Человек и власть

Человек и власть


Муниципальное общеобразовательное учреждение
«Нижнесуэтукская средняя общеобразовательная школа»
администрации Ермаковского района

Выполнили: Осинцева Анастасия Владимировна, Фадеева Анастасия Владимировна, Ученицы 11 класса,
Красноярский край, Ермаковский район, с. Нижний Суэтук

Руководитель: Колотова Татьяна Ивановна, учитель истории

с. Нижний Суэтук, 2005 г.

Тема: История политических репрессий и  сопротивления несвободе СССР.

Цель: 1. Привлечь внимание учащихся к изучению данной проблемы с целью сохранения памяти о жертвах репрессий и разоблачениями мифологических представлений об СССР как государстве социальной справедливости.

2.Проследить историю репрессий в СССР на основе краеведческого материала.

3. Воспитать у учащихся чувство справедливости, решению вопросов, касающихся соблюдения принципов правового государства.

Оборудование: Видеосюжет о Л.Берии, фотографии,  справки из районного архива.

Ход занятия.

I. Сообщение учителем темы и цели занятия.

1) Зачитывание эпиграфа к теме урока:
Народ, желающий быть великим,
Должен знать свою историю

История политических репрессий нашла отражение в стихах поэтов 20 века. Строки поэмы: «Даль памяти». Е.Исаева привлекают широтой и глубиной авторского взгляда на действительность. В главе «Три часа» поэт как бы призывает нас – помните, цените, не забудьте!

И все, что примечталось,
Не сразу, брат, сбывается сполна
Она ведь нам не с полочки досталась,
Родная наша
Кровная страна,
А с – под огня,
С-под шомпола,
С-под пики,
С-под страшного разора-грабежа.

Сейчас во всех больших и малых жанрах поэзии резко возрос масштаб осмысления жизненного материала, расширилась социальная проблематика, усилилось стремление связывать факты нынешних дней с основополагающими проблемами бытия.

Взаимоотношения личности и общества, человека и государства, свобода личности в СССР как государства социальной справедливости в настоящее время приобретает новые осмысления. Это подтверждается трудами историков, раскрывающих сущность политических репрессий в СССР.

II. Защита доклада ученицы 11 класса «Что это было? » по книге Л.А.Гордона и Э.В.Клопова. Знакомство учащихся с размышлениями о предпосылках и итогах того, что случилось СССР в 30-40годы.

1.Видеосюжет о голоде из видеофильма о Сталине.

2. Зачитывание сведений по раскулачиванию в Ермаковском районе, напечатанных в газете «Нива», заведующей архивным отделом администрации района Н.А Чеховской в ноябре 2001 года.

«В начале мая 1928 года в Ермаковское приходит письмо с протоколом закрытого заседания бюро Минусинского окружного комитета ВКП (б), в котором говорится: «Разрешить райтройкам, совместно с уполномоченными решать вопросы о передаче дела в суд на явных кулаков, имеющих излишки хлеба и не вызывающих никаких сомнений, а в остальных случаях все дела предварительно согласовывать с окружной тройкой».

Именно с этого перехода началось раскулачивание в Ермаковском районе. С 1929-1931 годы было выселено из района около 327 семей кулаков.

В резолюции пленума райкома и в письме Минусинского окружного комитета от 7 апреля 1930 года отмечалось, что в районе были допущены грубые ошибки в деле ликвидации кулачества как класса. Раскулачивание продолжалось несколько лет. За 1929 год под раскулачивание попадают по Ермаковскому 46 семей.

В архивном отделе администрации Ермаковского района сохранились документальные материалы по раскулачиванию, по лишению избирательных прав за период 1928-1936 годов в количестве 1500 дел. В 2000 году по подтверждению факта раскулачивания было отвечено на 25 запросов, а в 2001 году уже на 28.

В селе Нижний Суэтук были раскулачены семьи Кузнецовых, Бутиных, Глубоковых, Кольцовых-основателей села, за казацкое сословие и нежелание поддерживать политику существовавшей власти в количестве 50 человек.

III. Рассказ ученицы о раскулачивании семьи Глубокова В.Я. и Кузнецовой А.П., родственниках прадедушке и прабабушке Колотовой Т.И.

Глубоков В.Я. родился в селе Нижний Суэтук в 1880 году. Отец его Яков Петрович был одним из основателей села. Сами распахивали пашни, строили себе дома, выполняли казачью службу. С приходом Советской власти все изменилось. Старший сын Михаил принимал участие в Гражданской войне, служил в Красной армии. В 1921 году женился, поэтому и не попал в ссылку, но погиб под Ленинградом в 1942 году. Василий Яковлевич с женой Федорой Гордеевной (татаркой по национальности) и с сыновьями Гаврилой и Иваном был раскулачен за то, что имел в хозяйстве жнейку. Дочь Надежда была замужем и осталась в селе Нижний Суэтук, а Василий Яковлевич вместе с женой и двумя сыновьями отбывал ссылку в Иркутской области. В 1934 году муж и жена, не перенеся горя, умерли, а дети после похорон родителей сбежали со ссылки. В январе месяце 1934 года пришли в Нижний Суэтук, сбежав с лесозаготовок, на которых ссыльные работали . Год работали на строительстве дороги в селе Ермаковском, а в 1935 году Ивана и Гаврилу опять забрали, как детей кулака в ссылку. Работали они на судостроительной верфи до 1938 года, а потом Ивана перевезли вместе с ссыльными в Красноярск на лесозавод. С 1940 года работал в Емельяновском районе, а Гаврила остался в Иркутске.

В 1942 году Гаврилу взяли на фронт. В 1945 году после ранения был демобилизован. Никогда не забывал тех лет, которые пробыл в ссылке лишь за то, что не согласился отец вступить в колхоз, не отдали нажитое , потому что знал цену крестьянскому труду. Гаврила всю жизнь прожил в Кызыле, работал водителем. Вырастил две дочери и сына. Нелля получила профессию учителя, Надя – врача, Гена-летчика. Но никто из них не вернулся в село Нижний Суэтук. Горьки были воспоминания отца, оставленные в рукописной автобиографии.

Кузнецова Анна Петровна родилась в 1879 году в казачьей семье, до замужества Кольцова. Муж Кузнецов Николай Федорович приехал из деревни Листвянка Ермаковского района. Жили своим хозяйством. Вместе с братом Яковом построили на 2 семьи дом. Была пасека. В селе Нижний Суэтук жили пять братьев Кузнецовых и все были раскулачены (Постановлением СНК и ЦИК СССР от 1.02. 1930 года).

В 1931 году Анна вместе с детьми Николаем в возрасте 12 лет, Дарьей -11 лет, Иваном – 7 лет, Марией – 10 лет, Евдокией -3 лет была выселена из села Нижний Суэтук и отправлена на специальное поселение в Томскую область. Муж в это время уже умер. Анна Петровна была признана кулачкой за то, что имела в хозяйстве молотильную машину, давала людям, а за это они давали ей пшеницу, излишки которой продавала. В сезонную работу помогали люди за плату. Отбывала Анна ссылку с детьми в таежной деревне. А через год ей удалось с детьми бежать. Вернулась в село Нижний Суэтук, а жить негде. Дали ей маленькую избушку. Все дети вынуждены были голодать, так как ничего из хозяйства не осталось. Из всех детей Анны Петровны в селе в настоящее время живет Иван. До сих пор со слезами на глазах вспоминает он свои детские годы, когда вынужден был ходить по селу и просить милостыню, пока не подрос. Окончил на отлично всего 4 класса. С 12 лет пошел работать, боронил и пахал на поле вместе со взрослыми.

В 1943 году был взят на фронт. Был артиллеристом, участвовал во взятии Берлина, освобождении от фашистов Австрии, Польши, Чехословакии, Венгрии. Он награжден двумя медалями «За отвагу», орденом Отечественной войны II степени и орденом Г.К Жукова. Вот так получилось, что Иван Николаевич защищал свою Родину от захватчиков, зная, что детство у него отняло это же правительство, но не стал предателем.

«Такое было беззаконие и несправедливость»,- говорит ветеран Великой Отечественной войны. Иван Николаевич в годы войны вступил в партию и был в её рядах до 1991 года, он свято верил в её политику. Сейчас, оценивая все по-другому, говорит, что их раскулачили неправильно. И подтверждением этого является справка о реабилитации, которая была выдана на его запрос в ГУВД администрации Томской области. Материалы дела по обвинению его, как члена семьи кулака, высланного из села Нижний Суэтук в 1931 году, были пересмотрены. Кузнецов Иван Николаевич был реабилитирован на основании закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессии» от 18 октября 1991 года ст.3 пункт «В». Справка была выдана начальником ИЦ при УВД администрации Томской области полковником милиции Э.А Вальтером 5 декабря 1995 года.

В резолюции пленума райкома и в письме Минусинского окружного комитета от 7 апреля 1930 года отмечалось, что в районе «были допущены грубые ошибки в деле ликвидации кулачества как класса». «Если в отдельных селах раскулачивание было проведено правильно – списки предварительно обсуждались на батрацких собраниях, - говорилось в документах, - то в других селах имели место грубые перегибы, допущенные районными работниками. Это подтверждалось не конфискацией имущества, а отбиранием предметов домашнего обихода. За 1929 год по району под раскулачивание попали 500 семей. Многих раскулаченных высылали за пределы Ермаковского района. Были ошибочные случаи, когда человека обвиняли кулаком и забирали у него все. Раскулачивание в районе продолжалось несколько лет. Так, только за 1931 год было выселено из района 327 семей кулаков.

В 30-е годы было создано Главное управления лагерями (ГУЛАГ). Большинство важных объектов первых пятилеток было построено руками заключенных, без какой-либо техники. Беломорканал был построен тоже заключенными. Строительство его обошлось в 4 раза дешевле, чем рассчитывали экономисты. Среди тех, кто строил Беломорканал был житель нашего села Полуянов Поликарп, который по наговору был арестован за критику Советской власти и был в заключении 10 лет. Он видел Сталина, который выступал перед ними и сказал в своей речи: «Мне неважно, сколько здесь погибнет людей, а важно, чтобы был построен Беломорканал». Об этом случае нам поведала дочь Полуянова Поликарпа Анастасия, которая была свидетельницей ареста отца. Ей тогда было 5 лет, но до сих пор она со слезами на глазах помнит эти минуты прощания с близким человеком, потому что детство было безрадостное. Матери одной пришлось ее растить. Подневольный труд заключенных использовался на лесозаготовках, на добыче полезных ископаемых, на стройках. Возникли в 30- е годы так называемые шарашки, где инженеры, ученые работали по своей специальности, находясь в заключении.

Дело Сталина вновь может победить, если мы ему не помешаем.

Коммунисты по-прежнему пекутся о благе крестьянства. Стоит напомнить, как они это делали, начиная с момента своего прихода к власти.

Из декрета ВЦИК от 9 мая 1918 г.
«ОБЪЯВИТЬ ВСЕХ, ИМЕЮЩИХ ИЗЛИШЕК ХЛЕБА… ВРАГАМИ НАРОДА…»

Пункт 3 этого декрета:

«Объявить всех, имеющих излишки хлеба и не вывозящих его на ссыльные пункты, а также тех, кто расточительно относился к хлебу, используя в личных целях. Их было приказано отдавать под суд с тем, чтобы виновные приговаривались к тюремному заключению на срок не менее 10 лет, изгонялись навсегда из общины, все их имущества подвергалось конфискации, а самогонщики, сверх того, присуждались к принудительным общественным работам».

Пункт 4: «В случае обнаружения у кого-либо избытка хлеба, не заявленного к сдаче согласно пункту 1 , хлеб отбирается у него бесплатно, а причитающаяся по твердым ценам стоимость не заявленных излишков выплачивается в половинном размере тому лицу, которое укажет на сокрытие излишков… и в половинном размере – сельскому обществу »

Напомним, что наличие излишков хлеба определялись комбедами, о которых супруга вождя мирового пролетариата Крупская писала, что «Комитеты бедноты творят беззаконие. По составу – это не беднейшие крестьяне, а местные люди, забросившие хозяйство. Тут и московские охранники, укрывшиеся в деревне, бывшие швейцары, дворники…» Именно для них предназначался пункт 4 о доносительстве.

Далее, в том же постановлении сообщалось:
«… предоставить Народному комиссариату продовольствия следующие полномочия:

… 4. Применять вооруженную силу в случае оказания противодействия отбиранию хлеба или иных продовольственных продуктов…»

«… Люди, покушающиеся на общественную собственность, должны быть рассматриваемы как враги народа…»

( из постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г.)

«применять в качестве судебной репрессии за хищение колхозного и кооперативного имущества высшую меру социальной защиты – расстрел с конфискацией всего имущества…»

Сравнивая этот пункт с пунктом 4 о применении коммунистической властью вооруженной силы при отъеме хлеба и иных продовольственных продуктов, можно смело утверждать, что взаимоотношения между «государством рабочих и крестьян» и самими рабочими и крестьянами строились на совершенно равноправной основе. Сначала, если не отдаешь еду, которую сам произвел, тебя расстреляют, затем, если попытаешься эту еду сам у себя украсть, тебя еще раз расстреляют.

В 1934-1938 год произошел всплеск репрессий по политическим мотивам. Второго июля Политбюро ЦК ВКП (б) приняло постановление о создании троек с широкими полномочиями, что упрощало рассмотрение дел арестованных, ускоряло вынесение приговоров. Первое заседание тройки УНКВД Красноярского края состоялось 23 августа 1937 года в составе Леонюка, Филиппова, Рабиновича и секретаря Потапова. К рассмотрению было принято 92 дела на 188 обвиняемых, из которых по статье 58 УК РСФСР обвинялось 160 человек. Из них к расстрелу приговорили 135 человек и на следующий день расстреляли. По имеющейся в настоящее время информации краю на рассмотрение «троек» выделялись сверху лимиты жертв согласно категориям - первая категория (расстрел), вторая – заключение в лагерь.

Дата Кто санкционирова Расстрел Лагерь Всего
31.07. 1937г Политбюро 750 2500 3250
11.08. 1937г  Телеграмма Сталина, Молотова 6600   6600
31.01. 1938г Политбюро 1500 500 2000
16.03. 1938г Политбюро 1500   1500
28.04. 1938г Политбюро 3000   3000

Таким образом, из 16350 человек репрессированных 11850 расстреляно.

В нашем селе по доносам жителей и действием НКВД агента Гунько Андрея было посажено в тюрьму по сведениям старожилов села 14 человек.

Собраны сведения о следующих жителях села, обвиненных за критику политики Сталина и руководителей колхоза, которая была далека до социальной справедливости.

Панкратов Павел Парфенович (1903-1958), выступил на собрании против руководства колхоза и вместе с Усовым Устином отбывал ссылку в Магадане, вернулся через 10 лет больной, работал бригадиром плотницкой бригады. Устин умер в заключении. Жена Татьяна растила одна 4 детей. После войны с детьми уехала из Суэтука.

Козлов Николай Васильевич 1894 родился в селе Нижний Суэтук. Принимал участие в Гражданской войне, служил в белогвардейской армии. После разгрома войск армии Колчака, он, как и другие солдаты, был отпущен домой. Жил единолично. В 1937 году был объявлен «врагом народа» за несогласие с политикой правительства против ущемления прав и свобод человека. Он не согласился отдать муку, купленную в Минусинске, агенту НКВД в селе Нижний Суэтук и за это был арестован. О его судьбе родные долго ничего не знали. Его дети Клава, Надя и Василий выросли без отца и не имели права пожаловаться кому-то о том, что они остались сиротами и отец был незаконно осужден. В 1980 году родные по запросу о его местонахождении и пребывании в заключении получили справку, в которой говорилось, что их отец реабилитирован, а где он похоронен неизвестно.

Ворошилов Максим Харитонович родился в 1888 году в селе Нижний Суэтук. В годы Гражданской войны был в Манчжурии. Потом вернулся домой. Работал в колхозе. В 1937 году был осужден за высказывание против несогласия с местным начальством, поспорил на работе, а вечером арестовали и увезли. Больше о нем никто ничего не слышал. Сын Николай Максимович всю свою жизнь разыскивал отца. За то, что он был сыном « врага народа» его долго не принимали в коммунистическую партию. И лишь в 1962 году получил справку о реабилитации по причине смерти отца. В справке говорилось, что Ворошилов М.Х. умер 26.12.1943 года, в возрасте 55 лет от порока сердца. О месте нахождения отца в период заключения в тюрьму ничего неизвестно, как и том, где он похоронен. Возможно, он был расстрелян сразу после ареста, как политически неблагонадежный человек, потому что в годы Гражданской войны воевал на стороне белых.

Кобяков Михаил Варфоломеевич арестован в 1937 году. В селе Нижний Суэтук живет его дочь Чмых Полина Михайловна 1928 года рождения. Об отце ничего не знает, когда отца забрали, мать умерла и её воспитывала бабушка. Она была младшая. Сестры Таисия (1918г.р), Антонида ( 1920г.р), Шура (1924г.р), Анна (1926г.р) уехали давно из села. С ними связь не поддерживает. Справку о реабилитации отца не получала.

Белошейкин Иван Евграфович 1888 года рождения. Приехал в Нижний Суэтук перед Октябрьской революцией. Жил бедно. Работал пастухом. Жену звали Арина. В семье было 3 детей Иван (1924г.р), Георгий (1926г.р), Михаил (1930г.р). Однажды гнал скот, а одна корова все норовила уйти в сторону, и тогда он сказал: «Какая тебя власть породила?!» А вечером приехали и арестовали Ивана Евграфовича, и с того времени никто о нем ничего не знает. Дети умерли, а у внуков нет никаких сведений о нем.

Попцев Иван Петрович 1887 года рождения. Родился и вырос в селе Нижний Суэтук. С детских лет пришлось работать в колхозе. Не боялся говорить правду, покритиковал на собрании руководство колхоза, что оно лучше людей живет, да спел частушку о трудной жизни колхозников. Объявили нарушителем порядка. Арестовали и увезли. В семье осталось четверо детей Таисия, Валя, Иван, а Зоинька умерла в то время, когда отца уже не было дома. Жена Ивана Петровича Наталья не смогла ехать в село Ермаковское на суд, поэтому пришлось идти детям. Вспоминает сейчас Валентина Ивановна, как они пешком шли 8 километров до суда. Рассказывает сквозь слезы, что судья добрый был и разрешил им посидеть во время заседания с отцом на скамье подсудимых. Больше уже никогда они своего отца не видели. Осудили Ивана Петровича на 2 года. Отбывал срок в городе Черемхове Иркутской области. Через год получили письмо, которое написал человек, сидевший с отцом в тюрьме. Он сообщал, что их отец заболел дизентерией и умер. Иван Иванович походит на своего отца. Он до сих пор не может смириться с тем, что отца посадили за то, что сказал правду. Он не мог жить в Нижнем Суэтуке, потому что тяжело было переносить горе. Всю жизнь прожил в Кызыле. Он приехал в Нижний Суэтук, когда вышел на пенсию. «Трудно вспоминать о своем сиротском детстве», - говорит Иван Иванович, - потому что не проходит обида на людей, которые донесли на отца. И он без вины виноватый был арестован и осужден. Страшное было время. Не дай Бог, чтобы оно повторилось». Рассказывал Иван Иванович об отце со слезами на глазах. Отца он совсем не помнит, ведь когда его забрали, ему было 3 года. Власть на местах сводила счеты с неугодными людьми, а все остальные боялись. Страшное было время. Не дай бог, чтобы оно повторилось.

Решетников Петр Васильевич (1889-1979) родился в Нижнем Суэтуке. Работал в стройцехе. Был женат, имел 3 детей. Старший Федор, потом Пелагея и Антонида. Был арестован вместе с Панкратовым, Усовым Устином за критику колхозной жизни. Отправили его на Колыму. Не раз был бит, на всю жизнь осталась спина в шрамах. Выполнял самую трудную работу, потому что там давали больше еды. Часто ели корм, предназначенный животным. Людей умирало много, но их не хоронили, а возили на санях и сбрасывали в ямы. Каждый день думал, что не хватит сил вынести трудности, и не мог понять, за что его посадили. Ведь он сказал на собрании только правду о председателе колхоза. Жил как в аду, не мечтая вернуться домой. Спасло, наверное, крепкое здоровье, да большая сила воли. После возвращения домой, Петр Васильевич остался добрым, приветливым человеком. Прожил 91 год. Никогда не требовал возмещения ущерба, нанесенного ему в ходе репрессий. Когда ему предложили подать документы по поводу реабилитации, то он отказался. «Прожил жизнь, а теперь ни к чему. Прошлое не вернуть», - сказал Петр Васильевич.

Кузнецов Фёдор Сергеевич (Алексеевич? - ред сайта) с1936 по 1938 год был председателем колхоза в селе Нижний Суэтук. Потомственный крестьянин. Образование у него было начальное. В колхозе во время его правления были построены: конный двор, амбары для зерна, мельница. Жильё для колхозников почти не строилось. Приезжие селились в кулацкие дома. На территории было 2 колхоза: один из них имени Сталина, а другой имени Кагановича. Были приобретены жатки для уборки зерна, молотилки, плуги и другой инвентарь. От МТС на полях работали трактора. Колхозники сеяли пшеницу, рожь, ячмень, лён, коноплю, просо. Выращивали табак, арбузы, дыни, заложен колхозный сад. После того, когда сгорел колхозный амбар, его обвинили в поджоге, вместе с некоторыми колхозниками, и безответственном отношении к своей работе. Его арестовали и увезли в Минусинскую тюрьму. Через полгода он был освобождён за недоказанность состава преступления. Вот так могли бы человека осудить по наговору. И таких случаев в годы репрессии было не мало.

Правопреемница ВКП (б) и КПСС – нынешняя КПРФ не покаялась за злодеяния предшественниц. Да и в чем каяться? Ну, поморили десяток, другой миллионов людишек во имя светлого будущего. Зато страну подняли. Как подняли?

А вот как:

Из протокола № 51 Политбюро ЦК ВКП (б) от 31 июля 1937 г.: «442 – Вопрос НКВД

Строго секретно:

1. Утвердить представленный НКВД проект оперативного приказа о репрессировании бывших кулаков, уголовников и антисоветских элементов…

7. Всех кулаков, уголовников и другие антисоветских элементы, осужденные по второй категории к заключению в лагеря использовать:

а) на ведущихся сейчас строительствах ГУЛАГа и НКВД СССР

б) на строительстве новых лагерей в глубинных пунктах Казахстана
в) для постройки новых лагерей, специально организуемых для лесозаготовительных работ силами осужденных…

Секретарь ЦК ВКП (б) Сталин И.В.»

В ряду бедствий, порожденных в нашей стране господством политического самовластия, первое место занимает утверждение произвола и насилия в качестве обычного способа управления, решение не только чрезвычайных, но и текущих задач политического и социально – экономического развития.

Насилие, беззаконие, репрессии становились постоянными чертами политического

производства. В социалистическое строительство мирного, невоенного времени искусственно вносилась атмосфера необъявленной гражданской войны. В этой атмосфере военного подавления и террор заменил множеством более плодотворных форм борьбы, направленные против классового противника.

Народная жизнь как бы раздвоилась. Одну, светлую, ее сторону составляли мирный быт и мирный труд, обычные человеческие радости и горести. Другую, темную и страшную, пополняли беззаконья, ненависть и насилие.

В общеисторической перспективе человеческие потери 30 – 40 и 50 годов, становятся историческим уроком, помогающим бороться против любых попыток, возродить политический деспотизм, существовавший в сталинские времена. Общие демографические потери в период репрессий составили по архивным данным в нашей стране 10 - 15 млн. человек.

Главными причинами гибели людей были тяжкие последствия раскулачивания в деревне в 30-е годы и последствия массового голода, репрессии в городе. С конца 29 года до середины 30 – х годов было раскулачено свыше 320 тыс. семей, конфисковано имущество стоимостью свыше 400 млн. рублей. Многие из раскулаченных людей попадали в исправительно-трудовые лагеря. По архивным данным к осени 1931 года было выслано свыше 265 тысяч семей.

Так что в настоящее время о катастрофических масштабах голода мы можем судить по свидетельствам очевидцев. М. Симашко пишет: «Они не слышно садились семьями вокруг теплых асфальтовых костров, позади их законных хозяев – беспризорников и молча смотрели на огонь. Выражение глаз у них было одинаковое - у стариков, женщин, детей. Никто не плакал, потому что у них совсем не было сил. Сидели неподвижно, обреченно, пока не валились здесь же на мостовую. Их места занимали другие».

Массовой голодной смерти деревня не знала даже в войну, хотя производилось в это время несравнимо меньше зерна, чем в начале 30 - х годов.

Тяжесть репрессий усугублялась тем, что при их осуществлении механические задания и «развёрстки» центра касательно общего процента хозяйств, подлежащих раскулачиванию, сочетались с произволом местных властей, которые имели право решать, кто именно должен считаться кулаком.

Репрессиям в 1934 – 38 годах подвергались в первую очередь партийные, советские, комсомольские работники. Согласно подписанным Сталиным, Молотовым и Кагановичем приказам были репрессированы коммунисты, жёны «врагов народа» и дети 15 лет. В соответствии с одним из таких приказов от 30 июля 1937 года был установлен лимит 258950 человек подлежащих осуждению по первой и второй категории (первая – расстрел, вторая – 10 лет лагерей). «Революционное насилие» – главный стимул к труду. Социальная «сталинская клиника» стремилась терроризировать и уничтожать социальные группы, из которых могли выйти противники, установившиеся в стране, тиранической власти. Неслучайно Ленин в своих последних письмах счел нужным специально помянуть сталинскую склонность к озлоблению, которая «вообще играет в политике самую худшую роль». В 1937 году И.В.Сталин от имени ЦК ВКП (б) дал органам НКВД указание применять к арестованным «физические меры». Репрессии достигли такого размаха, что самые скоростные темпы судебного фарса стали замедлять террор.

Сталин и его соратники вполне понимали другую сторону развёрнутых ими репрессий. Недовольство сталинским режимом стало распространяться даже среди части тех партийных деятелей, которые за несколько лет до этого были сторонниками сталинской политики. Со сталинской диктатурой боролся Рютин и его соратники. М. Н. Рютин секретарь Краснопресненского райкома партии Москвы в обращении « Ко всем членам ВКП б» говорил: «Авантюристические темпы индустриализации, влекущие за собой колоссальные снижения реальной заработной платы рабочих и служащих, непосильные открытые и замаскированные налоги, инфляция, рост цен и падение стоимости червонца… привели страну к глубочайшему кризису, чудовищному обнищанию масс и голоду, как в деревне, так и в городах»

Небольшие антисталинские группы возникли на протяжении всех лет господства сталинского режима, но число людей, вставших на путь борьбы, было не очень много, потому что люди боялись арестов и пыток. Репрессии, «оформленные», как уголовное наказание, за мнимое, несуществующее преступление и поступки, несоизмеримым наказанием стали с тех пор главным методом функционированием под системы страха в рамках общей системы в сталинской власти. В 1936 году состоялся процесс над соратниками Ленина Зиновьевым Г.Е, Каменев Л.Б и других, обвиненных в убийстве Кирова С.М. В 1937 году был процесс над группой лидеров « ленинской гвардии». В том же году был расстрелян маршал Тухачевский с группой высших офицеров. В марте 1938 года были расстреляны бывший глава правительства Рыков и «любимец» партии Бухарин. Жертвами репрессий становились родственники и знакомые осужденных их сослуживцы, соседи по дому. В тюрьме не хватало свободных мест, поэтому стали формировать широкую сеть концентрационных лагерей. По официальным данным, в 1930 году по обвинению в контрреволюционной антигосударственной деятельности было репрессировано 3,8 миллионов человек, из них 786 тысяч было расстреляно.

Репрессии коснулись многих народов и некоторых этнических групп, насильственно выселенных из родных мест и лишенных важных гражданских прав и свободы передвижения, ставших ссыльнопоселенцами.

В конечном счете, репрессии привели к тому, что степень послушания государственного и хозяйственного аппарата возросла, а профессиональные качества снижались. Репрессии коснулись высшего командования Красной армии.

Вообще репрессии во всех отраслях управления имели одинаковых масштаб и повсюду давали примерно одинаковые результаты, везде сопровождались гибелью лучших, наиболее опытных кадров. К тому же сам характер репрессии, бессмысленных и жестоких, способствовал усилению настроений озлобленности, ненависти к Советской власти, множил ряды ее потенциальных противников.

В последнее время на тему репрессий сталинского режима написано не мало художественных и историко-публицистических произведений, но бесспорно то, что основу всякого истинного знания о прошлом составляет, конечно же, документальные источники. После 20 съезда КПСС и принятого 30 июня 1956 года постановления ЦКПСС партии «О преодолении культа личности и его последствий началась реабилитация лиц, пострадавших в годы репрессий». 1954-1961 году было реабилитировано более 700 тысяч человек, 1988-1989 и в первой половине 1990 года около 1 миллиона граждан. Фактически завершена реабилитация с указом президиума Верховного совета СССР от 16 января 1989 года. В этот перечень политических процессов следует включить массовое и трагическое раскулачивание. Сегодня жертвы политических репрессий 50–х годов реабилитированы в судебном порядке, память о них возвращена нынешнему и будущему поколению.

И шли они – по городам и весям
По голой тундре, по глухой тайге,
С тоской по осиротевшим детям,
С мечтой о хлебе, о скупом пайке,
Голодные, замершие, больные
И просто – невесомые почти,
И как же только души их шальные
В тела тщедушные вместиться так смогли.

30 октября в России, уже в течение 14 лет, начиная с 1991, года отмечается День Памяти жертвам политических репрессий. Для нашего народа этот день – не просто календарная дата. В этот день мы вспоминаем всех людей, которые были замучены в тюрьмах, оклеветаны, изгнаны. Тех, кого презрительно называли «врагами народа», «изменниками Родины», «шпионами», «вредителями», - без вины виноватых. Это – история, из нее ничего нельзя вычеркнуть. Как бы не были мучительны и тяжелы уроки прошлого – их нельзя забывать. Пусть скорбная минута памяти о тех страшных годах зажжет в душе каждого огонек милосердия и доброты.

Литература


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»