Мы - из поволжских немцев

Мы - из поволжских немцев


Дука Анастасия Николаевна,. МОУ Большекосульская СОШ, 10 класс

Руководитель – учитель истории Халинина Татьяна Викторовна

Моя бабушка, Дука Анна Каспаровна, более сорока лет проработала учителем русского языка и литературы в Большекосульской школе. Нам, своим внукам она часто рассказывает о судьбе своих родителей, наших прадедов: Софьи Генриховны и Каспара Каспаровича Вильгельм, репрессированных в начале Великой отечественной войны. Вот как это было.

28 августа 1941 года была ликвидирована Автономная Советская Социалистическая Республика Немцев Поволжья. Все население подлежало насильственному расселению. Так закончилась недолгая история этого территориального образования, созданного в составе РСФСР в 1924 году.

Это было ровно 65 лет тому назад. Мой прадед, Каспар Каспарович, уехал на велосипеде на работу в МТС. Он там работал трактористом. Но очень скоро вернулся домой, он был бледен как полотно, и сказал своей жене: « Соня, собирай детей, нас выселяют. У нас есть в распоряжение всего 24 часа». Можно только представить себе, что творилось в душах моих родителей. У них было четверо детей мал - мала меньше. Цепкая память моей бабушки удержала в памяти кое-какие эпизоды. Вечером этого страшного дня папа забрал их с братом из детского сада и сказал, что они уезжают не известно куда. Ее мама все время плакала и говорила, что их всех утопят в Волге. Прадеды мои были очень трудолюбивы. Только что построили новый дом, даже оштукатурить не успели, зеленый мох еще торчал в пазах. Скота было много: корова, теленок, овцы, свиньи, домашняя утка с целым выводком маленьких пестрых утят. Все пришлось бросить, оставить. Взяли только кое-что из одежды и продуктов на дорогу.

Посадили семью в товарные вагоны. Ехали очень долго, бесконечно долго стояли на всех станциях. На одной из станций поезд стоял особенно долго, и прадед выскочил из вагона, чтобы сорвать детям арбуз, а поезд неожиданно тронулся, прадед поспешил, нагнулся за арбузом, и все документы выскользнули из кармана пиджака. Искать было некогда. Так они остались на той бахче.

Привезли семью в Боготольский р-н, в деревню Б-Завод, поселили в колхозную контору, в маленькую комнатку. Люди, жившие в Б-Заводе, отнеслись к переселенцам по-человечески, помогали, чем могли. Ребятишки – переселенцы со сверстниками изучали языки: немцы - русский, а русские - немецкий. Показывали пальцем на предмет и называли его на русском и немецком. Так получилось рифмовка: стол- Tisch рыба- Fisch рукомойник- Pastwisch. Эта детская забава как-то помогала адаптироваться в страшной неизвестности.

Каспар Каспарович работал в организации, которая называлась «Заготскот».

Однажды темной ночью в комнатушку громко постучали. Прадед открыл. Вошли трое. Все в кожанках с портупеями на боку, сказали, чтобы он собирался. Моя бабушка помнит слова своего отца. Он сказал: « Ну, дети, я вас больше не увижу». Он как в воду глядел. Больше его не видели.

После того, как увели Каспара Каспарыча, София Генриховна перебралась с детьми в Б-Косуль. Здесь были какие-то родственники. Жили в одной избе четыре семьи. Не было никакой одежды, есть было тоже нечего. Софью Генриховну на работу не брали, т.к. не было документов.

Дальше получилось так, что этой семье в доме не стало места. За домом была колхозная конюшня, а при ней амбар. В этом амбаре и жила моя прабабушка с детьми.

Всякие люди были в то время. Были и такие, которые бросали в переселенцев камни и кричали: « Фашисты недобитые, убирайтесь в свою Германию!». Ведь они не знали, что эти немцы не имели к Германии никакого отношения, что они настоящие россияне и родились на самой русской реке – Волге, в Саратовской области, в деревне Красный Яр.

Когда бабушке в 1952 г. исполнилось 16 лет, ее вызвали в комендатуру при сельсовете, чтобы взять отпечатки пальцев и поставить на учет как «врага народа». Она отказалась это делать, сердцем чувствовала, что происходит что-то страшное, и сопротивлялась, как могла. Три раза ее вызывали в комендатуру, а она все не шла. Потом комендант пришел в их избушку с пистолетом и сказал, что если она не пойдет и не сдаст отпечатки пальцев, то он ее поставит к стенке. И бабушка сдалась. Пять лет с 52-57 г. моя бабушка Анна Каспаровна была на учете в комендатуре как «враг народа». Каждую неделю, в определенный день нужно было приходить в комендатуру отмечаться, как свидетельство того, что она никуда не сбежала. Без справки из комендатуры нельзя было даже пешком до Боготола добраться за хлебом. В Б-Косули продавали хлеб в магазине, но колхозникам не давали. Переселенцы ходили в лес, набирали ягоды, тащили ее по шпалам лесом, тайком, чтобы никто не видел пешком до Боготола, там ее продавали, покупали хлеб и тащили этот хлеб опять по шпалам в деревню, а шли босиком. Домой приходили – ноги от шпал горят, сунешь их в тазик с холодной водой и держишь, пока не перестанут гореть.

Прабабушка умерла в 1984 году, так и не узнав ничего о судьбе своего мужа. Только после того, как рухнула советская система, моя бабушка узнала о судьбе своего отца (копии документов имеются).

Вот и бабушка моя, Анна Каспаровна, стала старой, седой. Она все свое детство и всю свою юность боролась за свое человеческое достоинство. Всю свою жизнь она честно отработала на благо своей Родины, не помня зла, и учила добру своих учеников.


Это моя бабушка - Дука Анна Каспаровна - сельская учительница.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»