Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Чужая земля стала родной


80 лет назад, 19 сентября 1941 года, в 12 часов, к пристани села Атаманово причалила баржа с пассажирами. Испуганные, растерянные люди выгружались на берег вместе со скарбом. Атамановцы обомлели, когда услышали, что приплывшие общаются на немецком языке.

Видно было, что они держатся большими семьями – с малыми детьми, древними стариками. Ночевали под открытым небом. Утром за вынужденными переселенцами приехали подводы из разных колхозов Сухобузимского района. На телеги погрузили имущество, посадили детей и стариков. Остальные к новому месту жительства шли пешком. Некоторых все же доставили на машинах, которые мобилизовали на время у совхоза «Таежный», Миндерлинской сельскохозяйственной колонии, Красногорской и Миндерлинской МТС, Кононовского и Павловского затонов.

Наплыв людей был необычайно большим, а свободное жилье отсутствовало. Прибывших разместили в клубах, животноводческих помещениях, конюшнях, амбарах и складах. На втором отделении жилищем стал амбар, где проращивали картофель. Многих подселили в дома к местным жителям, которые поначалу встретили нежданных гостей настороженно, даже враждебно. А как могло быть иначе, если шла кровопролитная война с немецко-фашистскими захватчиками. Это потом сибиряки разобрались, что привезли к ним совершенно мирное население, проживающее ранее в Республике немцев Поволжья и никакого отношения к оккупантам не имевшее.

28 августа 1941 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Массовая депортация обосновывалась тем, что: «По достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы в районах, заселенных немцами Поволжья. Во избежание таких нежелательных явлений и для предупреждения серьезных кровопролитий Президиум Верховного Совета СССР признал необходимым переселить всё немецкое население, проживающее в районах Поволжья, в другие районы с тем, чтобы переселяемые были наделены землёй, и чтобы им была оказана государственная помощь по устройству в новых районах». Как тогда нередко случалось, обвинением послужили не установленные факты, а “информация”, основанная на предположениях о возможной ситуации.

Операцию по выселению провели очень быстро и организованно. С 3 по 20 сентября 1941 года 446 480 человек из АССР немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей депортировали в Сибирь и Казахстан. В Красноярский край поступило 70 262.

В нашем районе переселенцев доставили на отделения совхоза «Таежный» и в Миндерлинскую сельскохозяйственную колонию, в Большой Балчуг, Подсопки, Воробино, Нахвальское, Татарскую, Кекур, Седельниково, Берег-Таскино, Ковригино, другие села и деревни. Вероятно, пристанищем стали абсолютно все населенные пункты. В Большебалчугский сельсовет поступило 100 человек, Подсопочный – 68, в Миндерлинский – 69.

В Государственном архиве Красноярского края (Ф.Р.2137. Оп.1. Д. 94.) хранятся «Списки эвакуированных граждан немецкой национальности, размещенных в Бейском, Березовском, Большемуртинском, Краснотуранском, Сухобузимском, Таштыпском районах 1941-1942 гг.». В них значатся сотни фамилий пассажиров товарного эшелона № 839, отбывшего 6 сентября в 16 час.15 мин. со станции Палласовка Палласовского кантона республики и поселившихся в Сухобузимском районе.

Переселенцы записаны поименно, семьями, указаны год и место рождения, специальность, место работы до эвакуации. Веберы, Гейдельбахи, Гофманы, Пфлаумеры, Рау, Гюнтеры, Гельверы… В основном уроженцы и жители села Штрасбург. Но записаны и другие села Палласовского кантона. Например, в Карымскую попали в основном уроженцы села Альт-Веймар. Списков несколько. Всего в сентябре 1941 года в район поступило 457 семей, 2306 человек. Списки составлены исполкомом Сухобузимского райсовета, заверены, подписаны и направлены в крайисполком.

Семьи в большинстве многодетные. Например, у Самуила Генриховича и Эммы Карловны Майер – сын и пять дочерей, у Якова Яковлевича и Екатерины Генриховны Гердт - семеро детей и племянник, Иоганеса Иоганесовича Шваба и его жены Марии Андреевны – четверо сыновей, у Адама Давыдовича Шуберта - две дочери, два сына. Среди детей находились и младенцы 1941 года рождения – Александр Гельвер, Иоганес Шваб, Артур Шульц, Мария Шнейдер, Арнольд Фрицлер и другие.

Мужчины и женщины трудоспособного возраста – в основном рабочие колхозов. Рихард Иванович Фукс, Давыд Генрихович Рау, Иван Александрович Клаузер, Александр Александрович Граф, Феликс Давыдович и Генрих Давыдович Шлотгауэеры – трактористы. Фрида Андреевна Репп - доярка, Карл Андреевич Сайбель – кузнец, Иван Егорович Визнер – плотник, Адам Кондратьевич Кульман (Кольман?) – бондарь. Имелись среди них и специалисты, и руководители. Яков Яковлевич Фрицлер (1912 г. р.) был заместителем председателя исполкома Палласовского райсовета, его жена Берта Эдуардовна Кромм – технический секретарь Палласовского РК ВКП (б), Мария Яковлевна Фрицлер(1919 г. р.) – секретарь Палласовского РК ВЛКСМ, Лия Фрицевна Лихтенвальд тоже работала в райкоме комсомола. Павел Эдуардович Кромм и Яков Яковлевич Фром являлись литературными сотрудниками редакции газеты, Лидия Готфридовна Руш – наборщиком типографии. Немало обнаружилось и педагогов – учительские семьи Кроммов (Эдуард Иванович, Мария Христьяновна), Шубертов (Адам Давыдович, Ирина Адамовна, Александр Адамович). У себя на родине детей учили Магда Петровна Вегелин, Леонид Иванович Николайзен, Франциска Ивановна Шенфельд, Эмилия Генриховна Боселер, Фрида Давыдовна Герцог.

Паулина Георгиевна Гердт – медицинский фельдшер, Давыд Давыдович Бауэр – бухгалтер, Эммануил Христьянович Гейнце – шофер, Виктор Эммануилович Майер – мастер-сыровар.

Колхозам было важно получить специалистов сельского хозяйства. Ими оказались Александр Генрихович Пейльс, Георгий Георгиевич Лейман (механики), Мария Петровна Кобер (зоотехник), Давид Давыдович Шпед, Иосиф Иосифович Цих (агрономы), Александр Давыдович Шульц – ветфельдшер.

В колхозах шла уборка урожая, и прибывшие сразу включились в работу. Заменили ушедших на фронт мужчин.

Но в феврале 1942 года большинство трудоспособных мужчин и некоторых женщин, не имеющих детей, призовут в трудармию. Семьи останутся без основных кормильцев. Немецкие женщины, как и их русские подруги, плечом к плечу будут преодолевать тяжелейшие испытания военного и послевоенного времени.

В дальнейшем в район поступили депортированные немцы из Ленинграда, Московской, Тульской, Ростовской и других областей европейской части страны, Краснодарского и Орджоникидзевского краев, республик Закавказья, Украины.

По приблизительным подсчетам на оккупированной вермахтом территории СССР осталось около 310 тысяч немцев, которых не успели депортировать на восток. В основном они проживали на Украине, а также на Северном Кавказе, в Белоруссии, в западных областях РСФСР, под Ленинградом.

В 1943-1944 годах власти рейха переселили советских немцев с оккупированной территории СССР в Восточную Германию и Вартегау (Западную Польшу) Там они получили статус «административных переселенцев». После окончания войны, в 1945-1946 гг., свыше 200 тыс. советских немцев были репатриированы с территории Германии в СССР. Все были направлены в места спецпоселения. Репатрианты попали в совхоз «Таежный», Миндерлинский совхоз УНКВД. Их, как и всех ссыльных немцев закрепили за определенными населенными пунктами, которые они не имели права покидать. Ограничения в правовом положении сняли лишь 13 декабря 1955 года. Немцев освободили от спецпоселения, из-под административного надзора органов МВД и с этого времени стали выдавать паспорта. А 29 августа 1964 года власть, наконец, признала, что «огульные обвинения в активной помощи и пособничестве немецко-фашистским захватчикам», которые были предъявлены советским немцам в Указе от 28 августа 1941 г., были неосновательными…в действительности, в годы Великой Отечественной войны подавляющее большинство немецкого населения вместе со всем советским народом своим трудом способствовало победе Советского Союза над фашистской Германией, а в послевоенные годы активно участвует в коммунистическом строительстве».

Своим неиссякаемым трудолюбием, мастерством, ответственностью и аккуратностью депортированные немцы уже в военные годы стали завоевывать симпатии сибиряков.

Пройдет время, и они сроднятся с местным населением, и никто больше не будет называть их незаслуженными обидными словами. С годами все чаще случались межнациональные браки, окончательно стерлись различия между немцами, русскими, украинцами, хотя многие отмечают особую приверженность немецкого населения к чистоте и порядку.

Немцы нередко показывали образцы самоотверженного труда. Их ценили во всех трудовых коллективах. Когда выходил очередной Указ Президиума Верховного Совета СССР о государственных наградах, в списках передовиков сельского хозяйства Сухобузимского района всегда находилось много немецких фамилий. В 1966 году орденом Трудового Красного Знамени награждена доярка Татарского отделения Сухобузимского совхоза Фрида Яковлевна Кирьянова, в 1971 году – доярка этого же хозяйства Элла Егоровна Шпет, в 1972 году – тракторист «Таежного» Артур Адамович Кляузер, механизатор Шилинского совхоза Иван Давыдович Цих. Ордена «Знак Почета» удостоены Виктор Карлович Гюнтер, Иван Иванович Фрицлер, Андрей Александрович Миллер, Александр Викторович Вебер, медалями – Федор Александрович Опфер, Константин Павлович Лейб, Эмма Ивановна Репп, Виктор Генрихович Вульф, Константин Кондратьевич Майер. Немцы внесли достойный вклад в развитие Сухобузимского района, их достижения в различных областях значительны и в настоящее время.

После выхода закона о реабилитации жертв политических репрессий лица немецкой национальности были реабилитированы. Позже такой же статус получили и их дети. Они имеют определенные льготы, получают надбавку к пенсии.

В 1980-1990-х многие семьи выехали на постоянное жительство в Германию, оставив о себе хорошую память. Построенные ими дома, посаженные сады и поныне служат людям. Другие потомки депортированных в годы войны немцев по-прежнему живут среди нас. Не все их внуки и правнуки знают историю своих семей, многие считает, что Сибирь была единственной родиной их предков.

Ольга ВАВИЛЕНКО

Сельская жизнь (Сухобузимо) 29 октября 2021

Фото


Довоенное фото. Идет уборка в колхозе Штрасбурга Республики немцев
 Поволжья. Фото предоставлено Лилией Парамоновой


Анна Бенгель работала в Миндерлинском совхозе, была передовиком производства, ее снимок находился на доске почета. Фото из альбома Алексея Павлиди


Иван Иванович Гейдельбах работал в совхозе «Таежный» механиком и был отличным рационализатором. Фото из фондов Сухобузимского районного краеведческого музея


Свидетельство о рождении на немецком языке привезли в ссылку родные. Лилии Парамоновой


Больше, чем в других селах проживало немцев на Третьем отделении совхоза «Таежный». Фото Виктора Гюнтера

 


/Документы/Публикации/2020-е