Рассказ свидетеля исторического события


Чикуров Николай Викторович, 663635, Красноярский край, Канский район, с.Мокруша Мокрушенская средняя школа,

11 класс

Последние 10 лет в нашей стране всё чаще возвращаются к теме «История семьи». На протяжении многих лет государство делало всё, чтобы мы превратились в «Иванов, не помнящих родства». Я выбрал эту тему, преклоняясь перед подвигом простых русских людей. Не только личности делали историю, её двигали такие простые люди, как мой дед. Он прошёл войну от начала до конца. За это военное время был ранен и попал в плен. После войны, как и многие другие фронтовики, он был репрессирован. Меня заинтересовала его послевоенная судьба, так как он сражался за Родину, а его посчитали предателем. Я много прочитал литературы и сделал вывод, что о фронтовиках, которые были репрессированы после войны, написано мало, а ведь под репрессии попали очень многие. Больше информации можно получить о тех, которые были репрессированы в 1937-1939 г.г. И я поставили для себя цель: проследить жизнь людей в сталинских лагерях, так как дед мало рассказывает. Он не хочет вспоминать то жестокое несправедливое к нему и тысячам таких, как он, время. Я искал материал о пребывании узников в концлагерях, в других источниках, советовался с дедом.

Мой дед, Кирьянов Николай Филимонович, ушёл на войну в 20 лет. При освобождении населённого пункта (он не помнит название) их батальон попал в окружение. Он был ранен и попал в плен. Два раза пытался бежать. Первый раз неудачно. Его и товарищей немцы догнали и стали травить собаками. Второй раз повезло. После воевал в штрафном батальоне. Победу встретил в госпитале. Отношение к пленным при сталинском режиме было ужасным. В самом начале войны, 16 августа 1941 года, был подписан приказ, в котором говорилось, что командиры и политработники, сдавшиеся в плен, считаются дезертирами, а их семьи подлежат аресту. Семьи попавших в плен красноармейцев лишались государственной помощи и пособий. В условиях войны эти положения распространялись фактически на всех, кто считался пропавшим без вести.

В нашем крае существовала крупная система лагерей. В 1935 году был образован Норильлаг, задача - строительство Горно-металлургического комбината и города. Дошли документы о массовых расстрелах.

Были Енисейстрой, Ленлаг, Тайшетлаг, Краслаг. Положение заключённых было тяжёлым. Очень многое изменилось с середины 40-х после прихода в лагеря фронтовиков. Это были мужчины 20-30 лет и вели они себя не как рабы, а победители, их невозможно было поставить на колени. Начались разборки с уголовниками и стукачами, которых просто убирали. Это начало волновать начальство. В 1948 году было создано 12 лагуправлений для политических, чтобы отделить их от уголовников. Укротить не удалось, прокатилась волна восстаний. С мая по август 1953 года было восстание в Норильлагере.

«Аргументы и факты»

В газете я прочитал о ветеранах с судьбой, похожей на судьбу моего деда.

Юрий Грушин. Родился в 1922 году. Архитектор, художник. Участник Великой Отечественной войны, с 1942-1945 года находился в фашистских концлагерях. Арестован в 1945 году, находился в заключение в 1945-1955 г.г., отбывал срок в Усольлаге (Северный Урал), Степлаге (Центральный Казахстан).

Юрий Стрижевский. Родился в 1908 году. Литератор, радиоинженер, Участник Великой Отечественной войны, был в ополчении, попал в фашистский плен, бежал, в 1945 году вернулся в Москву и в тот же день был арестован. В заключение находился с 1945 по 1955 год на Калыме.

Марк Гавриш родился в 1918 году. Преподаватель. В годы войны попал в плен. В 1949 году был арестован. Срок отбывал на Колыме до 1956 года.

В 1990 году в газете «Труд» вышла статья о том, как заключённые взбунтовались. Осенней ночью 1952 года в Эге-Хайском лагере произошёл случай. «Политики» (так называли осуждённых по 58-й статье) избили уголовников. Воры и бандиты были организованы в страшную единую силу, всегда издевались над политическими, превращали их жизнь в кошмар. И вот угнетённые люди взбунтовались.

Руководили восстанием бывшие офицеры-фронтовики. Они тщательно подготовились. Важно было никого не убить, предпринять меры, чтобы никто, воспользовавшись суматохой, не ушёл в побег. Вооружённые берёзовыми кольями, «политики» отплатили уголовникам за свои обиды, а, главное, показали всем, что их нельзя сломить. А на следующий день это происшествие администрация лагеря обозначила как «драку между заключёнными». На утро в Эге — Хайском лагере № 6 воцарился вроде бы прежний порядок. Но это было только с виду. Уже на следующий день политические расправились с ворами в соседнем, Батагайском лагере. А затем волна бунтов прокатилась по другим северным лагерям. Один из организаторов этого бунта всё же поплатился жизнью. Спустя некоторое время уголовники «втихую» зарезали И.Абросимова. Это произошло накануне освобождения.

Один из руководителей бунта — Н.Огний. Офицер-фронтовик, после войны он протестовал по поводу продразверстки на Западной Украине, где служил: у крестьян забирали весь хлеб, не жалели даже многодетные семьи. За сопротивление могли застрелить. Ещё одно «преступление» Огние: женился на польке, после чего вызвали в контрразведку, где и сорвали погоны. В лагере он часто попадал в карцер, объявлял голодовки. Были люди, которые не могли смириться с лагерной жизнью и совершали побеги. Есть пример, когда 9 политических из лагеря в Кестре устроили побег. Но их, к сожалению, поймали, шестерых убили, а отрубленные кисти их рук бросили у ворот лагеря - для устрашения.

В некоторых лагерях были «политики», которых не удавалось сломить ни охране, ни уголовникам. Бывшие заключенные Эге-Хайского лагеря помнят военного летчика Павла Захлюпченко. В зоне он был под отдельным конвоем.

Об узниках сталинских лагерей ходят легенды. Рассказывают, что в тундре вдоль этапов в холодные зимы даже «строили» избушки, стены которых были выложены из трупов, облитых водой - мертвые помогали живым. Бывший заключенный Эге-Хайского лагеря В.Булачев вспоминает: «Политических использовали на самых тяжелых работах: в шахтах, на лесозаготовках, строительстве дорог. Рабочий день длился 12 часов. Если кто-то уставал так, что не мог больше двигаться, на него обрушивались палки...»

Все же страшнее голода, холода, тяжелой работы, была унизительная зависимость от уголовников. По свидетельствам бывших заключенных существовала такая практика: образовывались бригады человек в пятьдесят, бригадиром был «вор с авторитетом», который окружал себя бандой приближенных. Они носили его на руках, бандиты всячески издевались над политическими. Была, например, такая «мера наказания»: человека подбрасывали вверх и подставляли полено: позвоночник, как правило, не выдерживал...

Один из больших лагерников рассказал, как его и других арестованных охрана вывела на пересыльном пункте из «столыпинского» вагона и втолкнула в санпропускник с дезкамерой. Когда они разделись, вошли человек десять-пятнадцать хорошо одетых («в бостоговых костюмах») и начали избивать дубинками всех подряд. Никто и не пикнул, подставляя спины, чтобы избежать ножа. Эти люди являлись ворами, и действовали они с ведома администрации. «Пятьдесят восьмые» в зоне и людьми-то не считались. «На них» играли в карты, жизни их ничего не стояли.

Политическая система в стране была построена так, что «враг народа» человеком уже не считался. В те годы за квартирную кражу давали год, за неосторожно сказанное слово - десять лет.

В книге «Иметь силу помнить о лагерях» вспоминает Зорохович Александр Абрамович, родившийся в 1905 г. в городе Прилуки Полтавской губернии, что трудовую жизнь качал с 14 лет. В 16 лет ушёл добровольцем в Красную армию. После демобилизации - слесарь, учился на вечернем рабфаке, окончил Московский авиационный институт. В 1946 году был репрессирован.

В камере, в которую он попал на восемь коек — 19 человек. Особое совещание заочно приговорило его к 10 годам исправительно-трудовых работ. В июне 1948 года его привезли в Коми АССР в лагерь на Иншуе. В этом лагере содержалось более 100 тысяч заключённых. Из них только 3 тысячи осуждённых за бытовые преступления.

Александра Абрамовича заставляли катать канавы в дождь. В открытой тундре он рубил киркой, вечную мерзлоту. Питание на весь день - кусок хлеба весом 400 граммов. Закончив день, он, как и все заключённые, получал полуторачасовое стояние у ворот лагеря, так как их пересчитывали надзиратели.

За день ему приходилось вырыть две квадратные ямы метр на метр, глубиной 2 м 20 см,

Александр Абрамович работал в лагере инспектором в ППЧ. В шахте он познакомился с литовцем, который за день перебрасывал 7 т угля лопатой. К концу 1948 года его этапом увозят в Москву с Ярославского вокзала в Лефортовскую тюрьму. Из тюрьмы он попал в конструкторский отдел, где ему поручили осуществление технологического контроля над чертежами. Жизнь здесь показалась раем, хоть и заставляли чаще всего работать по 10 часов и больше. Кормили сытно. В «шарашке», где он хорошо прижился, было много выдающихся людей: Солженицын А.И., художник Ивашов-Мусатов, инженер-конструктор пашен. В 1956 г. Александр Абрамович был реабилитирован. Умер в 1990 году. В старых газетах я нашёл информацию о численности заключённых после войны.

На 1 января 1950 года в ГУЛАГе содержались 2561351 заключённых (1416300 в лагерях и 1145051 в колониях), из них 578912 человек или 22,7% от общего числа заключённых ГУЛАГа были осуждены за контрреволюционные преступления, то есть большинство были невинными жертвами сталинских репрессий, а меньшая часть - настоящие изменники Родины. К началу 1950 г. в СССР насчитывалось в общей сложности около 5,5 млн. заключённых.

В колониях были люди, которые различались по национальным признакам. По данным на 1 января 1939 года среди 1317195 лагерных заключённых ГУЛАГа было 830491 русских, 181905 украинцев, 44785 белорусов, 24894 татар, 24499 узбеков, 19758 евреев, 18572 немцев, 17123 казахов, 16860 поляков, 11723 грузин, 11064 армян, 9352 туркменов, 4874 башкирцев, 4347 таджиков, остальные 96948 человек принадлежали более чем к ста другим национальностям. Разным был состав и по возрасту: моложе 18 лет - 1,2%, от 18 до 21 года - 9,3%, от 22 до 40 лет - 63,6%, от 41 до 50 - 16,2%, старше 50 лет- 9,7%. К началу Великой Отечественной войны мужчины составляли 93% заключённых ГУЛАГа, женщины 7%, в июле 1944 года - соответственно 74 % и 26%.

К июлю 1944 года в исправительно-трудовых лагерях содержалось 5,2 тысяч каторжан, к сентябрю 1947 года - 60021 человек.

Можно ли верить этим цифрам, я не знаю. Может быть они преувеличены или преуменьшены. Когда прочитал эту статью в газете, мне стало страшно, ведь большая часть заключенных каторжников была не виновна. Я попробую прокомментировать газетные статьи темой, являются события, происходившие после войны. Причины после военных репрессий тоталитарный режим, из-за которого, люди подверглись такой пытке. В лагерях, где пребывали люди, было сыро, грязно, есть нечего, но эти люди не сдавались, хоть и прошли всю войну, они могли объединиться и поднять восстание или бунт.

Эти события, для данного времени являются обычными, т.к. лагеря в стране действуют с 30-х. годов. Больше всего затрагиваются интересы простых людей, но так же были репрессированы и некоторые известные политики. Эти события очень сильно повлияли на развитие страны, так как послужили своеобразным тормозом. За этот период погибло много людей. И мы не в праве забывать о них.

Я отношусь негативно к этим послевоенным репрессиям. В те годы многих посчитали предателями. Сажали за решетки, не разбираясь. По-моему, эти репрессии оказали отрицательное влияние на экономику страны. Ведь за решетками оказывались и те люди, которые могли продвинуть страну в экономическом плане. За все время войны была убита часть мужчин и женщин. В результате большая часть (в основном мужчины) сидело по тюрьмам или лагерям. Значит, в селах не хватало рабочей силы, и женщины выполняли самые трудные работы. А сколько детей были не рождены на свет. Фронтовики, которые прошли от начала пути до конца и попали в концлагеря, выполняли непосильную работу. А в каких они условиях жили? Чем питались? Разве для этого они защищали свою Родину. Чтобы потом она им так отплатила. Они надеялись на лучшее будущее, но сейчас они живут не в идеальных условиях. Некоторым своей пенсии хватает только на лекарства и самые необходимые продукты. Дедушка не хочет вспоминать те годы, которые для него показались адом. Только он начинает думать о войне, о концлагере у него сразу появляются слезы на глазах, для него то время было самым трудным в жизни. Он всячески старается забыть его, но не может.

Библиография:

  1.  «Аргументы и факты», 1990 г.
  2.  «Иметь силу помнить», М., 1991 г. Рассказы тех, кто прошел ад репрессий.
  3.  «Труд», 1990 г.
  4.  «Труд», 1991 г.
  5.  А.М.Самсонов. «Знать и помнить», М., 1989 г.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»/Работы, присланные на 5 конкурс (2003/2004 г.)

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.