Репрессированные немцы села Тубинск и их судьбы


Горбунова Татьяна; Ганенко Наталья
 село Тубинск Краснотуранский район
 МКОУ Тубинская СОШ
9-10 класс
Руководитель Кремер Анастасия Федоровна - учитель немецкого языка МКОУ Тубинская СОШ т

Содержание

1. Введение …
2. Основная часть
Глава 1. «История немцев в России»
Глава 2. «Немцы в Красноярском крае во время трудовой армии»
Глава 3. «Немцы нашего села»
Глава 4. «История одной семьи»
3. Заключение
4. Приложение №1, №2, №3, №4, №5, №6, №7
5. Литература

Введение

Об уникальности меньшинства российских немцев можно говорить много. Но, как и везде, мы часто задумываемся о таких вопросах, как например: как сохранить и передать следующим поколениям уникальную культуру российских немцев? Прежде всего, нужно интересоваться культурой своего народа, следовать традициям, общаться с предшествующими поколениями. Главным очагом поддержания и передачи культуры является, семья. Именно здесь ребенок получает информацию об обычаях, слушая сказки, изучая язык, отмечая праздники. Он впитывает это в раннем детстве, воспринимая как само собой разумеющееся. Позже возникает период, когда человек начинает осознанно задавать вопросы о своем происхождении, о своих предках. Здесь появляется необходимость общаться с подобными себе, такими же представителями данной культуры. Конечно, это не подразумевает общение только с российскими немцами. Мы живем в многонациональной стране, что дает нам возможность соприкасаться с различными культурами. Однако вышесказанное подчеркивает, насколько важно поддерживать и передавать подрастающим поколениям культуру своего народа в семье.

Данная исследовательская работа направлена на воспитание гуманного отношения к людям, пострадавшим от репрессий, уважительного отношения к историческому прошлому нашей Родины.

На территории Красноярского края проживает около 20 тысяч человек, пострадавших от политических репрессий. Наше село Тубинск - одно из самых больших сел Краснотуранского района Красноярского края. Половина населения нашего поселка - немцы, высланные в свое время из Поволжья. К сожалению, их остается все меньше и меньше. Но мы хотим увековечить память об этих людях пока хотя бы в масштабах нашего села. Такие нелегкие судьбы у этих людей!

Каким образом они оказались в нашем селе? Как складывались их судьбы? Как они адаптировались к местным условиям? Каково было отношение с местными жителями? Эти и другие вопросы заинтересовали нас в ходе исследования.

Данной работой мы попытаемся внести определенный вклад в изучение судеб немцев, вчерашних и сегодняшних жителей поселка...

Цель нашей исследовательской работы: изучить особенности судеб репрессированных немцев, проживающих в нашем селе и создать альбом.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Изучить и обобщить имеющийся материал по данной теме для реализации цели исследования.
2. Провести поисковые работы: собрать информацию о судьбах немцев, живущих в нашем селе, проанализировать и сделать соответствующие выводы.

Объект исследования: история немцев Красноярского края.

Предмет исследования: репрессированные немцы села Тубинск.

Гипотеза: Мы предполагаем, что немцы оказались в нашем селе не случайно, они сумели отстоять свое право на жизнь, сохранить свою самобытность и культуру.

В исследовательской работе использовались следующие методы:

1. Информационный.

2. Поисковый.

Новизна работы заключается в том, что в настоящее время в нашем селе отсутствует общий источник информации о репрессированных немцах села Тубинск. В год 70-летия массовой мобилизации немцев в трудовую армию хочется запечатлеть подвиг немецкого народа, ковавших в тяжелейших условиях тыла Победу!

История немцев в России

История немецкой колонизации Сибири насчитывает более ста лет. Немцы находились среди первых переселенцев в Сибирь, они активно участвовали в колонизации Сибирского края вместе с русскими. Первые описания Сибирского края принадлежит немецким ученым и путешественникам: Даниилу Готлибу Мессершмидту, Герарду Фридриху Миллеру, Петру Симону Палласу. Много немцев было среди сибирских чиновников и офицеров, священников и учителей, архитекторов и музыкантов, купцов и ремесленников.

Переселение немцев в Сибирь явилось продолжением и завершающим этапом движения немецких групп на восток. Постоянный поток иностранцев в Россию, особенно усилившийся в Петровскую эпоху, получил новое направление во времена царствования Екатерины II.

В 1762 и 1763 годах Екатерина II издает два манифеста, приглашающих иностранцев и гарантирующих им значительные льготы при переселении: они получали казенные земли и деньги на переезд и обзаведение хозяйством, на тридцать лет освобождались от налогов и податей, в том числе от воинской службы. Колонисты сохранили свое самоуправление и свободу вероисповедания. В это время были основаны крупные колонии в Поволжье, Новороссии, Бесарабии, Закавказье, вблизи Петербурга. (1)

Следующим толчком к переселению послужила столыпинская реформа. Немецкими колонистами были заселены обширные пространства в Славгородском и Омском уездах.

Революционные события 1917 года, гражданская война, коллективизация не миновали немецкие колонии. В октябре 1918 года был подписан декрет об образовании Трудовой коммуны немцев Поволжья. В 1924 году она получила статус автономной республики (АССР НП) и стала центром немецкой диаспоры.

Крутой поворот в судьбе российских немцев произошел в 1941 году. 28 августа 1941 года Президиум Верховного Совета принял закон, согласно которому все немецкое население Автономной немецкой республики Поволжья, районов Саратова и Сталинграда должно было быть выслано в Казахстан и Сибирь.

Отрывки из Постановления Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года о массовой депортации немцев:

«По достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы в районах, заселенных немцами Поволжья. Во избежание таких нежелательных явлений и для предупреждения серьезных кровопролитий Президиум Верховного Совета СССР признал необходимым переселить все немецкое население, проживающее в районах Поволжья, в другие районы с тем, чтобы переселяемые были наделены землей, и чтобы им была оказана государственная помощь по устройству в новых районах. Для расселения выделены изобилующие пахотной землей районы Новосибирской и Омской областей, Алтайского края, Казахской ССР и другие соседние местности».

В то время как Красная Армия отступала на всех фронтах, теряя каждый день десятки тысяч убитыми и пленными, Берия выделил на эту операцию 14000 человек и войск НКВД под руководством заместителя наркомвнудела генерала Ивана Серова, который уже прославился во время «чистки» прибалтийских республик. Операция по выселению была проведена быстро и организованно. За 17 дней, с третьего по двадцатое сентября 1941 года, 446480 немцев были депортированы в 230-и эшелонах приблизительно по 50 вагонов в каждом, примерно по 2000 человек в каждом эшелоне. Передвигаясь по несколько километров в час, эти эшелоны шли до места назначения от четырех до восьми недель, а направлялись они в районы Омска и Новосибирска, район Барнаула, на юг Сибири и в Красноярск. (3)

Таким образом, более 82% немцев, рассеянных по всей территории Советского государства, были единовременно и принудительно высланы, хотя, казалось бы, катастрофическая ситуация, в которой находилась страна, требовала направить все силы на вооруженную борьбу против врага, а не высылку сотен тысяч невинных советских граждан.

Число высланных граждан немецкого происхождения было на самом деле намного больше, так как десятки тысяч солдат и офицеров немецкого происхождения, были изгнаны из Красной Армии и отправлены в дисциплинарные батальоны трудовой армии в

Воркуту, Кемерово, Челябинск. Только в одном Челябинске более 25000 немцев работали на строительстве металлургического комбината.

Поскольку действия НКВД были засекречены, местные власти получали предупреждения о прибытии десятков тысяч ссыльных в самый последний момент. Никакого специального жилья для них не было предусмотрено, их селили, где придется - в хлеву, под открытым небом, а был уже канун зимы. (10)

А сколько высланных погибло во время пересылки? По данным Государственного архива Красноярского края, 29600 высланных должны были по плану достигнуть района Караганды, но по подсчетам на 1 января 1942 года, их прибыло только 8304 человека; план для района Новосибирска составлял 130998 человек, но прибыло только 116612 человек. Цифры о прибывших немцах-спецпереселенцах в Красноярский край приводятся разные. В отчетном докладе начальника Красноярского Переселенческого отдела Степанова упоминается цифра 75623 человека как фактически прибывших вместо запланированных 75000, а Крайком КПСС докладывает о прибытии на 1 ноября 1941 года 17307 семей в количестве 77359 человек.

Немцы в Красноярском крае во время трудовой армии

Красноярская земля издавна была матерью многих народностей. Поселения немцев-колонистов в Сибири начали возникать в конце 19 века. Царское правительство стремилось создать в Сибири из немцев-колонистов как можно больше посёлков и хуторов «для поднятия культуры земли и примера труда окрестному населению» (4).

Позднее Красноярский край превратился лишь в место высылки для немцев; в первую очередь речь идёт о спецпереселенцах-кулаках, далее - появление политэмигрантов, членов КП Германии.

Исходя из данных Всесоюзной переписи населения 1979года, немцы в Красноярском крае занимали 4 место после русских, украинцев, хакасов и составляли 54518 человек (5).

Двадцатый век оказался для российских немцев трагическим: «Он характеризовался, беспрецедентным вмешательством тоталитарной власти в жизнь немецкого этноса... Народ был рассеян по стране». Так описывают эту трагедию историки. (6)

Начиная с 1941 года, немецкое население Восточной Сибири резко возросло в результате депортации российских немцев из западных регионов страны по печально знаменитому указу Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья.» Так, в Красноярском крае численность немцев увеличилась с 4 тысяч в середине 1941 до свыше 80 тысяч к началу 1942. В сентябре - октябре 1941 сюда прибыло 33 эшелона с депортированными немцами из АССР Немцев Поволжья, доставившие 77259 выселенцев. В 1942 к ним добавились еще 791 человек. Расселены они были в 42 районах нашего края. (5)

Прибывших людей разместили в порядке уплотнения в домах колхозников, квартирах рабочих и служащих, некоторых - в специально подготовленных домах, часть - в клубах и избах-читальнях, а часть заставили рыть землянки, и эти люди зимовали так в суровых условиях Сибири. Самым большим недостатком в устройстве спецпереселенцев было плохое обеспечение продуктами питания.

Многие переселенцы считали свой приезд в Сибирь временным, не хотели вступать в колхозы, надеясь на скорое возвращение, домой, в свою республику.

Немцы говорили: «Нас сюда, в Сибирь, загнали не на жизнь, а на смерть. Мы в своей республике жили зажиточно и когда поехали сюда, нам на месте обещали, что по месту нашего жительства нам дадут хлеб, скот, и мы будем жить так же, как жили там, но здесь мы ничего не получили и как жить в дальнейшем - неизвестно». (4)

Постановлением Госкомитета обороны от 7 октября 1941 года немцы были привлечены к принудительному труду. Трудармейцы жили в поселениях, контролируемых НКВД. Та жизнь предусматривала:

Тысячи погибли от дистрофии, многие были определены на «Вечную ссылку».
Все немецкое население: мужчины от 15 до 55 лет и женщины от 16 до 45 лет подлежало мобилизации в трудовые колонны, так называемую трудовую армию. И расформирована она была лишь в 1947 году.

Часть немцев края были переселены насильственно на Енисейский Север для работы на рыбных промыслах и на лесозаготовках. По данным на 15 сентября 1942 года, было вывезено 22640 спецпереселенцев. «Везли под конвоем в трюмах и на палубах барж, в страшной тесноте и антисанитарных условиях. Везли женщин, детей, стариков. Мужчины в это время были уже в трудовой армии. Высаживали на пустынные берега Енисея, на острова. Здесь люди должны были начинать с нуля, на чистом месте, голыми руками. Жили в землянках и лачугах, сараях и палатках, в складах, без теплой одежды и обуви, на голодном рационе, без света и тепла, медицинского обслуживания, в полной изоляции от родственников, от мира, без радио, газет и книг. Работали по 17-18 часов в сутки. Живя в неприспособленных для жизни в условиях сибирского севера помещениях, не имея возможности просушить одежду и обувь, люди массово болели. А медицинского обслуживания не было. Все, от мала до велика, находились под надзором комендатуры НКВД. Многие не знали русского языка, а на родном языке им было запрещено общаться.

Немки, в основном привыкшие к земледелию, теперь, чтобы выжить, были вынуждены осваивать профессии рыбаков, охотников, рыбообработчиц. (из воспоминаний Р.А. Майера) (4)

22 декабря 1943 года НКВД издал приказ «Об организации комендатур спецпоселений УНКВД Красноярского края» для усиления агентурно-оперативной работы, учета и наблюдения за трудоустройством спецпереселенцев. В задачи этой организации входило предупреждение побегов, розыск, выявление антисоветских и уголовных элементов, ведение агентурных разработок и дел по преступлениям спецпереселенцев. Таковым запрещалось отлучаться за пределы территории. В паспортах делались отметки «Действителен для проживания только в...» (указывалось место). 26 сентября 1948 года Верховный Совет СССР издал Указ «Об уголовной ответственности за побеги из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдаленные районы Советского Союза в период Великой Отечественной войны». Он определял, что депортированные высланы навечно, без права возвращения к прежним местам жительства. Самовольное оставление места спецпоселения наказывается 20 годами каторжных работ.

Согласно приказу наркома НКВД СССР Л.П. Берии от 7 января 1944 аресту и отправке в Черногорский спецлагерь НКВД (в районе Абакана) подлежали все «фольксдойче», выявленные на освобождаемой от оккупантов территории Украины. За годы войны 3402 российских немца были поселены в Бурят-монгольский район АССР (название Бурятии в 1923-58). Депортация немцев в Восточную Сибирь продолжалась и после войны, коснувшись, прежде всего так называемых репатриантов: 4090 лиц этой категории было направлено в Красноярский край (сентябрь-декабрь 1945). С постепенным расформированием трудовых армейских лагерей многие их узники также оседали в Восточной Сибири. В итоге перечисленных депортационных акций и мобилизации в так называемые рабочие колонны (трудовая армия) к 1 января 1953 в Восточной Сибири оказалось 80040 немцев-спецпоселенцев (27,3% общей численности спецпоселенцев на этой территории), в том числе в Красноярском крае - 62443 (41,2% численности спецпоселенцев в крае). (5)

13 декабря 1955 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О снятии ограничений в правовом положении с немцев и членов их семей, находящихся на спецпоселении», но им запрещалось возвращение в места довоенного проживания.

С отменой спецпоселения в 1956 немцы стали постепенно уезжать из Восточной Сибири, главным образом в Казахстан и Среднюю Азию. Некоторые вернулись в Поволжье, кое-кто уехал в Германию. За 1953-89 годы число немцев в Красноярском крае снизилось на 13,1%, а в целом по Восточной Сибири - более чем на 10%.

29 августа 1964 года был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР, констатирующий, что обвинения 1941 года, выдвинутые против немцев, были неосновательны и явились проявлением произвола в условиях культа личности Сталина. Начиная с этого времени, немцы предпринимали попытки вернуть попранные права, восстановить немецкую государственность в рамках СССР. Но только 14 ноября 1989 года Верховный Совет принял Декларацию «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав». В 1991 году были отменены указы Президиума Верховного Совета СССР по вопросам депортации. (6)
Немцы и люди других национальностей были признаны официально репрессированными, получили удостоверения, дающие право на определенные льготы. (7)

Мы прочитали много литературы о немцах, депортированных из Поволжья, беседовали с односельчанами старшего поколения, некоторые знают о репрессиях больше, чем это описано в книгах. Многие на себе испытали, что такое трудовая армия. Эти нечеловечески трудные испытания отняли у людей здоровье, у многих - жизнь.

Немцы нашего села

В нашем селе, как уже было сказано выше, проживает половина немцев. Это все люди пенсионного возраста, во время выселения им было 12-15 лет, но время не стерло из их памяти тех трагических дней сентября 1941 года.

Депортация носила тотальный характер, то есть переселению подвергалось все без исключения немецкое население СССР. Мы выяснили, что почти все репрессированные немцы нашего села проживали в Саратовской области, но в разных районах и поселках.

«У нас было богатое село - вспоминает Эбель Наталья Давыдовна, - дома были из кирпича и камня, почти у каждого был яблоневый сад, а некоторые даже имели виноградники. К тому же каждая семья держала хозяйство».

Указ от 28 августа 1941 года перевернул жизнь целого народа и каждого отдельно. «Нам дали несколько дней на сборы, разрешили с собой взять то, что помещалось в карманы. Все остальное приказано было оставить, все это имущество было описано и составлены акты, мы думали, что это все нам вернется», вспоминает Шнайдер Мария Ивановна.) (Приложение № 1)

Куда и зачем их выселяли, не знал никто, вернутся или нет тоже. Немногие смогли в столь короткий срок продать хозяйство, чтобы были деньги на дорогу. Им объяснили, что во избежание лишних кровопролитий, они должны уехать.

«Подошли грузовые машины, и мы стали грузиться. Мы запирали дома, спускали с цепей собак и выпускали кошек, чтобы хоть они могли спастись. Ведь мы думали, что нас везут топить, а скот, который уже шел с поля, подходил к берегу Волги и кричал, коровам надо было доиться» (из воспоминаний Вуккерт Виктории Яковлевны) (Приложение № 1)

Вот так бросая все, покидая свои дома, забирая детей, они уезжали. Погреба были полны солений, картошка стояла не выкопанная, колхозные поля ломились от зерна, но тем, кто издал Указ, не было до этого дела.

«Нас погрузили на эшелоны, в так называемые «телятники», на полу была лишь солома. Продуктов нам не выдавали, хотя ходили слухи о том, что нам положено было питание. Иногда, когда были остановки, нам разрешали выходить, но только под конвоем» (из воспоминаний Гафнер Рангольда Богдановича) (Приложение № 2).

Так 16 сентября эти люди, которые были обвинены в шпионаже и диверсиях, отправились в путь, который длился 18 суток, Сибирь их встретила холодом и грязью.
«Здесь нас разбирали и увозили по разным деревням. Кто попал в Метихово, кто в Кортуз, в Николаевку. За нами приезжали в основном женщины, ведь мужчины были на фронте, а каждому хозяйству нужны были рабочие руки» (из воспоминаний Линдт Эли Андреевны) (Приложение № 3).

Как уже говорилось выше, местные власти были не готовы принять такое количество людей. Всех прибывших размещали на подселение, хотя руководством страны предусматривалось наделение немцев землей, но ничего подобного не происходило.

Местные жители приняли их настороженно. Решающую роль в выборе такой реакции сыграла их национальность. Они воспринимали, их как фашистов и мало кто знал, что немцы проживали на территории страны с конца 18 века. Но было немало случаев, когда местные оказывали им помощь.

«Соседская бабушка, бывало, сварит мелкую картошку и бросит нам ее в окно» (из воспоминаний Целлер Натальи Егоровны) (Приложение № 4).

Шло время, люди обживались. Немецкий народ отличается необычайным трудолюбием, аккуратностью, наверное, именно это помогло им выжить. Женщины немки вязали вещи для местного населения: кофты с узором, ажурные шали, цветные варежки, вышивки - все это именно они привнесли в нашу жизнь.

«Мы выменивали свои вещи на продукты, но в основном мы вязали, шили для людей, а за это нам давали молоко, картошку, сало» (из воспоминаний всех немцев).

«Мы жили рядом с семьей Вуккерт Нины Яковлевны (Приложение № 5), за всю нашу соседскую жизнь я не слышала ни одного бранного слова. Это были люди необычайного трудолюбия. А тому, как они готовили, мог позавидовать даже самый искусный повар. Кребли, хворост, эвеклейс - этому всему мы научились у них» (из воспоминаний местной жительницы Близко Мария).

«Нам было трудно выжить, но мы не отчаивались. Мы ходили собирать мерзлую картошку, мыли ее, терли и пекли лепешки. Осенью на колхозных полях собирали колоски, попадало нам за них, но надо было жить» (из воспоминаний Вуккерт Эвальд Петрович) (Приложение № 5).

Желание жить, осознание того, что на руках малые дети, надежды на возвращение - все это помогло выжить. Многие немцы не спешили обустраиваться на новых местах, они считали, что после войны смогут вернуться на прежнее место жительства.

При депортации почти 50% составляли дети, не достигшие 16-летия, среди них были такие, которые на Родине успели закончить 4-5 классов, здесь же обучение было продолжить невозможно по причине незнания русского языка и из-за тяжелых материальных условий.

В 1942 году руководство страны уготовило им новое испытание, было принято решение о мобилизации немцев в рабочие колонны для использования их на предприятиях и стройках НКВД СССР.

«Моего мужа отправили на трудовой фронт, откуда он сбежал и был осужден на 10 лет. А здесь у него оставалась жена и шесть маленьких детей» (из воспоминаний Шнайдер Марии Ивановны).

Все немцы мужчины от 15 до 55 лет и женщины немки были мобилизованы в рабочие колонны. Многие не возвращались обратно, а те, кто приходил, были больными людьми.

Шло время, закончилась война, но они продолжали себя чувствовать пленниками. Ведь необходимо было регулярно отмечаться у коменданта.

И лишь 28 февраля 1956 года на основании Указа ПВС СССР от 15 декабря 1955 года все немцы были освобождены от поселения.

В 60-е годы, наконец, было восстановлено юридическое существование некоторого числа автономных республик, стертых с карты страны из-за сотрудничества с оккупантами. Только в 1972 году представителям депортированных народов фактически разрешали свободно выбирать место жительства.

Никто из Тубинска не вернулся обратно в Саратовскую область. Тубинск стал их второй Родиной. Здесь они создали семьи, здесь родились их дети. Здесь они сдружились, стали жить одной большой сибирской семьей. И никто никогда не делил всех на немцев и русских. Многие из них пошли работать в колхоз. Трудились на совесть, неоднократно становились ударниками труда, их представляли к наградам, вручали грамоты и благодарственные письма.

Резникова (Линт) Эля Андреевна работала няней в детском саду «Мотылек», а с 1987 года по 1997 год работала санитаркой в фельдшерско-акушерском пункте, отличаясь своей заботой и отзывчивостью к окружающим людям. Эбель Наталья Давыдовна большую часть своей жизни работала в совхозной столовой поваром, угощая местных жителей вкусной едой, а ее муж Эвальд Адамович проработал всю жизнь на стройке. Райсвих Клара Ивановна (Приложение № 6) всю жизнь проработала дояркой в колхозе, за что награждена почетной грамотой. Гафнер Рангольд Богданович с 1960 работал трактористом, внося большой вклад в развитие сельского хозяйства. Вуккерт Нина Яковлевна и Фете Андреевич, Вуккерт Виктория Яковлевна и Эвальд Петрович, Целлер Роберт Генрихович и Наталья Егоровна, Гейнц Берта Ивановна и Владимир Давыдович. Вунш Вильма Богдановна, Бауэр Волдемар Александрович (Приложение № 6) - всю свою жизнь трудились в колхозе, каждый стал передовиком производства, и только фамилии и акценты в речи говорят об их немецком происхождении.

Разные судьбы у этих людей, но их объединяют те испытание, которые им довелось пережить, и из которых они сумели выйти достойно.

История одной семьи

В нашем селе Тубинск работает Центр Немецкой культуры «Возрождение», в котором мы не только занимаемся повышением изучения немецкого языка, но и храним обычаи и традиции немецкой культуры. Мы празднуем Рождество, Пасху, Праздник урожая, Карнавал, День Святого Николауса, ежегодно 28 августа мы проводим День Памяти и Скорби репрессированных немцев, посещаем наших реабилитированных немцев не только по определенным датам, но и в обыденные дни, разносим гуманитарную помощь, участвуем в различных конкурсах и мероприятиях, организованными Московским Союзом Немецкой Культуры.

Мы посещаем много семей репрессированных немцев, в которых остались в живых либо женщина или мужчина. Но об одной жительницы нашего села репрессированной немки мы хотели бы рассказать подробно.

Наталья Давыдовна Эбель родилась 14 августа 1927 года в с.Кано, Гмелинского района, Саратовской области (Приложение № 7). О своих родителях мало, что помнит, знает, что ее мама - Граубергер Мария Яковлевна, 1859 года рождения работала дояркой, а про ее папу Давида Давыдовича, ничего неизвестно. Наталья Давыдовна вспоминает: «У нас была очень дружная, счастливая, заботливая семья, в которой росло 6 детей (4 сына и 2 дочки): самый старший мой брат Эмануэль с 1918 года, затем Якоб, Иван, я, моя сестра Миля и самый младший мой брат - Егор, проживает сейчас в Германии». Наталья Давыдовна успела закончить 4 класса немецкой школы.

Когда ей было 14 лет, тогда и началась депортация российских немцев. Об этих событиях она вспоминает со слезами на глазах; в ее памяти остались только голод, холод, насилие, а самое главное, как выжить? Наталье Давыдовне было очень тяжело покинуть свой родной дом в с. Кано, она говорит: «У нас ничего не осталось с тех времен: ни фотографий, ни памятных вещей наших родителей, бабушек и дедушек, все пришлось оставить там - на нашей немецкой земле, все, что мы успели, взять с собой помещалось у нас в карманах». А после этого нас посадили на товарные вагоны и увезли в Красноярск. Было очень тяжелое время, так как нечего, было, кушать, а самое страшно было то, что мы не видели воды, и поэтому через короткое время нас «атаковали» вши, «Вы даже не представляете, что все полы и наша одежда были покрыты вшами», вспоминает Наталья Давыдовна.

Через некоторое время Наталью Давыдовну отправили в трудармию, где она должна была снимать растительный слой, выкорчевать дерево, если оно попалось, распилить его, сложить, сделать дорогу. Бывало, что и не кормили по 4-5 дней. «Как над нами издевались, обзывались «Фашисты, саботажники!», рассказывает Наталья Давыдовна.
Шло тяжелое время, и здесь в трудармии Наталья Давыдовна познакомилась со своим мужем Эвальдом Адамовичем, им тогда было по 20 лет, со станции Сорокино до города Абакана они добирались, на чем приходилось, а вот с города Абакана до деревни Николаевки им пришлось идти пешком, здесь они прожили немного с родителями Натальи Давыдовны.

После этого им пришлось пожить в Теплом Ключе, а затем 4 года в Казахстане. И вот в 1947 году они переехали в село Тубинск, ее муж стал работать на стройке, а Наталья Давыдовна техничкой в школе, здесь она проработала 10 лет, а после этого работала в совхозной столовой, поваром. У Наталье Давыдовны и Эвальда Адамовича родилось 4 ребенка (2 сына и 2 дочери), Саша (1948 г.р.), проживает сейчас в г.Абакане, Миля (1949 г.р.) в с.Кортуз, Витя (1954 г.р.) живет на север Красноярского края и дочь Ольга (1955 г.р.) живет в селе Тубинск.

Сейчас Наталья Давыдовна после тяжелой жизни того времени, окружена заботой своих детей, внуков и правнуков. На семейные праздники все собираются у Натальи Давыдовны в ее небольшом, но уютном, теплом домике, за круглым столом. Любимыми немецкими блюдами семьи Эбель являются: Шнитцесуп (из сухофруктов), Ривелькухен, Нагельклейс, Эвельклейс, Шварцеривельсуп (с кислой капустой), Ривельсуп, Кребли (Приложение № 7).

Наталья Давыдовна, очень гостеприимная, отзывчивая, добродушная женщина. Когда попадаешь в ее дом, то создается ощущение, будто бы ты попал в немецкую сказку, так как в ее квартире царит уют, чистота и конечно же предметы немецкого быта (скалка, жаровня), даже кровать заправлена по - немецки! (Приложение № 7) И, не смотря на свои годы, она ухаживает за своим домом и каждое лето, ее ограда похожа на цветочное поле, в которой растут необыкновенной красоты цветы!

Заключение

Целью данной работы являлось изучение особенностей судеб репрессированных немцев, проживающих в нашем селе.

Мы попытались доказать, что эти люди смогли выжить, сохранить тот внутренний стержень, который зовется человечностью. Они гнулись, но не ломались, смогли отстоять свое право на жизнь, сохранить свою культуру и самобытность.

Их не испугали трудные условия сибирской жизни, так как они не утратили живости ума и сумели быть полезными в жизни. Стоит только позавидовать их стойкости и выдержанности, не каждый может вытерпеть все то, что они вынесли и при этом остаться человеком в полном смысле этого слова.

Они не просто сумели выжить, но и заслужить почет и уважение окружающих.

Литература

1. Андюсев Б.Г. Сибирское краеведенье. Красноярск, 2001.
2. В.А.Дятлова. Немцы Красноярского края. С-Нетербург, 1998.
3. В.А.Дятлова. Немцы в России. Люди и судьбы.
4 Энциклопедия «немцы России», том 1. Москва, «ЭРН». 1999
5. «Я родился и живу в России». Российские немцы в фотографиях. Москва, Гете-институт
6. Красноярский край в истории Отечества. Книга вторая Октябрь 1917-1940. Красноярск,
1996.
7. Малиновский Л.В. «История Советских немцев в историографии ФРГ» // Вопросы истории. 1991. 2.
8. Обердерфер Л.И. «Депортированные немцы в Западной Сибири (1941-1944 гг.)» // Электронный журнал «Сибирская Заимка». 2002. 6.

 

Приложение. Альбом воспоминаний репрессированных немцев села Тубинск

И вера крепка, убеждённость растёт,
Что выход достойный время найдёт.
Нас мало, но внукам и детям своим
Язык и культуру мы всё ж сохраним.
В историю впишем свою мы строку -
Российские немцы - не пыль на ветру!

Резникова (Линдт) Эля Андреевна

Эля Андреевна родилась 11 мая 1938 года в совхозе № 99 Гмелинского района Саратовской области. Её родители Линдт Мария Андреевна и Линдт Андрей Андреевич были очень трудолюбивыми людьми: мама и папы были разнорабочими.

В 1940 году Эля Андреевна вместе со своими родителями приехали в Тубинск. О депортации российских немцев, а именно о себе и своих родителях, ничего не знает. На зато у Эли Андреевны остались от её дяди семейные фотографии того времени. Её отец не вернулся с трудармии, поэтому их воспитывала мама: двух сыновей (Александр и Роман) и двоих дочерей (Эрна и Эля).

Эля закончила 4 класса и с 11 лет начала работать: сбрасывала с крыш снег и молотила зерно на сушилке. В 15 лет стала работать дояркой и проработала до 1963 года. С 1963 года по 1987 год работала санитаркой в фельдшерско-акушерском пункте.

В 1956 году вышла замуж за Резникова Петра Кондратьевича.

В 1957 году родилась двойня (мальчик и девочка). Мальчик умер, а девочка Нина осталась жива. В 1959 году родился сын Юра, в 1965 — сын Гена.

Пётр Кондратьевич закончил Шушенский сельскохозяйственный техникум. Работал конюхом, механизатором, агрономом, а перед смертью — рабочим в детском саду. Умер в 1990 году в возрасте 53 лет от рака лёгких.

Пётр Кондратьевич и Эля Андреевна воспитали умных, добрых и отзывчивых детей. Дочь Нина окончила Абаканский педагогический институт и работает в школе учителем химии. Нина Петровна очень добросовестная и ответственная учительница, пользуется уважением среди коллег, учеников и их родителей.

Сыновья Юра и Гена, отслужив по два года в армии, работали водителями в Тубинском совхозе. Сейчас, по-прежнему, отдают свою жизнь дороге. Гена — в Красноярске на конезаводе, Юра — в Краснотуранске в районной больнице.

В настоящее время у Эли Андреевны 6 внуков, 3 правнучки и один правнук. Все её очень любят, и поэтому она окружена заботой своих детей, внуков и правнуков. Эля Андреевна любит готовить. Очень вкусными у неё получаются штрудели и кребли.

Эбель Наталья Давыдовна

Наталья Давыдовна Эбель родилась 14 августа 1927 года в с. Кано Гмелинского района Саратовской области. О своих родителях мало что помнит. Знает, что её мама - Граубергер Мария Яковлевна 1859 года рождения, работала дояркой, а про её папу - Давида Давыдовича ничего неизвестно. Наталья Давыдовна вспоминает: “У нас была очень дружная, счастливая, заботливая семья, в которой росло 6 детей (4 сына и 2 дочери): самый старший мой брат Эмануэль с 1918 года, затем Якоб, Иван, я, моя сестра Миля и самый младший мой брат - Егор, проживает сейчас в Германии”. Наталья Давыдовна успела закончить 4 класса немецкой школы.

Когда ей было 14 лет, тогда и началась депортация российских немцев. Об этих событиях она вспоминает со слезами на глазах; в её памяти остались только голод, холод, насилие, а самое главное - вопрос “как выжить?”. Наталье Давыдовне было очень тяжело покинуть свой родной дома в с. Кано. Она говорит: “У нас ничего не осталось с тех времён: ни фотографий, ни памятных вещей наших родителей, бабушек и дедушек. Всё пришлось оставить там - на нашей немецкой земле. Всё, что мы успели взять с собой, помещалось у нас в карманах”. “А после этого нас посадили на товарные вагоны и увезли в Красноярск. Было очень тяжёлое время, так как нечего было кушать, а самое страшное было то, что мы не видели воды, и поэтому через короткое время нас атаковали вши. Вы даже не представляете, что все полы и наша одежда были покрыты вшами” - вспоминает Наталья Давыдовна.

Через некоторое время Наталью Давыдовну отправили в трудармию, где она должна была снимать растительный слой, выкорчёвывать дерево, если оно попадалось, распилить его, сложить и сделать дорогу. Бывало, что и не кормили по 4-5 дней. “Как над нами издевались! Обзывали “Фашисты! Саботажники!”” рассказывает Наталья Давыдовна.

Шло тяжёлое время и здесь, в трудовой армии, Наталья Давыдовна познакомилась со своим будущим мужем Эвальдом Адамовичем. Им тогда было по 20 лет.
Со станции Сорокино до города Абакана они добирались на чём приходилось, а вот с Абакана до деревни Николаевки им пришлось идти пешком. Здесь они прожили немного с родителями Натальи Давыдовны.

После этого им пришлось пожить в Тёплом Ключе, а затем 4 года в Казахстане. И вот в 1947 году они переехали в с. Тубинск. Её муж стал работать на стройке. А Наталья Давыдовна - техничкой в школе, здесь она проработала 10 лет. После этого работала в совхозной столовой поваром. У Натальи Давыдовны и Эвальда Адамовича родилось 4 детей - 2 сына и 2 дочери. Саша 1948 г.р. проживает сейчас в г. Абакане, Миля 1949 г.р. в с. Кортуз, Витя 1954 г.р. живёт на севере Красноярского края и дочь Ольга 1955 г.р. живёт в с. Тубинск.

Сейчас Наталья Давыдовна после тяжёлой жизни того времени окружена заботой своих детей, внуков и правнуков. На семейные праздники все собираются в неё в небольшом, но уютном, тёплом домике за круглым столом. Любимыми немецкими блюдами семьи Эбель являются Шнитцесуп (из сухофруктов), Ривелькухен, Нагельклейс, Эвельклейс, Шварцеривельсуп (с кислой капустой), ривельсуп и кребли.

Наталья Давыдовна очень гостеприимная, отзывчивая, добродушная женщина. Когда попадаешь в её дом, создаётся ощущение, будто бы ты попал в немецкую сказку, так как в её квартире царит уют, чистота и, конечно же, предметы немецкого быта (скалка, жаровня), даже кровать заправлена по-немецки! И , не смотря на свои годы, она ухаживает за своим домом и каждое лето её ограда похожа на цветочное поле, в котором растут необыкновенной красоты цветы!

Райсвих Клара Ивановна

Я, Надежда Сорокина, активная участница Центра Немецкой культуры “Возрождение” в селе Тубинск, являюсь прямым потомком российских немцев.

История нашего рода российских немцев берёт своё начало из глубины веков. Но своё повествование я начну гораздо ближе, с начала прошлого века, когда родилась моя прапрабабушка Райсвих Кристина Егоровна.

К большому сожалению, о моей прапрабабушке мне известно немного. Она родилась в 1901 году. Её родители были немцами. Дата переезда Кристины Егоровны в Россию неизвестна, но я предполагаю, что это произошло после замужества. Её мужем стал русский человек с немецкими корнями по имени Иван. Проживали они в Поволжье, в селе Нижняя Водянка Гмелинского района Саратовской области. Там у них родилось пятеро детей, один из которых (сын) умер в раннем детстве, но следующего родившегося сына Иван и Кристина назвали тем же именем. Все дети получили фамилию матери - Райсвих: Клара, Иван, Мария, Иван, Мейда. Старшим ребёнком в этой семье была моя родная прабабушка - Райсвих Клара Ивановна. Она родилась 18 июня 1922 года. Её история мне известна намного подробнее.

Многое пришлось ей пережить на жизненном пути. В 1941 году, когда ещё не началась война, она вышла замуж и стала жить отдельно от родителей. В этом же году у неё родился сын Саша, а на следующий год - дочь Эмма. Дети были ещё совсем маленькими, когда их отца забрали в трудотряд. Больше ни мужа, ни отца, которого постигла та же участь, моя прабабушка не видела. Их последующая судьба неизвестна. Это был первый удар судьбы.

Но, как говорится, беда не приходит одна. Во время войны маленькие Эмма и Саша умерли от кори. Вскоре Клара Ивановна была репрессирована и отправлена на Север, где жила до 1956 года в посёлке Красноселькупск Красноселькупского района Тюменской области. Условия были очень суровые. Как вспоминала сама прабабушка “Бывало, что даже спать приходилось на голом промёрзшем полу, на брошенной соломе и фуфайке. Ели почти одну рыбу, больше не было ничего”. Работала на рыбзаводе.

16 июня 1948 году у неё родилась дочь, моя родная бабушка, Райсвих Надежда Петровна, в честь которой меня назвали. После её рождения Клара Ивановна поменяла место работы, чтобы быть ближе к маленькой дочке - работала в детском саду поваром. Своего отца моя бабушка даже не помнит, а отчество Петровна она получила от своего отчима - Петра Гордеева, второго мужа прабабушки. У Клары Ивановны и Петра родилось двое совместных детей - Николай и Михаил. Оба они умерли в детском возрасте от инфекции и отсутствия медицинской помощи. Последующая судьба Петра Гордеева неизвестна. Моя прабабушка осталась одна с маленькой дочкой на руках.

Тяжёлые послевоенные времена давали о себе знать. Очень трудно было Кларе Ивановне одной. Помогали соседи, подруги. Но по-настоящему родных людей рядом не было. Тогда она решилась забрать дочь и уехать в Сибирь к маме, братьям и сёстрам. Произошло это в 1956 году. Путь был долгим и трудным. Через реку переправлялись на пароходе, которым управляли русские. Когда она узнали, что на судне немцы, подумали, что это те самые, которые недавно воевали против них, поэтому хотели потопить пароход вместе со всеми пассажирами. Пришлось моей прабабушке долго объяснять, что они немцы, но всю свою жизнь прожили в СССР и не воевали против них! Чудом удалось убедить в этом русских и благополучно добраться до места.

Вскоре Клара Ивановна с дочкой добрались до с. Кортуз Краснотуранского района Красноярского края, где жила Кристина Егоровна, моя прапрабабушка с сыном, невесткой и младшей дочерью. Пережив столько горя, наконец, мои родственники зажили спокойнее. Маленькая дочь Надя подросла, пошла в школу. В 1960 году мама с дочкой переехали жить в п. Джирим Краснотуранского района. Клара Ивановна работала в колхозе дояркой, а её дочь училась в Ивановской школе.

Время шло, дочь росла. В 1966 году Надежда Петровна вышла замуж за Соколова Александра Алексеевича, моего дедушку. В этом же году у них родился сын Саша, в 1970 - дочь Света, а в 1976 - дочь Люда. Клара Ивановна, моя прабабушка, души не чаяла во внуках, нянчила их, помогала растить. К тому времени она уже работала поваром в детском саду. В 1977 году всей большой семьёй переехали в с. Тубинск Краснотуранского района.

Время летело всё быстрей. Вскоре у Клары появились правнуки: Алёша, Серёжа, Артур, Андрей и единственная правнучка - Надя (я). И правнуков наша прабабушка вынянчила на своих руках. Она очень любила детей, свою семью. Уже будучи в преклонном возрасте, баба Аля (так мы её называли) с удовольствием готовила нам обеды. Её фирменным блюдом был Шнитцуп, штрудели и мой любимый пирог Ривелькуге. Вся наша большая семья её очень любила, а проживала прабабушка, сколько я себя помню, в нашем доме.

Только ближе к старости Клара Ивановна обрела долгожданную большую семью, хорошие условия проживания, мир и душевный покой. Очень жаль, но в этом мире нет ничего вечного. Прабабушки не стало 2 года назад, 11 ноября 2008 года. Но мы всегда её будем помнить и любить. На память нам остались многочисленные фотографии, книги на старо-немецком языке, медали, почётные грамоты. Из братьев и сестёр прабабушки осталась в живых самая младшая из них - Мейда, которая до сих пор проживает в с. Кортуз.

 

Шнайдер Мария Ивановна

Мария Ивановна родилась 5 февраля 1929 года в с. Палассовка Палассовского района Саратовской области (Палласовка Палласовского района Волгоградской области примеч. редактора). Мария Ивановна воспитывалась в очень бедной семье, её родителей звали Кретц Миля Яковлевна и Кретц Иван Иванович. Своего папу она не помнит, так как он умер, когда ей было 1 год. Поэтому все трудности легли на плечи её мамы. Всего в семьи Кретц было 6 детей, но о 4 братьях и сёстрах Мария Ивановна ничего не знает. Росла она вместе со своей сестрой 1921 г.р.. О своей сестре Мария Ивановна вспоминает: “Была очень жестокой женщиной. Однажды, работая на картофельном поле, она разбила своему сыну голову ведром”.

Детство Марии Ивановны было очень тяжёлое, а можно сказать, его вообще не было, как и у всех других детей того времени. С 6 лет работала нянечкой в то время, когда женщины были заняты работой на тракторах. Школы Мария Ивановна не видела. Когда ей исполнилось 12 лет, их выслали из Саратовской области. А её маму сразу же забрали в трудармию на север. Тогда и началась взрослая жизнь Марии Ивановны. В это тяжёлое время, когда они с сестрой остались без родителей, им пришлось работать в лесу у эстонцев - помогать пилить дрова и складывать их. Но Мария Ивановна вспоминает: “Женщины эстонцы были очень хорошими люди, так как они нас жалели и всегда давали нам покушать, хоть один кусочек хлеба, и этому мы были рады”.

Кроме этого мария Ивановна возила воду на быках, косила сено, сама его прибирала. Для того,чтобы выжить! Очень тяжело Мария Ивановна вспоминает, когда их с Красноярска погрузили на баржи и хотели утопить, но благодаря погодным условиям (сильному ветру), они смогли спастись. Как сами того не понимают, говорят помог Бог. Так они добрались до с. Сорокино, затем пешком добрались до Бири, а после этого попали в Тубинск. Но здесь они долго не прожили, как как директору Тубинского совхоза Носову Василию Андреевичу семья Кретц была не по душе, и он считал, что они очень ленивые, хотя мама Марии Ивановны работала в семье Носова нянечкой. После этого они 34 года прожили в южном Казахстане. Здесь Мария Ивановна познакомилась с Эбель Натальей Давыдовной и они стали дружить. И спустя много лет они снова встретились в с. Тубинск и сейчас очень часто собираются вместе, беседуют, вспоминают прошлое и всегда пьют чай с ривелькухен.

О своём муже Мария Ивановна вспоминает только добрыми словами: “Яков Егорович был добрый, надёжный, заботливый отец и муж.” В совместном браке у них родилось 3 детей: 2 дочери (Мария и Эльза) и сын Павел. Яков Егорович был осуждён на 10 лет из-за того, что сбежал из трудармии. Поэтому Мария Ивановна всю свою жизнь одна отдавала детям.

Она говорит: “Буду днём и ночью работать, чтобы мои дети ни в чём не нуждались.” Как бы она ни старалась, но в её это силах знать, какую судьбу нам предписал Бог. Поэтому в 2009 году она потеряла дочь Марию, а в 2010 году сына Павла. Теперь она осталась со своей дочерью Эльзой, которая приехала из Киргизии, чтобы заботиться о своей маме.

Мария Ивановна очень добрая, чистоплотная, гостеприимная женщина, которая поддерживает немецкую культуру. Она всегда с нетерпеньем ждёт Рождества и Пасхи, к которым тщательно готовится. А её любимым немецким блюдом является Эвельклейс.

Гафнер Рангольд Богданович

Гафнер Рангольд Богданович родился 7 августа 1938 года в совхозе № 99 Гмелинского района Саратовской области. Его маму звали Гафнер Екатерина Яковлевна 25 марта 1898 года рождения. Она работала разнорабочей. Папа Гафнер Богдан Егорович 1895 г.р. Выполнял кирпичные работы.

Когда Рангольду Богдановичу было 3 года, отца забрали в трудармию. Воспитывался он вместе со своими сёстрами: Мария Богдановной (7 марта 1928 года рождения) и Ниной Богдановной (1930 г.р.), которые в данный момент проживают в Германии.

В 1941 году семью Гафнер выслали из Саратовской области в Краснотуранский района с. Тубинск. Детей сразу забрали в детский дом, “ А маму хотели отправить сторожить туда, где жгли известь. Но по жизненным обстоятельствам не отправили, и мама нас забрала. Я был совсем маленький. Помню всё со слов старших сестёр. В то время помню,” говорит Рангольд Богданович “Окончил 4 класса и пошёл работать в совхоз на водокачку (на лошадях качали воду), затем скотником, а после этого сдал на права тракториста и работал на тракторе с 1960 года до пенсии.”

“В 1965 году женился на вдове Рубановой Валентине Фёдоровне. У неё была дочь Людмила 4-х лет. Она стала для как родной. Затем в 1966 году родился сын Алексей ( вес 4950). Прожили мы с моей Валентиной уже 46 лет. Мечтаем дожить до золотой свадьбы!”

В настоящее время у Рангольда Богдановича 2 внука: Сергей и Александр. Сергей уже женат, его сыну Андрею 5 лет.

Любимыми праздниками являются Пасха и Рождество, а любимыми немецкими блюдами - штрудель, ривелькухен, кребли и шнейсуп.

Рангольд Богданович очень трудолюбивый, отзывчивый человек, рад всегда принимать гостей. Их дом наполнен добротой и уютом!

Бауэр Валдемар Александрович

Вунт Вильма Богдановна

Вункерт Нина Яковлевна

Целлер Роберт Генрихович и Наталья Егоровна

Вункерт Виктория Яковлевна

Гейнц Владимир Давыдович и Берта Ивановна

 


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»/Работы вне конкурса