Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Деревня, которой нет


Яшкина Ольга, Шевцова Мария,
9а класс Тюльковской средней школы Балахтинского района Красноярского края.
Руководитель Качаева И.Н., учитель русского языка и литературы

Все течет, все изменяется, наша жизнь обновляется, что-то в ней появляется, что-то уходит из нее, и уход этот всегда вызывает грустное чувство утраты.

А если уходит в небытие целая деревня? Минувшим летом деревня Ключи шумно праздновала свое трехсотлетие. И на фоне этого значительного юбилея совсем не заметной оказалась другая круглая дата – 110 лет деревне Ново-Мосино. Деревне, которой уже нет. Остались те, кто родился там, жил, а вот деревни нет. К сожалению, и такое случается в жизни. Мы, учащиеся Тюльковской школы, Яшкина Ольга и Шевцова Мария, участники школьного объединения "Репетитор", побеседовали с одной из коренных жительниц исчезнувшей деревни Юртаевой Анной Николаевной.

Я.О. Анна Николаевна - вы жительница когда-то существовавшей деревни Ново-Мосино?

А.Н. Да, я только родилась в Красном Серпе. Тогда началась война, мы приехали в Ново-Мосино, или, как мы чаще называем, Мосино.

Ш.М. Как долго вы жили в Ново-Мосино?

А.Н. Целых тридцать два года моей жизни связано с этой деревней - с сорокового по семьдесят второй. В семидесятых годах деревня стала распадаться, и мы переехали в Тюльково жить.

Я.О. Какие воспоминания связывают Вас с Вашей малой родиной?

А.Н. Я любила свою деревню. Очень было жалко и больно, когда в семьдесят восьмом ломали постройки, это ведь как по живому резать. А ведь у нас школа была когда-то, и клуб. Из Мосино ходили в церковь с родителями. Я и сама училась в той нашей школе.

Вообще-то это была интересная жизнь в нашей деревне, мне она очень нравилась, была дорога. У нас ведь даже разведывательные работы геологи делали, даже золото находили. А какие хорошие были поля, замечательные пасеки. Урожаи всегда у нас были удивительные.

Ш.М. А почему вообще называлась деревня Мосино?

А. Н. Мама мне рассказывала в детстве, что жил Мосин здесь, держал дачу, оттого и название. В Балахте есть Старо-Мосино, а у нас называлось Ново-Мосино.

Я.О. Кого помните из своих земляков?

А.Н. Всех помню - Еськиных, Чепурновых, Иванцовых, Кузнецовых и других. Большинство их них живут в Тюльковом, мы все земляки, это почти как родственники, нас связывают общие места, общие воспоминания, общая любовь к родной земле.

Я.О. Это можно, наверное, назвать вашим общим наследством?

А.Н. Пожалуй, что так. Мы не хотели уезжать оттуда. У меня дед тут жил, так он всегда говорил, что уедет туда совсем, всегда любил туда ездить и бывал очень часто. Я и председателей тамошних помню Кожуру, Сташкову.

Хорошая была деревня, всегда ее вспоминаю, не забуду никогда. Сейчас туда уезжают рыбачить, много в тех местах ягоды.

Мы каждый год там бываем, на кладбище ходим, это святое место, правда, кроме кладбища ничего не осталось, разве что кинобудка сохранилась, а остальное было то выведено, то разрушено, что-то сгорело.

Мне те места столь хорошими кажутся, что, думается, у нас там даже заморозков поздних не было, деревня-то на горке стояла, тепло, было, прогревалось хорошо.

Ш.М. В чем причина, по-вашему, что деревня исчезла?

А.Н. Думаю, главное - дороги, главная причина - не было дороги, потом не стало и школы, а без школы деревне никогда не выжить. Вот Ключи, почему живут? Школа там есть и дорога, никто не уехал бы оттуда. А теперь душа стонет - все разрушается. Были ведь и магазин, и клуб, и школа до четвертого класса, и контора была.

Я.О. Прошлым летом Ново-Мосино отметило юбилей. Каким был этот день?

А.Н. На 110-летие много людей собралось 25 июня. На любимом месте собрались - у речки, правда, было холодно, но радости это не помешало. Из Чулымска приезжали, Тюльково, из Балахты. Сколько воспоминаний! Многие даже не узнавали друг друга.

Мне кажется, что наше Мосино было даже лучше Тюльково: на площади отмечали праздники, пьянки не было. Я успела в Мосино поработать везде: дояркой, пастухом и еще много кем.

Работы было много. После войны пахали и сеяли и на лошадях, и на быках. Только в Тюльково начали покупать машины; у меня сестра пахала и боронила на быках.

Красавицей была наша деревня - широкая и зеленая, а река разливалась до гор. Много было диких гусей, уток, и ведь что интересно, никто их не трогал. Не было жадности и алчности в людях. А работали мы как! Все работали много, даже дети работали. Трудились до ночи, ужинали все в одном доме. Родными какими-то все были, своими.

Очень я жалею, что нет больше моей родной деревни, как будто близкого кого потеряла...

После разговора с Анной Николаевной думалось, а может, когда-нибудь возродится деревня Ново-Мосино, ведь такая чудесная страница нашей истории с ней связана - светлая, радостная. Хочется надеяться, что, пусть не скоро, но возродится эта деревня и тогда воспоминания о той, старой деревне, будут слушать и записывать юные ново-мосинцы? Пусть будет так. А пока нам нужно сохранить то, что хранит память коренных жителей исчезнувшей деревни.

История церкви в истории села

Еще один год нового тысячелетия поворачивает время к событиям многолетней давности. В истории есть такие события, удаленные от нас на немалое расстояние времени, но причастные к сегодняшней жизни. Уж такой выдалась наша история, что год за годом приходиться начинать все сначала, как будто страна рождается на свет. Но для внутренней сущности человека важно идти в поисках смысла земного существования своей дорогой, свято чтя, помня и по крупицам создавая все то, что должны были сохранить, а уж если не сделали этого, так хотя бы память оживить и передать другим.

Наша Тюльковская средняя школа располагается на поистине святом месте. Святым - это не эпитет, это факт - на месте когда-то стояла прекраснейшая церковь. К сожалению, участь ее постигла та же, как и многие другие святыни - она была разрушена в 1965 году. О том, каким было наше село, и каким оно помнится старожилам мы, Шевцова Маша и Яшкина Оля, ученицы Тюльковской школы, попросили рассказать Козлову Александру Потаповну - ветерана педагогического труда, старожила наших мест, одного из самых уважаемых людей села.

Ш.М. Александра Потаповна, изменился ли облик села за последние десятилетия?

А.П. Село не могло не измениться. Добавилось много домов на улицах, отстроены целые улицы. Но многое сохранилось из прежнего - сохранилось старое здание школы, которое когда - то было отдано под интернат, в котором жили ученики из деревень и сел, где не было средних школ, и они учились в Тюльково - из Могучего, Петропавловки, Грузенки и других деревень. Старый клуб давно отдан под жилой дом, а здание нынешнего Сельского Совета было когда-то кулацким домом. А вот подстроенное к школе дополнительное здание сгорело. Ну, а вы-то теперь учитесь в новой школе, которой уже вот более сорока лет.

Конечно, многое и улучшено, казалось бы. Так вот, например, водозаборные колонки есть на всех улицах, но а в наше время их не было, воду пили из речки, зато было она кристально чистой, сейчас об этом только вспоминать остается, так она загажена. А ведь и пруд был, и мельница и плотина была. Не верится, правда? Сильно изменилось все, сильно. Нам, старым людям, многое, что есть рассказать - когда-то и больница у нас была, стационар, три палаты, специалисты - врачи работали. А вот Атаманово - это была другая деревня, отдельная от Тюльково. Тюльково называется так от фамилии первого поселенца - казака Тюлькова.

А самые большие изменения, как мне кажется, произошли в людях. Стало меньше доброты, доверия былого нет, какого-то братства, которым держались семьи. Войну вынесли благодаря доброте.

Я.О. А что, по-вашему, украшение села?

А.П. Когда-то украшением села был флаг - красный флаг, который вывешивался к праздникам. У нас в селе даже демонстрации когда-то были, с флагами, с транспарантами.

А уж самым большим украшением была церковь, красивейшая была церковь, с голубым куполом. Закрыли ее, а какая была красота - высокая, полная различных украшений, пел даже хор. Это была огромная и прекрасная часть нашей жизни, а звон колоколов - это нечто совсем особое. Мы сами часто залазили на колокольню. Церковь была огорожена железной оградой, стояли тумбы, а на них шары, в этой ограде хоронили священнослужителей. А самым красивым казался мне ангел, стоящий на одной из тумб у входа, а в руках у него был шар. Каким же мне он казался красивым! Тогда, казалось, ничего и красивее не было, кудрявый мальчик с крылышками. Ворота были очень большие, когда свадьбы праздновали, то в одни ворота въезжали, а в другие выезжали. Деревья были насажены у ограды, но их было не много; было чисто и красиво, на углу стоял дом для сторожа. Когда эту церковь ломали, не могли разломать, так раньше строили — прочно, добротно, на века, тем более церковь, ее ведь не только руками строили, а душой, сердцем, верой. Пришлось Виктору Ивановичу Цыганку тогда на самый купол залазить, чтобы разломать, а старые люди плакали - часть их жизни уходила, потеря была огромная, за то нам и воздалось немного. Потом развезли те кирпичи с церкви для печей, а в 1968 году начали готовить площадку под новую школу, ту самую, в которой вы теперь учитесь. А когда фундамент закладывали под нее, то раскапывали могилы, попадались браслеты, какие-то украшения. Старые люди ругали за то, что надругались над святыней. Я думаю, не оттого ли и деревня разваливается, что сломали в ней когда-то самое главное, святое. А без самого главного стержня как же устоять-то?

Ш.М. Как называлась церковь? Какие воспоминания она у Вас вызывает?

А.П. Просто приходская церковь. По праздникам отовсюду приходили молиться - со всех концов села и из других деревень. Ведь почему село-то называется селом - потому, что церковь у нас была, а деревнями назывались те селения, в которых не было церквей. Главное впечатление, которое сохранилось - как красиво было - церковь белокаменная, округлые окна!

Я.О. Ваше отношение к тому, что произошло, в частности, к разрушению церкви?

А.П. Разорение церкви, ее разрушение - событие прискорбное. Страшную обиду нанесли людям этим, надругались над святыми вещами. И не только ведь у нас это было, вот в Москве, например, сто восемь было церквей, рабочих только шесть. Разрушение церкви зависело от государства, вот на окраине Москвы был китайский городок, в нем все сохранилось, китайцы сохранили и церкви, а мы-то, русские люди, стыдно, что так все случилось, но теперь хоть воспоминания сохранились бы.

Ш.М. Что, по-вашему, можно сделать, чтобы эта часть истории села не забылась совсем?

А.П. Нужно создавать музей. Был у нас в школе когда-то, я отдала многое туда, но не сохранилось. Нужно это хранить, вспоминать и рассказывать другим, тогда и память будет жива. Это ведь наследство потомкам нашим - детям, внукам, правнукам.

Я.О. Какие изменения в облике села вы хотели бы видеть?

А.П. Хотелось бы, чтобы церковь восстановили. Это ведь и учреждение воспитательное было. Все верили в Бога. Дети верили, говорили «Ей Богу, правда». Верить в Бога - значит верить в доброту, любовь, что ж в том плохого?

О.Я. Спасибо, Александра Потаповна, за Ваш рассказ, многое теперь станет известно из того, чего не знали очень многие школьники.

Поговорив с Александрой Потаповой, мы удивились в очередной раз, как же многое включает жизнь даже одного человека. А еще больше мы узнали и даже отчасти устыдились, что столь важные, значительные страницы истории нашего села нам так мало известны, и мы не торопимся собрать, увековечить все то, что помнят, хранят, чем готовы поделиться старожилы. Ведь не Иваны, не помнящие родства, мы все-таки. История - вот она, рядом, нужно поспешить принять это наследие, чтобы сохранить и передать дальше.


/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»