Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

И ермаковцы в их числе


Время помнить наступило.
Кажется сегодня мне,
Что у нас с тобою было
Две страны в одной стране.
Первая страна вставала
На виду у всей земли,
Радостно рапортовала!
А вторую вдаль везли.
Вмиг перерубались корни,
Поезд мчался по полям,
И у всех, кто есть в вагоне,
«Сто шестнадцать пополам…»
Роберт Рождественский

Нетрудно догадаться, что речь в этих строках идет о мрачной странице истории нашего Отечества — о политических репрессиях 30-50-х годов прошлого века.

В это страшное время без суда и следствия людей объявляли «врагами народа», ссылали их на необжитые земли, отправляли в тюрьмы, лагеря, которые, как правило, располагались рядом с грандиозными стройками и местами разработки полезных ископаемых (позарез нужна была дешёвая рабочая сила). И, наконец, безвинных граждан расстреливали.

Во все республики необъятного СССР, края и области спускались тогда даже планы первой и второй категорий, подписанные недрогнувшей рукой вершителей Кремля. Попервой категории указывалось количество расстрелов, по второй — количество сосланных и заключённых в лагеря. В числе репрессированных были и наши земляки - ермаковцы. На памятнике жертвам политических репрессий, установленном в районном центре, значится, что в период 30-50-х годов ХХ века от репрессий погибло более полутора тысяч жителей Ермаковского района, 700 человек из них были расстреляны. Ермаковцы прошли в общей сложности через все виды репрессий. Есть среди жертв и те, кого раскулачили, и те, кто попал под маховик Большого террора, и те, кого депортировали в Сибирь из других республик, и те, на кого донесли бдительные недоброжелатели.

Судьбы раскулаченного крестьянства

Раскулачивание и репрессии, с ними связанные, приходятся, в основном, на период с 1929 по 1932 годы. Проведение политики раскулачивания совпало с перегибами в заготовке хлеба и коллективизацией. Зажиточных кулаков и их семьи ссылали в спецпоселения в необжитые или малообжитые места Сибири и на Север.

Порой туда ехали лишь жёны с детьми, поскольку главу семьи как «контрреволюционный элемент» расстреливали или отправляли в лагерь.

Остальных, так называемых «подкулачников», середняков, чаще всего высылали за пределы своей деревни в тот же район, выделяя им малопригодные для возделывания участки земли. Раскулачивание сопровождалось конфискацией имущества, продовольствия, кормов и семенных запасов, обобществлением скота, птицы для колхозов. Нормой становился произвол местных властей по отношению к крестьянству.

Начало проведения политики раскулачивания было положено Постановлением Политбюро ЦК ВКП (б) от 30 января 1930 г. «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Вскоре за ним последовал Приказ № 4421 заместителя председателя ОГПУ Ягоды «Об участии ОГПУ в проведении коллективизации, арестах и беспощадного подавления любого сопротивления проводимым мероприятиям». Появилось в связи с ним и особое Постановление, где в одном из пунктов говорилось о необходимости увеличения штатов ОГПУ на 800 человек и увеличении войск ОГПУ на 1000 штыков и сабель. По оценке историка В.Н. Земского всего было раскулачено 4 млн человек. В кулацких ссылках побывало 2 176 600 человек,
родилось в спецпоселениях 230 238.

В Ермаковском районе раскулачивание началось с мая 1928 года.

В статье «Тревожные дни 1928-1936 годов» (2-я часть книги «Боль и память») зав. архивным отделом администрации Ермаковского района Н.А.Чеховская пишет, что только за один 1929 год под раскулачивание в районе попали 500 семей. В 1931 году - около 327 семей. Как правило, ермаковцев высылали за пределы района.

Хранит Ермаковский архив и документы, свидетельствующие о перегибах в ходе раскулачивания. В той же статье читаем: «В резолюции пленума Райкома и в письме Минусинского Окружного комитета от 7 апреля 1930 года отмечалось, что в районе «были допущены грубые ошибки в деле ликвидации кулачества как класса». Вот один из примеров. «В Вознесенском нет колхоза, тем не менее раскулачивание было проведено методом составления в административном порядке дополнительного кулацкого списка, предъявление к этому списку требовало внести индивидуальное обложение в течение 24 часов. Сам процесс конфискации имущества был проведен бесхозяйственно и неправильно, без соответствующих описей и с отобранием предметов домашнего обихода — рубашек, платьев, портянок и т.д. Выезжая в Вознесенское, бригада РИКа административно составила список подлежащих окулачиванию и распродала их имущество в течение нескольких часов. Есть ошибочные случаи окулачивания».

Характерно, что многих из крестьян репрессировали дважды — когда в годы Большого террора службам НКВД требовалось выполнить разнарядку по «врагам народа» I-й и II-й категорий, их, недолго думая, находили  среди бывших «кулаков».

Горькую судьбу раскулачивания познали семьи Бектяшевых, Глубоковых, Засухиных, Аветесян, Степановых, Старанчуковых, Колодкиных, Петрусь, Пискуновых, Солдатовых, Бурлаченко, Просековых, Путинцевых, Зубаревых, Штукариных, Филипьевых, Михайловых, Гатиловых, Складчиковых и других.

Годы Большого террора

1937-1938 годы… Именно в это время репрессии в нашей стране достигли небывалого пика. С легкой руки английского историка Роберта Конвеквеста за этими годами закрепилось название – Большой террор. В то время, когда все от мала до велика пели «я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек», судебные, а чаще внесудебные органы, выносящие приговоры, не справлялись с потоком хлынувших на них дел. Тюрьмы и следственные изоляторы были переполнены. Необходимо было придумать какую-то технологию, которая могла бы разгрузить тюрьмы, ускорить этапирование осуждённых в лагеря и упростить процедуру расстрела.

Выход был найден - 2 июля 1937 года Политбюро ЦК ВКП (б) приняло Постановление «Об антисоветских элементах». Этим постановлением было узаконено решение о создании троек с широкими полномочиями при республиканских и региональных управлениях НКВД. Вскоре появились и двойки, когда судилища вели представитель НКВД и прокурор. Были утверждены и лимиты по категориям: I – расстрел, II – заключение в лагерь.

Красноярскому краю решением Политбюро ЦК от  31.07.1937 года был спущен план репрессировать по I категории 750 человек, по II – 2500 (всего 3200). В ноябре того же года телеграммой Сталина и Молотова разрешалось увеличить лимит по расстрелам в крае на 6600 человек. В январе 1938 года Политбюро ЦК определяет для края лимит по I категории 1500 человек, по II – 500 (всего 2 000), а уже в апреле «сверху» спускается решение довести расстрелы до 3000 человек.

Ермаковцы не стали исключением. Они тоже вошли в  эти неумолимые лимиты. Одни попали в лагеря, раскиданные по всей стране, пополнив ряды дешёвой рабочей силы на «великих стройках», лесозаготовках, приисках, разработках месторождений полезных ископаемых. Других подвели под расстрел, сфабриковав ложные контрреволюционные дела и выбив под пытками признание вины. Из жителей Ермаковского района к высшей мере наказания, расстрелу, было приговорено более 700 человек. Списки их можно найти в первой, второй и третьей частях книги «Боль и память».

В 1937 и 1938 годах пострадали от жестоких репрессий семьи Бузуновых, Витовских, Зориных, Чихачевых, Лукьяновых, Паю,  Худоноговых и других. В эти же годы от доносов претерпели горе семьи Богатовых, Евдокимовых, Кибановых, Мещеровых, Рощупкиных. Практически все семьи лишились своих мужей и отцов, которые были расстреляны. Одни в Красноярске, а другие совсем рядом, на окраине Минусинска.

Депортация народов

Депортации — одна из форм политических репрессий, которые применялись в нашей стране. Основными особенностями их были: внесудебный характер, контингентность и перемещение больших масс людей в отдалённую, непривычную и часто рискованную среду проживания. Депортации подверглись почти все народы Советского Союза, в том числе: немцы, финны, калмыки, латыши, литовцы, эстонцы, белорусы, греки, крымские татары, ингуши, чеченцы, украинцы, абхазы, курды и другие. При этом все они лишились своих национальных территорий.

В Законе РФ от 26 апреля 1991 года «О реабилитации репрессированных народов» сказано, что в отношении народов, наций, народностей, этнических групп проводилась на государственном уровне «политика клеветы и геноцида, которая сопровождалась насильственным переселением,  упразднением национальных образований, перекраиванием границ, установлением режима террора и насилия в местах спецпоселения».

По данным генерального прокурора Вышинского А.Я., за период с ноября 1939 г. по июнь 1941 г. были депортированы 389 382 человека, Из этого числа 52 процент составляли женщины и дети. За время пути и на местах в течение первого года умерло десять процентов от общего числа депортированных.

 Продолжились депортации и в годы ВОВ, главным образом, во избежание потенциального предательства. Однако в сохранившихся архивах, даже во внутренней корреспонденции органов власти, не удалось обнаружить ни одного документа, указывавшего бы на то, что советские власти всерьёз подозревали эти народы в государственной измене.

Депортации в Сибирь, на северные территории подверглись семьи Бенс, Боринец, Грасмик, Капис, Фридрих, Шлотгауэр, Якоби, Юнг, Лоренц, Фогель,
Миллер и других.


В пути


Идёт погрузка депортированных в вагоны

Л. Голубь,
председатель Ермаковского отделения союза реабилитированных Красноярского края

Нива 26.10.2023


/Документы/Публикации/2020-е