Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Войною не был сломлен дух


(о судьбах бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания)

Автор работы: Губанова Ирина, ученица 11 Б класса школы № 149 г.Красноярска

Научный руководитель: Волкова М.А. - завуч, учитель истории школы № 149

Рецензент: Михалев С.Н. - доктор исторических наук, профессор КГПУ

Красноярск 2001 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

22 июня 1941 года памятно нам как один из самых трагических дней в истории нашей страны. В этот день фашистская Германия напала на СССР. Над нашей страной нависла смертельная опасность.

За 1418 дней войны пострадало огромное количество людей. Военнослужащие, мирные жители, и даже дети испытали на себе все ужасы войны.

Дети и война – понятия, казалось бы, несовместимые.

Со дня ее окончания прошло уже 55 лет. Но, чествуя ветеранов Великой Отечественной, вспоминая с благодарностью их ратные и трудовые подвиги, мы обязательно вспоминаем и тех, кто все ужасы и тяготы войны познал еще ребенком. Сколько их было в действующей армии, в партизанских отрядах и подпольных организациях в тылу врага?! Родина не забыла их ратные подвиги, их вклад в Великую Победу: многие дети были награждены орденами и медалями, получили высокое звания Героя Советского Союза. Но были и те, для которых ужасы войны усугублялись их полным бесправием, каждодневным унижением и страхом за свою жизнь. Это малолетние узники концлагерей.

АКТУАЛЬНОСТЬ темы обусловлена тем, что этих людей остается все меньше, и нужно спешить помочь им оставить в назидание потомкам урок мужества и стойкости.

Основываясь на собственном интересе, я сформулировала следующие задачи исследования:

  1. Осмыслить, как дети пережили страшное время, проведенное за колючей проволокой.
  2. Определить степень влияния трагического детства на дальнейшую судьбу этих людей.
  3. Установить причины «потепления» отношения в обществе к данной категории людей.

ОБЪЕКТОМ исследования является проблема отношения в обще-стве к малолетним узникам концлагерей в разные периоды истории нашей страны.

ПРЕДМЕТОМ исследования является влияние войны на дальнейшую судьбу бывших несовершеннолетних узников фашизма.

В работе над рефератом использованы следующие методы исследования:

Историческими источниками по теме являются документы Центра хранения и изучения документов новейшей истории Красноярского края (ЦХИДНИКК), в фондах которого имеются воспоминания, фотографии бывших малолетних узников фашизма, проживающих в настоящее время на территории Красноярского края. Однако количество информации ограничено, так как ЦХИДНИКК только в 2001 году заключил договор с обществом «Сочувствие» о передаче документов на постоянное хранение.

Одним из важнейших источников получения информации можно, безусловно, считать воспоминания и материалы из личных архивов бывших малолетних узников - Спирова Владислава Викторовича– первого председателя краевого отделения РСБМУ «Сочувствие», Россовской Татьяны Львовны – ныне действующего председателя, Замаруевой Симы Иосифовны, Осиповой Полины Карповны – председателя отделения по Советскому району г. Красноярска, а также Бергер Бернадаты Соломоновны, Прянишниковой Любови Павловны – бывших узниц, ныне проживающих в Советском районе г. Красноярска. Мой выбор пал на этих людей, так как трое из них руководители краевого отделения РСБМУ, а другие были рекомендованы Осиповой Полиной Карповной и Россовской Татьяной Львовной. Все эти люди, несмотря на то, что воспоминания порой мучительны и тяжелы, все-таки согласились рассказать о трудном периоде своего детства, и о дальнейшей их судьбе.

Наиболее полным источником считаю газету«Судьба» – единственное печатное издание на постсоветском пространстве, отстаивающее интересы жертв нацизма, последних свидетелей гитлеровского разбоя в годы Второй мировой войны. Газета публикует воспоминания, дневники, иллюстрации, документы, свидетельские показания о судьбах угнанных в немецкое рабство, замученных и чудом оставшихся в живых детей, брошенных фашистскими извергами в застенки многочисленных тюрем, концлагерей, гетто (Сохраним нашу газету!//Судьба, 1993 г. № 4 (68), июль-август 2000 г. С. 1.). В этой газете содержатся материалы о бывших малолетних узниках в масштабах не только нашей страны, но и стран СНГ. Десять номеров газеты (с февраля 1997 по декабрь 2000) были получены мною из личного архива Спирова Владислава Викторовича.

С целью определения степени информированности современной молодежи, а также их отношения к бывшим малолетним узникам, в школе № 149 среди учащихся 11Б и 11В классов проведено анкетирование.

Результаты следующие:

Из 98 опрошенных:

Отсюда можно сделать вывод, что знания о бывших малолетних узниках очень краткие и поверхностные, в основном, из-за недостатка информации. Подростки слишком далеки от проблемы, даже изучив события 1941-1945гг. на уроках истории. Результаты анкетирования еще раз подчеркивают актуальность рассматриваемой темы.

Доступных мне монографических исследований по данной теме нет. Существующий круг источников, малоизученность и актуальность темы позволяют обратиться к ее рассмотрению.

Глава I. Малолетние узники. Кем они были?

В годы второй мировой войны концлагеря, гетто, другие места принудительного содержания, созданные фашистами и их союзниками находились на территориях разных стран:

В концлагерях, гетто, других местах принудительного содержания погибло более 13 миллионов советских людей, из них 1 миллион 200 тысяч детей. Всего же жертвами фашистской неволи было более 5 миллионов детей. Дожил до освобождения лишь 1 ребенок из десяти (Алексеевич Т.Г. // Вечерний Красноярск. 15.09.98 г.).

Кто же такие малолетние узники фашистских концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания?

С целью определения положения узников я решила обратиться к Толковому словарю. Термин «узничество» является устаревшим. Обозначает пребывание в заключении, в положении узника (Ушаков Д. Толковый словарь русского языка. М., 1996 г. Т. 4. С. 911.).

В современном понимании в соответствии с разъяснением от 7 июля 1999 года № 4, утвержденным постановлением Министерства труда и социального развития РФ от 07.07.99 № 20, малолетними узниками считаются «... проживающие на территории РФ бывшие несовершеннолетние граждане, которые в годы второй мировой войны в возрасте до 18 лет содержались или родились в концлагерях, гетто, других местах принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками на территориях Германии и союзных с нею стран, а также на оккупированных ими территориях бывшего СССР и стран Европы» (Постановление Минтруда и социального развития РФ от 07.07.99 № 20).

Дети, угнанные в нацистскую неволю, содержались наравне со взрослыми, причем в условиях тюремного режима, в концентрационных и трудовых лагерях, находились под стражей со всеми характерными признаками ограничения свободы передвижения (Заявление Украинского союза узников – жертв нацизма (УСУЖИ) // Судьба, 1993 г., № 4(68), июль, август. С.2.).

С целью определения степени тяжести положения узников разведем понятия «концентрационный», «трудовой» лагеря, гетто.

Анализируя собранный в ходе исследования фактический материал, можно сделать следующие выводы:

1. В концентрационных лагерях содержались одновременно миллионы людей. Время пребывания в них было достаточно коротким, так как основное назначение их – «фабрики смерти». Самыми ужасными считаются Дахау, Освенцим, Майданек, Бухенвальд, Маутхаузен и Саласпилс.

2. В трудовых лагерях содержалось, в основном, угнанное с оккупированных территорий трудоспособное население – женщины, а также дети с 11 лет. Отсутствовали жестокие телесные наказания. Размер продовольственного пайка был достаточным для поддержания рабочей силы.

3. Гетто - часть города, выделявшаяся в средние века в странах Западной и Центральной Европы для изолированного проживания евреев; во время второй мировой войны еврейские гетто создавались в ряде городов Восточной Европы и превращались в «лагеря уничтожения» (Зенович Е.С. Словарь иностранных слов и выражений. М., 1998 г. С. 117.). Они представляли собой часть города с одноэтажными бараками, огороженную колючей проволокой.

При сборе материала для реферата я беседовала с бывшими малолетними узниками, проживающими в настоящее время в г. Красноярске. Из шести человек, откликнувшихся на мою просьбу поделиться воспоминаниями о том страшном времени, самой старшей оказалась Фейзер (в замужестве Бергер) Бернадата Соломоновна, 1930 года рождения. Немцы взяли в плен всю ее семью: родителей и шестерых детей. С августа 1943 года они находились на территории Германии, в лагере г. Эйхенга. Бернадату, 13 лет, и ее старшего брата Соломона, 17 лет, взяли от родителей на работу в хозяйство бауэра (немецкого крестьянина): косить сено, молотить хлеб, ухаживать за животными, словом, выполнять всю тяжелую работу. Они не подвергались физическим наказаниям. Несмотря на то, что по национальности Фейзеры были немцами, относились к ним как к людям «второго сорта».

Моими собеседниками были также Спиров Владислав Викторович, 1934 года рождения, Россовская Татьяна Львовна, 1932 года рождения, Осипова Полина Карповна, 1937 года рождения, Прянишникова Любовь Павловна, 1937 года рождения, Замаруева Сима Иосифовна, 1932 года рождения.

Спиров Владислав Викторович был вывезен немцами из г. Пушкина (Царского села) в ноябре 1941 г. в возрасте 7 лет. Последним этапом его военной биографиии (1944 г.) была Северная Норвегия. Вокруг места расположения их лагеря не было населенных пунктов, так как рядом находился аэродром, где работали узники, в том числе и мать Славы Анастасия Николаевна. Дети считались взрослыми с 11-летнего возраста и трудились наравне со старшими, расчищая снег на аэродроме. Младшие оставались в лагере.

Россовская Татьяна Львовна находилась в Германии вместе с матерью Марией Ефимовной, 13-летним братом Дмитрием, и 3-летним братом Ромой. Мать и старший брат работали.

Замаруева Сима Иосифовна в 9 лет оказалась в Литовском гетто, которое находилось недалеко от лагеря военнопленных. Условия содержания были ужасные: в небольшой комнатушке находились по 10-20 человек, пища была практически несъедобной, поэтому дети были сильно истощены и все болели. Малолетние узники работали на уборке улиц.

Каждый день ребята боялись за свою жизнь, так как понимали, что в любой момент их могут убить.

Сима выжила благодаря своей няне-литовке Монике, которая работала в немецкой офицерской кухне и обманным путем, рискуя понести наказание за нарушения правил, неоднократно приносила что-то поесть. Ей удалось забрать Симу из гетто и перевести в концлагерь, откуда девочка смогла сбежать. После побега Сима нашла Монику. Няня спрятала ее у своих родственников.

Приведенные факты свидетельствуют о том, что чем старше были ребята, тем больше страданий выпадало на их долю. Шансы уцелеть были выше у тех, кто был размещен в трудовых лагерях.

После беседы с этими удивительными людьми, я решила, что их жизненный путь достоин внимательного изучения, поэтому привожу здесь опросник, по которому производилось интервью.

Полученные данные позволяют рассмотреть жизненный путь респондентов.

ОПРОСНИК
для интервью с бывшими малолетними узниками фашистских концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

1. Фамилия, имя, отчество.

2. Дата и место рождения.

3. При каких обстоятельствах попали в плен?

4. Время и места пребывания в плену

5. Взаимодействие с окружающими после возвращения на Родину?

6. Считаете ли Вы себя самореализовавшимся человеком?

 

Глава II. Судьбы детей, лишенных детства.

Так как одним из методов моей работы являлось интервьюирование, я беседовала с некоторыми бывшими малолетними узниками, а именно, со Спировым Владиславом Викторовичем, Россовской Татьяной Львовной, Осиповой Полиной Карповной, Бергер Бернадатой Соломоновной, Прянишниковой Любовью Павловной и Замаруевой Симой Иосифовной.

Мое знакомство с бывшим председателем Краевого общества «Сочувствие» Спировым Владиславом Викторовичем состоялось в конце ноября 2000 года. Он охотно рассказывал о времени и о себе.

Владик родился в г. Ленинграде 4 сентября 1934 года.

В начале 1941 года в Ленинграде уже трудно было с водой и едой. Спировы поехали на дачу в г. Пушкин Ленинградской области, чтобы привезти хотя бы картошки. Там утром 17 сентября 1941 года в бомбоубежище они были захвачены немцами.

Людей заперли в товарных вагонах и везли двое суток, не открывая их. После длительных пеших этапов по зимним дорогам, унизительных и изнуряющих мытарств Спировы оказались на юге Псковщины, на станции Ямм (Мураховская М. О сказки Пушкина, и вы попали в плен... // Красноярский рабочий. 6.05.95 г.). «...мы...были не в одном месте во время войны. Я называю это малым кругосветным путешествием: сначала Ленинградская область, Псковщина, потом Эстония, Финляндия, потом Норвегия...» (Спиров В.В. Воспоминания из фондов ЦХИДНИКК)

Наиболее продолжительным было пребывание в Северной Норвегии. Вначале Спировы были в лагере под названием «К-лагерь». Вокруг него отсутствовали населенные пункты, а был аэродром, где работали узники. Их доставляли на место работы по снежным туннелям на грузовых машинах.

Недалеко находился лагерь военнопленных. С ними общаться не разрешалось, но иногда удавалось передать собранные за несколько дней по крохам продукты. А военнопленные передавали для детей самодельные деревянные игрушки.

В Мемориале Победы имеется экспозиция, посвященная Спирову В.В. В ней выставлены чудом уцелевшие деревянная меленка, фанерная шкатулка с надписью латинскими буквами – «Лиинахамари», (1944 год), книжка сказок Пушкина, кукла «Витенька». Куклу подарил Владику перед самой войной брат отца после рождения сына Витеньки. И дядя, и его сын погибли в декабре 1941 г. в блокадном Ленинграде.

Немцы возили узников по воскресеньям на санобработку в соседний лагерь, в котором находились больные и раненые военнопленные. Владиславу Викторовичу запомнилась дорога между лагерями и кладбище наших военнопленных, тела которых едва прикрывали камнями.

Это было западнее норвежского города Киркенеса, совсем недалеко от Родины.

25 октября 1944 года советские войска освободили г. Киркенес, в начале ноября – лагерь, где находились Спировы. Тыловыми частями Красной Армии было сделано все, чтобы перед дальней зимней дорогой на Родину людей накормить, хоть как-то, одеть, обуть, дать возможность почувствовать себя людьми.

«Дальше предстояла долгая дорога Домой, где нас никто не ждал, даже ближайшие родственники в послеблокадном Ленинграде, так как считали нас давно уже погибшими… И наша квартира на ул. Марата, 16 давно была уже занята другими людьми, и война еще полыхала вокруг…», - так охарактеризовал свое возвращение на Родину Владислав Викторович.

Таким образом, Слава и его мать были освобождены из плена.

На долю Россовской Татьяны Львовны и ее семьи выпало также немало трудностей.

Татьяна родилась в 1932 году в г. Рыбинске Ивановской области.

Отец, Лев Александрович Дубровинский, был инженером-технологом, мать, Мария Ефимовна, имела два высших образования, хорошо говорила по-немецки, знала французский.

В семье было трое детей – два сына и дочь.

В начале войны семья жила в Подмосковье. Отец погиб во время строительства укреплений под Москвой. Мать осталась одна с тремя детьми. В связи с приближением линии фронта они были вынуждены уйти из родного дома. Но эвакуироваться им не удалось. «Так они шли в ночи. В никуда. От беды и за бедой. Сколько так двигались и куда , она не помнит. Казалось шли несколько дней, но дневного света не было. Все была ночь. Страшная ночь. На дороге они впервые и услышали немецкую речь. Их по-добрала санитарная машина, и, видимо, откликнувшись на хороший немецкий, а мама знала несколько языков, их подвезли до какой-то деревни» (Спиров В.В. Воспоминания из фондов ЦХИДНИКК).

Добравшись до избы, где было много русских, они остались там на ночь. Спали стоя, так как было очень тесно. Дальше продолжались маятные ночи и дороги. Так добрались до Можайска. Мать хорошо знала немецкий язык, поэтому немцы пустили их жить в школу. Они поселились в чулане. Старший брат ходил за водой, мать штопала носки немецким солдатам. Они давали детям хлеб, иногда конфеты.

И опять дорога. Постоянный голод заставлял подбирать ребра падших лошадей и на немыслимых таганках варить похлебку.

Неоднократно пытались бежать, но опять оказывались в теплушках. Их гнали и гнали в беду. После очередного побега под Брест-Литовском весной 1942 добрались до Ковеля.

Чтобы не умереть с голоду, старшему брату пришлось торговать немецкими газетами.

В Ковеле было уже тепло, а на Дубровинских была зимняя одежда, валенки. Какие-то добрые люди сделали Тане деревянные босоножки, которые были ей дороже «хрустальных туфелек», как выразилась сама Татьяна Львовна.

Осенью 1943 года началась облава. Появились грузовики, солдаты с автоматами и собаками. Марию Ефимовну с тремя детьми вывели из «дома» и затолкали в грузовик.

Первый лагерь был на границе Австрии и Пруссии в г. Просткен. Они жили в огромном бараке. Первоначально находились в еврейском отделении, так как Таню и ее младшего брата Рому считали евреями.

Девочка очень сильно заболела и пролежала в тифозном бреду несколько дней. Мать и старший брат работали. Благодаря заботам матери Тане удалось встать на ноги.

На территории лагеря находился крематорий с квадратной черной трубой. Мать, чтобы не пугать детей, говорила, что это баня.

После перелома в ходе войны узников погнали вглубь Германии. Так Таня с семьей оказалась во втором лагере в г. Наугарте. Здесь мать Тани начала вести дневник (он хранится в семье Татьяны Львовны. Мне позволили на несколько минут взять его в руки, но для изучения он недоступен). В лагере было невероятно чисто. Иногда их водили на анализы, измеряли, брали кровь.

В июне 1944 года их привезли в Западную Европу. Вместе с несколькими русскими и хорватскими семьями, а также четырьмя десятками русских подростков мать и старший брат Тани работали на спичечной фабрике братьев Дитцель, которая находилась в селении Мекесхайм.

В конце апреля 1945 года их освободили союзники – американцы, в основном, темнокожие. Они щедро раздавали детям кусочки сахара и шоколад.

С первыми эшелонами репатриантов семья Дубровинских вернулась на Родину.

Не менее тяжелое детство было и у Осиповой (Лавреновой) Полины Карповны. Она родилась 21 февраля 1937 года в д. Бочары Брянской области.

Отец, Лавренов Карп Петрович, 1910 года рождения. Мать, Савченко (Лавренова) Ольга Андреевна, 1913 года рождения.

Полина была третьим ребенком в семье. Старший брат Александр родился в 1931 году, второй брат Феденька умер в младенческом возрасте. Самая младшая сестра Евгения родилась 20 июля 1941 года.

Отец ушел на фронт в 1941 году. Мать в 28 лет осталась с тремя малолетними детьми и с 1941 года по сентябрь 1943 года находилась в оккупации. Отец пропал без вести в 1943 во время сражения на Курской дуге.

Летом 1942 года, находясь в оккупации, мать и десятилетний брат работали на немцев. Вокруг в Брянских лесах были партизаны. За помощь партизанам немцы сожгли д. Нижеровку (100 дворов). В 1942 сожгли и д. Бочары.

К 1943 году семья Лавреновых оказалась в Клетне (Брянская область). Они были размещены под открытым небом за колючей проволокой. Шестилетней Полине врезался в память расстрел одной семьи. Причиной расстрела было то, что глава семьи отказался подчиняться требованию фашиста.

В д. Жуковке находился перевалочный пункт, куда узников сгоняли на санобработку, сортировку.

Далее их путь лежал в Германию, но остановились в Белоруссии в г. Борисове. Взрослых заставляли трудиться.

Момент освобождения в 1944 году запомнился Полине всеобщим ликованием, слезами радости.

Так закончился тяжелый период детства Полины Карповны. Впереди ее ждало еще немало трудностей.

 

Меньше всего мне удалось узнать от Бергер (Фейзер) Бернадаты Соломоновны.

Она родилась в 1930 году в с. Шук Каменского района Саратовской области.

Отец, Фейзер Соломон Яковлевич, инвалид 1 группы. Мать, Фейзер Екатерина (отчество неизвестно), 1905 года рождения.

Семья до войны проживала в Белоруссии в селе Шофино Борисовского района Минской области. У них было шестеро детей и еще двое родились в плену.

В апреле 1943 года Фейзеры были вывезены с оккупированной территории в польский город Лицманштадт. В августе их перевели в лагерь г. Эйхенге в Германию. Там Бернадата и ее брат работали в хозяйстве у бауэра (немецкого крестьянина): косили сено, молотили хлеб, ухаживали за животными.

Семья Фейзеров была освобождена в мае 1945 года. Проверку прошли в ПФЛ (проверочно-фильтрационный лагерь) № 232 г. Франкфурта-на-Одере 4 апреля 1946 года. Оттуда были направлены в пограничный ПФП ВМД (проверочно-фильтрационный пункт) МВД.

Следующим моим собеседником была Прянишникова (Сорокина) Любовь Павловна.

Люба родилась 24 августа 1937 года в г. Пушкине Ленинградской области.

Прадед – почетный гражданин Санкт-Петербурга. Мать, Сорокина (Таневская) Фаина Кирилловна, 1915 года рождения, потомственная дворянка.

В начале войны Любе было четыре года, а сестре Марине – 7 лет.

В конце октября 1941 года они не успели эвакуироваться и мать с двумя маленькими детьми должна была искать спасения самостоятельно. Любу посадили в плетеную коляску, положили рядом с ней куклу и немного еды. Семилетняя Марина взяла мать за руку и они отправились пешком, в числе таких же беженцев, от линии фронта. В небе послышался рев мотора и все увидели самолет-разведчик. Его появление не предвещало ничего хорошего: вскоре началась бомбежка. Немецкие самолеты летели звеньями, по три. Неизвестный мужчина столкнул Любу в кювет и этим спас ей жизнь. В суматохе Фаина Кирилловна потеряла из виду Марину. После бомбежки обнаружили, что сестры нигде нет.

Оставшиеся в живых добрались до станции Ямм, где ночью были захвачены немцами.

Людей разместили в бараках с трех-ярусными нарами, выдали им полосатую одежду. Кормили узников чечевицей, черным безвкусным жмыхом.

Малолетняя Люба не могла выполнять тяжелую работу, и поэтому ее отправили на кухню, где она научилась исключительно экономно чистить картошку. Очистки ребята прятали в карманы, а вечером жарили и ели. Это было настоящее лакомство.

Всю войну Любу оберегала маленькая иконка Николая-Чудотворца.

Повар-немец говорил ей, чтобы при разговоре с солдатами прятала глаза, так как их пронизывающий взгляд мог не понравиться фашистам.

В октябре 1943 года Сорокины были вывезены с оккупированной территории (Онежский район Ленинградской области) в г. Гдыня (Восточная Латвия), где находились с октября 1943 года по 4 ноября 1944 года. Затем с 4 ноября 1944 года по 23 марта 1945 года пребывали в Восточной Пруссии, откуда были освобождены моряками Балтийского флота.

Когда наступил день освобождения, ребята сначала ничего не понимали и были в ужасе. Один моряк дал им шоколадку, а дети спросили, что это такое. «Стали тереть пальцем и облизывать его. Сладко».

Самая тяжелая доля, на мой взгляд, выпала Замаруевой (Шлиболь-скайте) Симе Иосифовне.

Сима родилась в 1932 году в Прибалтике в г. Калне.

15 июня 1941 года родители Симы вместе с младшим братом были сосланы в Сибирь. В это время девочка находилась в пионерском лагере в г. Паланге. Там она сдружилась с няней-литовкой Моникой, которая очень полюбила девочку.

21 июня ребятам, отдыхавшим в пионерском лагере, показывали государственную границу. На противоположной стороне уже находились немецкие солдаты.

Рано утром 22 июня начался обстрел. Дети испугались и побежали к вожатым, которые успокаивали их, сказав, что это маневры. К сожалению, это было не так. Началась война.

В соседний домик ударил снаряд и начался пожар. Дети выпрыгивали из окон второго этажа и бежали в сторону моря, где находился корабль, который должен был их эвакуировать.

Рядом с Симой разорвался снаряд, осколок которого попал ей в руку. Это было первое явное соприкосновение с войной. Наскоро перевязав рану пилоткой, она побежала дальше.

Дети присоединились к группе моряков, один из которых перевязал Симе руку ремнем, чтобы она потеряла как можно меньше крови. Дети очень хотели пить и, добежав до колодца, расположенного рядом с рыбацкими хижинами, решили остаться там. Они спрятались в сарае.

Наутро пришли «литовские фашистские молодчики». Они разделили детей: литовцев отпустили, а русских и евреев оставили. В число оставшихся попали и Сима с русской девочкой Майей. У Симы началась гангрена и ее поместили в военный немецкий медпункт. Она очнулась на кушетке. Рядом сидел пожилой врач-немец. Он перевязал ей руку и под бинт спрятал две плитки шоколада, сказав, чтобы она ни с кем не делилась, так как она потеряла много крови и ей необходим шоколад. Но Сима не могла не поделиться со своей единственной подругой.

Дети находились в лагере в Паланге 1,5 месяца. Они сильно голодали и были физически истощены. Их заставляли работать на уборке улиц. В день они получали две вареных картошки и горсть капусты, которую не давали даже на корм скоту.

Затем русских детей отправили в концлагерь в Германию, а еврейских, в том числе и Симу – в гетто в г. Калнас. Там она пробыла более двух месяцев. Потом их перевели в г. Алитус. Ее няня Моника работала на немецкой офицерской кухне. Узнав, что привезли детей гетто, она разыскала Симу. Моника постоянно рисковала, принося Симе и другим детям продукты. Она каким-то образом получила разрешение перевести Симу в концлагерь. Вскоре девочке удалось совершить побег, несмотря на то, что за ней бежал фашист с автоматом.

Целый месяц Сима пряталась в сараях. Она ходила по хуторам и побиралась. Вскоре ей вновь улыбнулась удача. Случай свел ее с Моникой, которая привезла ее к сестре в деревню. Сима долгое время проживала у родственников няни. Но, чтобы не подвергать их опасности, девочка вынуждена была уйти.

В 1943-1944 гг. она восемь месяцев жила у одного крестьянина, помогала по хозяйству.

В 1944 году началось освобождение Литвы. Литовские фашисты, спасаясь от Красной Армии, покидали территорию Литвы, угоняя скот. Сима и хозяин были вынуждены увести домашних животных в лес и прятались там в течение трех дней.

Когда бои стихли, девочка пошла в деревню, чтобы унести молоко жене и дочери хозяина. В лесу она увидела страшную картину: всюду лежали обезображенные тела.

Выйдя из леса, Сима увидела двух всадников. Они двигались ей навстречу. От страха она бросила ведра. «Неужели, пройдя столько испытаний, сейчас я погибну?» Какова же была ее радость, когда она увидела красные звезды на пилотках всадников. Она зарыдала не от страха, как подумали солдаты, а от безмерного счастья.

За 4 года, проведенных в Литве, Сима разучилась говорить по-русски, и поэтому не могла вымолвить ни слова, хотя речь солдат поняла. Она сняла платок с головы, чтобы вытереть слезы, и солдаты увидели, что 12-летняя девочка была совершенно седая.

Симу волновала судьба няни Моники и она стала ее искать. Они встретились в Алитусе. Моника работала экономкой в аграрном училище.

Сима некоторое время жила в Литве, закончила два класса гимназии. Всю войну она думала о том, как найти свою семью. И при первой же возможности она поехала в Сибирь разыскивать родителей и брата.

Таким образом, дети, хлебнувшие немало горя, выдержали все, выпавшие на их долю испытания, благодаря желанию жить, воспитанию, силе духа. Они оказались сильнее тех обстоятельств, в которые попали не по своей вине.

Рассмотрим, что происходило с ними после возвращения на Родину.

Глава III. Проблема отношения в обществе к малолетним узникам в разные периоды истории нашей страны.

§ 1. Характеристика состояния проблемы в период 1945-1985 гг.

9 мая 1945 года закончилась Великая Отечественная война. День Победы над фашистской Германией останется в памяти нашего народа как одна из самых знаменательных дат истории. Дожившим до освобождения казалось, что главные страдания позади, но все обернулось не так.

Пройдя ужасы концлагерей, репатрианты, вернувшиеся на Родину, становились людьми «второго сорта» и через всю жизнь им пришлась нести нелегкий груз «отверженных».

Обратимся к судьбе наших земляков.

Анастасия Николаевна и Владислав Викторович Спировы после освобождения из Норвегии плыли на одном из трех кораблей с бывшими узниками в Мурманск. «Мама стояла на палубе и неотрывно смотрела в сторону нашей границы. Корабль сопровождали эсминцы и военные самолеты», - вспоминает Владислав Викторович.

По прибытию в Мурманск репатриантов встречали сотрудники НКВД. У тех, кто сохранил документы за время пребывания в лагерях, они были отобраны.

Зима стояла очень холодная. Бывшие узники были одеты без учета низких температур. Их путь пролегал по железной дороге в Гатчину. В ночь на 28 декабря 1944 года Спировы оказались в Гатчине на той же станции, с которой их увозили в 1941 году немцы. Местные жители сразу же разошлись по своим «домам». «Пушкинцев» осталось человек 10. Так как некуда было идти, они решили переночевать в товарном вагоне. Ночью их обнаружил патруль и выгнал на улицу. Недалеко проходила дорога на Пушкин. Чтобы попутные машины не проехали мимо, все легли на дорогу. Один водитель, рискуя быть наказанным за нарушение правил, остановился и разместил всех в кузове под брезентом. Таким образом, Спировы добрались до Пушкина, но вернуться в Ленинград они не могли, так как были без документов.

Переночевали в какой-то гостинице в чулане. Жили «на птичьих правах», без документов. Были под подозрением в предательстве: «Возвращение из Норвегии было более подозрительным, чем из Германии», - говорит Владислав Викторович.

«В Пушкине мать встретила свою знакомую, которая жила одна в большом полуразрушенном доме и редко ночевала в нем. Она пригласила временно пожить у нее. Комната была без полов и дверей, с забитым огромным окном, но с печкой», - вспоминает Спиров.

Анастасия Николаевна уехала на несколько дней в Ленинград по про-пуску для оформления документов и оставила Владика одного в Пушкине, так как взять его с собой не могла. Она напекла ему лепешек на эти дни. Вечером, поужинав, он лег спать, спрятав оставшиеся лепешки под подушку. Рано утром Слава проснулся от какого-то шума и возни. Открыв глаза, он пришел в ужас. Повсюду, даже по его телу, ползали крысы. Они уже съели все его запасы и подбирались к нему. Он отбился от крыс и выбежал на улицу. Днем Владик нашел около гостиного двора кусочек корки от мандарина, вечером возвратился к крысам.

Пройдя кошмар фашистских лагерей, мальчик впервые почувствовал страх за свою жизнь. Это было потому, что всюду до этого момента с ним была его мама и другие люди, а теперь он был совершенно один.

Но жизнь стремительно двигалась вперед и 6 февраля 1945 года Владик пошел во второй класс, так как в 1942-1943 гг. ему удалось в оккупа-ции на Псковщине закончить первый класс в полупартизанской школе.

Анастасия Николаевна устроилась на работу по восстановлению же-лезной дороги, так как там давали паек 1200 граммов хлеба. В марте 1945 го-да матери дали ордер на ботинки для сына.

1 мая Владик надел новые ботинки, 34 размера. Они были немного велики ему, но мальчик был безмерно рад и этой обуви, так как многие годы ходил в старых немецких сапогах 40-го размера. Он также носил и немецкую фуражку, с которой расстался в результате одного случая. В один из летних дней Владик сидел на железнодорожной станции и наблюдал за приближающимся поездом, в котором ехали в пионерский лагерь дети. Поезд остановился. Дети высунулись из окон вагонов и, заметив мальчика, закричали: «Фашист, фашист!» Владик очень испугался, но вдруг понял, что это из-за его немецкой фуражки. Он тут же сорвал ее с головы и бросился бегом. Мальчику стало очень больно и обидно. Прибежав домой, он сжег ее.

В 1946 году Владислав переехал к отцу в г. Щекино Тульской области.

Только в 1950 году его матери наконец-то удалось оформить новые документы, и то с помощью своего отца. Свидетелей искали несколько лет.

В 1953 году Владислав успешно закончил Щекинскую среднюю школу № 1 и пытался поступить в Ленинградский Институт точной механики и оптики, который тогда находился на той же улице, где Владислав родился и жили его родители, но его не приняли, сказав, что он не добрал один балл. Хотя настоящей причиной было то, что он был в фашистских лагерях и принять его в военизированное высшее учебное заведения не могли.

В 1954 году Владислав поступил в ЛИКИ (Ленинградский институт киноинженерии), который окончил в 1959 году с персональной стипендией. Было много предложений от Государственного оптического института им. С.И. Вавилова и даже от организаций, связанных с комсомолом, но «пятно» в биографии закрывало дорогу. «В ЛИКИ пришло приглашение из Красноярского института физики СО РАН СССР от Леонида Васильевича Киренского. Мне показалось, что это для меня. Как я потом узнал, Кирен-ский помог многим с искалеченной судьбой…» - вспоминает Владислав Викторович. Работая в институте биофизики, Владислав Викторович по-ставил кино как метод исследования. В институте биофизики О АН СССР он в течение ряда лет разрабатывал микрофотометрические методы для ис-следования различных биологических объектов. За годы работы у него появилось большое количество учеников.

Владислав Викторович много внимания уделяет общественной дея-ельности. Он выступал в Литературном музее со слайд-рассказом «Пушкин и Царское село». С этой и другими композициями, в том числе и со слайд-рассказом по произведениям В.П. Астафьева «Поэзия тайги», он выступает в разных учреждениях.

Спиров был одним из организаторов и первым председателем краевого отделения «Сочувствие». В настоящее время продолжает трудиться в институте биофизики, в институте медицинских проблем Севера СО РАМН. Его мать, Анастасия Николаевна, прошедшая с сыном все трудности лагерей, проживает в настоящее время вместе с ним. Это очень интересная женщина, которая, несмотря на свой преклонный возраст, помнит многие имена и фамилии людей, с которыми их свела судьба в то далекое, тяжелое время.

Владислав Викторович – необыкновенно интересный собеседник, отзывчивый, добрый, трудолюбивый человек.

Возвращение на Родину оказалось для семьи Дубровинских нерадо-стным. Вновь колючая проволока, солдаты с автоматами, хоть и свои. По-сле пытливых расспросов их отпустили.

В начале июля 1945 года Дубровинские приехали к родственникам в Орджоникидзе (позже Владикавказ). Мать не хотела их стеснять и семья поселилась в какой-то пристройке, клетушке с промерзающей стеной. Ми-тя пошел учиться в ФЗУ, а Таня в пятый класс. За лето 1947 года она экстерном сдала экзамены за 6 класс и осенью пошла в 7 класс, догнав своих сверстников.

Весной 1946 года старшего брата арестовали и осудили по ст. 58. Он отсидел 6 лет за то, что ради куска хлеба торговал немецкими газетами.

Неоднократно мать вызывали на допросы, но ее не арестовали.

После окончания школы Таня поступила в фельдшерско-акушерский техникум, с отличием его закончила и подала документы в медицинский институт. Приняли ее только после вторичного пересмотра документов. На шестом курсе института вышла замуж за геолога и уехала в Среднюю Азию. Работала в Душанбе в детской клинической больнице, летом 1957 года – на Памире.

В 1963 году поступила в Московскую аспирантуру. В 1965 году по-сле окончания аспирантуры ректор КГМИ Петр Георгиевич Подзолков пригласил ее на работу в Красноярск. Работала на кафедре педиатрии. В 1978 году – на кафедре организации здравоохранения.

Татьяна Львовна – доцент по социальной гигиене и организации здравоохранения, кандидат медицинских наук, сейчас на заслуженном отдыхе. Инвалид 2 группы. Уже 6 лет возглавляет краевое отделение быв-ших малолетних узников концлагерей «Сочувствие», о многих заботится, многим помогает.

Татьяна Львовна воспитала двух дочерей, растит внука.

После освобождения в 1944 году семья Лавреновых вернулась на пепелище. Пришлось строить землянки, шалаши в 15 км от деревни. Весной стали обживаться.

Имеется справка о том, что в 1942 году деревня Бочары была полностью сожжена, и жители погибли.

«Побывали мы с двоюродной сестричкой на нашей многострадальной Брянщине в 1994, 1996 гг. Собираемся поехать в этом году, только бы все было нормально.

Нашей деревни нет, остались две избы. Лес стоит стеной» (Воспоминания П.К. Осиповой. (из фондов ЦХИДНИКК)).

В 1945 году пошла в первый класс. Было очень тяжело, плохое пита-ние, а зачастую и отсутствие его вообще. Выжили благодаря подножному корму, а также спасали от голода фруктовые деревья (яблони, вишни и т.д.).

С 5 класса ходили в школу за 10 км от дома. Ели все, что попадалось под руку, даже «сережки» с деревьев.

После смерти деда, Савченко Андрея Алексеевича, Полина нашла документы о том, что в 1937 году он был репрессирован, а в 1954 реабилитирован. Проживал в п. Тура Красноярского края.

Полина Карповна с 1956 года живет в Красноярске. Долгое время не могла разговаривать с людьми. Любила уединяться и каждый выходной уходила в лес. Начала писать стихи, так как не могла выразить свои мысли вслух.

Работала на заводе по производству синтетического каучука инже-нером по технике безопасности. Училась в вечерней школе. Последние 15 лет работала экономистом. В общей сложности проработала на предприятии 40 лет.

Вырастила дочь, которая получила два высших образования.

Полина Карповна сейчас помогает воспитывать внучек. Она инвалид 2 группы, но все же не оставляет и общественную работу. В настоящее время Полина Карповна является председателем краевого отделения «Сочувствие» по Советскому району г. Красноярска.

«11 апреля – международный день узников фашизма. Вот уже третий год к этой дате мы приурочиваем встречи. Собираемся в пансионате дневного пребывания, накрываем стол, пьем чай, говорим о своих проблемах. Помогают нам организовать встречу работники соцзащиты. По возможности оказывают материальную помощь, не забывают инвалидов, юбиляров. Концерт, добрые слова, песни под баян. Для нас главное – внимание. Большое спасибо мы говорим тем, кто нас помнит» (Воспоминания П.К. Осиповой. (из фондов ЦХИДНИКК)). 

Полина Карповна имеет много родственников в Красноярске. Здесь проживает ее сестра с мужем. Двоюродная сестра Валентина проживает в Красноярском Загорье.

В общем-то, добилась в жизни многого, но какой ценой. Считает, что ей помогли выжить внутренние силы, жажда жизни, человеческая доброта.

«А ведь я люблю жизнь, люблю людей, не болею завистью, но стра-даю глубоко от несправедливости. Люблю природу, ходим на «Столбы», правда все реже.

Лучшие годы прожиты. Были и радость, и веселье, и песни, и стихи, и грусть, и боль, и болезнь. В общем жизнь во всех ее проявлениях».

Семья Фейзеров 16 августа 1946 года по депортации как лица не-мецкой национальности прибыли в Марийскую АССР. Были поставлены на учет в спецкомендатуре органов НКВД. Подвергались репрессиям и не могли покинуть место своего пребывания. Бернадата и ее братья и сестры работали в леспромхозе на рубке деревьев. Жили в бараках по 15 семей. Кормили плохо, норма хлеба в сутки – 200 гр. Не выдержав тяжелых усло-вий труда, предприняли попытку к бегству, но были задержаны. Их хотели посадить в тюрьму, но так как отец был инвалид 1 группы, не имели права.

Освобождение пришло только спустя 10 лет.

27 января 1956 года на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1953 года сняты с учета спецпоселения и освобождены под административный надзор органов МВД.

С 1956 года Бернадата проживает в Красноярске. Работала 10 лет на базе УРСа упаковщицей, 7 лет – в котельной п. Индустриальном, 10 лет - на бетонном заводе.

Бернадата осталась неграмотной, так как не было возможности учиться. В настоящее время имеет семью. Вырастила и воспитала двух сыновей и дочь. У нее растет внук.

 

Фаина Кирилловна и Люба Сорокины в 1945 году после освобождения вернулись в Ленинград. В их квартире проживал Герой Советского Союза. Так как они стали людьми «второго сорта», вернуть свое жилье не смогли. Жили под спецнадзором. Мать работала на Кировском заводе. Подала на розыск старшей дочери. Марину отыскали в 1949 году. Тогда выяснилось, что во время воздушного налета она бросилась бежать и оказалась вместе с двумя женщинами в деревне Стороп Псковской области. Так как маленькая девочка была обузой, женщины хотели избавиться от нее, но оставить ее одну не могли. И тут вмешался случай: кто-то из жителей деревни указал на бездетную семью. Марина пошла к ним и сказала: «Тетя Шура, возьми меня пожить». Так, тетя Шура и дядя Леша стали ее вторыми родителями. Они окрестили ее Семеновой Марией Алексеевной.

После окончания войны Марина приехала в Ленинград, где в 1949 году воссоединилась с семьей. Закончив школу, она пошла учиться в ремесленное училище, затем уехала в Красноярск.

29 октября 1950 года арестовали Фаину Кирилловну по статье 58 час-ти 3 И -10 за пособничество врагу. Ее осудили на 25 лет. Сестры матери, жалея Любу, взяли ее к себе жить и скрыли факт ареста Фаины Кирилловны. Правда открылась случайно, когда одна из одноклассниц сказала, что Люба сирота и ее мать арестована. Потрясение было настолько сильным, что девочка бросила школу. Люба связалась с компанией мальчишек и начала воровать. Ее неоднократно задерживали, и все закончилось бы тюремным заключением, если бы старшая сестра насильно не заставила девочку уехать в деревню к «маме Шуре». Таким образом, Люба стала жить у женщины, вырастившей ее сестру, и называть ее мамой. У «мамы Шуры» она прожила до 1955 года.

В 1955 году вернулась из тюрьмы Фаина Кирилловна. Она была полностью реабилитирована только в 1994 году.

В Ленинграде Любе не давали работу, говорили, что выше чернорабочей она не продвинется. Ей пришлось уехать к сестре в Красноярск. Там с отличием закончила техникум. Работала на КРАЗе инженером, старшим инженером, начальником технического отдела. В 1992 году Любовь Павловна ушла на пенсию. Но и сейчас эта энергичная и подвижная женщина, не может сидеть без дела, продолжает работать уборщицей в коллективе, где ее все знают и уважают.

Вырастила троих сыновей, воспитывает внуков.

В 1946 году Сима Шлибольскайте приехала в п. Новоселово Красноярского края, где находились ее мать с братом.

В 1948 году она получила справку о том, что во время войны находилась в Литве, сбежала из гетто и преследовалась немецкими оккупационными властями. На спецучете находилась 12 лет – с 1946 по 1958 гг.

Сима Иосифовна закончила Красноярское фармацевтическое училище. Работала рецептором-аналитиком.

В настоящее время Сима Иосифовна пенсионерка. Вырастила двоих детей: дочь и сына. Воспитывает внуков.

Благодаря личным качествам: упорству и целеустремленности почти все эти люди получили образования, давшее им путевку в жизнь. Считают свою жизнь состоявшейся, так как сумели самореализоваться. Преодолевая объективные трудности, возникшие в разоренной войной стране: неурожай, голод 1947 года; бытовую неустроенность, подозрительность и недоверие со стороны окружающих, а также бездушие советской бюрократической машины, порой лишавшую их права на учебу и само нормальное существование, эти люди не озлобились, не ушли в себя.

 § 2. Состояние проблемы в современном обществе.

Период 1985-1991 гг. в СССР официально называли перестройкой. После XXYII съезда КПСС (1986 г.) в обществе началось «потепление» отношения к жертвам сталинских репрессий, которыми нередко станови-лись и бывшие узники фашистских концлагерей, гетто и других мест при-нудительного содержания, в том числе и малолетние.

В связи с появлением гласности, раскрепощения сознания общества с 1988 года в Москве начинает действовать «Международный союз быв-ших малолетних узников фашизма» (МСБМУ), который в настоящее время объединяет 9 национальных союзов, 16 региональных ассоциаций, 200 от-делений на местах, и насчитывает свыше 500 тыс. человек. Председателем МСБМУ является член-корреспондент РАН Николай Андреевич Махутов, а председателем Международного движения бывших малолетних узников фашизма – писатель-документалист В.В. Литвинов (О справедливых компенсационных выплатах жертвам национал-социалистских преследований // Судьба, 1993 г., № 2(33) , февраль 1997 г. С. 1, 4.).

Одновременно с Международным союзом создан и действует Российский союз бывших малолетних узников фашизма» (РСБМУ), председателем которого является И.А. Фридман (... И впредь никаких претензий? // Судьба, 1993 г., № 3(67), май, июнь 2000 г. С. 3.).

Деятельность эти союзов заключается в отстаивание интересов жертв нацизма, их социальной защите, а также оказании моральной поддержки.

МСБМУ является учредителем газеты «Судьба», основанной 15 ап-реля 1993 года в столице Республики Бурятия г. Улан-Удэ, под редакцией Л.Р. Синегрибова – секретаря МСБМУ.

В добротворческом движении бывших малолетних узников, начавшемся более 30 лет назад, ныне участвует свыше 550 тыс. человек – граждан России, Украины, Белоруссии, Латвии, Литвы, Эстонии, Молдовы, Ка-захстана, Узбекистана.

15 октября 1992 года был издан Указ Президента Российской Федера-ции № 1235 «О предоставлении льгот бывшим несовершеннолетним узникам концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период Второй мировой войны», по которому «... бывшим несовершеннолетним узникам фашизма предоставлять аналогичные льготы, установленные для участников Великой Отечественной войны из числа военнослужащих»(Указ Президента РФ от15.10.92 № 1235. ,// База данных «Консультант-Плюс».). Эти льготы были призваны компенсировать ущерб, нанесенный бывшим малолетним узникам в годы войны.

После окончания Великой Отечественной войны Советское руководство отказывалось принимать репарации от Германии в полном объеме, мотивируя это могуществом страны, но реально не предпринимало ничего для социальной поддержки жертв фашизма. Лишь в 1993 году лидеры Российской Федерации и Германии подписали соглашение, по которому Германия выделила 735 млн. дойч-марок для проведения компенсационных выплат оставшимся в живых жертвам нацизма. Был создан Федеральный фонд взаимопонимания и примирения, который вошел как структурное подразделение в министерство труда и социального развития РФ. Дата его окончательного формирования - 1994 год.

Единовременные выплаты были начаты в мае 1995 года и завершились 4-5 августа 1998 года. Размер выплат зависел от возраста человека, продолжительности и места пребывания за колючей проволокой, учитывалось также нанесение вреда псевдомедицинскими исследованиями. Сумма колебалась от 200-300 до 2000-3000 дойчмарок, в пересчете на рубли это была довольно небольшая сумма. В связи с этим в 1997 году осуществлялась единовременная доплата в размере 30% от суммы, выплаченной Германией. Далее планировалось, что фонд будет ликвидирован, однако в 1999 году на саммите «большой семерки» в Вашингтоне Германия заявила, что может осуществить дополнительные компенсационные выплаты. В 2000 году была определена их сумма - 835 млн. дойч-марок. Бундерстаг Германии принял закон, согласно которому выплаты возможны при следующих условиях, а именно: соответствующий закон должен быть принят Российской Федерацией, на его основе будет подписано соглашение между правительством Германии и России. В настоящее время идут переговоры. Выплаты задерживаются до июля 2001 года. Их средний размер предполагает 12-15 дойчмарок.

11 апреля – Международный день освобождения узников фашистских концлагерей, этот день также является днем бывшего малолетнего узника.

24-26 апреля 2000 года проходила Вторая международная встреча бывших малолетних узников фашизма, посвященная 55-летию Победы в Великой Отечественной войне и Международному дню освобождения узников фашизма. В ней участвовали посланцы Беларуси, Болгарии, Казах-стана, Латвии, Литвы, Молдовы, России, Украины, Эстонии – всего 170 человек. Организаторами встречи выступили Правительство Москвы, «Международный союз бывших малолетних узников» (МСБМУ), «Российский союз бывших малолетних узников» (РСБМУ), Московское отделение РСБМУ.

Члены ЦС МСБМУ поделились опытом работы в своих организациях, внесли конкретные предложения, направленные на повышение уровня социальной защиты жертв нацизма, определение их правового статуса в соответствии с общепринятыми в мире нормами.

Обратимся к решению данной проблемы в масштабах Красноярского края и конкретно г. Красноярска.

§ 3. Социальная поддержка бывших несовершеннолетних узников фашизма в Красноярском крае и г. Красноярске

К 1993 году в нашем крае был создан филиал Международного благотворительного фонда – «Сочувствие», который находится по адресу: г. Красноярск, ул. Кирова, 19. Его возглавляет Мажаров Владимир Федорович – председатель фонда, бывший малолетний узник фашистских концлагерей. Владимир Федорович был одним из организаторов и краевого общества «Сочувствие».

Задача фонда заключается в материальной поддержке бывших несовершеннолетних узников и информирование их о компенсационных выплатах, которые осуществляет Германии. Но уже в течение двух лет фонд не имеет возможности оказывать материальную помощь, так как не получает средств, и для этих целей ищет спонсоров.

С 10 апреля 1995 года в крае действует Красноярское краевое общество «Сочувствие». Оно стало складываться в 1993 году, при созданном к этому времени одноименном фонде. Первым председателем краевого общества был Спиров Владислав Викторович. Ему было очень сложно преодолеть бездушие чиновников разного уровня. В начале они проявляли полное непонимание, кто такие бывшие малолетние узники фашизма, на каком основании они должны получать какие-то льготы? Благодаря на-стойчивости сотрудников Владислава Викторовича по институту биофизи-ки, которые буквально требовали, чтобы он оформлял документы по реги-страции общества, и сами помогали ему, чем могли, дело сдвинулось с мертвой точки.

В мае 1995 года в обществе насчитывалось более 160 человек по г. Красноярску и 500 человек – по Красноярскому краю. Последние данные по численности узников следующие: по г. Красноярску около 400 человек, по краю – около 800 человек.

Председателем краевого отделения «Сочувствие» с декабря 1995 го-да и по настоящее время является Россовская Татьяна Львовна.

Основные целями общества - взаимопомощь, социальная поддержка, защита прав, сохранение и увековечивание памяти героического подвига нашего народа в период Великой Отечественной войны и воспитание на этом беспримерном подвиге подрастающего поколения.

В соответствии с целями своей деятельности общество проводит собрания два раза в год в кинозале Культурно-исторического центра: 11 апреля и в конце октября. Последняя встреча состоялась 25 октября 2000 года при поддержке краевой администрации, Пенсионного фонда, краевого отделения социальной защиты населения, еврейской общины, спонсоров - московской фирмы «Курортмедсервис» (оказала помощь в предоставлении медицинских препаратов) и депутата Законодательного Собрания края Новикова Вячеслава Михайловича.

Общество, в основном, занимается организацией досуга бывших несовершеннолетних узников. На собраниях обсуждаются актуальные проблемы, новости.

Краевое отделение РСБМУ – одно из учредителей краевого Межна-ционального культурного центра.

В апреле 2000 года «Сочувствие» (ныне Красноярское краевое отделение Российского союза бывших малолетних узников фашизма/ ККОРСБМУФ) отметило свое 5-летие. В связи с этим событием в адрес общества пришли поздравления от Губернатора края А.И. Лебедя, Председателя Законодательного Собрания края А.В. Усса, председателя Красноярского городского Совета В.Ф. Чащина, депутата Государственной Думы В.М.Зубова. Городской Совет подарил обществу диктофон и видеокамеру для создания книги воспоминаний бывших узников. Краевое управление социальной защиты населения в 2000 году выделило 15 путевок на санаторно-курортное лечение.

В период создания Федерального фонда взаимопонимания и примирения управлением социальной защиты администрации Красноярского края проводилась огромная подготовительная работа, а именно: оформление запросов в военные архивы Германии и бывшего СССР; поиск документов, подтверждающих пребывание в концлагерях.

В октябре 1994 года в адрес фонда был направлен первый пакет документов бывших узников, проживающих в настоящее время на территории края. Документы тщательно проверялись экспертами из Германии.

С 1 октября 1999 года прием документов закончился, однако, по ходатайству краевого правления социальной защиты в порядке исключения фонд принял к рассмотрению документы еще нескольких десятков узников, проживающих в Красноярском крае.

Всего за период с сентября 1994 года до конца 2000 года компенсационные выплаты получили более тысячи человек.

Одним из направлений социальной поддержки бывших узников, оказываемой краевым управлением соцзащиты, является адресная социальная помощь. Ее получает пенсионер, чей прожиточный минимум меньше, чем по Российской Федерации.

Таким образом, отношение в обществе к бывшим малолетним узникам на протяжении 1945-2000 гг. изменялось: от полного игнорирования и преследования до оказания им социальной поддержки, которая началась с 1988 года. Понимание проблем, которые переживают сейчас эти люди, в последнюю очередь пришло к чиновникам разного уровня. Начало этому процессу было положено контролируемой десталинизацией, затем демократизацией общества в 80-х годах. На региональном уровне приносит свои плоды целеустремленная неприметная работа Красноярского краевого отделения РСБМУ «Сочувствие».

 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате работы я пришла к следующим выводам:

1. Маленьким узникам фашистских лагерей пришлось многое выстрадать. Выжить им удалось, в основном, благодаря присутствию рядом матерей, которые отдавали детям последние крохи хлеба, всегда готовы были прийти на помощь и закрыть своим телом. Не обошлось и без помощи добрых людей. Немаловажную роль сыграла и доля случайности.

2. Степень влияния трагического детства на дальнейшую судьбу бывших малолетних узников, конечно же, велика, ведь до сих пор эти люди не могут вспоминать тот период своей жизни без слез. Но, тем не менее, их дух не сломлен, в большей степени благодаря их личным качествам. Большинство из них продолжают жить и трудиться на благо общества. Им нужно совсем немного, всего лишь доля внимания и элементарная человеческая доброта и понимание.

3. Основной причиной «потепления» отношения в обществе к бывшим малолетним узникам я считаю раскрепощение сознания людей в результате политики десталинизации в 50-х гг., а также политики гласности и демократизации общества в 90-х гг., понимание того, что дети не виноваты в том, что с ними произошло, ведь они являлись только жертвами войны, а не врагами и предателями своей Родины.

Теоретическим значением работы считаю введение в научный оборот неопубликованных ранее фактов.

Данное исследование осуществлялось в течение четырех месяцев, поэтому не претендует на исчерпывающее освещение темы. Научный интерес заставляет меня продолжать работу в следующих направлениях:

Практическое значение работы заключается в том, что эта тема была освещена на уроках в 11 классах школы № 149, отзывы учащихся прилагаются.

Одним из уроков второй мировой войны является объединение усилий миротворцев с целью избежания повторения подобной трагедии. Тем не менее, послевоенный период характеризуется многочисленными локальными конфликтами, в которых по-прежнему в большей степени страдают дети, получая не только физические увечья, но и неизгладимые психические потрясения.

 

БИБЛИОГРАФИЯ

Источники:

  1. Осипова П.К. Воспоминания из фондов ЦХИДНИКК (нумерация отсутствует, так как фонды в процессе создания).
  2. Постановление Минтруда и социального развития РФ от 07.07.99 № 20 // База данных «Консультант-Плюс».
  3. Спиров В.В. Воспоминания из фондов ЦХИДНИКК (нумерация отсутствует, так как фонды в процессе создания).
  4. Указ Президента РФ от 15.10.92 № 1235. // База данных «Консультант-Плюс»

Статьи из периодической печати:

  1. 1. Алексеевич Т. Номер на жизнь.//Вечерний Красноярск. 15.09.98 г. С. 3.
  2. 2. Мураховская М. О сказки Пушкина, и вы попали в плен... // Красноярский рабочий. 6.05.95 г.
  3. 3. Леонтович А.В. Рекомендации по написанию исследовательской работы.//Научно-практический журнал «Завуч». № 1. 2001 г. С. 102-107
  4. 4. ... И впредь никаких претензий? // Судьба, 1993 г., № 3(67), май, июнь 2000 г. С. 3.
  5. 5. Заявление Украинского союза узников – жертв нацизма (УСУЖН) // Судьба, 1993 г., № 4 (68), июль, август. С.2.
  6. 6. О справедливых компенсационных выплатах жертвам национал-социалистских преследований // Судьба, 1993 г., № 2(33), февраль 1997 г. С. 1, 4.
  7. 7. Сохраним нашу газету!//Судьба, 1993 г. № 4 (68), июль-август 2000 г. С. 1.
  8. 8. Спасибо, Москва! // Судьба, 1993 г. № 3(67), май, июнь 2000 г. С.1
  9. 9. Ходатайствую о выделении мне пайка //Судьба, 1993 г., № 4 (68), июль, август 2000 г. С. 3.
  10. 10. Щеглова Т.К. Устная история и краеведческая работа// Преподавание истории в школе. 1998 г. С. 60-66

Литература:

  1. Долуцкий И.И. Отечественная история. ХХ век. Учебник для 10-11 классов общеобразовательных учреждений. 2000 г. Ч.2. С. 24.
  2. Зенкевич Е.С. Словарь иностранных слов и выражений. М., 1998 г. С. 117.
  3. Ушаков Д. Толковый словарь русского языка. М., 1996 г. Т. 4. С.911.
  4. Сороко-Цюпа О.С. Мир в ХХ веке. Учебник для 11 классов общеобразовательных учреждений. М., 1999 г. Цветная вставка.

На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»/Работы, присланные на 4 конкурс (2002/2003 г.)