсибкрая» на пять лет по ст. 58-10 (АСА, «агитация, направленная на подрыв колхоза»). Он сидел в Томске и был освобождён летом 1937 г. Он вернулся в Паново и работал грузчиком в сельпо. 12.02.38 г. его снова забрали и увезли в КПЗ в КЕЖМУ. 8.03.38 г. он был осуждён тройкой по ст. 58-2,10,11 (как «активный участник контрреволюционной повстанческой организации») и 1.04.38 г. расстрелян в Кежме.11

Все обвиняемые на этом же заседании тройки 8 марта 1938 (душегубы из НКВД без отдыха и праздников работали !) были приговорены к расстрелу и в час ночи 1 апреля 1938 расстреляны в Кежме. Похоронены в Кежме. Но не на Коврижке ведь. Где именно?

Палачи не скажут, жертвы — тем более. Но есть одна идея. Она не доказана, но её очень трудно опровергнуть. Когда в 1973 – 1974 годах строилось новое здание РК КПСС, напротив милиции, при рытье котлована были вскрыты могилы. Был найден крест, который носят священники. Скелеты были неплохо сохранены. На некоторых черепах сохранились волосы – причем, длинные. Мне это кажется убедительным – от милиции недалеко.

И особенно это выглядит символичным – построить здание РК КПСС на костях жертв политики этой же партии. И все мы знаем, что в этом месте не было кладбища…

Мне думается, список священнослужителей и мирян, расстрелянных в 1938 году в Кежме, нужно передать в кодинский храм Покрова Божией Матери для вечного поминовения. Чтобы помнили, чтобы не забывали…

Юрий КОСОЛАПОВ, г. Новосибирск
Фото из архива автора: Ю. Косолапов, июль 2009 года. Спасская церковь с. Кежма

  1. http://old.memo.ru/history/document/0447.htm
  2. http://predtechahram.ru/saints/novomucheniki-lopasnya/arkady-lobtsov
  3. https://drevo-info.ru/articles/25032.html
  4. http://lists.memo.ru/d22/f331.htm
  5. http://pkk.memo.ru/letters_pdf/001791.pdf
  6. http://pkk.memo.ru/letters_pdf/001791.pdf
  7. https://memorial.krsk.ru/Articles/KP/1/06.htm
  8. http://pkk.memo.ru/letters_pdf/001070.pdf
  9. http://stopgulag.org/search/list/10340/351?l
  10. https://bessmertnybarak.ru/books/abc/?a=%D0%B4&number=133
  11. https://memorial.krsk.ru/svidet/msavvat.htm
  12. http://stopgulag.org/search/list/10340/351?l

Советское Приангарье 09.04.2021


На главную страницу/Документы/Публикации/2020-е

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.