История страны в судьбе человека


Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа№2 г.Енисейска

Выполнила: Буторина Наталья Александровна.
Преподаватель: Кытманова Н.Н. учитель истории
г. Енисейск 2009 г.

План:

1. Введение.
2. Основная часть.
  •Сталинские репрессии в России.
  •Архивные документы о политических репрессиях.
  •Сталинские репрессии в истории моей семьи.
3. Заключение.

Введение.

Люди, сквозь призму сегодняшних дней
Помните зверство кровавых вождей.
Их произволы мы не можем забыть
Нужно его навсегда запретить.
Память замученных в пытках священна.
Память убитых в застенках нетленна.
Где их могилы?
Никто нам не скажет.
Пусть на тела их земля пухом ляжет.
Жертвам репрессий с открытой душой.
Провозгласите всевечный покой.
Свечи поставьте, колени склоните
Память о них навсегда сохраните.
Б.Т. Поволоцкий.

Последнее время я часто слышу разговоры о сталинских репрессиях. Меня заинтересовала эта тема. А потом мне стало интересно, коснулось ли это моей семьи, если «да», то насколько.
Я поставила своей целью выяснить это и поподробнее разобраться в вопросе репрессий в России. И по возможности узнать коснулись ли репрессии моей семье.

Для достижения этой цели я работала с различной литературой, общалась с людьми, не понаслышке знающих о событиях этих лет.

Основная часть.

Дискуссии в области исторических исследований продолжаются и сейчас. Особенно много о сталинских репрессиях заговорили во второй половине 1980-х г. вплоть до середины 1990-х г. Проходил поиск «виноватых», определению «вины» и той «стратегической ошибки», после которой развитие России пошло по «неверному пути».

Репрессии сталинского режима в исследованиях конца 80-х начала 90-х гг. оценивались как извращение и деформация политической системы социализма и связывались с личностью Сталина.

Сначала 1990-х гг. тема политических репрессий стала самостоятельным объектом изучения.

Большая часть российских исследователей 1990-х г. считают, что репрессивная политика советского государства тесно связана со строительством в его марксистко-ленинском понимании социализма в СССР, с тотальным вмешательством и насилием государства и партии во все сферы жизнедеятельности человека.

Хотя Октябрьская революция одной из своих конечных целей ставила ликвидацию насилия, как писал В.И.Ленин «... в нашем идеале нет места насилию над людьми...», «...Все развитие ведет к уничтожению насильственного господства одной части общества над другой». Однако, теория, сразу же, стала расходиться с практикой. Уже в 1918 г. террор объявляется, по сути государственной политикой. 5 сентября 1918 г. был издан декрет СНК о красном терроре, подписанный Петровским, Курским и Бонч-Бруевичем. В нем разрешалось расстреливать «всех лиц, сопричастных к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам». Кроме указаний о массовых расстрелах, в частности, говорилось: «обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях». Кровопролитная гражданская война, которая сопровождалась массовым террором и насилием с обеих сторон, наложила глубокий отпечаток на психологию масс, особенно руководителей низового звена, уверовавших в насилие как универсальное средство разрешения всех проблем.

Позднее, в концепции построения социализма, которой придерживался Сталин и часть большевиков, насилие занимало все большее место. По данной концепции, «ликвидации» подлежали нэпман и кулак, а сделать это без прямого насилия было невозможно, как невозможно было изъять средства накопления у этой части населения, переместить массу населения из деревни в город, объединить крестьян в колхозы, наладить дисциплину труда среди крестьян, пришедших на фабрики и заводы.

Уже с первых лет существования Советское правительство, увлеченное идеей быстрого построения социализма, решило перевоспитать противников Советской власти трудом. В середине 1923 г. в стране насчитывалось 702 исправительных учреждения: концлагеря, исправ-дома, тюрьмы, сельхозпоселения и домзаки. В них содержалось около 140 тыс. человек. В числе первых в июле 1923 г. был создан СЛОН - Соловецкий лагерь особого назначения ОГПУ. (В 1936 г. лагерь переименован в Соловецкую тюрьму особого назначения - СТОН).

Осенью 1926 г. принят декрет ВЦИК, в котором говорилось, что теперь можно содержать преступников без конвоя. «Приковавшись, они будут возвращаться в здоровую советскую трудовую семью». Было убеждение, что труд и только труд преобразует личность, что пора покончить с тюрьмами - гнусным наследием эксплуататорского режима, создав вместо них лагеря, чтобы свободный труд не совсем свободно собравшихся людей способствовал «перековке» преступников и правонарушителей в полноценных граждан страны.

Именно с этого момента, по мнению многих исследователей в СССР начал строиться казарменный социализм, население которого постоянно находилось в состоянии страха.

Создавалась эта атмосфера, прежде всего с помощью насилия. Именно тогда и родилась теория обострения классовой борьбы по мере продвижения к социализму, которая оправдывала беззаконье и репрессии.

Ход февральско-мартовского (1937 г.) пленума ЦК ВКП (б) был воспринят как прямое указание к репрессиям и в среде военнослужащих. В мае - июне 1937 года Политбюро вынесло ряд постановлений, в которых говорилось о совершении Тухачевским, Якиром, Уборевичем и другими тягчайших преступлений. Ряд допросов и очных ставок по делу о так называемой антисоветской троцкистской организации в Красной Армии проводился с участием членов Политбюро ЦК ВКП (б).

В ГУЛАГ поступали арестованные из всех регионов СССР. Только в октябре - декабре 1934 года в лагеря прибыли 88 917 человек.

Всего по политическим мотивам в 1920 - 1930-е годы было осуждено более 3 млн. человек, из них 14,5 % (416.932) - в 20-е годы и 86,5 % в 30-е годы. Причем на 2 года 1937-1938 приходится 43,7 % осужденных «врагов народа».

В 20-30-е годы из общего числа осужденных по политическим мотивам было приговорено 749.421 человек, из них 5,9 % - в 20-х гг., 94,1 % в 30-х гг. Причем за 2 года 1937-1938 вынесен 91 % смертных приговоров.

Это то, что происходило в Советском союзе на тот момент. Но всё это можно разделить на три блока в 1937-1938 годах:

1. «Традиционный блок». В него входили осуждаемые по политическим мотивам (антисоветская агитация, вредительство, контрреволюционный саботаж и др.)
2. «Крестьянско-эсеровский блок». Главный удар был нанесен по крестьянам, шло «очищение» советской деревни от эсеровских элементов.
3. «Национальный блок». Сюда попали поляки, немцы, финны, латыши, эстонцы и др.

Число заключенных в тюрьмах и лагерях начало снижаться в 1940 году, это было следствием ослабления репрессивной политики.

Несколько ослабевают политические репрессии в годы Великой Отечественной войны.

Из послевоенных политических репрессий одним из массовых стало «Ленинградское дело», жертвой которого стали сотни партийных и советских работников. Все они обвинялись в создании антипартийной группы направленной на отрыв и противопоставление Ленинградской партийной организации Центральному Комитету партии.

Аресты и судебные процессы продолжались и в 1951-1952 гг., почти вплоть до смерти Сталина.

Уходящий XX век для России стал временем невиданных потрясений. Миллионы человеческих судеб оказались в жерновах сталинской репрессивной машины. Жертвами стали все основные классы и социальные группы: крестьяне и рабочие, казачество и военнослужащие, интеллигенция и духовенство. Репрессиям был подвергнут цвет нации: самые талантливые, трудоспособные представители народа.

Комиссия при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий привела примерное количество жертв советского террора. В годы гражданской войны, по неполным сведениям, различным видам политических репрессий подверглось более 2-х миллионов человек, в первую очередь представители имущих классов и интеллектуальной элиты страны. В ходе проведённой коллективизации в конце 20-х начале 30-х годов было репрессировано около одного миллиона крестьянских хозяйств, или шесть миллионов крестьян и членов их семей. По неполным архивным статистическим данным, составленным по заданию руководителей послесталинской эпохи ещё органами ВЧК-ОГПУ-НКВД- НКГБ-МГБ, только в период с 1921 по 1953 г. за так называемые контрреволюционные преступления было арестовано 5951364 человека, из них осуждено судебными и внесудебными органами к различным наказаниям 4060306 человек, в том числе к смертной казни 799455 человек. Если учесть трагическую судьбу их семей, так называемых «жён и детей врагов народа», то количество репрессированных составит около 20 млн. человек.

Более 2 млн. 600 тыс. человек были репрессированы по национальному признаку. По решению высшего партийно-государственного руководства СССР на территории Российской Федерации подверглись полной депортации 11 народов (немцы, поляки, калмыки, карачаевцы, балкары, ингуши, чеченцы, крымские татары, корейцы, греки, финны), а 48 народов - частичной. В военный период и после окончания Великой Отечественной войны репатриации в Советский Союз были подвергнуты более 1 млн. 800 тыс. оставшихся в живых военнопленных и 3,5 млн. гражданских лиц. Многие из вернувшихся на Родину, пережившие немецкую неволю, оказались в сталинских лагерях, подверглись различным видам репрессий. Так как считалось, что они предали свою родину и перешли тем самым на сторону врага.

Общее количество жертв политических репрессий, к сожалению, сегодня ещё не установлено. Однако становится очевидным, что людские потери, понесённые страной из-за репрессий, сопоставимы с потерями в годы Великой Отечественной войны.

Как добивались признания или ответа на вопрос? И что происходило после доносов.

Сотрудники НКВД с разрешения ЦК ВКПБ широко применяли недозволенные методы следствия к обвиняемому: допрос «конвейерный» - сутками без сна и отдыха, пытки и истязания, фальсификация протоколов допросов неграмотных и незнающих русского языка подследственных, доносы арестованных на своих однодельников и т.д. В архивно-следственных делах, которые хранятся в Центральном Государственном архиве Республики Хакасия, можно обнаружить оттиски пальцев неграмотных крестьян, якобы признающихся в государственных преступлениях. «Шпионская деятельность» китайцев и корейцев подтверждалась подписью переводчика НКВД некоего Лизенко.

Все это не просто слова. Наверное, нет в России ни одной семьи, которую не коснулись репрессии. Вот история только моей семьи, о которой я узнала случайно, изучая материалы по данной теме.

Моя прабабушка со стороны папы с семьей жила на Украине, в Винницкой области, Конайковском районе, в деревне Обухово. Раскулачивание началось неожиданно. Сначала забрали отца прабабушки - Коваль Алексея Григорьевича. Вместе с ним забрали одну корову. Это было что-то вроде налога. Это произошло в 1929 или 1930 году, где-то по осени. В семье было трое детей. Дом, который строился, снесли. Его строил отец и старший брат Пётр. Другая старшая сестра вышла замуж и жила за двенадцать километров от деревни. В доме осталась прабабушка и ее мать - Коваль Мария Васильевна, которая была больна. Потом забрали и их. Сначала их отправили в Красноярск на барже, там их поселили в какой-то барак. Жили они в нем

оло трех месяцев. Потом на той же барже отправили в Иркутск. Там посадили в тюрьму. В одной камере было около двадцати человек. Многие спали стоя. Так они прожили около одного месяца. Потом их отправили снова в Красноярск. В Красноярске мать пыталась узнать, куда сослали отца и хлопотать об отправлении к нему на место жительство. Жить надо было на что-то, поэтому мать пошла работать нянькой. Позже, знакомый подруги матери сказал по секрету, что отца сослали в Маклаково. Мать долго хлопотала о переводе их туда. Наконец ей это удалось. Сначала их отправили в Енисейск, а потом только в Маклаково. Прабабушка своего отца не узнала, он очень изменился. В Маклаково они прожили почти десять лет. Построили дом. В 1937 году им дали корову. Ксения Алексеевна уже выросла, училась. Потом их опять отправили в Енисейск. Здесь она и познакомилась со своим мужем, который тоже был из семьи сосланных Забайкальских казаков. Только после войны родителям прабабушки разрешили уехать к себе домой на Украину.

Со стороны мамы немного другая история. Ее отец родом из г. Горького, куда его родители попали, сбежав от раскулачивания на Украине. Дедушка рассказывал, что родители успели распродать хозяйство («шепнул добрый человек, что хотят их раскулачить»), разделили деньги между детьми и разъехались, кто куда смог. Бабушка из семьи староверов, которых тоже сослали, но уже за вероисповедание. А вот бабушка и дедушка мамы жили в Хакасии. Откуда они и кто их родители, другие родственники мы даже и не знаем. Дед жил на поселении (семья была сослана) и как- то познакомился с бабушкой и украл ее из лагеря, подкупив охранников. Они целый месяц жили в г. Ачинске в каком-то подвале и «боялись нос высунуть». Потом поженились и уехали в Хакасию. Что это была за история и настоящее имя бабушки мы не знаем: всем она представлялась Шурой, а по паспорту была - Ульяна. Бабушка рассказывала, что об этом нельзя было спрашивать. Она спросила один раз, когда была маленькой и получила ложкой по лбу. Больше не спрашивала.

Заключение.

Уничтожая и преследуя миллионы людей, советская власть старалась скрыть свои преступления. Кто знает, сколько в точности их было - невинных жертв террора? Где закопаны убитые? Где стояли бесчисленные лагеря и что творилось за колючей проволокой? Даже родственники расстрелянных не знали правды: "10 лет без права переписки" - вот единственная информация о судьбе сталинского зэка, краткая формула его жизни и смерти. Нам всячески внушают, что надо помнить, так сказать, героические свершения нашей истории и потихоньку забывать грязь и подлость этой нашей истории. Но мне кажется, что если эта «история» превратила нас в «Иванов, родства не помнящих», то этого нельзя забывать.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»/Работы вне конкурса