Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Влияние тоталитаризма на судьбы людей


Вычужанина Екатерина, Талаева Вера, ученицы 10 класса «А», Средняя общеобразовательная школа № 1 им.И.П.Кытманова

Руководитель: Холина Мария Валерьевна, учитель истории

Енисейск 2002-2003 г.

Оглавление

I. Введение. Постановка проблемы. Цель работы
II. Основная часть. Исследование и поиск
1) Библиографическая справка. Арест и приговор
2) Ссылка в Енисейске
3) Реабилитация
III. Заключение. Результаты исследования
IV. Источники и литература
V. Приложения 1-7

I. Постановка проблемы. Цель работы

В период с начала 30-х годов по первую половину 50-х в нашей стране сложился и функционировал политический режим, в наибольшей степени, если говорить об истории XX века, ограничивавший свободу личности человека. Этот режим - тоталитарный. О существовании тоталитаризма и его последствиях для страны сказано и написано много в последнее десятилетие. Через конкретные факты и примеры истории доказано проявление всех его черт: от уничтожения большевиками политической оппозиции и борьбы с инакомыслием до культа личности и системы карательных органов.

Однако есть большие пробелы в истории репрессий периода тоталитаризма (30-50-ые гг. XX века), которые невозможно восполнить с помощью одних только архивных документов. Репрессии затронули многие миллионы людей, а письменных свидетельств, мемуаров сохранилось чрезвычайно мало, так как пострадавшие от сталинского режима не спешили записывать пережитое.

Непосредственное отношение к теме репрессий имеет город Енисейск и его жители. По словам М.П.Миндаровского, автора «Записок и воспоминаний 1919-1936 гг.», Енисейск в середине 30-х годов был переполнен ссыльными, «врагами народа». Власти не успевали расселять конвоированных из Красноярска репрессированных. Тогда, бесспорно, история нашего города 30-50-х годов не может считаться объективной, полной, достоверной без изучения судеб тех людей, которые составляли его повседневность, в том числе и судьбы репрессированных.

Черепанова Н.Г. – бывший работник Енисейского Краеведческого музея. Ею собрана картотека репрессированных в ЕнисейскеЕнисейский Краеведческий музей обладает информацией по указанной теме. Бывший работник музея Н.Г.Черепанова (фото 10) собрала целую картотеку по репрессированным. Среди обнаруженных ею фамилий ссыльных в Енисейск: философ Г.Г.Шпет, конструктор В.В.Серков, планист А.А.Швацбург, кинорежиссер Эрдман, профессор Дубровский, певица Оперного театра К.Давыдовская и многие другие. Все они волею судьбы попали в Енисейск и отбывали здесь различные сроки наказания.

Среди этих людей есть двое, чья личная история причастна не только к истории Сибири, Енисейска, но и к истории нашей школы - О.С.Михайлова-Буденная и А.С.Александровский. О самом факте пребывания их в ссылке на территории Красноярского края известно из публикаций последнего десятилетия (Л.Васильева «Кремлевские жены», З.С.Шейнис «Товарищ Сергей», газетные статьи).

Однако не исследованным остается вопрос о том, как складывалась жизнь, быт, судьба этих людей в нашем городе. Имеющаяся информация в Краеведческом музее скудна, поэтому основой исследования для нас стал поиск людей, хранящих в памяти историю тех трагических лет. Разыскать таких людей, записать их рассказы — эту задачу мы считаем задачей большой исторической важности. Исходя из этого, мы определили для себя основную цель работы: восстановить факты биографии, касающиеся пребывания О.С.Михайловой-Буденной и А.С.Александровского в Енисейске.

II. Исследование и поиск

Первый удар большого террора периода тоталитаризма («чистка рядов») обрушился на партию, но затем репрессии быстро распространились практически на все слои населения. Обвинить в «шпионаже», «измене Родине», «контрреволюционной агитации», «организации террористических актов» (все подобные преступления были включены в знаменитую 58 статью Уголовного кодекса) могли практически любого. Достаточным основанием для этого был донос или знакомство с кем-либо из уже арестованных «врагов народа». В тюрьме могли оказаться и библиотекарша, у которой много лет назад брали книги какие-нибудь «троцкисты», и неграмотный мужик, завернувший селедку в газету с портретом вождя, заводской мастер, у которого на участке произошел несчастный случай, и школьный учитель, в недостаточно сильных выражениях заклеймивший Троцкого и т.д.

Никто не был застрахован от попадания в руки НКВД, ни что не являлось гарантией безопасности, но меньше всего шансов в те страшные годы был у людей неординарных, самобытных, чем-то выделяющихся из общей массы. Безусловно, такими неординарными, выделяющимися из общей массы были: О.С.Михайлова-Буденная и родители Александровского.

Биографическая справка о О.С.Буденной и А.С.Александровском

– О.С.Михайлова-Буденная в роли Розы в опере «Лакме». Большой театрОльга Стефановна Михайлова-Буденная — дочь железнодорожного служащего. В 1925 году вышла замуж за героя Гражданской войны, кавалериста, известного полководца Красной армии С.М.Буденного. Поступила в Московскую консерваторию, которую успешно окончила в 1930 году. Работала артисткой Большого театра в Москве. Прекрасно пела - талант от природы. Выступала на сцене со знаменитостями. Положение Ольги Стефановны позволяло ей общаться с образованными, интеллигентными, известными людьми: политиками, писателями, музыкантами не только советскими, но и с зарубежными (фото в приложении 1-2).

О.С.Михайлова-Буденная. Фото из архивов НКВД

Александр Сергеевич Александровский — сын известного советского дипломата, полпреда в Чехословакии в 30-х годах — Сергея Сергеевича Александровского. Дед Александра Сергеевича — Сергей Васильевич Александровский в начале 30-х работал директором Большого театра. Мать - Клара Давыдовна Спиваковская-Александровская — примадонна Венской оперы, пела с известным Энрико Карузо.

А.С.АлександровскийДетство Александра прошло в Чехословакии, он получил хорошее образование, свободно владел немецким, чешским, английским языками (фото в приложении 3).

Эти строчки из биографии двух людей могли быть продолжены другими достижениями и успехами в карьере, но судьба распорядилась по-другому.

Арест и приговор

В период террора очень часто вслед за арестом главы семьи брали его родных - вплоть до несовершеннолетних детей (с 1935 года на детей с 12 лет распространялись все виды уголовной ответственности — вплоть до смертной казни). Для таких случаев существовала особая статья обвинения — «член семьи изменника Родины» (сокращенно осужденных за подобные «преступления» называли чэсэирами). Подобный трагичный сценарий разыгрался и в семье Александровских.

С.С.Александровский работал в Наркоминделе СССР, занимал высокие посты в советских миссиях в Германии и Чехословакии. Из Праги в СССР, на восток он уехал, когда фашистские войска входили в этот город с запада. Когда началась война, пошел в военкомат. В документах значилось «чрезвычайный и полномочный посол». В военкоме отказали. Но нельзя было запретить записаться рядовым в народное ополчение Москвы. Был ранен, попал в плен, бежал, пришел в партизанский отряд, оттуда его вызвали в Москву якобы для нового назначения. Так в октябре 1943 года он был арестован. В 1944 году жена и сын получили уведомление, что Александровский осужден на 10 лет без права переписки. Но следствие тянулось многие месяцы — до 4 августа 1945 года, когда морально так и не сломив его особое совещание при НКВД приговорит С.Александровского «за измену Родине и шпионаж в пользу фашистской Германии» к расстрелу.

Спустя некоторое время 10 сентября 1945 года были арестованы жена и сын.

В то время Александр впервые приходит на Иновещание диктором чехословацкой редакции и успешно сдает экзамены в только что созданный Институт международных отношений. Но вот учиться в нем ему не пришлось... Сын «изменника Родины» выслан из Москвы как раз в день начала занятий в институте.

Из письма А.С.Александровского Черепановой Н.Г. от 17 января 1988 года:

«Обвинение у нас было простое: член семьи изменника Родины. Обвинение было вынесено Особым совещанием при НКВД СССР. Срок ссылки сначала 5 лет, но затем бессрочно продлен.

Мать в лагере не была - она после ареста находилась сначала в Краснопресненской пересыльной тюрьме Москвы, затем этапом попала в Свердловскую, а затем Новосибирскую пересылку. Оттуда этапом в Красноярскую тюрьму, а из Красноярска на барже до Енисейска, где находилось ее место ссылки. Мой путь был такой же».

Таким образом, родные «врагов народа» становились заложниками НКВД и судьба детей часто зависела от «признаний арестованного». Отец Александра «не признался» (по некоторым данным он умер в Туруханском лагере) и судьба родных была предрешена.

Заложниками становились и арестованные, ближайшие родственники, жены тех бывших руководителей, которые продолжали работать и считались «верными соратниками вождя» (долгие годы провела в лагерях жена председателя Верховного Совета СССР Калинина, была посажена жена Молотова). По этому сценарию сложилась и судьба второй жены С.М.Буденного - О.С.Михайловой.

Из воспоминаний А.Е.Цветковой, директора школы № 45 в начале 50-х годов, где, будучи на поселении в Енисейске работала Ольга Стефановна: «Её арестовали в Москве во время концерта в театре... в платье, в лакированных туфлях, в газовом платке. Она три года просидела в Бутырке, в одиночке. Позже, в Енисейске начальник тюрьмы сказал, что её арестовали, как французскую шпионку. Наверное, потому что она в совершенстве знала французский язык».

В публицистической книге Ларисы Васильевой «Кремлёвские жёны» приведён документ, который мы позволили себе использовать в нашей работе - это письмо Будённого в ГПУ. Вот выдержки из него:

«В первые месяцы 1937 года И.В.Сталин в разговоре со мной сказал, что, как ему известно из информации Ежова, моя жена О.С.Буденная неприлично ведет себя и компрометирует меня. И что нам, подчеркнул он, это ни с какой стороны не выгодно, и мы этого никому не позволим. Если информация Ежова является правильной, то, говорит И.В.Сталин, ее затянули или могут затянуть иностранцы...

Я думаю, сказал тогда Ежов, что ее надо арестовать и при допросах выяснить характер ее связей с иностранными посольствами, а если окажется, что она не виновата, можно потом освободить...

В августе 1937 года, когда меня не было в Москве, Ольга Стефановна была арестована...

В заключении должен сказать, я не верю, чтобы она могла совершить преступление против Советской власти».

Это письмо было написано Буденным 23 июля 1955 года, за несколько месяцев до реабилитации его бывшей жены.

А вот материалы из «дела» Михайловой-Буденной: «Ольга Стефановна находится сейчас в состоянии тяжелой депрессии, и беседовать с ней очень трудно 14.07.1938 год»(Л.Васильева Кремлевские жены. М. Вагриус, 1993, стр.276).

Следствие вынудило Ольгу Стефановну давать показания против Буденного, утверждая, что он уже в тюрьме, изобличен, изобличил ее.

Серии допросов, потом доведение арестованной до умопомешательства... 18 ноября 1939 года Особое совещание приговорило тяжко душевно больную Ольгу Стефановну к 8 годам исправительно-трудового лагеря.

15 августа 1945 года срок наказания Михайловой истек, но она продолжала находиться под стражей.

Из агентурных материалов, подшитых к «делу» Михайловой, поступивших из МВД Владимирской области: (Л.Васильева Кремлевские жены. М. Вагриус, 1993, стр.279) «Михайлова, находясь во Владимирской тюрьме, заявляла сокамерницам о своем враждебном отношении к Советской власти, распространяла клеветнические измышления против руководителя советского правительства и существующего в стране политического строя, а также высказывала, что после отбытия наказания будет продолжать активную борьбу против Советской власти. Принимая во внимание, что Михайлова О.С. является социально опасным элементом, она освобождена из-под стражи быть не может... Заключить Михайлову в тюрьму сроком на три года». В апреле 1948 года О.С.Буденная этапирована в ссылку, в Сибирь.

Ссылка в Енисейске

В фондах Краеведческого музея есть личное дело А.С.Александровского, заведенное енисейским райздравом. Анкетные данные заполнены рукой Александра (копия в приложении 4 - Личный листок по учету кадров (заполнен рукой А.С.Александровского)). Это единственный сохранившийся документ периода его ссылки. Из документа видно, что Александровский по приезду в Енисейск с 1947 по 1948 года работал библиотекарем в средней школе № 45 (ныне № 1). В книге приказов по школе от 28 июня 1947 года найдена запись о приеме на работу (копия в приложении 5 - Выписка из книги приказов по школе от 28 июня 1947 года - запись о приеме на работу А.С.Александровского (копия)). По описаниям Б.И.Болотова в сентябре 2001 года сделана реконструкция библиотеки, в которой работал ссыльный (ныне аудитория № 14).

В августе 1948 года Александровский поступил учеником зубного техника в райздравницу. В личном деле, переданном Краеведческому музею районной больницей, сохранилась трудовая характеристика «на рентгенотехника Енисейской районной больницей» от 9 октября 1956 года:

«Т. Александровский А.С. работал в больнице рентгенологом с марта по октябрь 1956 года. За этот период работы показал себя, как знающий свое дело рентгенотехник. К порученной работе относился честно, добросовестно. Проводил работы также по ремонту ренгеноаппаратуры. Систематически повышал свои знания как рентгенотехник. Дисциплинирован. Административных взысканий не имел. Заведующий райздравом Могиковин».

Следовательно, в больнице Александровский работал дважды за годы ссылки в августе 1948- август 1950 и с марта по октябрь 1956 года.

Сведения о занятиях в Енисейске дополняет Александровский в письме Н.Г.Черепановой:

«В Енисейске мама не работала — тюрьма окончательно подорвала ее слабое здоровье. Я работал грузчиком на пристани, помощником нормировщика (табельщика) на Судоверфи, масленщиком и кочегаром на пароходе «Колхозник», мотористом на теплоходе «Любовь Шевцова», санитаром зуботехнического кабинета поликлиники. Хороший человек, врач Виктор Сергеевич Баранкин выучил меня зубной технике и я до конца моего пребывания в Енисейске работал его помощником».

В личном деле Александровского есть пробел между двумя датами. Последняя отметка о трудовой деятельности - февраль 1952 года «пенсионер, инвалид (ему 25 лет!), не работаю». И дата заполнения личного дела 24 марта 1956 год.

Восстановить события этого периода нам удалось по статье «Жизнь и смерть дипломата», опубликованной 28 июля 1989 года в номере 209 газеты «Известия».

Летом 1953 года А.Александровский бежал из Енисейска в Москву. За подобный побег - наказание 25 лет лагерей. «Но надежда, появившаяся со смертью Сталина была сильнее соображений разума. И в Москву он бежал главным образом для того, чтобы вновь, через 8 лет после казни отца, попытаться восстановить его доброе имя» (А.Остальский. Жизнь и смерть дипломата / Известия, 28 июля 1989, №209). «Разослал заранее изготовленные письма в Президиум Верховного Совета, в Московскую коллегию адвокатов, в МВД - везде, куда мог, - с просьбой пересмотреть дело отца, потому что был убежден в его невиновности(А.Рогачев. Я не герой своего времени / На Московской волне, 31 июля 1989).

Почти 20 дней Саша скрывался на даче, которую в Подмосковье снимал Аркадий Райкин. Однако был арестован после того, как попытался передать письмо матери в американское посольство для родственников, проживающих в США. Но времена, похоже, изменились, и наказание было мягче. Прямо с Лубянки без всякого разбирательства Александровский был под конвоем выслан назад, в Сибирь. Александр не знал, что пока он сидел в одиночной камере, был арестован Берия, и уже начался демонтаж подчиненного ему огромного механизма репрессий.

О жизни О.С.Буденной в Енисейске письменных источников не осталось. Единственное, что свидетельствует о ее пребывании в Енисейской ссылке страница в «деле» арестантки в виде письма неизвестного:

«Будучи сам арестован в 1938 году, я по окончании заключения в ИТЛ был направлен в 1953 году в Енисейский район Красноярского края. Здесь на строительстве Енисейского дома инвалидов в июле 1953 года я услышал об О.С.Михайловой. Знал ее как жену Буденного, сталкивался с ней на празднествах и банкетах. Она работает уборщицей в средней школе № 45. В попытках разговаривать с ней я обнаружил ее болезненную отчужденность, запуганность, боязнь знакомства с кем бы то ни было и явную запутанность в воспоминаниях, даже в логике речи. Она ограничивалась короткими замечаниями, что она не виновата, осуждена, как жена маршала, над головой ее ломили шпагу, сама она вела следствие в НКВД, Семен Михайлович сильно болен, никто не принимает, так как ему 94 года. Михайлова вряд ли одна могла выехать из Енисейска, если бы ее освободили»(Л.Васильева. Кремлевские жены. М. Вагриус, 1993, стр.279).

В поисках информации об Ольге Стефановне мы вышли на живых свидетелей, очевидцев событий тех лет. Помнят и поделились своими воспоминаниями о ссыльной Михайловой-Буденной:

Используя эти устные источники, нам удалось частично, по обрывочным воспоминаниям восстановить некоторые факты жизни Ольги Стефановны в Енисейске.

Интересными, но, безусловно, субъективными являются воспоминания Геры Яковлевны Безруких. Во время пребывания Буденной в Енисейске Гере Яковлевне было 15 лет. Она так описывает встречу ссыльной: «Однажды я, возвращаясь со школы, увидела женщину в шикарном костюме. Она тащила тяжелые сумки, я решила ей помочь. Дорогой мы разговорились, она сказала, что ей нужна квартира. Я ответила, что поговорю с мамой». Так Ольга Стефановна оказалась в семье Безруких, проживающих на улице Петровского. Воспоминания Геры Яковлевны во многих фактах схожи с другими.

А.Е.Цветкова вспоминает: «Буденная-Михайлова, когда приехала в Енисейск, ходила в платье, шляпе, в перчатках до локтя. Она невольно заставляла обращать на себя внимание».

По воспоминаниям М.Г.Мощалковой: «Ольга Стефановна ходила в Енисейский театр в вечернем платье, в туфлях, тогда как енисейские жители в фуфайках. Для Михайловой-Буденной театр был главной отдушиной, ведь это было воспоминание своей прошлой, счастливой жизни».

Воспоминание Г.Я.Безруких совпадают с суждениями неизвестного автора строк из дела арестантки Буденной «о болезненной отчужденности, явной запутанности в воспоминаниях». Так Гера Яковлевна восстановила по памяти рассказ Ольги Стефановны о своей жизни до ареста: «Я была замужем за артистом Михайловым, но из-за его пристрастия к выпивке мы расстались. Однажды, возвращаясь домой, я познакомилась с С.М.Буденным и по дороге домой Буденный надел на меня свою знаменитую бурку. Я вышла за него замуж». В детской памяти Геры Яковлевны запечатлелось и следующее: «Буденная делала маникюр и педикюр. Всегда была накрашена и завита. Носила заколку в виде большого голубого банта. Но после нескольких лет тяжелой и утомительной жизни у нее начала развиваться болезнь шизофрении. Она начала писать доносы, в том числе и на мою бабушку. За что и лишилась жилья».

После случившегося ранее нигде не работавшая Ольга Стефановна устроилась на работу в нашу школу. О чем в книге приказов по Енисейской средней школе № 45 мы обнаружили запись:

«Приказ № 75 параграф 2

Зачислить сторожихой-уборщицей Михайлову Ольгу Стефановну с 2-недельным испытательным стажем с 4 августа 1953 года.

Основание: личное заявление.

Директор школы: Багаев» (Копия приказа в приложении 6 -Приказ № 75, параграф 2 о зачислении сторожихой-уборщицей Михайловойт Ольги Стефановны с 2-недельным испытательным стажем с 4 августа 1953 года (копия)).

А.Е.Цветкова вспоминает: «Убирала она чисто, мыла кабинеты, учительскую, канцелярию, кабинет директора. Она была больна по-женски, поэтому ей давали более легкую работу. Из-за болезни Ольга Стефановна даже летом ходила в ватных брюках, а также ходила в трикотажной рубашке, которая вся была заштопана. Но выглядела она всегда моложе, чем она есть на самом деле, так как делала различные маски, какие маски она держала в секрете.

Жила она бедно, в подвальном помещении школы. Никогда, ни у кого, ничего не брала, если только за деньги. У других учителей, работников школы, было свое хозяйство, у нее ничего не было. Принимала она помощь только у знакомого Буденного, коменданта Кремля, тоже ссыльного.

Ольга Стефановна просила меня преподавать в школе французский язык. Но я, посоветовавшись с начальником КГБ, отказала. Во-первых, она не имела специального образования, а во-вторых, была ссыльная. Скромная, не вступала ни с кем в контакты. Единственная с кем общалась, была бухгалтер, тоже ссыльная».

М.Г.Мощалкова: «Помню, как Ольга Стефановна, измученная, похудевшая в длинном пальто, подпоясанном веревкой, тащила вязанку дров на третий этаж. Ей надо было натопить до восьми печей. Никто не знал, что это жена Буденного, об этом я узнала позже».

По воспоминаниям Б.И.Болотова: «Помню ее плохо, потому что разговаривать и общаться с ссыльными тогда было опасно. Когда я подходил к кабинету, то слышал, как она поет или разговаривает сама с собой, а когда заходил, то сразу замолкала».

Из воспоминаний А.Е.Цветковой: «Директор Багаев иногда разрешал Ольге Стефановне играть на рояле, который сохранился с дореволюционной гимназии и стоял в актовом зале школы».

М.Г.Мощалкова вспомнила еще очень интересный факт, который доказывает выше сказанное: «Буденная, хорошо пела и играла на пианино. Как-то А.Е.Цветкова зашла в аудиторию (пришла раньше обычного), где она играла. Увидев директора, Ольга Стефановна упала на колени и начала просить прощения за свой поступок».

Такая странная жизнь - рояль и дрова, какая страшная судьба - блестящая карьера оперной певицы и нищенское существование ссыльной. И все это об одном человеке.

В поисках приказов о приеме на работу в нашу школу Ольги Стефановны и Александра Александровского мы обнаружили в книге приказов за 1946 по 1948 гг. следующее:

«Приказ № 77

По Енисейской средней школе № 45 от 6 ноября 1948 года»

Сегодня многомиллионный советский народ, все трудящиеся зарубежных стран отмечают 31-ую годовщину Великой Октябрьской Социалистической революции.

За 31-ый год Советской власти наше молодое государство выросло и окрепло, превратилось в могучую социалистическую державу с первоклассной промышленностью, мощным колхозным строем, непобедимой Советской Армией.

Советские школьники вместе с трудящимися нашей великой Родины отмечают этот день новыми успехами в учебе. Для них созданы все условия к тому, чтобы учиться, быть достойными строителями коммунистического общества.

Параграф 1

В этот день поздравляю весь коллектив школы, преподавателей, учащихся и техперсонал с 31-ой годовщиной Октября.

Параграф 5

Выражаю надежду, что весь коллектив школы добьется во второй четверти более высоких показателей в труде и в учебе. Да здравствует 31-ая годовщина Октября!

Да здравствует Всесоюзная Коммунистическая партия (большевиков)! Да здравствует вождь и организатор побед - Великий Сталин!

И.о.директора: Я.Почекутов». (Копия в приложении   - Из книги приказов за 1946 по 1948 гг. о праздновании 31-ой годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции (школа, где работали Ольга Стефановна и Александр Александровский).

Текст этого приказа позволил нам почувствовать насколько незаметны были судьбы тех, кто страдал от режима «вождя и организатора побед - Великого Сталина». Говоря о новых победах, не замечали, что «выросшая и окрепшая молодая держава» стоит на костях и судьбах тех, кто являлся истинным патриотом, кто готов был служить своему Отечеству.

Реабилитация

Письмо С.М.Буденного в ОГПУ было написано в период 1-ой волны реабилитации репрессированных. Он просил пересмотреть обвинение и приговор его бывшей жены.

Возможно, эта просьба ускорила разбирательство комиссии по репрессиям. В 1956 году О.С.Михайлова-Буденная, была реабилитирована.

А.Е.Цветкова: «Перед отъездом Ольга Стефановна собрала все свои коробочки, баночки. На вопрос зачем? отвечала: «Вот приеду со своим в Москву - хорошо будет».

Она приехала в Москву: одинокая, тяжело больная. Вернулась в ту жизнь, где ей уже не было места.

После возвращения в Енисейск Александровские еще три года находились в ссылке. В 1956 году постановлением Военной Коллегии Верховного Суда СССР Сергей Сергеевич Александровский был полностью реабилитирован «за отсутствием состава преступления» и посмертно восстановлен в КПСС. Его семья, жена и сын, также были реабилитированы и вернулись из Сибирской ссылки в Москву. Здоровье было подорвано - пришлось лечиться. Клара Давыдовна Александровская умерла в 1963 году. Александр Сергеевич вспоминал, что в последние годы жизни матери часто видел ее у окна. «Я жду Сергея», - говорила старая, седая женщина. «Но вам же сообщили, что он умер», - отвечал сын. «Но не написано, где он похоронен», - возражала мать(Е.Белостоцкая. Изгнанник и примадонна / Труд, 13 ноября 1988).

А.С.Александровский по возвращению в Москву работал диктором в немецкой редакции Всесоюзного радио. Через год вступил в партию. Вступил с верой и надеждой. Только что прошел XX съезд. Страна «оттаивала». В одной из газетных статей об С.С.Александровском сказано: «Александр Сергеевич не любит вспоминать то время: «Не герой я своего времени, жизнь сложилась по-дурацки, кому это интересно?!

Как я отношусь к разоблачению сталинизма? Я всегда был против метода «око за око, зуб за зуб». Ибо когда ты обижен и начинаешь мстить, то порождаешь ответную волну. Нужна юридическая квалификация сталинизма с сопутствующим этому кропотливым научным изучением исторического материала, архивов. Нужна настойчивая, кропотливая работа» (А.Рогачев. Я не герой своего времени / На Московской волне, 31 июля 1989)

III. Заключение

В ходе проведенных исследований достигнуты следующие результаты:

1) используя известные и неизвестные ранее факты биографии Ольги Стефановны Михайловой-Буденной и Александра Сергеевича Александровского, удалось хронологически восстановить период их жизни от ареста до реабилитации.

2) собрана и систематизирована информация ранее не опубликованная (из архивов Краеведческого музея) и неизвестная (интервьюирование очевидцев пребывания героев нашей исследовательской работы в Енисейске).

3) в рекреациях школы созданы информационные стенды, на которых зафиксирован факт пребывания Александровского и Буденной-Михайловой в Енисейске и в школе № 1.

4) исследования позволили нам (авторам работы) приблизиться к далекой исторической эпохе через прикосновение к судьбам конкретных людей, их человеческим переживаниям, их личной трагедии.

5) данное исследование возможно использовать для изучения истории XX века на примере Краеведческого материала и публикации в местных газетах, для общественности города Енисейска.

Сколько похожих судеб прошло в последние годы через страницы газет, но все же каждая уникальна, каждая похожа и не похожа на другую, трагична и страшна по-своему.

Сколько же потеряли мы все, недосчитавшись в самые важные моменты своей истории самых талантливых, самых ярких, неординарных, тех, кому плохо давался принцип «не высовывайся». Не вернув их в нашу историю, нам не восстановить связь времен.

IV. Источники и литература

Из фондов Краеведческого музея города Енисейска:

  1. Письма А.С.Александровского
  2. Личное дело А.С.Александровского
  3. Е.Белостоцкая. Изгнанник и Примадонна / Труд, 13 ноября 1988
  4. А.Остальский. Жизнь и смерть дипломата / Известия 28 июня 1989, № 209
  5. А.Рогачев. Я не герой своего времени / На Московской волне, 31 июля 1989
  6. Л.Васильева. Кремлевские жены. М. Вагриус, 1993.

Интервьюирование:

  1. Б.И.Болотов
  2. М.Г.Мощалкова
  3. А.Е.Цветкова
  4. Н.Г.Черепанова
  5.  Г.Я.Безруких

На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»/Работы, присланные на 4 конкурс (2002/2003 г.)