Семья Кауровых

Семья Кауровых


Исследовательская работа Кауровой Надежды, ученицы 8 «А» класса
Государственное Образовательное Учреждение Красноярская женская Мариинская гимназия-интернат.
Учитель: Коваленко Валентина Анатольевна.
Красноярск 2001 г.

История моей семьи не относится к средним векам или развитию нового времени. Конечно, каждому хотелось бы найти, как-то отыскать свою родословную, но тот каждый, кого после долгих трудов поиска родословной застанет разочарование, откажется от дальнейшего поиска. Будут проходить годы, затем столетия, века, а всё новое и новое поколение будет стремиться к неразгаданным загадкам потерянной родословной. Пусть я и не знаю, кто из моих предков жил в средневековье, при царе, но надо же когда-то начинать поиски?! У моей бабушки (Александры Николаевны) девичья фамилия была Анненкова и родилась она в Пензенской области. У неё был отец Анненков Николай Степанович из богатой в прошлом семьи. Его отец Анненков Степан Иванович 1864 года рождения, вероятно, был из родни Анненкова Ивана - декабриста. Моя бабушка хочет заняться этим поиском.

По мнению мамы моей бабушки, Анастасии Васильевны, в девичестве Пивоваровой, родня была репрессирована в 1937 году. Мой прапрадед был признан кулаком, раскулачен и куда-то сослан. След его и его жены Клавдии потерян в 1937 году. Их сын, брат моей прабабушки Пивоваров Иван Васильевич, 1890 года рождения, был директором Иркутского авиационного завода перед войной. В 1944 году его репрессировали и сослали на Колыму. В 1955 году реабилитировали посмертно. А нашей семье это стало известно только в 1967 году. Его семья после войны осталась жить в Ангарске. Его сын, Пивоваров Валерий Иванович, был главным строителем Ангарска вплоть до 1967 года, то есть до своей кончины. Он построил очень много домов в Ангарске. Моя бабушка, Александра Николаевна Каурова (по первому браку) 1937 года рождения.

Родилась она 15 ноября, так написано в её паспорте, а точную дату её рождения она не помнит, ведь раньше в деревне не было календарей! По рассказам её мамы, моя бабушка родилась в морозный зимний день в районном роддоме. До села Коповка её везли двадцать километров на санях, завёрнутую в овечий тулуп. Была пурга, метель кружилась в своём бесконечном вальсе...

Прошли годы... Пришла пора, идти в школу бабушкиной сестре, Нине Николаевне Анненковой, которая на два года старше своей сестры. Все собирались с огромным весельем и радостью, а бабушка, будучи ещё девочкой, смотрела на всю эту праздничную кутерьму. Ей было интересно, чему же там учат в школе? Ведь только через целых два года (бабушке тогда было пять лет) придёт и её пора. Она проводила сестру до школы, а ведь школы находились за километры от дома. Когда она шла обратно домой, по пути ей встречались соседские собаки, провожающие её лаем. Так получилось, что поход бабушки в школу очень похож на детскую быль про Филиппка. Она так же бегала зимой за сестрой в школу, дома около керосиновой лампы читала букварь и родную речь, по которым училась Нина. При этом троюродная сестра моей прабабушки работала учителем в этой школе. И как-то раз, вечером, она пришла и рассказала прабабушке Насте о «проделках» её дочери, и попросила её, чтобы та отпустила маленькую Шуру в школу, несмотря на её возраст. Тогда Шуре не было ещё и семи лет. Несмотря на то, что в классе дети уже научились писать крючочки и палочки, и писали уже единицы, Шура быстро приспособилась. Читать она научилась рано, в пять лет, без чьей-либо помощи. Была война. Тяжёлое время. Книг в достаточном количестве тогда не было, одна книга выдавалась на пять-семь человек-соседей по улице. И нужно было успеть выучить урок за час, так как надо было срочно передавать учебник следующему на очереди ученику-соседу. Тетрадей, чернил и карандашей тоже не было. Поэтому тетради дети вынуждены были сшивать из оставшихся настенных обоев, вместо чернил разводили водой сажу из печной трубы, такие получившиеся чернила носили в чернильницах-непроливайках, писали древесным углём. Вместо ручек были металлические писчие перья «Rondo», их привязывали нитками к деревянным палочкам. Несмотря на такие тяжёлые для жизни условия, Шура училась успешно и прилежно, с большой охотой.

День победы 9 мая 1945 года. Шура помнит его. Солнечный, тёплый, радостный. Все люди сельской улицы бежали к правлению колхоза, то есть к центру бригады. Обнимались, целовались и плакали от радости: «Наконец-то тяжкая война кончилась, и жизнь будет налаживаться!» В сельской школе было всего семь классов, а Шура очень хотела учиться дальше. Поэтому пришлось ей и ещё двум мальчикам-одноклассникам еженедельно ездить в районный центр Ваденское, в восьмой класс, за двадцать километров от дома. Жить у чужих людей на квартире, готовить самой себе пищу, каждую субботу, после занятий, возвращаться домой за продуктами в мороз и пургу, в дождь и слякоть, а в воскресенье возвращаться назад с тяжёлыми котомками за плечами, в которых лежала еда на целую неделю!

Глубокой осенью 1945 года, после победы над Японией вернулся мой прадед, Анненков Николай Степанович, с войны домой навсегда! Он прошёл нелёгкий путь бойца-пехотинца, от Кенигсберга до Берлина, и от Берлина до Японии. Он был разведчиком, брал языков, был много раз контужен, но вернулся живым и не инвалидом, награждён медалями, орденами: орденом Красной Звезды, двумя орденами Великой Отечественной Войны, медалью «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За взятие Берлина», «За победу над Германией». А был всего лишь рядовым солдатом войны, демобилизовался в звании старший сержант. Мой прадедушка был очень скромным человеком, никогда не пользовался своими наградами, и не кичился ими. Никогда не обращался к врачам, не ходил в больницы и умер в возрасте восьмидесяти пяти лет, в 1985 году. Он - ровесник века.

Шли годы, постепенно колхоз обнищал, стал разваливаться. Жить там стало невозможно.

В 1952 году семья моей бабушки переехала в Сибирь, в Нижне-Ингашский район, посёлок Нижняя Пойма, где отбывал ссылку старший брат бабушки, Мордвинцев Иван Фёдорович, «власовец», то есть партизан белорусских лесов. В армию его взяли в девятнадцать лет, в 1943 году, в 1944 году он попал в белорусские партизаны и таким образом оказался в армии генерала Власова. Прошёл с армией Власова весь унизительный путь советского солдата. После сдачи в плен армии Власова, наш деда Ваня оказался в Бельгии в плену.

А после войны таких пленных Сталин сослал в Сибирь, хотя солдаты не были виноваты в том, что генерал Власов сдал их в плен. Чудом спасся деда Ваня благодаря тому, что его мама, прабабушка Настя, молилась за своих солдат, читая псалом 90 (от бедствий и дьявольского искушения). «Живый в помощи Вышнего...» - молила она. Таким тяжёлым путём наш дед оказался в Сибири, где в дальнейшем выучился на машиниста паровоза и очень долго водил паровозы и тепловозы с промышленным лесом из тайги. В тайге, всем известно, много первозданных лесов, а мой прадедушка, Николай Степанович, великий столяр и плотник, умел делать всё из дерева. Оказавшись в Сибири у сына Вани, был очарован тайгой, соснами, лиственницами, кедрами... Понял - от этого леса ему никуда не уйти. Так и остался мой прадед в Сибири, и вся семья из Пензенской области переехала в Сибирь, где прадедушка столярничал, строил дома. Построил дом и для своей семьи.

Моя бабушка стала учиться на новом месте в девятом классе, в Решотинской средней школе. В 1953 году умер Сталин. Все жители посёлка собрались на митинг и искренне оплакивали смерть Сталина. Все думали: «Как же жить дальше, без Сталина, великого вождя?!»

Окончив среднюю школу, бабушка уехала поступать в Иркутский медицинский институт, учиться на хирурга. Но по чистой случайности переложила свои документы с хирургического на стоматологический факультет. В 1954 году поступила, и в 1959 году успешно его окончила, и попросилась на работу стоматологом в свой захудалый Нижне-Ингашский район... Там и свела её судьба с молодым лётчиком Кауровым Леонидом Архиповичем из города Красноярска...

Прошли годы, бабушка переехала в город Красноярск к дедушке. А мой дедушка был известным лётчиком в небе Красноярья с 1960 года, в течение тридцати лет. В юности дедушка был спортсменом-десятиборцем. Бегал, прыгал, ходил на лыжах, метал диски, копья, толкал ядро. В 1963 году, например, одержал победу в метании диска среди лётчиков Красноярья, запустив диск на 38 м 47 см, что отмечено в газете «Красноярский пилот» за 31 июля 1963 года. Дедушка освоил типы самолётов, которые летали за эти годы в небе Красноярья, в частности в газете «Красноярский рабочий» за пятнадцатое ноября 1966 года помещён портрет дедушки с его командиром Окуневым. «Оба они, как и остальные их товарищи, отлично трудятся в Красноярском территориальном управлении гражданской авиации, ежедневно перевыполняя план перевозок пассажиров в северном направлении» - писали в хорошо всем известной краевой газете. С 1974 по 1977 год с января по май дедушка постоянно улетал в полярную авиацию, на северный полюс, сопровождать ледоколы, доставлять им грузы.

Двадцать пять лет назад дедушка привёз из Канады на полуостров Таймыр на своём ИЛ-76 овцебыков, чтобы они здесь, на севере Сибири расселились и жили, теперь их огромные стада, о чём писала в 2001 году пресса. Ещё мой дедушка привёз из Чехословакии хрустальные люстры для строящегося театра Оперы и Балета, открывшегося в 1991 году. Эти люстры и поныне висят там. В 1991 году, на пятьдесят первом году жизни дедушки не стало, так рано ему уйти из жизни помогло изношенное сердце. После этого бабушка попыталась вновь обрести счастье в личной жизни, но попытка оказалась неудачной. Так она и стала Дмитренко! Позже, в Красноярске стала первым организатором специализированной стоматологической помощи.

Это она в 1963 году построила вместе с заводом «Красмаш» первую в городе стоматологическую поликлинику на улице Мичурина в Ленинском районе. И проработала она в нём двадцать лет главным врачом. Только после открытия первой стоматологической поликлиники стали открывать такие же поликлиники в каждом районе города Красноярска. Теперь их уже восемь!

В 1986 году моя бабушка построила и открыла в Октябрьском районе первую детскую стоматологическую поликлинику для лечения зубов детям Октябрьского и Железнодорожного районов. Потом стали открывать такие же детские стоматологические поликлиники в других районах города. Теперь таких детских поликлиник уже пять!

По стопам моей бабушки пошла её старшая дочь - Ирина Леонидовна, то есть старшая сестра моей мамы. Моя тётя Ира тоже стоматолог, её стаж уже пятнадцать лет! У неё две дочери, мои двоюродные сестры. Моя мама, Каурова Елена Леонидовна, 1966 года рождения, окончила ВТУЗ, была экономистом, теперь служит в Органах Внутренних Дел, в звании капитана. У неё нас двое, я и мой младший братик Илюша.

Литература

1. Записано со слов бабушки Александры Николаевны Дмитренко.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»