Мой дед – спецпереселенец из Поволжья

Мой дед – спецпереселенец из Поволжья


Выполнил: Евгений Владимирович Христ, уч.-ся 11 «а» кл. школы № 1
Большеулуйского района, с. Большой Улуй, Красноярского края.

Научный руководитель: педагог дополнительного образования Дома детского творчества, Ускова Людмила Викторовна

Большой Улуй 2006

СОДЕРЖАНИЕ

Введение
I Извлекая уроки из прошлого
II Мой дед – спецпереселенец из Поволжья
2.1. Автобиография Христа Андрея Давыдовича
2.2. Семья, дети внуки
2.3. Воспоминания односельчан
2.4. Письмо из Германии
2.5. Письмо из Омска
2.6. Причины отъезда Христа А.Д. в Германию
Заключение
Источники
Литература
Приложения

1. ВВЕДЕНИЕ

«Спрашивайте, как и почему?
«Спрашивайте, как и почему?
Как, и отчего, и почему?
Спрашивайте, мальчики, отцов»! (1)
 Галич А. Генеральная репетиция. - М.,1991.С.22.

В августе 2006 года исполняется 65 лет, как немцы Поволжья были переселены в Сибирь. В годы Великой Отечественной войны и после ее окончания территория Красноярского края стала одним из главных в стране мест их насильственного поселения. Достаточно отметить, что сентябре-октябре 1941 года из Поволжья прибыло свыше 75 000 человек, которые были размещены по 42 районам края( Зберовская Е.Л. Трудармия и вторичная депортация немцев в Красноярском крае в 1940- годы// Немцы в Сибири: история, язык, культура- Красноярск, 2004. –С.32-37; Славина Л.Н. Немцы в Красноярском крае: социально-демографическое развитие в XX веке // Немцы в Сибири: история, язык, культура-Красноярск, 2004.-С.62-65.). Одним из таких районов стал Большеулуйский.

Цель данной исследовательской работы – показать судьбу депортированных немцев в Сибири, на примере судьбы моего деда, Андрея Давыдовича Христа, высланного двенадцатилетним мальчиком в 1941 году из Поволжья в Сибирь вместе с семьей Восстановить его жизненный путь через изучение копий документов, писем – воспоминаний моих родных, сопоставление рассказов односельчан моего деда, людей, хорошо знавших, а также желание узнать судьбу родных и близких.

В работе использованы материалы переписки с Эммой Давыдовной Егер (Христ), сестрой моего деда, живущей в Германии, в городе Лахнау – Атцбах, а также Валентины Андреевны Азарапиной (Христ), старшей дочери Христа А.Д., живущей в Омске.

Кроме того, исследованы копии документов, полученные от Егер Э.Д. и В.А. Азарапиной: архивная справка из информационного центра Саратовского УВД, копии свидетельств о рождении и смерти, справка о гражданстве, также письма деда из Германии.

I. Извлекая уроки из прошлого

Наверное, каждый ребёнок гордится своими родителями, дедушками и бабушками, и старается хоть чуть-чуть быть на них похожим. Так и я, буду стараться, прожить эту жизнь достойно, чтобы мной гордились родители и могли в будущем гордиться мои дети.

Оглядываясь в прошлое, я составляю как мозаику жизнь моего дедушки по рассказам и воспоминаниям моей мамы, родственников, проживающих в Германии, и односельчан Христа А. Д., стараюсь брать в пример жизнь моего деда. Мой дедушка, несмотря на многочисленные нелегкие испытания, преподносимые ему судьбой, стойко и мужественно боролся за благополучие своей семьи.

Как доказательство его стойкого характера и трудолюбия, я вижу из окна своей квартиры, дом, который своими руками построил мой дедушка в 1970 году. Глядя на него, задумываешься: каким трудом он был построен? Ведь построить дом своими руками – это очень сложно! Хотелось бы, отмечая трудолюбие и терпение моего дедушки, сказать ему большое спасибо за то, что он построил такой великолепный дом, с такой красивой оградкой и с такими большими постройками. Мой дедушка строил его на совесть, зная, что в нем будет жить вся семья. А потом внуки и правнуки. Но этого, увы, не случилось… Дом был продан.

Такого дома в Большом Улуе больше нет. В нём находился красивейший сад, где раньше цвели такие редкие, красивые, поражающие своими соцветиями цветы, которые с любовью и теплотой выращивала Анна Станиславовна, моя бабушка: георгины, мальвы, гладиолусы. И где цвела роскошная, ухоженная сирень. За свои выращенные цветы она получала первые места на районной выставке цветов. Этот дом всегда поражал своей ухоженностью, добротностью и красотой. Он всегда выглядел свежеокрашенным, так как был обшит тёсом. Нижний ряд дома был из листвяка (эта порода дерева, которая не гниёт и очень хорошо сохраняется), сам дом – пятистенок. В нём большие окна, они были хорошо утеплены и зимой не замерзали. Был большой огород – 20 соток. Много построек, так как семья моего деда держала большое хозяйство: куры, гуси, овцы, корова.

За весь период времени, когда я писал данную исследовательскую работу, я много раз ловил себя на мысли, что с каждой написанной мною главой, каждой страницей, я удивляюсь и, не побоюсь этого слова, ужасаюсь тому, что пишу!
О репрессиях и о самих репрессированных мало вспоминают. Да и кто о них будет вспоминать, если никто из подрастающего поколения о них не слышит! Я счёл это несправедливым и поэтому решил, по мере своих возможностей, восстановить события уже забытых лет, чтобы почтить память тех, кто не пережил тяготы репрессий 1941 года, чтобы проявить уважение к тем, кто всё же пережил репрессии и дожил до наших дней. Я могу лишь представить, сопоставить картину жизни тех лет и становится тяжело, но мне никогда не почувствовать ту боль, через которую прошли сами репрессированные. Лишь им известно не понаслышке вся боль тех лет, лишь они знают, что стоил каждый день ссылки.

Мне сложно выразить словами те чувства, которые я испытывал, когда писал воспоминания о своём деде. Горько и тяжело представлять то, что было 65 лет назад. И осознавая, что было в 1941, хочется благодарить Бога за то, что этого нет сейчас, и хочется верить и надеяться, что та боль, которую пережил мой дед и ещё многие люди, никогда не вернётся и не коснётся наших сердец!

Тема политических репрессий в последние 20 лет, начиная с 1985 года, актуальна. По этой теме имеется достаточно литературы.

Знакомство с двухтомником Ю.Стецовского «История советских репрессий» оставило тяжелое чувство от прочитанного. Я раньше не знал об ужасах политических репрессий почти ничего.

Ю. Стецовский пишет, что «ложь в истории – дело опасное».(Стецовский Ю.И. История советских репрессий – 1997-с.5 ) Задает вопросы о том, как покончить с тяжким наследством, куда идти дальше?

Автор считает, что «Прошлое и нынешнее попрание прав человека имеет общие корни, и знание того, что пережито народом – шаг к очищению нравственной атмосферы общества и восстановлению ценности и достоинства личности».(Стецовский Ю.И. История советских репрессий – 1997 – с. 6)

Изучая книгу «Энциклопедия для детей», раздел «История России XX век»(Энциклопедия для детей. История России ХХ век. М., 1999-с.539) я узнал, о том, как проводилась депортация немцев Поволжья: « 28 августа 1941 года Президиум Верховного Совета СССР издал Указ – о ликвидации автономной республики немцев Поволжья». Содержание Указа меня поразило. И, в дальнейшем сопоставляя рассказы очевидцев переселения, односельчан Христа Андрея Давыдовича, моего дедушки, я неоднократно восстанавливал в памяти прочитанное в энциклопедии, других источниках, желая узнать правду о репрессиях в России.

Автор книги «Мы – большеулуйцы», - изданной в 2000 году в г. Зеленогорске, Владимир Усков, наш краевед, пишет, что в Большеулуйском районе отбывали ссылку представители немцев Поволжья, начиная с 1941 года, жили тут ссыльные Калмыкии, Польши, а после войны – литовцы и эстонцы «Наряду со всеми отбывала ссылку в Большом Улуе мать известного российского поэта, автора многих песен Булата Окуджавы, Ашхен Степановна Налбандян (Усков В.В. Мы – большеулуйцы – Зеленогорск., 2000 С. 5-6).

В настоящее время в Большеулуйском районе проживает около 100 человек, пострадавших от политических репрессий. В их числе Папст Амалия Генриховна, Горр Александр Христианович, Екимова (Альтергот) Эрна Готфридовна, которые в сентябре 1941 года, еще детьми, как и Христ Андрей Давыдович, были переселены из Поволжья в Сибирь, и которые ничего не забыли, рассказы которых мною записаны в ходе бесед с ними.

II. Мой дед – спецпереселенец из Поволжья

2.1. Автобиография Христа А.Д.

Из письма Э.Д. Егер, сестры Христа А.Д. отправленное из Германии 29 декабря 2005 года, в Большой Улуй [2], в котором была и автобиография, я узнал, что мой дед, Христ Андрей Давыдович, был незаурядной личностью. В своей автобиографии он пишет: «Я, Христ Андрей Давыдович родился 16 июня 1929 года в селе Швед Красноярского района, Саратовской области. В 1941 году закончил 5 классов немецкой школы. В 1941 году, вместе с родителями был выселен как спецпереселенец в деревню Баженовка, Большеулуйского района Красноярского края, где и начал свою трудовую деятельность в 1941 году рядовым колхозником. В 1949 году был отправлен на курсы трактористов, проработал трактористом до 1991 года. В 1991 году ушел на пенсию. В 1955 году женился. Жена (Лоч) Христ Анна Станиславовна в 1982 году умерла, в настоящее время проживаю в селе Большой Улуй, Красноярского края, подданство Российское, имею трех детей.

Такая короткая автобиография, а какую трудную, полную трагических событий жизнь прожил Андрей Давыдович Христ! Работать начал с 12 лет. Он участник трудового фронта.

Перебирая документы: ''аттестат ''№ 3011, выданный Христу Андрею Давыдовичу об окончании Большеулуйского сельского профессионального училища № 7 [4], увидел, что по всем предметам только положительные оценки: «4» и «5». И учеба, и труд давались ему легко.

Христ А.Д. работал в колхозе, трактористом в объединении «Агропромхимия», механизатором в «Сельхозтехнике». Общий трудовой стаж – более 50 лет.

За высокие производственные показатели, за долголетний добросовестный труд награждался Почетными грамотами и благодарностями [6]. Имел медаль «Ветеран труда» [5]. Люди уважали А.Д. Христа за уравновешенность, немногословие, безотказность в работе.

2.2.Семья, дети, внуки

Я не знаю, что такое идеальная семья. Все живут, как считают нужным и для каждого идеал свой, но, на мой взгляд, мой дедушка прожил жизнь, не нарушая жизненных принципов, просто жил, и мне кажется, он прожил жизнь достойно. Среди трудностей и препятствий ему удавалось не упускать из виду, как самое главное, так и мелочи жизни. Он никогда не забывал друзей, знакомых и тем более нас – свою семью. Уехав в Германию, в 1997 году часто писал, делился с нами в письмах всем тем, что было с ним, окружало его. Всей семьей перечитывая его письма, мы представляли перед собой картины жизни тех дней и каждый из нас брал из этих писем для себя, что-то необходимое, чему-то учился. Вряд ли мой дедушка, когда писал эти письма, мог себе представить, что всё написанное им, много лет спустя его внуки будут перечитывать и брать для себя какой-то урок жизни. Учиться жить, когда обстоятельства складываются так, что многие начинают просто выживать. Научиться оставаться самим собой, не стать чёрствым от невзгод и преодолевать расстояния письмами, любить родных даже за тысячу километров от них.

В 1959 году 23 августа Христ А.Д. в возрасте 30 лет женился на моей бабушке, Лоч Анне Станиславовне, 1921 года рождения. У них уже было двое детей: Валентина, 1955 года рождения и Андрей, 1956 года рождения. А когда родился Христ Владимир, мой отец, дед и бабушка зарегистрировали свой брак, получив ''Свидетельство о браке'' I-ВЭ №080728 [7]. Свою бабушку я не помню. Она умерла в 1982 году, еще до моего рождения [8]. По воспоминаниям тех, кто ее знал, она была рукодельницей, хорошо шила, умело вела хозяйство.

Моя мама, Галина Юрьевна Христ (Мутес), рассказывает мне о деде: «В моей памяти он остался очень трудолюбивым, ответственным к своей работе. Я не помню, что бы он брал отпуск или отдыхал, он очень редко бывал дома – сплошные командировки по деревням, так как он работал на тракторе, который всё время был задействован в работе: чистил фермы, дороги, лесосеки. Он очень любил во всем порядок, об этом можно было судить, начиная с его дома, который выглядел самым красивым и ухоженным на улице, да и можно сказать, в Большом Улуе. Двор был большим, вымощен досками, которые всегда были чистыми, хотя держали большое хозяйство (корова, поросята, куры, утки). Надворные постройки были все под одной крышей баня, хлев (это стайка, где содержится скот), дровяник, курятник.

Сам дом был большим, веранда очень красивая, вся окована из узоров, затем тёплые сени, стены были выбелены, и был покрашен пол, кладовая тоже была выбелена, было много сделано полок, где всё стояло на своих местах, там же находился погреб. В доме была большая прихожая, кухня с русской печкой и большими полатями, где любил спать дед, так же горница (зал) и спальня. На окнах и дверях висели накрахмаленные, выбитые на швейной машине шторы. Это все любила делать свекровь, Анна Станиславовна. Она очень хорошо вышивала наволочки, салфетки, так же по рисунку ковры, в доме была идеальная чистота и уют.

Дед любил, чтобы его инструменты были аккуратно сложены, для этого были сделаны специальные ящички. Этому (аккуратности) он приучал своих внуков. Внуков он очень любил, никогда не ругал, и если я за что-нибудь начинала их ругать, то он всегда заступался и оправдывал их. Однажды я попросила его посидеть с детьми, мне нужно было съездить в город, приезжаю, дед сидит на лавочке, я спрашиваю: «Где дети?»,- на что он мне говорит: «Стирают, включили воду и замачивают в ванне шторы». Я ему говорю; «Зачем ты им позволил?». Свёкор ответил: «Пусть привыкают к работе, не ругай их за это». Он помогал их растить. Когда началась перестройка в 1996-1999гг в районе, было очень трудно, не давали зарплату, не выплачивали детские пособия, он на свою пенсию покупал нам хлеб. Принесёт с пекарни большой мешок хлеба через плечо, а через несколько дней опять! Покупал муку, держал поросят, в общем, всячески как мог, старался нам помочь! Когда дети подросли, он их учил, как правильно забить гвоздь, чтобы руку не поранить, вместе с ним они пололи картошку, он всегда поощрял, покупал конфеты, компот, говорил: «Вы заработали». Когда дети пошли в школу, он всегда давал деньги, чтобы к празднику у них были подарки, и радовался их успехам.

Иногда он рассказывал о своём голодном детстве, когда приходилось много работать, и было голодно о том, что его семья садила много картошки и капусты, и это осталось у него на всю жизнь, что надо себе зарабатывать и ни на кого не надеяться. Мне он всегда говорил, нужно больше сажать картошки и капусты. Мы садили 30 соток картофеля. Дети помнят до сих пор, как он хорошо готовил глазунью, с кусочками сала, обжаривая с двух сторон.

Я помню его присказку, которую он часто повторял:

«Вырос я в неволе лютой,
На мякине вырос я,
Ноги в лапотки обуты,
Рвань одежда – вся моя»

Он много читал исторических книг, особенно любил читать про Маршала Жукова. Знал и любил Пушкина. Поэму «Анна Снегина» и «Бородино» читал наизусть детям. Получая пенсию, помогал нам».

У мамы были всегда хорошие отношения с моим дедом, Христом А. Д.

У Христ А.Д. было трое детей. Старшая дочь Валентина и сын Андрей живут и работают в Омске. Мой папа, Владимир, умер в 2002 году. Нас у мамы трое: старший брат Андрей, и мы с Лёшей – двойняшки. Дедушка любил и заботился о нас. Сам построил большой дом в с. Большой Улуй.

Много и хорошо работал, желая чтобы его дети ни в чем не нуждались, могли получить образование, были людьми достойными. Будучи честным и справедливым по своей природе, Христ А.Д. воспитывал так же своих детей.
Мама мне рассказывала, что мой отец, если за что-то брался делать, то делал всё основательно, прочно и надолго, чтобы это уже никогда не переделывать. Видимо, в этом он пошёл в своего отца, моего деда.

Мама вспоминает, что когда бригада строителей строила в ближайшей деревне школу, отца послали туда на работу. Когда отец приехал и увидел, как они сделали крышу и потолок, то он сказал, что её нужно разобрать и переделать, потому что она рухнет через несколько лет, а здесь будут учиться дети. Он не спал всю ночь, что-то чертил. Потом по его плану переделали крышу и потолок. Директор школы была очень благодарна ему, школа действует до сих пор и там учатся дети. Вообще много построено его руками у нас дома (школьные столы для работы нам с братом, двери, пол); конюшня для коней, и всё это до сих пор стоит, хотя прошло уже много лет.

В дальнейшем я уже сам помню, что отец почти не работал, работала одна мама, работала на двух работах, на основной и после работы ещё делала ремонты частникам. Мы очень рано стали ей помогать, копали и пололи картошку, помогали по дому, мама нас учила, как стирать бельё и готовить обеды.

Отец хотел, чтобы мы с братом Лёшей учились в кадетском корпусе и отслужили в армии, но в связи с несчастьем брата я один не стал там учиться.

В 2001 году, когда Леше и мне было по 12 лет, с ним произошел несчастный случай. Какой – то глупый мальчишка кинул пластиковую бутылку с бензином в костёр, возле которого играл с ребятами Лёшка. Бутылка взорвалась. Брызги бензина, расплавленного пластика и огня охватили Лешу. Он сильно обгорел, и стал инвалидом.

Когда мы с помощью деда (он прислал денег) стали разводить свиней и кроликов, то и работы было очень много, нужно было принести воды, нарвать травы. Это нужно было делать каждый день, ведь мама еще и работала, отец заболел, у него стали болеть ноги, и он почти не ходил. В основном вся тяжесть легла на плечи Андрея, он был старшим из нас, в 11 лет уже таскал и разгружал мешки, когда привозили корм для свиней, колол дрова, а мы с Лёшей их складывали. После смерти отца, мы так же всё делали по хозяйству, сами стирали и готовили, когда это необходимо, пока мама на работе.

Воспоминания моего брата Алексея:

«Мне помнится дед тем, что он много работал и всегда вставал в четыре часа утра. Когда я у него спрашивал: «Дед, что ты так рано встаёшь?», - он мне в шутку говорил: «Кто рано встаёт, тому Бог подаёт», Ведь ему нужно было приготовить себе завтрак на работу - «тормозок» - это он так называл свой рабочий обед.

Когда я пошел в школу и читать учился, где-то не получалось сразу, он успокаивал меня и говорил: «Тяжело в учении, легко в бою, - как говорил Суворов». Я ещё тогда не знал про Суворова ничего. Читал мне «Бородино» и с таким выражением, что я его слушал с замиранием сердца. Ещё он очень ценил хлеб. Если видел, что кто-то из нас, братьев, оставлял кусочки хлеба на столе или небрежно обращался с хлебом, он сердился и говорил: «Хлеб – всему голова, и с ним нужно обращаться уважительно». Я думаю, это сказались его голодные годы, когда он рассказывал, что ему, будучи мальчишкой, нужно было идти работать в поле, чтобы утолить голод, а чувство голода присутствовало всегда (по его словам)».

У Алексея о нём добрые и хорошие воспоминания.

Мой старший брат Андрей, которого дед очень любил, так как он был первым ребёнком в семье, очень похож на деда. Ему 19 лет. Он сильный, много работает. Закончил Большеулуйское профтехучилище, в котором когда-то учился и мой дед. Андрей аккуратно складывает все строительные инструменты, этому научил его дед. Он помнит, как дед, приходя с работы очень поздно, всегда находил время, чтобы его поласкать, поиграть с ним. Мама советуется с Андреем, доверяет ему, ведь он у нас в семье старший. Каждое лето мы, братья работаем, чтобы помочь маме. Ведь у неё такая маленькая зарплата, а работать приходиться много.

Когда я просматривал дома старые письма, то я нечаянно наткнулся на письма, которые писал нашей семье дедушка, уехав в Германию. И когда я впервые взял в руки письмо, написанное моим дедом, я не до конца понимал, что это не просто письмо, это часть истории моей семьи и всего лишь крупинка истории в целом. Я много раз перечитывал его письма и постепенно понимал, что моего деда уже нет, но в этих письмах он будет жить вечно! И чем чаще я перечитывал его письма, тем ближе становился к тому времени и к событиям тех лет, и в какой-то степени в своём подсознании, переживал те события, о которых писал в письмах мой дед. Теперь я точно знаю, что такое память. Это не только наши воспоминания, но и то, что остаётся после нас – наши поступки, действия, ошибки и победы, а также письма. В общем, в узком смысле слова, память – наши воспоминания, когда мы помним; а в широком смысле, память – когда помнят нас!

Меня поразило то, что мой дедушка никогда не забывал оказанной ему помощи и щедро за неё благодарил. Так, например, когда (судя по документам) он в суде восстанавливал своё имя, у него были свидетели, и когда суд закончился в пользу моего деда, он сказал нам (нашей семье), чтобы мы всем свидетелям в благодарность купили по килограмму конфет, так как конфеты тогда были в диковинку. Его щедрость и доброту помнят все те немногие репрессированные наши односельчане, дожившие до наших дней.

Я прочитываю часто письма своего деда, отправленные из Германии в 1998 – 2000 – 2002гг. Иногда у меня складывается такое впечатление, что он ещё жив. В своих письмах он пишет, как приехал в Германию, как получил там квартиру, купил диван-кровать, большой шифоньер и холодильник, как он пишет: «Такой как был у меня там, то есть в России». Эти строки наталкивают меня на мысль, что мой дедушка скучал по России. Наверное, он нередко вспоминал, как жил здесь, что здесь у него было, какие вещи и мебель.

Меня впечатляет оптимизм в письмах моего деда. Несмотря на хрупкое здоровье (он лежал в больнице с высоким давлением), он писал: «… климат не тот, сырой, пронзительный и очень мало солнца…», но всё же он восхищается природой, яблонями в цвету и с плодами, сливами. В одном из своих писем он звал нас к себе, но по некоторым обстоятельствам мы не смогли поехать, а потом всё откладывали поездку в Германию.

2.3. Воспоминания односельчан

В 1941 году в Большеулуйский район Красноярского края было сослано много семей немцев из Поволжья. Семья одной из них, Эрны Готфридовны Екимовой (Альтергот), жила с Христ А.Д моим дедом, через два дома на одной улице в селении Швед Красноярского района Саратовской области. Она вспоминает, как их семью и семью Христ Андрея Давыдовича погрузили в товарные вагоны на станции г. Энгельса и долго везли в Сибирь. Сопоставляя ее рассказ с воспоминаниями Эмилии Генриховны Папст, Горра А.Х., поражался, как люди хорошо все помнят, даже дату – 4 сентября 1941 года, когда их вывезли на железнодорожную станцию… Все они вспоминают Христа А.Д. во время бесед и мальчиком, работавшим в колхозе, и взрослым, уже семейным мужчиной. Из воспоминаний Э.Г. Папст, жительницы Большого Улуя: «Христ А.Д. был работящим, сам выстроил дом в с. Б – Улуй для своей семьи. Людей уважал. Хорошо работал, умел ценить шутку, был хорошим рассказчиком и насмешником. Его ценили как работника, уважали».

Из воспоминаний А.Х. Горра, который работал с Христ А.Д. в одной организации «Агропромхимия», он помнит, что дед работал на тракторах Т- 100 и Т – 130: « Даже в мороз работал без перчаток. Был трудолюбивым, некапризным, уравновешенным. Знал свое дело». Мне было приятно слышать о моем деде такие добрые воспоминания. И очень жаль, что я уже никогда не скажу ему об этом…

2.4. Письмо из Германии

Большим откровением, желанной весточкой оказалось пришедшее 29 декабря 2005 года письмо и копии документов из германского города Лахнау – Атцбах от Эммы Давидовны Егер, сестры Христ А.Д. Она выслала и архивную справку.

Архивная справка из информационного центра Саратовского УВД раскрыла всю глубину трагедии семьи Христ:

Архивная справка

Настоящая дана в том, что в архиве УВД Саратовского облисполкома имеется на хранении алфавитная карточка выселенного немца, в которой значатся следующие данные:

Заполняется на главу семьи

Фамилия – Христ
Имя, отчество – Давид Фридрихович
Год рождения – 1900
Место рождения – с. Швед
Национальность – немец
Местожительства (точное) – с. Швед, АССРНП
Род занятий – колхозник
Основание – Указ Президиума Верховного Совета ССР от 28.08.1941г.
Члены семьи:
Христ Эмилия Генриховна, 1901 г. р., жена
Христ Давид Давид, 1925 г. р., сын
Христ Амалия Давид., 1927 г. р., дочь
Христ Генрих Давид., 1929 г.р., сын
Христ Готлиб Давид., 1935 г.р.
Христ Эмма Давид., 1937 г.р., дочь
Христ Фридрих Давид., 1939 г. р. Сын
Отправлены эшелоном № 869 7 сентября 1941 года в Барнаул. [9]

Эмма Давидовна Егер (Христ) пишет, что младшая сестра Эмилия, которая родилась в декабре 1941 года в Сибири, умерла в возрасте 1,5 лет. В 12 лет утонул брат Готлиб. Из письма я узнал, что А.Д. Христ работал в колхозе с раннего утра допоздна. В 1968 году, уже в Казахстане, потерялась сестра, Амалия Давыдовна. Ее дети, Павел и Александр, также уехали в Германию в 1990 году, где уже жил их дядя Федор (Фридрих). Дед очень переживал о сестре Амалии. Писал в разные инстанции, но безрезультатно.

2.5. Письмо из Омска

Новые страницы жизни Христа Андрея Давыдовича раскрылись и из письма старшей дочери Валентины Андреевны Азарапиной (Христ), живущей в Омске. В нем она пишет:

«Предки моих деда и бабушки жили в Поволжье до войны. Как рассказывал мне отец (ему было тогда 12 лет), им разрешили взять с собой только узелки (вес их был ограничен) и в товарных вагонах отправили в Сибирь. По дороге многие помирали, особенно дети и старики. Их семья в полном составе прибыла на станцию г. Ачинска. Там их и еще несколько семей немцев распределили жить в Баженовку. Отец очень хорошо вспоминал о жителях Баженовки. Он говорил, что местные жители жалели переселенцев и на первых порах старались помочь, кто, чем мог, хотя сами бедствовали. Дедовой семье повезло – им одним из первых выдали корову по справке (в Поволжье они оставили всю скотину, дом, утварь, запасы, провизии (муку, мед и т.п.), а в замен им давали справки). Когда деда и старших детей забрали в трудармию, бабушке пришлось очень нелегко с тремя детьми. Отцу было 12 лет, а дядя Федя и т. Эмма и совсем маленькие. Чтобы выжить и как – то помочь матери спасти младших детей, мой отец, а ваш дед, с 12 лет работал в деревне, помогая женщинам (мужчины все на фронте), кому дрова колол, кому воду носил, потом на колхозной лошади заготавливал дрова для жительниц деревни. Он был не по годам сильным, с 14 лет отец уже работал в Большом Улуе молотобойцем у кузнеца, а до этого отсидел пол года (точно не помню) в тюрьме, так как его подозревали в краже зерна с поля. Там он чуть не умер от истощения, но начальник тюрьмы пожалел его и отправил на работу на мукомольный завод (арестанты по разнарядке работали на разных объектах г. Красноярска). Там он ел муку и запивал водой. Это его спасло от смерти. Вскоре отца выпустили за недоказанностью преступления. Всю жизнь отец любил хорошо работать и всегда заботился о своей семье. В колхозе работали за трудодни, а трудодни осенью оплачивались натуральными товарами, которые производил колхоз. Это в основном зерно, мясо, мед. Так как наш отец зарабатывал столько трудодней, что хватало не только на зерно (его мололи на муку, им кормили домашний скот – основной источник существования в деревне), но и на мед, который отец носил нам 10 литровыми бидонами». [10]

Деду в 1943 году было уже 14 лет

Когда я прочел письмо тети Вали, я благодарил Бога за то, что он уберег моего 14-летнего деда от верной смерти. Ведь с 1935 года все уголовные наказания, в том числе и расстрел, могли применяться ко всем, кто достиг 12 – летнего возраста.

2.6 Причины отъезда в Германию

Когда Христ Андрею Давыдовичу исполнилось почти 70 лет, он уехал из Большого Улуя в Германию. Там проживают его сестра, брат и племянники, которые в 1990 году переехали из г. Джамбула Казахской республики. До этого ему пришлось обратиться в Большеулуйский районный суд Красноярского края о восстановлении акта гражданского состояния о рождении, которое было утеряно в связи с переселением в 1941 году из с. Швед.

Исследуя копию решения суда от 25 июля 1996 года, я узнал, что показания свидетелей сыграли большую роль в восстановлении прав Христа А.Д. «Поскольку заявитель пояснил, что после приезда в Сибирь его вместо Генриха стали звать Андреем, то суд считает, что это и есть заявитель Христ Андрей Давыдович». [11]

Результатом этого решения стала выдача копии восстановленного «Свидетельства о рождении Христа А.Д.» [12], и справка о реабилитации.

Затосковав о родных, с которыми он давно не виделся, оставшись один (жена умерла), Христ А.Д. решился на переезд в Германию. Первый раз он уехал в 1997 году на три месяца, а уже 14 июня 1998 года насовсем. Но дед был мудрым человеком. Он думал о своих внуках, о семье сына и дочери, живущих в Сибири, поэтому сохранил двойное гражданство. У него была возможность вернуться на Родину.

Справка, выданная 16 августа 2002 года в Ветцларе, подтверждает, что господин Христ Андрей, рожденный 16.06.1929 года в Шведе, был зарегистрирован под российским и германским гражданством» [13].

Когда А.Д. Христ приехал в Германию, его встретили хорошо, он оказался там желанным.

Дед никогда не жаловался на свою жизнь, на здоровье. Он умер в 2001 году, уехав в Германию. Из Германии вместе с документами была отправлена копия «Свидетельства о смерти № 619/2001» [15].

Мне впервые довелось держать в руках «Свидетельство о смерти» на немецком и русском языках. Оно представляет определенный интерес, несмотря на скорбное содержание.

Заключение

Начав изучать биографию своего деда, Христа Андрея Давыдовича, исследуя его нелегкую жизнь, узнавая, с какими трудностями столкнулась семья моего дедушки, переселенного из Поволжья в Сибирь, я проследил, как он жил в Сибири, учился, работал. Встречаясь с теми, кто знал Христа Андрея Давыдовича, записывая их воспоминания, изучая письма и документы моих родных из Омска и Германии, не предполагал, что эта тема так сложна и в то же время интересна. Меня удивило, что мои родные так хорошо помнят события шестидесятипятилетней давности, что у них до сих пор болит душа, что их это волнует.

Христ Андрей Давыдович – стойкий человек. Его, простого рабочего, я считаю героем. Он прожил трудную жизнь. И понять его судьбу, узнать о счастливых и трагических страницах биографии мне помогло мое исследование.

В Большеулуйском районе проживает немало немцев, высланных из Поволжья в 1941 году. Встречаясь с односельчанами Христа Андрея Давыдовича, я узнал о их желании создать сообщество немцев у нас в районе. Мои родственники из Германии и из Омска очень хотят прочитать эту исследовательскую работу, проявляя к давним событиям большой интерес. Может быть, они вспомнят, что-то еще, и я дополню ее.

Часть этой работы опубликована в районной газете «Вести» №9 (7180) от 04.03.2006г. И, возможно, кто-то из моих сверстников продолжит тему, написав о своих родственниках, когда–то высланных из Поволжья. А в будущем районном музее появятся новые страницы о судьбах немцев из Поволжья.

Я закончил работу. Я старался, как мог, приложил все усилия, для того, чтобы моя работа была не только сопоставлением исторических фактов моей семьи, но и была насыщена чувствами и размышлениями. Я хотел как можно обширнее и доступнее рассказать о своей семье, не знаю, получилось ли это у меня? Я очень рад и даже горд тому, что смог сопоставить события тех забытых и утерянных лет репрессий. Я смог целиком и полностью погрузиться мысленно в ту жизнь, которой сейчас, слава Богу, нет.

Как странно, живущие ныне люди переживают, волнуются, совершают суицид от немых неудач в жизни. А тогда не было ничего, что можно было назвать лучшим, но люди и среди горя, находили что-то хорошее, какую-то светлую сторону и сами из того, что их окружало, создавали что-то лучшее и были этому рады! Верили в судьбу, Бога, власть, но самое главное не переставали верить в самих себя! Помогали друг другу, и были счастливы от этого.

Сейчас я пишу эти строчки и рад, что у меня есть возможность рассказать о своей семье, о том, что было много лет назад, выразить целиком и полностью свои мысли, чувства, тем самым, отдавая дань памяти своему деду и его германским корням.

Теперь у меня появилась мечта или даже цель в жизни - побывать на Родине моих предков в Германии и своими глазами увидеть те яблони в цвету и сливы! Чтобы до глубины души проникнуться тому, о чём писал мой дедушка! Очень хочу встретиться и познакомиться со своими родственниками, о которых до сегодняшнего дня знаю только по рассказам мамы, по письмам и по фотографиям.

Я даже не знаю, где находится могилка моего дедушки, и так хочу прийти к нему, положить цветы и мысленно сказать «спасибо» за то, что он просто жил, был моим дедом, которого я очень люблю.

Закончить повествование о Христе Андрее Давыдовиче, заново пережив трагедию его родных и близких, восхищаясь их стойкостью и терпением, я хотел бы стихотворной молитвой семьи последнего Императора Государства Российского Николая Второго, единственного представителя царской фамилии, который побывал в Ачинске в 1891 году:

«Пошли нам, Господи, терпенье
В годину буйных, мрачных дней
Сносить народное гоненье
И пытки наших палачей
Дай крепость нам, о Боже правый,
Злодейство ближнего прощать
И крест тяжелый и кровавый
С твоею кротостью встречать»
( Казанскому Собору – 175 лет. Ачинск., 2005. – с. 36)

ИСТОЧНИКИ:

1. Письмо Э.Егер (Христ) из г.Лахнау – Атцбах от 29.12.2005г. Христу Е.В. с.Большой Улуй (из личного архива семьи Христ)
2. Автобиография Христа А.Д. (из личного архива семьи Егер)
3. Аттестат №3011 от 29.12.1964г Большеулуйского сельского профессионального училища №7(из личного архива семьи Христ)
4. Удостоверение Христа А.Д. к медали «Ветеран труда», от 6.03.1985г. (из личного архива семьи Христ)
5. Почетная грамота Христа А.Д. крайкома профсоюза и краевого объединения «Сельхозтехника». 1971г. (из личного архива семьи Христ)
6. Копия свидетельства о браке Христа Андрея Давыдовича и Лоч Анны Станиславовны 1-В7 № 080728 от 23.04.1959г. (из личного архива семьи Христ)
7. Копия ''Свидетельства о смерти'' Христ Анны Станиславовны. 1-НК №454182 от 29.09.1982 (из личного архива семьи Христ)
8. Архивная справка информационного центра архива УВД Саратовского облисполкома от 11 июня 1990г. № 21/Е-7(из личного архива семьи Егер)
9. Письмо В.А. Азарапиной (Христ) из г. Омска от 29.12.2005г. Христу Е.В. с. Большой Улуй (из личного архива семьи Христ)
10. Решение Большеулуйского районного суда Красноярского края от 25 июля 1996 года (из личного архива семьи Христ)
11. Копия ''Свидетельства о рождении '' Христа А.Д. VI- БА № 454438 от 05.08.1996г. (из личного архива семьи Христ)
12. Справка о гражданстве Христ А. (перевод с немецкого языка) от 16.08.2002 года из магистрата г.Ветцлар (из личного архива семьи Христ)
13. Справка о гражданстве Христ А. на немецком языке от 16.08.2002г. из магистрата г.Ветцлар (из личного архива семьи Христ)
14. Копия ''Свидетельства о смерти'' Христ А. № 619/2001 Ветцлар, 17.09.2001г. перевод с немецкого языка (из личного архива семьи Христ)
15. Копия ''Свидетельства о смерти'' Христ А. 619/2001 Ветцлар, 17.09.2001 на немецком языке (из личного архива семьи Христ)
16. Письмо Христ А. Д. из г. Лахнау – Атцбах от 4.09.1998 года. Семье Христ с. Большой Улуй (из личного архива семьи Христ)
17. Письмо Христ А. Д. из г. Лахнау – Атцбах от 18.04.2000 года. Семье Христ с. Большой Улуй (из личного архива семьи Христ)
18. Письмо Христ А. Д. из г. Лахнау – Атцбах от 13.08.2002 года. Семье Христ с. Большой Улуй (из личного архива семьи Христ)

ЛИТЕРАТУРА

1.Галич А. Генеральная репетиция – М., 1991.С.22
2. Зберовская Е.Л. Трудармия и вторичная депортация немцев в Красноярском крае в 1940- годы// Немцы в Сибири: история, язык, культура- Красноярск, 2004. –С.32-37; Славина Л.Н. Немцы в Красноярском крае: социально-демографическое развитие в XX веке // Немцы в Сибири:история, язык, культура-Красноярск, 2004.-С.62-65.
3. Еженедельник «Экран-Информ» № 41 (563) 12.10.2005
4. Казанскому Собору – 175 лет Ачинск., 2005г. с 36.
5. Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края:
Кн.2.- Красноярск., Издательские проекты, 2005 С. 9
6. Сборник материалов Всероссийской научно – практической конференции «Российское краеведение в контексте времени» Красноярск., 2002. С.52 – 59
7. Стецовский Ю.И. История советских репрессий – 1997 – с 5 –6
8. Усков В.В. Мы – большеулуйцы. Зеленогорск , 2000.С.69-70
9. Энциклопедия для детей История России XX век М., 1999 с 539.

ПУБЛИКАЦИЯ АВТОРА

Общественно – политическая газета Большеулуйского района ''Вести'' №9 (7180) от 04.03.2006


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»