Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

МилютинаТамара Павловна


Сегодня, 1 июля, исполняется 110 лет со дня рождения Тамары Павловны Милютиной. Правнучка священника Стефана Бежаницкого, уроженца Псковского края, приехавшего в Лифляндию в 1840х гг., где нужны были священники, умевшие говорить по-эстонски для перешедших в православие местных крестьян. Дед Тамары Павловны - отец Николай Бежаницкий, новомученник, убитый в Тарту в 1919 г. во время красного террора. Мать – одна из первых женщин-врачей в Эстонии, получивших высшее образование, специалист по туберкулезу. Участница Российского Студенческого Христианского Движения Тамара стала женой Ивана Аркадьевича Лаговского, секретаря Движения, переехавшего в 1933 г. в Эстонию. В 1940 г. с приходом советских войск в Прибалтику Лаговский был арестован с другими деятелями РСХД и расстрелян. Тамару арестовали в 1941 и сослали в Сибирь, где она отбыла срок в Тайшетлаге и Баиме. Вернулась в Эстонию в 1946 г. и была снова арестована в 1949, проведя повторную ссылку в Богучанах (Красноярский край). Мать Тамары Павловны также была арестована в 1949 г. и смогла воссоединиться с дочерью только в 1951 г. в Богучанах. Мать и дочь были освобождены только в 1957 г. Воспоминания Тамары Милютиной «Люди моей жизни» (Тарту, 1997), написанные по настоятельной просьбе ее друзей, и особенно Зары Григорьевны Минц, жены Юрия Лотмана, – это необыкновенное свидетельство. Самое главное в книге – это не репрессии и кошмары ссылки, а люди сильные и красивые духовно, которые не были сломлены арестами и жестокостью, которые читали, писали и пересказывали друг другу прекрасные стихи, помогали друг другу выживать, сохраняли человеческий облик в нечеловеческих условиях. Милютина пишет «Шаламов пишет, что, если в лагерях возникало чувство любви и дружбы – значит было недостаточно плохо. Может быть, он и прав, мне было, наверное, недостаточно плохо». Читая ее воспоминания с повторным сроком, понимаешь, что было плохо, как и в других лагерях, но ее поддерживал необычайный интерес к людям, заинтересованность «досмотреть до конца», и способность создавать вокруг себя общество близких по духу и культуре людей, на встречи с которыми ей так везло. На фото (1946 г.) Г. Богданов, Клавдия Бежаницкая и Тамара Милютина

Ирина Паэрт.

Фейсбук 01.07.2021


/Документы/Публикации/2020-е