Репрессии 30-х.


Муниципальное образовательное учреждение
«Юксеевская средняя общеобразовательная школа»

Исследовательская работа:
«Репрессии 30-х...»

Выполняли:
учащиеся 10 класса
Белкина Марина
Галимова Снежана
Пурлушкина Татьяна
Руководитель:
Михайлова Светлана Петровна

Большемуртинский район
с.Юксеево 2006г.

Рецензия на исследовательскую работу «Репрессии 30-х...»
(на примере семей проживающих в с.Юксеево)

Над этой темой работали три девочки из 10 класса: Пурлушкина Татьяна, Белкина Марина, Галимова Снежана. Девочки очень добросовестно занимались сбором материала. Хорошо отразили в своей работе время репрессий. Были приведены статистические данные, которые брали из учебников, дополнительной литературы, газетного материала. Большую часть работы занимают воспоминания детей репрессированных: Кин Виктора Райнгартовича, Малышевой Валентины Васильевны, Коркуновой Эммы Андреевны.

Девочки собрали фотографии или самих репрессированных или их детей. Фотографии тоже представлены.

Материал изложен последовательно. В работе отражена цель. А их цель заключается в том, чтобы рассказать о репрессированных, которые проживают в нашем с.Юксеево, о том страшном периоде.

Работа будет продолжена. Ведь в с. Юксеево проживает 10 семей. Тем более - цель работы - создание музея. Первые наработки уже есть. В этом году Таня, Марина, Снежана делают первые шаги в науку. Пусть эти шаги еще неуверенные, но девочки твердо знают, что навыки, приобретенные в ходе работы, пригодятся в будущем. Будет создаваться альбом «Дети репрессированных».

Я считаю, что работа «Репрессии 30-х...» заслуживает внимания.

Руководитель
социально - гуманитарной секции
Михайлова Светлана Петровна.

«Жертвы политических репрессий»
(Из воспоминаний детей репрессированных)

И упало каменное слово
На мою, еще живую грудь.
Ничего, ведь я была готова,
Справлюсь с этим
как-нибудь.
У меня сегодня
много дела —
Надо память до конца убить,
Надо, чтоб душа окаменела,
Надо снова научиться жить.
А.Ахматова

30 октября - День памяти жертв политических репрессий. Нельзя забывать нелегкие годы бед и лишений. И хотя многим было не так уж много лет, события того времени, коснувшиеся многих семей, сохранились в памяти на всю жизнь, ведь такое не забывается.

Минувшее столетие отмечено в российской истории великими свершениями наших предков. Они прославили Россию подвигами, трудом, достижениями в культуре и науке. Но мрачные страницы в истории поколений останутся навсегда.

Двадцатые годы - начало новых преобразований в жизни нашей страны. Большевики с момента прихода к власти сделали упор на коллективные хозяйства, и началась по всей стране коллективизация. Особых размахов она достигла в 1929 году под лозунгом «Организация бедноты совместно с середняками для борьбы против кулака». И трагические 30-е годы... Наверное, нет такой деревни, которой бы не коснулись они черным крылом. Раскулачивание было повсеместным. Если в хозяйстве были лошадь и корова - то оно уже считалось зажиточным, изымалось все, вплоть до личных вещей, а хозяев отправляли в ссылку... По статистическим данным было ликвидировано более миллиона семей, выслано более двух миллионов человек. Эшелоны и обозы с раскулаченными двигались по всей стране. Невозможно вычеркнуть из памяти имена миллионов безвинных, загубленных. Невозможно предать забвению наше прошлое. Нужно помнить и знать все для того, чтобы не допустить возврата к прошлому, чтобы преступления такого масштаба и такой жестокости не повторились

Многие сейчас спрашивают: а для чего нужно это вспоминать? Но ведь это наша история, горькая, страшная, немногие тогда сумели выдержать, не оговорить себя и других, устоять в этой адской мясорубке.

Политические репрессии - это не отдельно взятые эпизоды из жизни отдельных территорий. Репрессии (лат) - это применяемые государственными органами карательные меры. Это было явление массовое, коснувшееся чуть ли не каждой семьи, а уж каждой третьей-четвертой - это точно. Поводом для развертывания массовых репрессий в стране стало убийство 1 декабря 1934 года в Ленинграде члена Политбюро ЦК ВКП(б), первого секретаря Ленинградского губкома ВКП(б) С.М.Кирова. Через несколько часов после этого убийства был принят закон о введении «упрощенного порядка» рассмотрения дел о террористических актах и организациях. Согласно ему следствие должно вестись ускоренным порядком и заканчивать свою работу в течение десяти дней; обвинительное заключение вручалось обвиняемым за сутки до рассмотрения дела в суде; дела слушались без участия сторон - прокурора и защитника; просьбы о помиловании запрещались, а приговоры о расстреле приводились в исполнение немедленно после их оглашения.

По всей стране были созданы лагеря, где содержались заключенные по политическим мотивам. Люди осуждалась по вымышленным обвинениям, а также по ложным доносам. Роль суда заменяли так называемые тройки, состоявшие из представителей исполнительной , партийной власти и органов НКВД. Эти внесудебные органы имели большие полномочия, вплоть до вынесения смертного приговора. Годы, десятки лет ссылки, тюрьмы, каторжных работ, а ведь за каждым из арестованных - родные: матери, жены, дети. Сколько горя, слез, безвозвратно сломанных судеб. Особенно была страшная участь детей «врагов народа». Чтобы сохранить их, матери отказывались от мужей, иначе самим бы пришлось отправляться в лагеря, а детей по детским домам. И это было продумано в Кремле. Ребенок в 15 лет мог быть арестованным и расстрелянным, детей помладше отправляли в специальные детские дома, им меняли имена, фамилию, делали все, чтобы они не помнили, кто они и откуда. Но люди выдержали, не сломались...(из архивных документов).

Печальная страница в истории российских немцев. Около миллиона человек было депортировано с Поволжья, Кавказа, Украины. На место ссылки прибыло меньше почти на сто с лишним тысяч - первыми умерли старики и дети. Да и кто считал эту разницу в числе людей. Один указ решил судьбу целого народа, да и не только немецкого народа. Сколько еще латышей, чечен,, крымских татар, турок, ингушей, калмыков не доехали до своих родных мест.

Разбросали рукою
вождя по Союзу,
Приказали обычай забыть и язык
Нищета и обида
легли тяжким грузом,
Методично стирая
культуры азы...

Когда читаешь все эти приказы, выписки из решений Политбюро, помеченные 1937 годом, понимаешь, как далеко - и слава Богу! - ушли мы от тех времен.
Дорога слез не воспета поэтами, и голос перехватывает спазм. Дай, Боже, детям и внукам этих людей добра и разума. Не обозли до мести.

На могиле вместо розы -
Ветка ели, как укор,
Боже, кто считает слезы
Наших братьев и сестер?
Быть отверженным -
обидно
Ни надежды, ни руки -
Вспоминайте нас
в молитвах
Дорогие земляки.

Список репрессированных, проживающих в с. Юксеево

1. Кин Виктор Райнгартович
2.Малышева Валентина Васильевна
3. Коркунова Эмма Андреевна
4. Файль Виктор Иванович
5. Трофимова Вера Леонидовна
6. Трофимова Мария Давыдовна
7. Служивая Тамара Андреевна
8. Голомако Алекеандр Николаевич
9. Скобелева Анна Константиновна
10. Дикалова Софья Николаевна


Кин Виктор Райнгартович

Из воспоминаний моего отца
Кин Райнгарда Августовича.

Сложно и трагично сложилась судьба моего отца. Семья была большая, и жили они на Украине в районе Чернигова. Уже в 1914 году, по решению царских властей, в связи с первой мировой войной, немцев с Украины стали выселять в район Приволжья и за Урал. Поэтому многие семьи оказались в Сибири, мои родители обосновались в районе Оренбурга. После революции получили наделы земли. так как семья была большая. то и надел был весомый. Жили дружно, имели две коровы, лошадь, овец, коз, свиней. По тем временам жили богато, но работников в доме не было, все делали сами. В 1932 году семья была раскулачена и отправлена эшелоном в Красноярск. Был уже конец сентября. Отец рассказывал, что на каждой станции они с братом ( в возрасте 16-18 лет) сгружали с эшелона умерших. Умирали старики и дети. Хоронить не разрешали и поезд шел дальше. Из Красноярска до Енисейска шли в основном пешком, дети и старики обозом. Чтобы не скапливать большое количество людей в Енисейске, власти решили отправить людей на баржах вниз по Енисею, хотя на реке уже шла шуга. Мой дед и еще трое из обоза пошли к властям, чтобы их семьи оставили хотя бы до весны в Енисейске. Но конвой загнал всех на баржи. Недовольных расстреливали на месте. Был расстрелян и мой дед. Баржи смогли доплыть до острова Томарово, что в 250 км. от Енисейска. Умерших и замерзших в дороге топили в реке, живые остались на обыкновенном пустом острове. Из десяти барж остались в живых человек 200. В снегу стали рыть убежища и строить землянки. Питались скудными припасами: корой и орехом. Благо в тот год был хороший урожай шишек и много ягоды. Шишка еще не успела упасть (такое бывает на севере, когда присохшая шишка может висеть на дереве до следующей весны). Раскапывали снег и собирали клюкву, хвою, ловили из подо льда рыбу. Выжили.... и к 1940 году на острове выросла обыкновенная сибирская деревня. Приезжие научили местных жителей (их называли чалдонами) выращивать картофель, высаживать и выращивать другие овощи. Летом, благодаря длинным световым дням и коротким ночам, все растет быстро. Начали садить и выращивать рожь. Образовали колхоз. Люди стали жить неплохо. Образовывались новые семьи. Там на острове встретились друг с другом и мои родители. Судьба мамы почти такая же, как и отца. Началась война 1941 года. И вновь приехали конвоиры и всех немцев, молодых парней и девушек арестовали и направили в лагерь на лесоповал. В деревне остались старики и дети.

О том, как тяжело приходилось работать, родители рассказывали неохотно. Но в местах, где работали родители, мне удалось побывать и видеть своими глазами разрушенные временем бараки, колючую проволоку и множество заброшенных могил. Но жизнь шла и наступила победа. Люди стали возвращаться в свои деревни.

Из рассказов, не только родителей, но и старожилов, колхоз на острове был одним из лучших в районе. Несмотря на большие налоги и сборы, люди стали жить сытно. Но наступил 1951 год, год моего рождения и с этого времени началась рождаться моя судьба. Родился я 1 апреля в один день с моим братом Володей (двойняшки), но судьба сложилась так, что уже в десятидневном периоде жизни надо было решать, а сможем ли мы выжить. К сожалению, это касалось многих семей, детей было много. И так 10 апреля 1951 года прибыли в деревню обозы с конвоем и опять всех до единого и старого и малого посадили на сани и повезли за сорок километров обживать новое место д. Назимово. И опять по дороге и уже в Назимово очень многих пришлось похоронить, тех, кто не перенес дорогу или простудился. Привезли нашу семью в конюшню, и там жили мы до осени, пока не построили себе за лето дом. Надо было работать в колхозе и еще думать о семье. Простудились мы с братом оба, брат умер, а я чудом выжил. В жизни мне пришлось тоже испытать много. Но это уже другая история. Росли мы в работе: с пяти лет пас скот в колхозе, возил копна, силосовал и так работали в колхозе с раннего утра и допоздна все дети того периода. Но что поразило меня, это то , что не смотря на всю сложность и трагичность того периода, люди пережившие то время не были озлоблены, они были дружны, общительны и только это помогло им выжить.


Малышева (Лаук) Валентина Васильевна

Воспоминания о годах репрессии семьи Лаук Ирмы Яковлевны


Лаук Ирма Яковлевна

В тридцатые годы становления коллективизации колхозов, семья моей мамы была признана кулацкой. В семье было 14 детей. В хозяйстве была лошадь, корова, куры, свиньи. Отец моей мамы был очень мастеровой, своими руками он построил мельницу, которой пользовалось все село. Семья была трудолюбивая, все взрослые и дети были в работе. Одним словом сами себя обрабатывали, ни на кого не надеясь. При раскулачивании погибли родители, а детей, посадив на повозку, полураздетых, все отобрав и дом, и имущество, и подворье, выдворили с места жительства.

Семья распалась. Каждый был в поиске, что-то покушать. Мама, предпоследний ребенок в семье в возрасте 8 лет, потерялась от сестер и братьев, ходила по полю, собирая гнилые листья капусты, чтобы поесть. Приютила у себя в доме чужая старая женщина, помогла ее пристроить в колхоз, приписав ей четыре года, т.к. девочка она была рослая. Постепенно выучилась работе на первых колесных тракторах. Так и жила, пытаясь выжить, считая себя одинокой. Найти родственников возможности совершенно не представлялось. Очень интересна и трудна была судьба моей мамы, тогда еще молодой девушки. Вместе со всеми репрессированными с Кавказа Орджоникидзевского края перевезли в Казахстан г. Павлодар, затем в 1943 году мобилизовали в Заволжье.

В период становления Отрадненского управления буровых работ Куйбышевской области, его основной костяк составляли женщины. Это были девушки, мобилизованные в трудармию немцев. Вся тяжесть труда ложилась на хрупкие женские плечи. Им приходилось таскать трубы, рыть котлованы, осваивать подъем бурильного инструмента, одним словом, работать по сугубо мужской профессии - помощник бурилыцика на буровых - добывать из недр земли нефть. Нефть нужна была стране, фронту. Полуголодные женщины, в том числе и моя мама, имея при себе несколько картофелин и кусок хлеба, вот и все, а работали по 12 часов.

Жили в бараках, мужчины и женщины - жили раздельно. Замуж не позволялось выходить. Довод был один - раз семья будет, значит нужно давать угол, в то время жилья не было. Но жизнь брала свое. Девушки и парни влюблялись, тайно встречались, тайно женились. Но жили каждый в своем бараке. В бараках, как у мужчин, так у женщин проживали подсадные люди (утки), которые прослушивали бытовые разговоры и все докладывали. Люди бесследно пропадали. В числе пропавших оказался и мой отец.

В 1946 году родилась я. Так мы с мамой остались вдвоем. Мама работала по трое суток - жили и работали на буровых, а я передавалась из рук в руки в ее отсутствие, рассчитываясь за меня пайком продуктов. Декретных отпусков не полагалось. Помню, мне было 5-6 лет, мы с мамой ходили отмечаться в комендатуру с поселения за 11 километров пешком. В комендатуре работники НКВД, было не совсем доброжелательное отношение, меня выставляли в коридор, а на маму обрушивался крик, что-то запугивали, непонятно что от нее требовали. И обратно домой мы шли со слезами на глазах. Я так и проживала, практически с чужими людьми, т.к. родственников у нас не было. Помню, как эти чужие мамы и бабушки пользовались моей беспомощностью, заставляли заниматься уборкой двора, катухов (стайки) для животных, огород. Некоторые, жалея меня дарили мне какую-нибудь одежонку. Но почему-то больше всего в памяти моей остались моменты тайной ненависти к моей немецкой нации. Запретили моей маме со мной говорить на родном языке, мотивируя, что мы живем среди русских, и дочь, т.е. я учусь в русской школе.

Но шли годы, жизнь менялась, сердечные раны моей мамы постепенно зарубцовывались, а мои школьные набирали обороты. Ни кому не давала покоя моя фамилия, и мне часто напоминали о том, что мой отец и мать -фашисты. Это конечно была детская логика, которая здорово подрывала мою психику.
Несмотря на трудную жизнь, моя мама Лаук Ирма Яковлевна сумела вырастить и воспитать двух дочерей. Проработав всю свою трудовую деятельность в нефтяной промышленности, имела одну единственную запись в трудовой книжке со стажем - 47 лет. Имела множество поощрений, медалей за доблестный труд в годы войны и мирное время.

Я и моя сестренка, которая младше меня на 9 лет, несем в себе вечную память о нашей маме, которая свято верила в наше прекрасное будущее, и всегда желала нам быть добрыми, хорошими людьми. Место жительство моей матери до применения репрессии - Орджоникидзевский край. На спецпоселении мы находились в Самарской области. Основание: Причинение и вид репрессии по политическим мотивам в административном порядке по национальному признаку (Статья 1/1 Закона Российской Федерации).


Кнауб (Коркунова) Эмма Андреевна

Из воспоминаний моего отца Кнауб Андрея Егоровича


Кнауб Андрей Егорович

Мои родители Кнауб Андрей Егорович и Анна Андреевна жили в то время в Саратовской области. В семье моего отца было три сына. Я родилась в 1935 году в совхозе «99» Гмелинского района Саратовской области. Отец работал скотником, а мама дояркой. Затем мы поменяли место жительства, переехав на станцию Гмелинская, где отец работал грузчиком, мама - разнорабочей.

По приезду на новое место жительства мы жили в землянке. Спустя некоторое время отец построил новый дом, но пожить в новом доме нам пришлось недолго. Началась война. В течение небольшого времени мы должны были собраться к переселению в Сибирь. В то время у нас было небольшое хозяйство: корова, свиньи, куры. И все, что находилось в доме, вещи, кухонная утварь и т.д. все это мы вынуждены были оставить. Нас признали «кулаками». Но в чем же мы были виноваты до сих пор остается загадкой. Работали родители с утра до позднего вечера, чтобы прокормить семью, ведь время было очень трудное. Всю нашу семью посадили в товарный поезд и отправили в безизвестность. Условия были невыносимые. Ехали очень долго. Конечная остановка г. Красноярск. Затем нас пересадили на баржу и доставили по Енисею в с.Юксеево 13 сентября 1941 года. Нас расформировали по населенным пунктам. Наша семья была распределена в Береговую Подъемную. В Подъемной мы жили у старой женщины. Отец работал в колхозе. В 1942 году мы переехали из Подъемной в Юксеево. Отца забрали на трудовой фронт. Мы с мамой и моим старшим братом остались втроем. Чтобы прокормить семью мой брат с мамой работали в заготзерно. В трудармии отец был до 1947 года. После возвращения из трудармии поступил на работу тоже в заготзерно. Все это время наша семья вся находилась под комендатурой. Это были очень тяжелые времена, когда мы не имели никакого права на выезд за пределы села, а тем более района. Нужно было ежемесячно отмечаться в комендатуре.
Чтобы выжить в таких тяжелых условиях мы ходили по полям и собирали колоски, просили милостыню. Отношение к нам было не совсем доброжелательное. Часто приходилось в свой адрес слышать разного рода оскорбления: фашисты, фрицы. Это сильно подрывало мою психику. В школу пошла я поздно, как я помню по своей детской памяти лет в 10, по-русски мы не умели говорить, в 1953 году я закончила Юксеевскую семилетнюю школу и поступила на работу в лабораторию визировщиком

В1991 году вышел «Закон РСФСР от 26 апреля №1107-1 «О реабилитации репрессированных народов». В этом законе государство признало свои ошибки. Но несмотря на то, что это было огромной радостью, это время оставило отпечаток большой в моей судьбе. Время ушло. Обидно, конечно, что когда мои одноклассники получали специальность, я не имела такой возможности, надо было находиться под комендатурой. Нельзя без содрогания, без слез на глазах воспринимать то, что пришлось нам вынести. Но, несмотря на искалеченную судьбу, мы продолжаем верить в счастливое будущее.

Манакова Тамара Сергеевна
Несовершеннолетняя узница концлагерей фашизма.

Из воспоминаний:

Мое детство прошло в военные годы. В детский садик я не ходила и в куклы не играла, т.к. я родилась в 1939 году в Тульской области. В июне 1941 года Началась Великая Отечественная война и фашисты рвались к Москве. Все мужчины млад и стар, в том числе и мой отец ушли на фронт. Эвакуировали срочно оружейные заводы в тыл за Урал, с ними и людей, но не все было ладно. Под молниеносными обстрелами, хорошо подготовленной к войне фашистской Германии, молодые женщины с детьми, взрослые дети, потерявшие своих родителей, попадали в плен к фашистам. Так моя мама в возрасте тридцати одного года с двумя малолетними детьми (мне было 2 года, а брату 1 год) была угнана в Германию в качестве дешевой рабочей силы. Начало войны я не помню, а вот ее последние годы отчетливо остались в памяти, особенно бомбежки. Бывало днем тихо... и вдруг гул самолетов. Мама нас быстро укладывала на пол вниз лицом, одной рукой обнимала меня, а другой укрывала брата и так лежала долго с нами, пока не закончат бомбить и не улетят самолеты, а потом опять тишина, напряженная тишина. Люди осматривали кто убит, кто погиб. Итак фашисты гнали женщин, детей пешком, то ехали битком в телячьих вагонах, то на открытых платформах в Германию.

Русские солдаты нападали на конвой и отбивали у фашистов детей, но все-таки в то время больше побеждали немцы. Нас загнала фашисты в концлагерь Фапькензее в Германии, где мы были с мамой с 1944 года до окончания войны, до мая 1945 года. Нас содержали так: одежда только та, в чем мы были одеты, вещи - корзинка, в которой была фляжка с водой, кормили баландой (брюква, сваренная в воде), где брюквы не поймаешь, хлеба - маленький кусочек со спичечный коробок. В воскресенье дополнительно давали стакан горячей воды с маленькой таблеткой сахарина, от которого все болели золотухой. Каждый день и ночь бомбежки. Бомбили немецкие самолеты и русские, чаще всего это было ночью. Чуть смеркается слышим с охранной вышки громко: «Ахтунг, ахтунг! (Внимание! Внимание!)...». Что-то еще говорит мужской немецкий голос, воет сирена (мы звали тревога) страшно, напряженно. Мама брала быстро брата на руки и корзинку, где была фляжка с водой, а я держалась за мамину юбку обеими руками очень крепко, а иначе меня затопчут. И так все бежали, на сколько хватало сил, в бомбоубежище. Иногда не успевали добежать до убежища и попадали под бомбы, люди гибли на бегу... Стоны, крики, плач - страшно было! Бомбоубежище выглядело так: глубокий ров, покрытый бетонированными плитами, стены земляные, сбоку жердочки, на которых можно было сидеть. Моя мама садилась на жердочку, меня садила на одно колено, а брата на другое, обнимала нас обеими руками и держала так нас в своих объятиях долго, бывало всю ночь и больше, пока летят самолеты и бомбы.

В апреле 1945 года (мне было уже 6 лет) вокруг нашего концлагеря появились русские солдаты (окапывались лопатами, устанавливали пушки, пулеметы). Они нас детей подкармливали, давали хлеб, консервы. И вот пришла эта долгожданная минута. Нас освободили 25 апреля 1945 года. Мы свободны! Опять женщины с детьми - больные, голодные, как могли пешком, где русские солдаты на машине грузовой подвезут - двигались домой, на Родину в город Мценск Орловской области. А там... дома сожжены, сплошные развалины, родственников нет, они либо убитые, либо далеко на чужбине. И вот моя мама кое-как перезимовала на Родине, нас детей надо было кормить, а не чем и приехала в Сибирь в г. Новокузнецк к своему брату, в 1947 году нас нашел отец. Родители работали, а мы с братом учились, трудное было это время: холодно, не хватало хлеба, но я училась хорошо. После окончания школы в г. Новокузнецке Кемеровской области поступила и окончила Новокузнецкий педагогический институт по специальности преподавателя физики. Вышла замуж. Мой муж окончил Сибирский металлургический институт по специальности горного инженера по добыче полезных ископаемых. Молодыми специалистами работали по своим специальностям в г. Новокузнецке, затем в Киргизии в г. Тянь-Шань. С 1990 года работала завучем и учителем математики и физики в Юксеевской средней школе. Мой стаж педагогической работы 36 лет. Имею звание «Ветеран труда» федерального значения.

Я являюсь бывшей несовершеннолетней узницей фашистских лагерей. И День Победы для меня праздник. И не только праздник Победы, это и напоминание нам, живущим, о том, что мир надо беречь, о том, какой ценой завоевано наше счастье и мирное небо над головой. Это радость со слезами на глазах, это жизнь!
Мне уже 65 лет. Своей судьбе благодарна тем, что живу в своем доме в деревне, которая мне нравится.

Заключение

Давайте вспомним библейское: «Время разбрасывать камни и время их собирать». В апреле 1991 года, издав Закон о реабилитации репрессированных народов, государство признало свою вину перед гражданами за преступления того режима. Только на 1 января 1948 года в лагерях и колониях погибло 2 миллиона 199 тысяч 535 человек... Но все равно, когда однажды пробьет час непредвзятого исследования русской истории, и выяснится точное число уничтоженных, заключенных в лагерях, изгнанных и сосланных людей, мир не поверит ни глазам своим, ни ушам.

В своей работе мы отразили лишь маленькую частичку того времени на примере нашего поселка, но на этом мы не остановимся. В своей работе мы охватили вниманием только три семьи, а их у нас 10. Встречаясь с людьми и слушая их рассказ о пережитом, нельзя без содрогания, без слез на глазах воспринимать то, что пришлось им вынести в то ужасное время. События, произошедшие 70 лет назад, оставляют след в сердце каждого. Это нужно помнить и знать все для того, чтобы не допустить возврата к прошлому, чтобы преступление такого масштаба такой жестокости не повторяюсь. И мы, наше поколение, должны помнить о тех, кто не дожил до сегодняшнего дня и низко поклониться тем, кто выжил, не сломился, и кто, несмотря на искалеченную судьбу, продолжает верить в хорошее будущее.

Закон РСФСР
от 26 апреля 1991 г. N 1107-1
"О реабилитации репрессированных народов"
(с изменениями от 1 июля 1993 г.)

Обновление советского общества в процессе его демократизации и формирования правового государства в стране требует очищения всех сфер общественной жизни от деформации и искажения общечеловеческих ценностей. Оно создало благоприятные возможности по реабилитации репрессированных в годы советской власти народов, которые подвергались геноциду и клеветническим нападкам.

Политика произвола и беззакония, практиковавшаяся на государственном уровне по отношению к этим народам, являлась противоправной, оскорбляла достоинство не только репрессированных, но и всех других народов страны. Те трагические последствия до сих пор сказываются на состоянии межнациональных отношений и создают опасные очаги межнациональных конфликтов.

Опираясь на международные акты, Декларацию Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 года "О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав", постановления съездов народных депутатов РСФСР, а также действующее законодательство РСФСР и СССР, закрепляющее равноправие советских народов, и, стремясь к восстановлению исторической справедливости, Верховный Совет РСФСР провозглашает отмену всех незаконных актов, принятых в отношении репрессированных народов н принимает настоящий Закон об их реабилитации.

Статья 1. Реабилитировать все репрессированные народы РСФСР, признав незаконными и преступными репрессивные акты против этих народов.

Статья 2. Репрессированными признаются народы (нации, народности или этнические группы и исторически сложившиеся культурно-этнические общности людей, например, казачество), в отношении которых по признакам национальной или иной принадлежности проводилась на государственном уровне политика клеветы и геноцида, сопровождавшаяся их насильственным переселением, упразднением национально-государственных образований, перекраиванием национально-территориальных границ, установлением режима террора и насилия в местах спецпоселения.

Статья 3. Реабилитация репрессированных народов означает признание и осуществление их права на восстановление территориальной целостности, существовавшей до антиконституционной политики насильственного перекраивания границ, на восстановление национально-государственных образований, сложившихся до их упразднения, а также на возмещение ущерба, причиненного государством.

Реабилитация предусматривает возвращение народов, не имевших своих национально-государственных образований, согласно их волеизъявлению, в места традиционного проживания на территории РСФСР.

В процессе реабилитации репрессированных народов ве должны ущемляться права и законные интересы граждан, проживающих в настоящее время на территориях репрессированных народов.

Законом РФ от 1 июля 1993 г. N 5303-1 статья 3 настоящего Закона дополнена статьей

3-1.
Статья 3-1. На граждан из числа репрессированных народов, подвергшихся репрессиям на территории Российской Федерации по признакам национальной или иной принадлежности, распространяется действие Закона РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий".

Статья 4. Не допускается агитация или пропаганда, проводимые с целью воспрепятствования реабилитации репрессированных народов.

Лица, совершающие подобные действия, а равно подстрекающие к ним, привлекаются к ответственности в установленном законом порядке.

Статья 5. Восстановление и изменение национально-государственных образований репрессированных народов осуществляются на основе законодательного регулирования межнациональных отношений.

Статья 6. Территориальная реабилитация репрессированных народов предусматривает осуществление на основе их волеизъявления правовых и организационных мероприятий по восстановлению национально-территориальных границ, существовавших до их антиконституционного насильственного изменения.

Для осуществления территориальной реабилитации в необходимых случаях может устанавливаться переходный период. Решение об установлении переходного периода и восстановлении национально-территориальных границ принимается Верховным Советом РСФСР.

Статья 7. Политическая реабилитация репрессированных народов, ранее имевших, свои незаконно упраздненные национально-государственные образования, предусматривает восстановление этих образований в порядке, установленном статьей 6 настоящего Закона.

Статья 8. Политическая реабилитация репрессированных народов, не имевших своих национально-государственных образований, означает их право на свободное национальное развитие, возвращение в места прежнего проживания на территории РСФСР, обеспечение им равных с другими народами возможностей в осуществлении своих политических прав и свобод, гарантированных действующим законодательством.

Статья 9. Ущерб, причиненный репрессированным народам и отдельным гражданам со стороны государства в результате репрессий, подлежит возмещению.

Порядок возмещения ущерба реабилитированным народам и отдельным гражданам устанавливается законодательными актами Союза ССР, РСФСР и республик, входящих в состав РСФСР.

Возмещение ущерба реабилитированным народам н отдельным гражданам осуществляется поэтапно.

См. Положение о порядке возврата гражданам незаконно конфискованного, изъятого или вышедшего иным путем из владения в связи с политическими репрессиями имущества, возмещения его стоимости или выплаты денежной компенсации, утвержденное постановлением Правительства РФ от 12 августа 1994 г. N 926

Статья 10. Социальная реабилитация репрессированных народов означает, что гражданам, подвергшимся репрессиям, время их пребывания в спецпоселениях (местах ссылки) засчитывается в стаж в тройном размере. В связи с этим предусматривается также увеличение размера пенсий по возрасту за каждый год работы с учетом периодов, предусмотренных Законом РСФСР "О пенсионном обеспечении граждан в РСФСР".

В настоящее время действует Закон РСФСР от 20 ноября 1990 г. N 340-1 "О государственных пенсиях в РСФСР"

Статья 11. Культурная реабилитация репрессированных народов предусматривает осуществление комплекса мероприятий по восстановлению их духовного наследия и удовлетворению культурных потребностей.

Это означает также признание за репрессированными народами права на возвращение прежних исторических названий населенным пунктам и местностям, незаконно отторгнутым у них в годы советской власти.

Статья 12. Все акты союзных, республиканских и местных органов и должностных лиц, принятые в отношении репрессированных народов, за исключением актов, восстанавливающих их права, признаются неконституционными и утрачивают силу.

Статья 13. Особенности применения настоящего Закона по отношению к репрессированным народам, проживающим и проживавшим на территории Российской Федерации, регулируются отдельными законодательными актами РСФСР, принимаемыми по отношению к каждому репрессированному народу.

Используемая литература:

1 .Долуцкий И.И. Отечественная история XX век. Учебник для 10-11 классов общеобразовательных учреждений часть 2.
- 2-е издание., испр. и перераб. - М.: Мнемозина, 1997.
2. Данилов А.А. Косулина Л.Г. Пыжиков История России, ХХ-начало XX 1в. 10-е изд. М: Просвещение, 2003.
3. Болыпой справочник для школьников и поступающих в вузы В.Н.Амбаров, П.Андреев, С.Г.Антоненко 2-е изд. М.: Дрофа, 1999.
4. Школьная программа в таблицах и формулах. Болыпой универсальный справочник. Ш 67 2-е изд. -М, Дрофа, 1999г.
5. Газета «Клубный репертуар» №33-34 23 сентября 2004г.
6. История СССР. Эпоха социализма. (Учебное пособие для ист. фак. пед. ин-тов под ред. С.А.Сераева
-3-е изд. перераб. и доп. М.: Просвещение, 1983.
7. Владлен Чариков. «Враги народа» Красноярск.1997. Из-во «Горница».
8. Черная книга коммунизма.
(Преступления, террор, репрессии). Перевод с французского. М.: «3 века истории» 2001г.
9. Вырезки из газеты «Новое время».


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»/Работы вне конкурса