История России в жизни моей семьи


Кузеванова Елена Викторовна, 10 класс Изыхской средней школып.Изыхские Копи, Алтайский район, респ. Хакасия,

2003 г.

План:

I. Вступление.
II. География моей семьи.
III. История России в жизни моей семьи:
1) Революция 1917 года.
2) Гражданская война.
3) Возвращение к мирной жизни.
4) Лицо тоталитаризма.
5) «Все для фронта, все для победы!»
6) «Оттепель» и моя семья.
IY. Заключение.

Человеку хотелось бы видеть цель своего пути,
но увидеть ее он не может до тех пор,
пока не обернется к своим истокам
и не сохранит о них память в душе своей.
Урсула Ле Гуин

I. Мне посчастливилось родиться на рубеже двух столетий, шагнуть из века XX в век XXI, который является не только точкой отсчета новой исторической эпохи, но и переломным этапом в развитии моей многострадальной страны, началом нового пути в становлении и обновлении молодой России, периодом преобразований и свершений, надежд и разочарований.

Мы часто рассматриваем историю как нечто отдельное от нас, происходящее независимо от нашей воли. Однако история любой страны это, прежде всего, история народов ее заселяющих, и она неразрывно связана с историей семьи, каждой личности.

Обращение к истории моей семьи поможет ощутить причастность моих предков к истории страны и ее народа, позволит увидеть как события, происходившие в стране в XX веке, отразились на судьбах моих предков, определили, возможно, выбор ими жизненного пути, профессии, места жительства.

Мои исследования основаны на воспоминаниях и рассказах моих бабушек по отцовской линии Кузевановой (Шкут) Мирры Николаевны и по материнской линии Баласовой (Пасынковой) Идеи Николаевны. Восстановить полностью историю моей семьи не представляется возможным в силу ряда многих причин, вызванных, в том числе, потерей связей между родственниками в период революции, Гражданской войны и Великой Отечественной войны, а также распадом СССР. В качестве еще одной причины можно назвать и тот факт, что раньше было не принято интересоваться прошлым своей семьи. Интерес к своим «корням» возник около 10 лет назад, когда многие участники и очевидцы событий ушли из жизни. К примеру, моя прабабушка Харужик Мария Степановна прожила долгую жизнь, сохранив ясность ума и хорошую память. Она умерла в 1981 году в возрасте 92 лет, когда моей маме было 23 года.

Выбор темы реферата заставил обратиться к архивам. И здесь нас ждала первая удача. Моей маме было разрешено познакомиться с личным делом ее деда, Пасынкова Николая Андреевича, хранящимся в Национальном банке Хакасии, в котором Николай Андреевич работал старшим инспектором в отделе денежного обращения с 15.08.1940 г. по 22.02.1942 г. Мама рассказывала с каким волнением она перелистывала пожелтевшие страницы личного дела своего деда, написанные красивым и уверенным почерком. Мог ли он когда-нибудь предположить, что через 60 лет внучка будет читать его автобиографию, пытаясь восстановить историю его короткой жизни.

О некоторых результатах моих изысканий я расскажу в этой работе. Но, прежде всего, я хочу поблагодарить тех, кто оказал мне особенно существенную помощь.

Это моя мама, Елена Владимировна, которая редактировала мою работу, а также снабжала меня всевозможной информацией; мой папа, Виктор Владимирович; мои бабушки, Мирра Николаевна и Идея Николаевна.

II. Я родилась в г.Красноярске, в котором моя семья проживала до 1994 г. Можно сказать, что Красноярск находится в центре Сибири. Меня всегда интересовал вопрос, были ли мои предки коренными сибиряками, а если нет, то какие события и причины вынудили их переехать в этот суровый край.

Моя прапрабабушка, Харужик Мария Степановна и прапрадед Харужик Яков Клементьевич, приехали в Сибирь после 1906 г. в связи с переселенческой политикой Столыпина, которая являлась одним из важнейших инструментов разрушения крестьянской общины. С целью ослабления земельного голода во внутренних губерниях России с 1906 по 1914 гг. в Сибирь переселились более 3 миллионов человек. Новоселы освоили более 30 миллионов десятин пустующей земли, построили тысячи сел, дав толчок развитию производственных сил Сибири. До переселения в Сибирь Мария Степановна и Яков Клементьевич проживали на территории современной Белоруссии.

Прапрабабушка родилась в 1889 г. в крестьянской семье, в деревне Маньковщина, Минской губернии, Минского уезда, Раковской волости. Ее отец, Степан Степанович, был незаконнорожденным сыном батрачки и польского пана. В семье было семеро детей.

Прапрадед родился в деревне Адамовцы, Вележской губернии, Вележского уезда в 1890 г. Кстати, в честь Марии Степановны была названа моя старшая сестра Маша.

В поисках «лучшей доли» в 1913 г. с территории современного Ставропольского края отправляется в Сибирь и семья моего прапрадеда по линии папы, Терского казака Шкута Дмитрия. Его сын, Шкут Николай Дмитриевич (мой прадед), родился в дороге, на пароходе, недалеко от Минусинска. Через несколько лет их семья снова возвращается в родные места. Однако в 30-х годах, спасаясь от голода, разразившегося на юге России, семья вновь приезжает в Хакасию. Местом постоянного проживания становится Бейский район, деревня Буденовка.

А вот предки моего отца, Кузевановы, были киржаками, жившими в таежном Идринском районе в течение многих десятков лет. Они занимались рыболовством и охотой.

Прадед мой линии мамы, Пасынков Николай Андреевич, родился в городе Новосибирске. А вот откуда и кем был мой прадед, Баласов Иван, нам было неизвестно. Совершенно неожиданно обнаружилось, что его предки, возможно, тоже постоянно проживали на территории Сибири. Перелистывая книгу Бутанаева В.Я. «Происхождение хакасских родов и фамилий», подаренную моему брату Сане за победу в республиканской олимпиаде по информатике в 1994 г., мы нашли в ней девичью фамилию моей мамы, Баласова. Мама родилась и выросла в городе Красноярске, который расположен в месте впадения р.Кача в р.Енисей. Именно здесь исторически проживали качинцы, именовавшие себя «хааш» или «хаас», давшие впоследствии название народу, расселившемуся в XYIII веке в Минусинской котловине и вошедшему в одну из четырех групп хакасов.

Фамилия Баласов относится к Бирюсинской этнографической группе, проживавшей в таежной части Кузнецкого Алатау. Административное название рода – Ближнекаргинский.

Из этого следует, что среди моих предков были как коренные сибиряки, так и приехавшие из европейской части России. До сих пор их потомки живут в Томске, Красноярске, Абакане, Новосибирске, Усть-Куте и других городах Сибири.

III. 1) Большая история состоит из исторических событий, которые образуют цепь, где звенья, цепляясь одно за другое, тянутся из далекого прошлого к нашим дням. Каждое историческое событие исследуется на основе документов и воспоминаний непосредственных участников или очевидцев. К сожалению, мы располагаем очень скудными данными о жизни моих предков в этот период времени, но то, что они были участниками и очевидцами событий – это бесспорно.

Начало XX века Россия встретила революциями 1905 и 1977 гг., русско-японской и первой мировой войнами.

В 1917 г. моему прадеду, Пасынкову Николаю Андреевичу, было 14 лет. Его отец, Андрей Федорович, работал кузнецом в железнодорожном депо города Новосибирска, а мать, Прасковья Тимофеевна, работала по найму: стирала белье, белила квартиры, выполняла другую черную работу. Николай Андреевич в свои 14 лет остался сиротой. В 1910 г. умер отец, а в 1916 г. – мать. Ему пришлось бросить учиться, не закончив трех классов, и работать по «чужим людям». С 1917 г. по 1921 г. он работал продавцом газет и телеграмм в типографии Литвинова в г.Новосибирске, пастухом, кухонным рабочим в столовой, дезинфектором на железнодорожном пропускном пункте и милиционером. В своей автобиографии Николай Андреевич пишет, что после смерти родителей у него совсем не осталось родственников. Однако его дочь, моя бабушка, помнит о существовании дяди Гриши в г.Новосибирске. А поскольку автобиография была написана в 1940 г., то мы предположили, что Николай Андреевич мог умышленно умалчивать сведения о наличии родственников, особенно если они имели не «пролетарское» происхождение, что могло повлиять на его судьбу и судьбу его детей.

Как отнеслись к коренным преобразованиям в стране мои прадеды – остается только предполагать. Возможно, будучи молодыми людьми, они с энтузиазмом восприняли идеи революции, искренне верили в лучшую жизнь, принимали активное участие в ее строительстве. В пользу этих предположений говорит такой факт: в 1920 г. Николай Андреевич становится членом ВЛКСМ, а в 1921 г. он добровольно вступает в ряды РККА и направляется в город Киров, в пехотную школу комсостава РККА. В мае 1922 г. он участвует в подавлении басмачества в составе Бухарской боевой группировки («Туркфронт») в качестве красноармейца. Остановимся на еще одном интересном факте, на который обратили внимание мои родители – это имена моих бабушек, одну из которых зовут Идея, а другую – Мирра. Чем необычны эти имена? Дело в том, что таких имен до революции не существовало, они стали модными только после нее. Слово «идея» стало именем собственным, поскольку в том период «в воздухе витала идея» мировой революции. А вот имя Мирра состоит из двух слов – «мировая революция».

2) Захват власти большевиками ознаменовал собой переход гражданского противостояния в новую, вооруженную фазу – Гражданскую войну, вооруженное столкновение различных политических сил, социальных и этнических групп, отдельных личностей, отстаивающих свои требования под знаменами различных цветом и оттенков.

Гражданская война, пришедшая на смену революции, и террор, установившийся в стране, разделили народ России на две непримиримые враждебные силы, ведущие борьбу на взаимоуничтожение – белые и красные. В этой «мясорубке» загублено множество человеческих жизней.

Одним из центров сопротивления советской власти становится юг России, заселенный казачеством, известным своим свободолюбием и приверженностью к особому укладу хозяйственной и общественной жизни.

Хотя большая часть казачества заняла по отношению к новой власти политику благожелательного нейтралитета, поскольку им импонировал Декрет о мире, большевики проводили политику «расказачивания», сопровождающуюся погромами и насильем, расстрелами сотен неповинных людей.

С другой стороны, порядки, которые устанавливали на местах белые с произволом военщины, зверствами, различными реквизициями, порками местного населения рождали страх и ненависть. Среди населения росло острое недовольство той и другой стороной, наблюдалось массовое дезертирство и уклонение от мобилизации.

Между двух враждующих лагерей оказалась и семья моего прапрадеда, Терского казака Шкута Дмитрия, проживавшего на юге России. В чине есаула он участвовал в первой мировой войне и был награжден Георгиевским крестом.

Он был расстрелян в 1919 г. Ночью его вызвали из дома, а утром он был найден убитым за околицей. Остается до сих пор неизвестным, кто его расстрелял: были ли это «красные» или «белые» - установить сейчас невозможно.

3) Закончилась Гражданская война, страна залечивала страшные военные раны. Несмотря на многочисленные трудности, жизнь перешла в нормальное состояние. В этой жизни искали свое место и мои предки. Николай Андреевич Пасынков вновь вернулся в Новосибирск и работал в железнодорожных мастерских. Он вступает в партию и заканчивает вечерние рабочие курсы – рабфак, так называлась особая форма высшего образования рабочих. Рабфаки вырастили первое поколение интеллигенции, политически и идеологически лояльное к советской власти. Получив высшее образование, Николай Андреевич с 1930 г. и до войны начинает работать управляющим отделений Госбанка в городах: Бийск, Томск, Ачинск, Минусинск.

Другой мой прадед, Кузеванов Лука Савельевич, также был членом компартии и работал в потребкооперации ОРСа «Черногорск Уголь».

Относительно спокойная ситуация в стране резко взорвалась к осени 1927 года. В стране разразился хлебозаготовительный кризис, начались перебои с хлебом. Для ликвидации кризиса были предприняты чрезвычайные меры: в деревню для выколачивания хлеба были отправлены двадцать пять тысяч членов партии, среди них был и мой прадед, Пасынков Николай Андреевич.

Жизнь в деревне начала 30-х годов протекала на фоне раскулачивания и создания колхозов. Положение населения было значительно более сложным, нежели в городе. Тяжело жила в деревне многочисленная семья моей бабушки Шкут (Кузевановой) Мирры Николаевны. В семье было семеро детей. С утра до вечера ее родители работали на ферме. Оплата труда колхозников регулировалась системой трудодней, за которые крестьяне получали оплату зерном и другой производимой продукцией. Труд колхозников деньгами почти не оплачивался. Им было разрешено иметь одну корову, которую, по воспоминаниям бабушки, забрали за то, что на ферме пала лошадь.

Не имея паспортов, крестьяне были привязаны к колхозу, лишены свободы передвижения и выбора занятий. Крестьянство стало самой бесправной категорией населения.

4) В 20-х-30-х гг. в Советском Союзе происходит становление тоталитарного режима. Господство этого режима в течение десятилетий – одна из самых трагических страниц в истории страны.

Под тоталитарным режимом подразумевают политический строй, при котором государственная власть в обществе сосредоточена в руках какой-либо одной группы (обычно политической партии), уничтожающей в стране демократические свободы и возможность появления политической оппозиции. При таком режиме правящая группа полностью подчиняет жизнь общества своим интересам и сохраняет власть благодаря насилию, массовым репрессиям, духовному подчинению населения.

Массовыми организациями, ставшими «приводными ремнями» от партии к массам, было охвачено почти все население страны. Наряду с профессиональными профсоюзами и крупнейшей молодежной организацией – комсомолом были созданы массовые организации для женщин, физкультурников, ученых, литераторов и множества других категорий. Так на фотографии дяди моей мамы, Пасынкова Родмира Николаевича, учившегося до войны в ФЗУ в Усть-Абакане, можно разглядеть на одежде значки, один из которых – знак ГТО, а другой – «Ворошиловский стрелок».

Наряду с идеологическими учреждениями тоталитарный режим имел и другую надежную опору – систему карательных органов для преследования инакомыслящих. Круг арестантов был весьма широк: от лидеров партии и государства до рядовых рабочих и колхозников. В тюрьмах не хватало свободных мест. Начала формироваться сеть концлагерей.

Жизнь людей проходила на фоне многочисленных судебных процессов над «врагами народа». В каждую семью, в любой момент могла постучаться беда. Жуткая атмосфера ночных арестов встала над страной. Власть почувствовала не только политический результат массовых репрессий – страх, удерживающий население от проявления активного недовольства, но и экономический – она получила в свое распоряжение бесплатную рабочую силу. В основном исправительно-трудовые лагеря располагались в отдаленных края с суровым климатом, куда непросто было завлечь вольнонаемных рабочих.

В октябре 1937 г. по гнусной клевете [Из автобиографии Пасынкова Н.А.] был исключен из рядов ВКП(б) и снят с работы Пасынков Николай Андреевич. Он был арестован в г.Минусинске и осужден к 20 годами лишения свободы (с поражением на 5 лет в правах) по статьям 58-7, 58-11. В феврале 1938 г. постановлением судебной коллегии по уголовным делам при Верховном Суде РСФСР дело было пересмотрено и переквалифицировано по 109 статье сроком до двух лет. Отбывал наказание в г.Дудинка. Был освобожден 16 марта 1940 г. После освобождения вернулся в Минусинск для дальнейшего ходатайства о полной реабилитации и восстановлении в рядах ВКП(б). Однако в рядах партии восстановлен не был. С августа 1940 г. по февраль 1942 г. работал в Хакаской областной конторе Госбанка старшим инспектором денежного обращения.

Одной из основных черт тоталитарного режима являлся всеохватывающий партийно-государственный контроль над духовной жизнью общества с целью формирования у людей такого типа сознания, которое заставляет их в важных для общества ситуациях поступать одинаково или так как это желательно правящей группировке. Для осуществления данной задачи потребовалось приспособить для идеологической обработки населения все имеющиеся средства воздействия на сознание людей: школу, литературу, искусство, средства массовой информации.

Воспитанию у людей слепой веры в коммунистический идеал, непримиримости к иной идеологии отвечали даже вопросы анкеты личного дела, на которые обратила внимание моя мама, работа с архивами Хакасского национального банка. Такие пункты как «Основные занятия родителей до Октябрьской революции, после октябрьской революции», «Были ли колебания в проведении линии партии», «Участвовали ли в оппозициях».

Особая роль отводилась кинематографу, ставшему самым массовым видом искусства. Советский кинематограф рождался вместе с революцией, впитывал в себя весь ее пафос. Зритель воспринимал окружающую жизнь не только как жестокую зримую действительность, но и как радостную эйфорию, льющуюся с экранов. Особой популярностью пользовались музыкальные комедии И.Пырьева «Трактористы». Моя бабушка вместе с подругами уехала из города в деревню и работала на тракторе ЧТЗ. Однако, столкнувшись с реальной действительностью, они вновь вернулись в город.

5) Великая Отечественная война стала настоящим испытанием для нашего народа, понимавшего, что с победой Германии будет уничтожена Россия. Война не оставляла людям никакого выбора – надо сражаться с врагом всеми способами и обязательно победить. Трудно отыскать в России семью, которая не потеряла бы во время войны своих близких: отцов, сыновей, братьев, сестер.

В 1942 г. уходит на фронт мой прадед, Кузеванов Лука Савельевич. Он пропал без вести в октябре 1943 г.

Кузеванов Лука Савельевич. Родился в 1898 г., в селе Отрок Идринского р-она, Красноярского края. Был призван 10.03.1942 г. Черногорским ГВК. Рядовой телефонист. Пропал без вести в октябре 1943 г.[Из книги Памяти, г.Абакан, 1995 г.]

Имя Кузеванова Луки Савельевича высечено на обелиске памяти в Усть-Абакане.

В составе Трятинской дивизии, сформированной в городе Абакане, уходит на фронт и другой мой прадед, Шкут Николай Дмитриевич. В одном из боев при минометном обстреле ему оторвало пальцы обеих рук, после госпиталя он возвращается домой.

Война не обошла стороной и семью моей бабушки по материнской линии. Ее отец, Пасынков Николай Андреевич, уходит на фронт в феврале 1942 г. Так получилось, что его дети, дочь Идея (моя бабушка) и сын Родмир, воспитывались без матери, жили с мачехой. Проводив мужа на фронт, мачеха оставляет его детей в Абакане, а сама уезжает в Ачинск. С этим отъездом была потеряна связь детей с отцом. После войны они находят мачеху, и она сообщает им о том, что их отец пропал без вести.

В 1994 г. наша семья переезжает из г.Красноярска в Хакасию. Год 1995 – год 50-тилетия победы в Великой Отечественной войне. В Хакасии выходит в свет Книга памяти. Поскольку моя мама знала о том, что ее дед призывался в Абакане, она отыскала его фамилию в этой Книге. И только через 50 лет его дочь (моя бабушка) узнала о том, что ее отец, Николай Андреевич, лейтенант, командир взвода 938 стрелкового полка 306 стрелковой дивизии, погиб 19 апреля 1943 г.

Во время войны ярко проявилась способность нашего народа раскрывать в экстремальных ситуациях все лучшие свои качества. Война сблизила советских людей, понимавших, что именно сейчас решается судьба Отечества. Эти чувства проявились не только в массовом героизме солдат на фронте, но и в тылу. «Все для фронта, все для победы! – стал главным лозунгом того времени.

На Красноярский паровозовагоноремонтный завод, ПВРЗ (нынешний ЭВРЗ) моя бабушка, Пасынкова Идея Николаевна (год рождения 1926), попала из Абакана в 1942 году по всеобщей мобилизации. Пятнадцатилетних девчонок сначала определили в школу ФЗУ, а затем в литейный цех, где отливали заготовки для снарядов на оборудовании, эвакуированном с Украины. Помимо снарядов гнали литье для паровозов. Круглые сутки лили чугун, бронзу… Смена длилась двенадцать часов, выходной день давали раз в месяц, поэтому часто приходить спать прямо в цехе. Подростки с трудом приносили такие нагрузки, от переутомления бывали и обмороки, и кровь шла носом, но болеть было нельзя. Ребята, работавшие в цехе, рвались на фронт. Сколько ушло – ни один не вернулся.

Во время войны моя бабушка была награждена медалью за трудовой подвиг в годы войны. Она проработала на заводе до пенсии, заслуженно получив звание ветерана труда.

В 1998 г. завод ЭВРЗ отметил 100-летний юбилей. В нашей семье хранится газете «Красноярский железнодорожник», изданная к юбилею завода, в которой есть бабушкина фотография и ее воспоминания о военных годах, а также книга «Век истории», выпущенная также к юбилею завода. Среди множества фотографий в книге можно найти и фотографию Пасынковой Идеи Николаевны, которая состоит в совете ветеранов войны и труда завода. И когда со страниц книги говорят добрые слова о ветеранах, о тех, кто ковал победу на рабочих местах, за любовь к родному заводу, я понимаю, что эти слова относятся и к моей бабушке.

Так Великая Отечественная война навсегда связала жизнь моей бабушки с заводом.

6) Победа над фашизмом досталась СССР дорогой ценой. Война обернулась для страны огромными людскими и материальными потерями. Она унесла почти 27 млн. человеческих жизней. Почти каждая советская семья лишилась кого-то из близких. Разрушено было так много, что восстановление могло занять многие годы. Борьба всего советского народа за возрождение экономики стала героической страницей послевоенной истории.

Сокращение рабочей силы, наличие более 2,6 млн. инвалидов войны потребовало притока в промышленность новых рабочих рук. На вновь созданные и восстановленные предприятия пришла молодежь, поколение 30-х годов, сверстники моих бабушек и дедушек. Они смирились с теми трудностями, которыми была отмечена их жизнь, их быт.

Осваивали новую мирную профессию строителя оба брата моей бабушки Идеи Николаевны – Родмир и Владимир, работавшие сначала каменщиками, а затем прорабами на стройках в разных регионах России.

Почти 30 лет проработал проходчиком на шахте «Енисейская» в городе Черногорске мой дед Кузеванов Владимир Лукич. На этой же шахте трудилась его сестра Нина Лукинична. На шахту «Енисейская» после окончания бухгалтерских курсов пришла и моя бабушка Кузеванова (Шкут) Мирра Николаевна.

Со смертью Сталина закончилась целая эпоха в жизни страны. Скоропостижная кончина вождя изменила всю обстановку в СССР. Страна вступала в новый период своего развития.

Началась реабилитация по политическим процессам 30-х и начала 50-х годов. После XX съезда партии процесс реабилитации принял массовый характер.

Был ли реабилитирован мой прадед Пасынков Николай Андреевич – нам пока не известно. После запроса в Минусинский городской архив мы получили ответ, из которого узнали, что все материалы по репрессиям 1937-1938 гг. находятся в городе Красноярске.

Поворот в политике требовал подкрепления соответствующими экономическими репрессиями. Достижением послесталинского руководства в 50-е годы было масштабное повышение уровня жизни населения. В СССР было развернуто массовое жилищное строительство. Городской жилищный фонд в 1955-1964 гг. увеличился на 80%. Семья моей мамы наконец-то покинула коммунальную квартиру в деревянном бараке и переехала в отдельную однокомнатную квартиру – «хрущевку», как их называли в то время.

Были отменены принудительные госзаймы, практиковавшиеся при Сталине. Моя мама, будучи ребенком, часто играла билетами госзайма, хранившимися дома в большом количестве.

Позитивные сдвиги произошли в образовании. В 1959 г. 39% рабочих и 21% колхозников имели среднее образование, тогда как в 1939 г. такое образование имело лишь 4,3% занятых физическим трудом. Моя бабушка Мирра Николаевна и пять ее сестер после окончания семилетки смогли получить и профессиональное образование.

Однако в сельском хозяйстве положение осложнилось. После кратковременного периода процветания в 1954-1958 гг. в стране стала ощущаться нехватка продовольствия. Крайне негативно сказалось на с/х отступление от политики бережного отношения к деревне. Вновь стали нарушаться принципы материальной заинтересованности колхозников в результатах труда. Курс на ограничение и даже на ликвидацию личного подворья крестьян нанес невосполнимый урон деревне. Усилился отток, во многом просто бегство сельских жителей и, прежде всего, молодежи в города, где был гораздо более высокий уровень жизни.

Из деревни в город уехала моя бабушка Мирра Николаевна. Вслед за ней покинули родные места и ее сестры. Ни одна из них так и не вернулась в деревню. Они стали городскими жительницами, удельный вес которых по переписи населения 1959 г. достиг 48%.

Однако к 1963 г. стало расти разочарование результатами реформы Хрущева. Смещение Хрущева не вызвало в стране недовольства. Со сменой руководства население связывало надежды на преодоление ошибок, все ждали спокойствия, стабильности. Мало кто осознавал, что с отставкой Хрущева закончилась и эпоха «оттепели».

IY. Работа над рефератом помогла мне глубже понять некоторые проблемы прошлого и настоящего развития России, по-новому взглянуть на события, происходившие в стране в XX веке названном эпохой невосполнимых потерь. Можно сказать, что приоткрыто лишь несколько страниц «большой книги жизни» моих предков. Остались неисследованными годы реформ, пришедшие на смену «оттепели» и «брежневского застоя», годы детства, юности, зрелости моих родителей.

Мне хочется, чтобы начатая работа послужила отправной точкой для последующих исследований, возможно удастся приоткрыть еще одну неизвестную страницу из жизни моих предков. Я понимаю, что это отнимет много сил и времени, потребует терпения, поскольку нужно будет обработать много различной информации, расспросить родственников, сделать запросы в архивы…

Именно такая работа помогает понять, что историю страны делают люди, это я, мои родители, мои прадеды.

Список литературы:

  1. Данилов А.А., Косулина Л.Г. История России, М., «Просвещение», 2001 год.
  2. Горинов М.М., Горский А.А., Данилов А.А. История России. М., «Владос», 1998 год.
  3. «История». Приложение к газете «1 сентября», № 37, октябрь 1999 года.
  4. «История», № 43, ноябрь 1998 года.
  5. Бутанаев В.Я. «Происхождение хакасских родов и фамилий», Абакан, 1994 год.
  6. «Век истории», Красноярский ЭВРЗ. Красноярск, 1998 год.
  7. Книга памяти, г.Абакан, 1995 год

Время страданий народных в памяти сердца живет...

В ветеранской организации ЭВРЗ около 750 человек. Многие из них получают от предприятия ежемесячную добавку к пенсии. К 100-летию завода каждый пенсионер был премирован еще пятьюдесятью рублями. Старикам, понятно, и такая сумма в радость. Но приходят они сюда не из-за денег. Просто не могут жить без завода, как и завод без них...

Памяти этой женщины можно без конца удивляться. Идея Николаевна Баласова смотрит на фотографию, сохраненную ею со времен войны, а ныне занявшую место в экспозиции заводского музея, и без труда называет имена и фамилии запечатленных на ней девушек:

— Маша Дутова, Света Бирюкова, Маша Иладина, Надя Тимашкова, Маша Герасименко, Лиза Мисеева, Галя Блинова, тетя Поля Самойлова, бригадир Клавдия Чуркина...

А это среди них она сама, в то время носившая девичью фамилию Пасынкова.

Глядя на другие фотографии стенда «Все для фронта, все для победы», Идея Николаевна называет имена начальника линейного цеха И.Васильченко, мастеров В.Родионова, М.Бучельникова и других.

На красноярской завод Ида Пасынкова попала из Абакана в 1942 году по всеобщей трудовой мобилизации. 15-летних девчонок определили в школу ФЗО, разместили жить по квартирам.

— Нам троим — Нине Скобелевой, Наде Кононовой и мне — досталась одна кровать за русской печкой, — вспоминает Идея Николаевна. — Спали на ней по очереди. А, бывало, спать приходилось и прямо в цехе. Печь дома зимой топили раз в сутки. Прогреваться как следует дом не успевал: вода, пролитая на пол, замерзала. Вместе с хозяйкой тетей Марусей жили ее сын и дочь. Тетя Маруся держала нас в строгости. Поздно вечером домой можно было не возвращаться: дверь могли не открыть...

Картошку садили на участке, где теперь радиозавод. Раз посадили куль, а собрали ведро — неурожайный выпал год...

В войну дружно жили, всем делились друг с другом...

В бригаде нас было 17 человек, а до пенсии на заводе доработали только мы с Прасковьей Андреевной Поповой…

Бригада, в которой я работала, отливала заготовки для снарядов. У нас был участок особого военного заказа. Работали на оборудовании, эвакуированном из Полтавы и Изюма, с Украины. Помимо снарядов, гнали литье для паровозов. Круглые сутки лили чугун, бронзу…

Ребят забирали на фронт. Сколько ушло – ни один не вернулся. Ребята рвались воевать. Помню, один «дезертировал» с завода — на фронт. И погиб...

Хочу, чтобы сейчас, в юбилейный год, на заводе вспомнили нашу военную и послевоенную литейку. Ведь все производство начиналось с литейки, она была первой...

Идея Николаевна со своей ровесницей Натальей Ильиничной Христовой подружками не были. Знали друг друга только в лицо. Но как удивительно схожими оказались их судьбы.

15-летняяя Наташа по окончании Иркутского железнодорожного училища начала работать на заводе в другом цехе, на большом токарном станке.

— Вытачивала какие-то маленькие детальки, — вспоминает она сегодня. — И только после войны узнала, что это бойки к минометам...

Я маленькая была и ростом, и возрастом, меня в цехе все жалели и оберегали. Помогали кто чем мог. Смена длилась 12 часов, с 8 до 8. Приходили на работу пораньше, чтобы успеть на завтрак в столовой по талонам. Ровно в восемь станок должен был уже крутиться. Выходной день давали раз в месяц. Я с трудом выдерживала такую нагрузку. Токари, соседи по станку, освобождали для меня верстак от инструментов. Я туда залазила, пока мастер не видел и мгновенно засыпала. Посплю минут 10-15 — кажется, что весь день проспала...

Работали рядом со мной Берзон (имени не помню, кажется, это отец известного хирурга), Сергей Гулимов, Николай Сахаров, Николай Носенко. Они были вдвое-втрое старше меня. Как я им благодарна за поддержку!

Сменщица моя, Валентина Хмельницкая, была ас-токарем. Она-то меня и учила премудростям профессии. Благодаря этим людям я справлялась с работой…

Хорошо помню своих мастеров В.Симонова и А.Дорофеева, слесарей В.Лариошкина и Н.Бурдина, которые носили мне заготовки для деталей, показывали, что и как надо сделать...

Рядом со мной работал молодой паренек Петя Исупов в паре с Носенко. Он тоже, слава Богу, как и я, дожил до этих дней....

Расслабляться в годы войны было нельзя, как и болеть. Однажды я получила зарплату, больше тысячи рублей, и пришла в общежитие, где жила. И вдруг у меня от переутомления кровь хлынула ртом и носом. Комендант общежития вызвала милицию и врача. Криминала никакого не было, поэтому милиция ушла, а врач дал мне лекарства и никаких больничных листов. Я легла спать, а утром снова поднялась на работу. А что, все так работали, вся молодежь....

В 45-м сильно заболела. И меня со станка «сняли» и поставили расценщицей нарядов. А вскоре направили в Улан-Удэ на учебу, там я закончила курсы нормировщиков и вернулась на завод...

Как-то привезли в заводскую столовую конину, (то было уже после войны). Приготовили вкусно. Я тоже поела. И когда была дома, прибежал испуганный муж. Оказывается, на заводе началось массовое отравление. Муж заставил меня пить воду и повел на огород, чтобы очистить желудок. А некоторые от отравления умерли...

Да, тяжелые времена пережили эти женщины, мои собеседницы. Рядом с фото молоденькой Иды Пасынковой на стенде еще одно – несовершеннолетней узницы фашистских концлагерей Н.Д.Болдыревой, также всю жизнь проработавшей на заводе, ныне пенсионерки. Сколько еще таких 16-летних девчонок несли на себе бремя военного и послевоенного времени! Дожив до наших дней, они продолжают приносить людям пользу, работая в женсоветах, советах ветеранов, собирая исторические материалы для заводского музея. Низкий поклон вам, старшее поколение. Пусть потомки знают о вашей молодости и свято хранят память о прошлом своего предприятия.

В.Брежнев
«Красноярский железнодорожник», № 24 (7454), 19.06.1998 г. 


Приложения 

Мои бабушки:


01 – Баласова (Пасынкова) Идея Николаевна


02 – Кузеванова (Шкут) Мирра Николаевна


04 – Шкут Дмитрий. Терский казак


05 – «Есть такая профессия – защищать Родину» - сказал киногерой фильма «Офицеры». Правнук Терского казака, мой папа Кузеванов Виктор Владимирович, 1986 г.


06 – Мемориал памяти в п.Усть-Абакане


07 – Имя Кузеванова Луки Савельевича высечено на обелиске памяти в Усть-Абакане


08 – Мой прадед Пасынков Николай Андреевич (в центре),
г.Минусинск, отделение Госбанка, 1936 г.


09 – Мой прадед Шкут Николай Дмитриевич 


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»/Работы, присланные на 5 конкурс (2003/2004 г.)

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.