Депортация немцев Поволжья


Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение Восточенская средняя общеобразовательная школа

Исследовательская работа

Выполнила: ученица 11 класса Фурсова Катя
Руководитель: учитель истории Таркина Юлия Александровна

2012г. 

Оглавление

ВВЕДЕНИЕ
1. ПРИЧИНЫ ДЕПОРТАЦИИ
2. ПОДГОТОВКА К ДЕПОРТАЦИИ
3. ПРОВЕДЕНИЕ ДЕПОРТАЦИИ
ОПРОС ДЕПОРТИРОВАННЫХ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Но и до смерти до своей едва ли
Я позабуду тот и день и год,
Когда в Сибирь или куда подале
Поволжских немцев разом выселяли.
Не тех, кто побывал в судебном зале,
Не хутор, не деревню - весь народ.
В. Савельев

Многострадальна судьба России, но не менее печальна и трагична судьба ее народов, многие из которых подверглись депортациям, притеснениям, репрессиям. Слово депортация, согласно советскому энциклопедическому словарю, определяется как изгнание, ссылка. С ним сегодня связывают самую трагическую страницу истории в судьбе советских немцев, Республики немцев Поволжья. В нашем районе так же проживают люди, пережившие депортацию.

Актуальность темы. Проблема депортации репрессированных в годы Великой Отечественной войны народов и их правовая реабилитация в 50-х годах - одна из самых острых и до последнего времени «закрытых» тем - приобретает ныне все более актуальное значение. Рассматриваемая проблема прошла сложный и противоречивый путь становления и развития, испытала многолетнее негативное воздействие политической конъюнктуры, искажения фактов, ограничения на исследования и использование источников.

Многое из сделанного требует серьезного переосмысления, ряд правовых оценок событий прошлого, не выдержав проверки временем, нуждается в пересмотре или корректировке. Позиция авторов, односторонне и упрощенно объяснявших явления прошлого, не может удовлетворить современников. Сегодня велика потребность в объективных исследованиях, адекватно отражающих прошлое, и в критическом осмыслении принимавшихся по отношению к «наказанным» народам в 40-е годы правовых актов высших органов государственной власти и управления, в отказе от однозначных оценок сталинского времени. Это тенденция заметно наметилась в юридической литературе последнего времени. Национальная политика Сталина нанесла немалый вред советскому обществу, вызвала глубокие деформации в межнациональных отношениях.

Объектом данного исследования является история СССР в годы Великой Отечественной войны.

Предмет - депортация немцев Поволжья в годы Великой Отечественной войны.

Цель работы - изучить историю депортации немцев Поволжья в годы Великой Отечественной войны, в том числе проживающих на территории Краснотуранского района.

В связи с поставленной целью можно выделить следующие задачи:

- исследовать причины и этапы депортации немцев Поволжья;
- рассмотреть подготовку и проведение депортаций;
- изучить условия жизни спецпоселенцев и их адаптацию к условиям депортации;
- провести опрос депортированных, проживающих на территории Краснотуранского района.

1. ПРИЧИНЫ ДЕПОРТАЦИИ

31 июля 1941 г., когда война уже второй месяц шла по территории СССР, в столице АССР немцев Поволжья г. Энгельсе происходил судебный процесс, во всех отношениях необычный. Рассматривалось дело заведующего овцетоварной фермой колхоза им. Куйбышева Старо-Полтавского кантона И. Белоусова, которому вменялся в вину «шовинистический выпад против немцев, живущих в СССР». Суть дела состояла в том, что И. Белоусов в пьяном виде оскорбил своих сослуживцев- немцев, назвав их фашистами. Верховный Суд АССР НП приговорил И. Белоусова к шести годам лишения свободы с последующим «поражением в правах» на 2 года.

Судебный процесс получил широкую огласку, и приговор был, несомненно, суров. Разумеется, в условиях войны в тоталитарном государстве ни сам процесс, ни столь суровый приговор обвиняемому не могли бы состояться без санкции высшего руководства страны.

В данном случае преследовались вполне определенные политические цели. Не только в СССР, но и за рубежом, прежде всего в Германии, люди должны были знать, что в советском социалистическом государстве немецкий фашизм и простых тружеников - немцев не отождествляют, что, несмотря на войну с Германией, советские немцы защищены законом, что интернационализм по-прежнему является важнейшим атрибутом советского образа жизни. То есть судебный процесс, по замыслу его организаторов, должен был внести свою лепту в широкую и массированную контрпропагандистскую кампанию, направленную советским руководством на Германию и ее вооруженные силы в первые два месяца войны. В этой кампании советские немцы и Республика немцев Поволжья играли роль козырной карты.

Вместе с тем в донесениях партийных и специальных органов, поступавших из АССР НП лично И. Сталину и Л. Берии, нет-нет да и проскальзывала информация об «антисоветских», «пораженческих», «фашистских» высказываниях отдельных граждан. Это вызывало сильнейшее раздражение советских руководителей. Быстро припомнилась общая нелояльность этнических немцев к большевистской власти, довольно заметно проявлявшаяся в предшествующие годы существования большевистского режима.

Важная особенность борьбы поволжских немцев с властью за сохранение своей идентичности и традиционных устоев жизни заключалась в том, что, становясь, как и другие народы нашего государства, жертвами социальных экспериментов и попадая в связи с этим в тяжелое положение, они пытались найти выход из него, используя некоторые свои объективные специфические возможности этноса, имевшего исторические корни за пределами страны (стремление вернуться на историческую родину, апелляция за помощью к эмигрировавшим родственникам и знакомым за рубеж, получение материальной помощи и моральной поддержки из-за границы и т. д).

С началом войны и особенно после первых серьезных поражений, повлекших за собой потерю огромных территорий, в сознании советского руководства и лично И. В. Сталина все более реальным и грозным стал представляться образ немецкой «пятой колонны» в СССР. И здесь советские руководители не были исключением.

2. ПОДГОТОВКА К ДЕПОРТАЦИИ

Длительное время из-за отсутствия доступа к закрытым архивным фондам считалось, что единственным документом, на основании которого было осуществлено выселение немцев Поволжья, является Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 г. «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Однако любой специалист, хорошо знакомый с большевистско-советской системой законотворчества, знает, что первоначальные решения по любому вопросу жизнедеятельности государства и общества принимали партийные органы и лишь затем они «оформлялись в советском порядке», то есть им придавался характер государственного решения. Следовательно, такое важное решение как депортация сотен тысяч людей из Поволжья первоначально должен был принимать высший партийный орган, осуществлявший в то время реальное управление страной - Политбюро ЦК ВКП(б). Так оно и оказалось. Разновидностью отмеченной выше системы законотворчества были совместные партийно-советские постановления. Именно в таком виде оформлялось решение о выселении немцев Поволжья.

Первым документом, поставившим крест на судьбе Республики немцев Поволжья стало Постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 26 августа 1941 г. «О переселении немцев из республики немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей в другие края и области».

Постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 26 августа 1941 г. весьма пространно (на шести листах) и, вместе с тем, предельно конкретно. В первом же пункте без всяких предисловий и объяснений указано:

«1. Переселить всех немцев из Республики немцев Поволжья и из областей Саратовской и Сталинградской в следующие края и области:

Красноярский край — 70000 чел.
Алтайский край — 91000 чел.
Омская обл. — 80000 чел
Новосибирская обл. — 92000 чел.
Казахская ССР — 100000 чел.,
в том числе:
Семипалатинская обл. — 10000 чел.
Акмолинская обл. — 20000 чел.
Северо-Казахстанская обл. — 20000 чел.
Кустанайская обл. — 16000 чел.
Павлодарская обл. — 18000 чел.
Восточно-Казахстанская обл. — 16000 чел.

Переселению подлежат все без исключения немцы, как жители городов, так и сельских местностей» .

Во втором пункте постановления руководство переселением немцев возлагалось на НКВД СССР, ему предоставлялось право «привлекать к работе по переселению» другие наркоматы: Земледелия, Совхозов, а также Переселенческое Управление при Совнаркоме СССР.

Далее в постановлении определялся механизм переселения, порядок организации и проведения его основных этапов, задачи наркоматов, их отделов и ведомств, местных органов власти по осуществлению депортации немцев Поволжья.

Переселение на новые места надлежало осуществлять как путём «довселения целых колхозов в существующие колхозы и совхозы, так и путём отдельного расселения переселяемого колхоза». Для этого предписывалось использовать все пустующие дома в сельских местностях, при необходимости «уплотнять» живущих там людей. Предлагалось также производить строительство новых домов силами самих переселенцев. Городских жителей можно было поселять в районных центрах и всех городах, за исключением областных.

Переселяемым разрешалось брать с собой личное имущество, мелкий сельскохозяйственный и бытовой инвентарь, продовольствие, всего весом до одной тонны на семью. Принадлежавшие же им постройки, сельхозорудия, скот и зернофураж должны были оставаться на месте и сдаваться по оценочному акту специальным комиссиям. Оставленное недвижимое имущество, продовольствие и скот (кроме лошадей) подлежало «восстановлению» колхозу, колхозникам и единоличникам на новом месте по специальным обменным квитанциям, «за вычетом полного покрытия обязательств по государственным поставкам за 1941 г. и недоимок прошлых лет».

Народный комиссариат заготовок должен был принять от выселяемых хозяйств зерно, фураж и другие продовольственные культуры и компенсировать их путём выдачи «натурой» на новых местах поселения такой же сельхозпродукции, но не более трёх центнеров на человека. Народным комиссариатам земледелия, молочной и мясной промышленности надлежало организовать приём и временное содержание оставляемого переселенцами скота, при этом разрешалось для ухода за скотом привлекать студентов сельскохозяйственных вузов и техникумов, учащихся школ, а также, в порядке трудовой повинности, колхозников близлежащих ненемецких колхозов. Эти же наркоматы в местах вселения в течение 1941- 1942 гг. должны были обеспечить переселяемых колхозников и колхозы скотом. Разрешалось взамен взрослого скота выдавать переселяемым молодняк с денежной компенсацией за разницу стоимости взрослого скота и молодняка.

На партийных и советских руководителей Казахстана и всех упоминавшихся в п. 1 постановления краёв и областей, куда должны были переселяться немцы, возлагалась задача организации приема переселенцев на станциях разгрузки, перевозки их до места расселения и обустройства их в городах и селах. При этом разрешалось мобилизовывать нужное количество авто- и гужевого транспорта для перевозки переселенцев.

Питание и медицинское обслуживание переселяемых в пути возлагалось соответственно на Наркомторг и Наркомздрав СССР. На проведение всей операции НКВД СССР получал аванс - 20 млн. руб. из резервного фонда Совнаркома СССР.

Пункт 17 постановления гласил: «К переселению приступить с 3 сентября 1941 г. и закончить 20 сентября 1941 г. НКВД СССР к 1 сентября представить в СНК СССР и ЦК ВКП(б) план переселения, предложения о материально-техническом обеспечении жилищного и хозяйственного строительства для переселяемых колхозов» .
Следующий пункт постановления определял: «перевозку переселяемых из Республики немцев Поволжья и Саратовской области произвести по железной дороге, а из Сталинградской области - водным путём через Гурьев». Соответственно, народные комиссариаты путей сообщения, морского флота и речного транспорта получили задачу произвести перевозку всех переселяемых в срок с 1 сентября по 16 октября, организовав подачу вагонов и пароходов по графику, составленному совместно с НКВД.

В заключение постановления Совнарком РСФСР и Переселенческое управление при Совнаркоме СССР обязывались в трёхдневный срок представить в Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) предложения о порядке использования остающегося после переселения немцев из Поволжья имущества «в целях расселения колхозников, эвакуируемых из фронтовой полосы».

В качестве приложения к постановлению Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 26 августа ведомством Л. Берии были разработаны и утверждены высшими партийным и советским исполнительными органами «Инструкция по проведению переселения немцев, проживающих в АССР немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областях» и «План переселения жителей немецкой национальности из Республики немцев Поволжья, Сталинградской и Саратовской областей». Эти документы, во многом повторяя постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б), в ряде моментов уточняли и конкретизировали его.

Инструкция, в частности, определяла:
- непосредственное проведение операции по переселению возлагается на оперативные группы сотрудников НКВД и милиции, подчинённые ответственному руководителю операции по району (представитель НКВД СССР). К оперативным группам придаются специальные войсковые подразделения. Руководитель операции по району создаёт из выделенных ему сотрудников оперативные группы соответственно количеству колхозов и населения в районе;
- оперативные группы приступают к подготовительной работе по переселению (составлению списков переселяемых, сбору и упаковке вещей, приёму имущества, остающегося на хранение представителям местных советов трудящихся) одновременно - 30 августа 1941 г.;
- начальники оперативных групп районов за три дня до отправки переселяемых передают представителям местных органов власти, привлекаемым к проведению операции, списки лиц, подлежащих переселению, для объявления переселяемым под расписку и предупреждение о подготовке к отправке. Извещение об этом должно быть произведено каждой переселяемой семье в отдельности. Сбор всякого рода собраний и коллективное обсуждение вопросов, связанных с переселением, жителям, подлежащим переселению, не разрешается;
- члены семей, не являющиеся по национальности немцами, переселению не подлежат, но могут по их согласию следовать с остальными членами семьи;
- если отдельные члены семей, подлежащие переселению, в момент отправки отсутствуют (находятся в командировке, на излечении и т. п.), по возвращении они направляются к месту нового жительства семьи;
- члены семей военнослужащих Красной Армии рядового состава подлежат переселению на общих основаниях. Им должно быть предоставлено в местах расселения преимущество в первоочередном хозяйственном и бытовом устройстве;
- в отношении сотрудников НКВД - немцев по национальности вопрос должен разрешаться персонально в НКВД СССР по представлению местных управлений НКВД;
- переселяемым должен быть предоставлен определённый до отправки срок для сбора, упаковки и реализации имущества и других дел, связанных с переселением;
- начальники оперативных групп НКВД в районах должны составить чёткий план вывоза переселяемых к месту погрузки, увязав его с графиком подачи эшелонов и водного транспорта, при этом должны быть исключены простои подвижного состава;
- для перевозки женщин и детей переселяемых, а также для доставки вещей необходимо использовать колхозный транспорт (автомашины, лошадей);
- все личные вещи, принадлежащие переселяемым и отправляемые в выделенных багажных вагонах, должны быть маркированы. Для приёма и выдачи багажа следует выделить специальных ответственных лиц из числа переселяемых;
- списки подлежащих переселению составляются начальниками оперативных групп НКВД района в 3-х экземплярах: для начальника эшелона, местного исполкома Советов трудящихся и представителю НКВД;
- начальники областных управлений НКВД назначают из числа оперативного состава НКВД начальника эшелона и заместителя - среднего командира конвойных войск НКВД, в качестве оперативного резерва на каждый эшелон назначается по 22 бойца конвойных войск;
- в местах погрузки на железнодорожных станциях и пристанях должно быть организовано размещение и обслуживание переселяемых до прибытия подвижного состава либо водного транспорта;
- в указанных выше местах назначаются начальники погрузочных пунктов из состава сотрудников транспортных органов НКВД, которые несут ответственность за своевременную подачу эшелонов, погрузку людей, имущества и отправление эшелонов по установленному графику;
- переселяемые должны быть предупреждены, что им следует брать с собой запас продовольствия из расчёта на 20 дней. Питание переселяемых в пути следования производится в специально установленных пунктах в железнодорожных и водных буфетах. Горячая пища выдаётся один раз в сутки и кипяток - два раза в день - бесплатно. Оплату за питание производит начальник эшелона;
УНКВД выдают начальникам эшелонов аванс на расходы по питанию переселяемых и другие нужды (телеграфные и т. п.), исходя из продолжительности нахождения эшелона в пути;
- каждый эшелон должен сопровождаться медперсоналом в составе: врача, двух медсестёр в специально отведённом санизоляторе. Медикаменты и необходимый инструментарий выделяется органами Наркомздрава;
- при проведении операции по переселению в городах, кроме указанных выше мероприятий, необходимо: тщательно установить адреса лиц, подлежащих переселению, составить порайонный план вызова, увязав его с графиком подачи подвижного состава или водного транспорта, оформить опечатывание квартир переселяемых, а также передачу остающегося нереализованного имущества под ответственность домоуправлений;
- для создания централизованного учёта переселяемых организовать в местах отправления (в областных и республиканских центрах), а также в местах расселения - справочные картотеки.

План переселения жителей немецкой национальности Поволжья, повторяя постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 26 августа, определял какое количество людей, откуда и куда переселить, правила приема и хранения оставляемого имущества, график перевозки в эшелонах и водным транспортом, порядок встречи эшелонов и распределения переселяемых в новых местах жительства.

Таким образом, ещё до 28 августа 1941 г. операция по депортации немцев из Поволжья была спланирована, исполнители на всех уровнях подобраны, назначены и подробно проинструктированы, проработано материальное обеспечение операции (транспорт, питание в пути, жильё на новом месте и т. п.), а весь партийно-советский, административный и полицейский аппарат на местах был готов к осуществлению выселения немцев.

3. ПРОВЕДЕНИЕ ДЕПОРТАЦИИ

Операция по выселению немцев из Поволжья началась в день опубликования в местных газетах Указа от 28 августа и проводилась очень жёстко и энергично. Об этом можно судить из донесений на имя Наркома внутренних дел Л. Берии, которые ежедневно направлялись в Москву оперативной группой НКВД, осуществлявшей выселение.

В особенно тяжелые условия были поставлены люди, отправлявшиеся в первых эшелонах. Им пришлось в страшной спешке сдавать имущество и собираться в путь буквально за одни сутки - 31 августа. Это были в основном жители Покровска, Красного Кута, Гмелинки, Палласовки и других населённых пунктов, где имелись железнодорожные станции, а также жители близлежащих сёл.

Погрузка в эшелоны началась 1 сентября. В дальнейшем последовательность погрузки в эшелоны определялась расстоянием сёл до станций погрузки. Жители более близких к станции сел вывозились в первую очередь. Передвижение к станциям погрузки осуществлялось, как правило, на автомобилях и гужевым транспортом. Очень часто из-за нехватки транспорта мужчинам приходилось идти пешком. В ряде случаев, когда расстояния до станций были большими, задействовался и водный транспорт. Например, жители ряда сёл Добринского и Бальцерского кантонов доставлялись к пристаням Нижняя Добринка, Русская Шербаковка, Ахмат и оттуда на пароходах и баржах транспортировались на станцию Увек (пригород Саратова), где грузились в эшелоны.

3 сентября с десяти станций были отправлены в соответствии с графиком первые 10 эшелонов. При погрузке не делалось никаких исключений ни для кого. Бывшие партийно-советские руководящие работники немецкой национальности всех рангов ехали на общих основаниях в одних вагонах с рядовыми гражданами. К примеру, среди пассажиров первого эшелона, отправившегося со станции Гмелинская 3 сентября (эшелон № 822), находился бывший председатель Гмелинского кантисполкома Д. Унгефуг. Всего же из Гмелинского кантона немцы были вывезены в 5 эшелонах, причём последний эшелон из Гмелинки ушёл 8 сентября. Казалось бы, кому, как не председателю кантисполкома с его опытом работы и знанием обстановки, организовывать и проводить все мероприятия по передаче имущества колхозов, передвижению и погрузке. Однако в его услугах уже не нуждались. Аналогичная ситуация складывалась по всей Немреспублике.

Все руководящие работники немецкой национальности практически на следующий день после опубликования Указа о переселении в местных газетах, то есть с 31 августа, были негласно отстранены от исполнения своих служебных обязанностей. Многие это сделали демонстративно-добровольно. Говоря о высших руководителях Немреспублики - немцах, следует отметить, что для них в нравственном плане пережить происшедшее падение с вершин власти вниз оказалось делом непростым. У некоторых, очевидно, наступило прозрение, а может быть их дальнейшие поступки определяла просто обида.

Что касается рядовых граждан немецкой национальности, то они, несмотря на обиду, возмущение, «антисоветские», «пораженческие» и «повстанческие» разговоры, в целом покорились судьбе. По данным органов НКВД, по всей Немреспублике не оказалось ни одной семьи, которая отказалась бы переселяться.

В ходе операции по выселению имели место отдельные сбои. В частности, из-за прошедших дождей часть переселенцев прибыла на станции погрузки с опозданием, поэтому несколько эшелонов отправились в путь позже назначенного срока.
Завершилась операция по выселению немцев 20 сентября. В этот день были загружены и отправлены из Покровска и Увека последние 3 эшелона. Причём один из них (эшелон № 815) несколько задержался и отправился со станции Увек уже после 24.00 20 сентября. Однако во всех сводках, направленных в Центр, об этом не сообщалось.

Среди депортированных были так же и дети . В ходе проведения операции были потери. На станциях погрузки из-за антисанитарных условий заболело и умерло три ребёнка, не смог дойти до станции и умер в пути больной туберкулёзом. В это же время родилось трое детей. В целях «профилактики» органами НКВД по АССР НП, Саратовской и Сталинградской областям было арестовано 349 человек, признанных «антисоветскими элементами» .

Несмотря на официальные обвинения, выдвинутые против поволжских немцев, жесткое, а временами жестокое отношение местных властей к выселяемым, большинство жителей Поволжья сохраняли к своим согражданам немецкой национальности теплые чувства, человеческое отношение. Об этом до сих пор хорошо помнят многие ныне пожилые немцы-волжане. Чаще всего вспоминают они участливые слова соседей, слёзы русских женщин, расстававшихся со своими немецкими подругами.

ОПРОС ДЕПОРТИРОВАННЫХ

1. Ф.И.О.
2. Дата рождения.
3. Гражданство (национальность).
4. Место жительства до депортации.
5. Семейное положение на момент депортации.
6. Образование.
7. Место работы и должность на момент депортации.
8. Дата депортации.
9. Место отбывания наказания.
10. Репрессированные члены семьи.
11. Дата смерти.

Эбель Мария Давыдовна

1. Дата рождения - 28.06.1938 г.
2. Гражданство (национальность) - Немка (на данный момент гражданка РФ).
3. Место жительства до депортации - АССР немцев Поволжья.
4. Семейное положение на момент депортации - Мама, 3 сестры.
5. Образование - начальное (4 класса).
6. Место работы и должность на момент депортации -
7. Дата депортации - 28 августа 1941 г.
8. Место отбывания наказания - Краснотуранский район, с. Комсомольское.
9. Репрессированные члены семьи -
Мать: Граф Эмилия Христиановна (1902 г).
Отец: Граф Давыд Егорович (1899 г).
Дочери: Граф Амалия Давыдовна (1925 г). Монголия.
Граф Лидия Давыдовна (1928 г).
Граф Эмма Давыдовна (1934 г).
Граф Элла Давыдовна (1936 г). Усыда.

Винокурова Мина Александровна

1. Дата рождения - 31.12.1929 г.
2. Гражданство (национальность) - Немка (на данный момент гражданка РФ).
3. Место жительства до депортации - Саратовская область, с. Блюмендельф.
4. Семейное положение на момент депортации - мать, брат.
5. Образование - начальное (4 класса).
6. Место работы и должность на момент депортации - закончила четвертый класс.
7. Дата депортации - 1941 г.
8. Место отбывания наказания - Красноярский край. Краснотуранский район, с. Бузуново.
9. Репрессированные члены семьи –
Мать: Адольф Мария Давыдовна.
Брат: Адольф Валентин Александрович.
10. Дата смерти - 19.04.2012 г.

Миллер Виктор Иванович

1. Дата рождения - 16.09.1934 г.
2. Гражданство (национальность) - немец (на данный момент гражданин РФ).
3. Место жительства до депортации - Саратовская область. Саратовский район, Совхоз 99.
4. Семейное положение на момент депортации - мать, 2 сестры.
5. Образование - начальное (4 класса).
6. Место работы и должность на момент депортации -
7. Дата депортации - 1941 г.
8. Место отбывания наказания - Саянский совхоз.
9. Репрессированные члены семьи –
Мать: Миллер Ева Яковлевна (1910 г).
Сестры: Миллер Елена Ивановна (1936 г).
Миллер Виктора Ивановна (1939 г).

Гет Мина Фритриен

1. Дата рождения - 31.01. 1931 г.
2. Гражданство (национальность) - Немка (на данный момент гражданка РФ).
3. Место жительства до депортации - с. Сосновка, Палановского района, Волгоградская область.
4. Семейное положение на момент депортации - мать, отец, четверо детей.
5. Образование - нет.
6. Место работы и должность на момент депортации - рабочая.
7. Дата депортации - 1941 г.
8. Место отбывания наказания - д. Дмитровка, Краснотуранский район.
9. Репрессированные члены семьи –
Мать: Миллер Мария
Отец: Миллер Федор
Сын: Миллер Федор Федорович
Дочери: Миллер Эмма Федоровна
Миллер Мария Федоровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Депортация немцев, ликвидация АССР Немцев Поволжья принесла государству миллиардные убытки, так как многие хозяйства и предприятия были практически ликвидированы. В самый суровый период войны страна не досчиталась многих тысяч тонн зерна, другой сельскохозяйственной и промышленной продукции. Экономика, инфраструктура, в целом материальная культура на территории бывшей АССР Немцев Поволжья понесли невосполнимый ущерб.

На новых местах государство не выполнило ни одного из обязательств, изложенных в директивах о депортации. Им не была компенсирована потеря жилья, имущества, скота и т. д. Немцы- спецпереселенцы оказались брошенными в чужих краях на произвол судьбы, испытывали суровые материальные лишения жестокое моральное унижение.

Только в 1964 г. в закрытом Указе Президиума Верховного Совета СССР официально были признаны необоснованными все обвинения советских немцев в пособничестве врагу в 1941 г., после чего медленно и непоследовательно началось восстановление их гражданских прав. Оно затянулось на многие годы.

Нельзя согласиться с мнением об особой ненависти к советским немцам со стороны государства и обвинении его в геноциде. Скорее всего, это была целенаправленная политика, с помощью которой советские руководители пытались провести в жизнь свои планы, в том числе латания дыр в экономике с помощью дешевого труда.
Одним словом, были осуществлены грубейшие нарушения Основного Закона государства — Конституции СССР. Одновременно война высветила и негативы государственной политики в сфере национальных отношений, показала, что в обществе было далеко не все гладко, как это длительное время представлялось официальной государственной пропагандой. Раны, нанесенные народам, не могли быть ими забыты.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бруль В. И. Депортированные народы в Сибири (1935—1965 гг.). Сравнительный анализ // Наказанный народ: репрессии против российских немцев. —М., 1999.
2. Земсков В. Н. Спецпоселенцы в СССР, 1930—1960. М.: Наука, 2005.
3. Иосиф Сталин — Лаврентию Берии: «Их надо депортировать...»: док- ты, факты, коммент. / Вступ. ст., сост., послесл. д-ра ист. наук, проф. Н. Ф. Бугая. — М., 1992.
4. Кабузан В. М. Немецкоязычное население в Российской империи и СССР в XVIII—XX веках (1719—1989): Ист.-стат. исслед. М., 2003.
5. Полян П. М. Не по своей воле... История и география принудительных миграций в СССР. Принудительные миграции в годы второй мировой войны и после ее окончания (1939—1953).
6. Чебыкина Т. Депортация немецкого населения из европейской части СССР в Западную Сибирь (1941—1945 гг.)


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»/Работы вне конкурса