Сталинские репрессии в судьбе моего деда

Сталинские репрессии в судьбе моего деда


Муниципальное образовательное учреждение
Богучанская средняя общеобразовательная школа №2

Выполнила работу:
Андон Юлия Николаевна, 11 «А» класс

Руководитель:
Метляев Степан Викторович, учитель истории

с. Богучаны, 2006 год

Политические репрессии 30-40 годов XX века…

О них написано множество романов, повестей, прочих публикаций в газетах и журналах. Беспощадная коса органов ОГПУ и НКВД прошлась по всем слоям населения страны Советов, уничтожила лучших представителей интеллигенции, рабочих, крестьян, командиров Красной Армии. В тюремных застенках, лагерях, разбросанных по всей стране, томились, сгорали на каторжных работах, падали от пуль палачей миллионы людей. Сколько горя они принесли в семьи, сколько людей шло по жизни с несмываемым пятном «члена семьи изменника Родины»! В советской стране редкая семья не понесла потерь, не лишилась отца, матери, братьев и сестер, детей.
Мой дед - Андон Даниил Маркович, бывший в то время политруком Красной Армии, как и многие командиры, был репрессирован, чудом не был расстрелян и сослан в колымские лагеря. Он прожил долгую, трудную жизнь, оставив о себе добрую и светлую память в сердцах наших земляков - жителей Богучанского района.

В районе он известен как основатель и первый руководитель районного краеведческого музея, как человек- исследователь, проследивший историю нашего района, начиная от заселения казаками Приангарья вплоть до наших дней.

Передо мной лежит уже слегка пожелтевший от времени экземпляр газеты «Лесной край» за октябрь 1991 года. В нем опубликована большая статья о моем деде. Эту газету мне дал мой отец, Николай Данилович, которую хранит как память об отце. Он часто рассказывал о деде Данииле, о его необыкновенной судьбе, которой хватило бы не на одну человеческую жизнь.

Начало XX века. Детство, отрочество, юность.

Дед родился 30 декабря 1902 года в бедной молдавской крестьянской семье, в селе Грушка, что на левом берегу Днестра. Был младшим из десятерых, которых родила его мать Агафья. Пятеро из них умерли в раннем возрасте. С малых лет работал на полях, принадлежавших крупнейшему в России землевладельцу Родзянко. Даниил пас скот, собирал кукурузу, что бы заработать на горшок мамалыги для семьи.

Учился Даниил в церковно-приходской трехклассной школе. Природный ум и трудолюбие его были замечены учителем и его отец, Марк Родионович, согласился, чтобы он продолжил учебу в реальном училище в г. Сороки. Учеба в нем стоила очень дорого- 10 рублей золотом в год. По тем временам деньги немалые - за дойную корову давали 5 рублей. После года обучения его отец не позволил продолжить учебу и оставил дома - пасти скот, помогать по хозяйству. А как ему хотелось учиться!

Революционные потрясения в России глухую провинцию особенно не коснулись, разве что управляющий селением, собрав вещички, съехал в неизвестном направлении. Тут мужички и потащили с барского подворья: кто плуг, кто борону, кто телегу. Отец послал Даниила в имение, чтобы и он привез что-нибудь для дома. Но брать было уже нечего - все было растащено до него. Только в барской библиотеке ничего не было тронуто - энциклопедия Брокгауза и Эфрона привлекла любопытного Данила. Он загрузил все тома энциклопедии в телегу и спрятал в дальнем овраге. Свободное время он проводил, читая заветные книги, постигая незнакомый доселе мир знаний.

Но.… Пришли петлюровцы, обыскали крестьянские дворы, и тех, у кого нашли похищенное добро - секли нагайками тут же, у хаты. Дед кинулся к своему тайнику, но кто-то обнаружил его схрон - склоны оврага усеяны белыми листами разорванных книг. Даниил торопливо собрал то, что осталось, в яму и засыпал глиной. Беда на этот раз прошла стороной.

На просторах Украины и России гремела гражданская война, а тихая Грушка была в стороне от активных боевых действий. Бывало, что через село прокатывались то наступающие, то отходящие части петлюровцев, махновцев, красных, опустошавших и без того скудные запасы поселян. Наконец гражданская война завершилась, крестьяне занялись своим извечным трудом – хлебопашеством.

Служба в Красной Армии. Учеба в Комуниверситете.

Год 1924. Даниил Маркович был призван в Красную Армию. Служил в прославленной 51-й Перекопской дивизии, той самой, которая под командованием В.К.Блюхера шла в 1920 году напролом через Турецкий вал на Перекоп, в то время, когда армия Фрунзе форсировала Сиваш - в тыл белогвардейских войск. Он еще не знал, что с этой дивизией его свяжет дальнейшая военная судьба. Там, в армии, он вступит в ряды ВКП (б)

После демобилизации 1926 года дед возвращается в родину. Как члена партии, его назначили председателем комбеда в родном селе. Он участвует в кооперации крестьянских хозяйств, организует сельхозкоопторг в родном селе. Молодая республика нуждалась в грамотных специалистах, и в 1927 году дед был направлен на учебу в Коммунистический университет национальных меньшинств Запада имени Артема в городе Харькове, где учились посланцы Балканских государств, венгры, поляки, чехи. Их готовили для партийной работы в своих странах. Позднее университет был переведен в Москву, там, в 1931 году он заканчивает учебу и в течение года работает директором школы рабочей молодежи под Тверью. В 1932 году по партмобилизации дед Даниил был направлен в Красную Армию для политработы в войсках. Так он снова оказывается в 51-ой Перекопской дивизии, где проходил службу в молодые годы. Политрук снайперской роты, инструктор пропаганды полка, инструктор политотдела дивизии - таков его послужной список. И на любой должности он был деятелен, целеустремлен, отмечен благодарностями командования, награжден медалью ХХ лет РККА.

Репрессия и ссылка на Колыму

Май 1938 года. По надуманному предлогу, что он, якобы, является членом националистической организации, деда арестовывают, лишают воинского звания и наград.

Репрессиям подверглось большинство командиров и политработников 51 дивизии, сама же дивизия была расформирована. Полтора года он содержится в Одесской тюрьме и, по приговору Тройки Особого Совещания, был сослан в Колымские лагеря сроком на 8 лет. На воле остались жена и двое сыновей. Позднее дед рассказывал моему отцу о жутких, нечеловеческих условиях жизни на золотых приисках Колымского края. Об этом повествуется и в произведениях Шаламова, Солженицына, Рыбакова, писателей, прошедших застенки ГУЛАГа. Золото, добытое каторжным трудом политзаключенных, уходило в оплату военной техники и снаряжения, поставляемых Соединенными Штатами по ленд-лизу.

Бывало, отложив кирку, остановив на время тачку с золотоносной породой, заключенные поднимали к небу изможденные лица и провожали глазами пролетающие над ними бомбардировщики и истребители, которые шли из Америки через Чукотку и Колыму туда, к фронту, громить фашистские войска, где им, истинным патриотам, и надлежало быть по человеческому праву.

Узники лагерей тысячами гибли от непосильного труда, жестоких морозов, голода и болезней. Выживали лишь сильные духом люди, а всякий, кто смирился с участью, опустил руки - был обречен. Дед дал себе клятву - выйти на свободу, остаться в живых, чтобы доказать, в первую очередь своим сыновьям, что он несправедливо осужден. Не раз смерть была близка - он перенес полную дистрофию, чудом уцелел при подрыве заряда аммонала в шурфе. Судьба его берегла, данная себе клятва вела его к освобождению.

Освобождение и новая ссылка.

Наступил 1948год - год освобождения. Дед возвращается на родину. Родные не ожидали его возвращения, ведь он был лишен права переписки. Тем радостней была встреча с близкими - женой и детьми. Старший сын, Владимир, гвардии лейтенант, воевал на фронте, освобождал Венгрию и Австрию. Младший, Виктор, учился в техникуме. Едва дед приступил к работе в колхозе, как вновь был арестован. Власти рассуждали так:

«Коли ты был арестован, то затаил злобу на Советскую власть. Значит, ты опасен!»

И вновь ссылка, теперь уж навечно, в Сибирь, в Приангарье.

Путь от Молдовы до места ссылки не близкий: сначала в столыпинских вагонах до Красноярска, пароходом до Стрелки, на илимках до Богучан - таков невольный маршрут ссыльного. Деда всегда выручала крестьянская закалка. Пригодилась она и здесь - он стал конюхом (с университетским образованием!) в районной ветеринарной лечебнице. Там же работала санитаркой и моя бабушка Агафья Егоровна Балахнина, муж которой погиб на фронте и имевшая восьмилетнего сына Геннадия.

Тяготы послевоенных лет легче переносить вдвоем, так Агафья Егоровна стала женой деда. В 1952 у них родилась двойня, которых назвали: одного Виктором - в память об оставшемся в Молдове сыне, другого - Николаем, в честь первого мужа бабушки, который отдал жизнь за Родину. Так, в свои пятьдесят лет, он снова стал отцом.

1956 год принес реабилитацию и возвращение честного имени моему деду. Его восстановили в партии, зачли годы, проведенные в ссылках в воинский стаж.

Деда назначают директором заготовительной конторы, он часто выезжает в поселки района. Встречаясь со старожилами, он узнает многое о том, чего не замечают окружавшие их люди: каков был уклад жизни коренных ангарцев, о революционерах, сосланных в эти места царским правительством. Некоторые жители лично знавали их, о чем с большой охотой рассказывали деду Даниилу.

Путь к становлению музея

Выйдя на пенсию, он мог уже всецело заняться историей Приангарья, ставшего его второй родиной. Он установил оживленную переписку с историческими архивами Красноярска, Москвы, Ленинграда, других городов страны. Постепенно накапливались сведения об истории района с той поры, когда казаки, обосновавшись в Енисейске, шли по притокам Енисея вверх по течению, осваивая и обустраивая земли, пополняя царскую казну, расширяя границы государства Российского. Дед понимал, что все материалы об истории района были бы не полными без освещения более поздних исторических времен. Глухие сибирские места издревле считалась краем, куда царские власти ссылали неугодных режиму соотечественников. Приангарье тоже являлось одним из таких мест. В Богучанах, других деревнях района отбывали царскую ссылку многие известные деятели борьбы с царизмом, чьи имена на слуху у жителей Красноярского края: Джапаридзе (партийная кличка «Алеша»), Перенсон, С.Лазо, Осип Пятницкий, И.В.Шанцер (партийная кличка «Марат»), Киселев. Их именами сейчас названы улицы райцентра.

Хороший знакомый деда, председатель спортивно-технического общества РК ДОСААФ Чуринов Л.П., предложил исполкому райсовета осуществить мотопробег по маршруту «Богучаны - Брест- Богучаны». У деда накопилось много материалов о местах захоронений погибших на полях Великой Отечественной войны наших земляков-ангарцев. Этот мотопробег стартовал из Богучан летом 1973 года. За полтора месяца участники мотопробега посетили множество могил, мемориалов, где лежат наши воины, возложили венки, взяли с могил землю, политую их кровью. Так создалась еще одна экспозиция для музея, посвященная Великой Отечественной войне.

Дед собрал столько материалов, что для них не хватало места в его домашнем кабинете. Для их размещения, создания новых тематических экспозиций необходимо было подходящее здание. Красноярский поэт Зорий Яхнин посетил наши живописные места и написал стихотворение, которое назвал «Богучаны.1975 год». В нем есть такие строки, посвященные деду Даниилу:

…- Интеллигент в прозрачной папке
Статью в редакцию несет.
Несет совсем не для признанья
Своих писательских затей,
А чтобы выделили зданье
Под краеведческий музей…

При Доме Пионеров для музея выделили просторное помещение, в сборе и обработке поступающих материалов большую помощь деду оказывали ребята из кружка красных следопытов.

Со временем количество экспонатов все увеличивалось. На музейных полках нашли свое место кости, бивни и зубы мамонта, метровой длины рога овцебыка, каменные орудия доисторических людей, найденных в разных местах жителями Приангарья, кремневые ружья, предметы домашнего обихода и быта наших предков.

В 1989 году музей переселился в новое, специально для него выстроенное, здание. Первым его директором стал мой дедушка. Почти ежедневно по его залам проходили экскурсии учеников школ района, гостей Богучан, порой бывали иностранные посетители. Они были приятно удивлены, что в этом небольшом райцентре имеется музей с такой богатой экспозицией, оставляли восторженные записи в книге отзывов. Каждое лето музей посещали студенты и преподаватели исторического факультета Красноярского пединститута. Дед очень гордился своим детищем. Он говорил «У меня пятеро сыновей и … музей».

Деда не стало в начале января 1992 года. Мне тогда было всего 2 года и о нем я знаю только из рассказов отца, по фотографиям деда и магнитофонным записям его рассказов об истории нашей малой Родины.

100- летие со дня рождения моего деда, Андона Даниила Марковича, не прошло незамеченным для общественности райцентра. В актовом зале музея, теперь носящего его имя, собралось много людей, лично знавших его, родные и близкие деда Даниила. Прозвучало немало добрых, теплых слов в его честь. Значит, помнят его, он смог оставить в людских сердцах достойную память о себе. И прав он был, когда говорил моему отцу: «Человек жив, пока жива о нем память».

Наш богучанский поэт Владимир Рукосуев к столетней годовщине деда написал стихотворение, посвященное ему:

АНДОН

К столетию со дня рождения основателя Богучанского краеведческого музея
Андона Д.М.

Он был рожден сто лет назад
В Молдавии, под солнцем южным,
Где за окошком дома сад,
Весной влечет цветением дружным.

Как сталь характер закалял.
В огне великих потрясений.
О светлом будущем мечтал,
Без колебаний и сомнений.

Позднее стал политруком.
Сидела форма очень ладно,
Негаданно, в тридцать восьмом
Злой рок нанес удар коварно.

Хоть был ни в чем не виноват,
В чем без причины обвиняли,
Но состоялся лжи парад.
Тал Андона в Сибирь сослали.

Печали эти горьких лет
Оставили на сердце раны.
В Молдавию, дороги нет,
Судьбою стали - Богучаны.

Он очень быстро стал своим,
Среди таежного народа.
Неутомимым, боевым,
Таким уж создала природа.

Да! Жизнь его не так проста,
Достойна описания в романах,
А душу жгла заветная мечта
Создать музей в далеких Богучанах.

Он очень много сделал для того,
Чтобы в реальность воплотить своё желание;
Тем самым имя, записав своё
В историю родного Приангарья.

В старинном парке, посреди аллей
Живым примером той мечты прекрасной,
Благодаря ему стоит музей -
Жемчужина культуры приангарской.

Декабрь 2002 года.

Я была слишком мала, чтобы запомнить деда Даниила таким, каким я узнала его из рассказов отца и людей, знавших его, и я горжусь тем, что он у меня был, что его помнят и ценят жители Приангарья.

Буду помнить и я, его внучка Юлия Николаевна Андон.
 


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»