Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

История рода моего деда


Автор: Герасимова Алена Ивановна, ученица 9 класса.
Руководитель: Гайдукова Татьяна Геннадьевна, учитель истории.
Адрес школы: 655681, Алтайский р-н, с. Изыхские Копи, ул. Октябрьская 8
Тел. 8 (39041)27235
Изыхская средняя общеобразовательная школа.
2010 год 

Человек, не знающий своей истории, своих корней, не может жить на свете.
Он станет листком, оторванным осенью от дерева.
Его будет носить по миру, и нигде не найдет он себе пристанища.

 

Свою работу я посвящаю памяти моего любимого дедушки Сопельцева Елизвоя Феопентовича, отца моей мамы. Ему суждено было родиться в первой половине 20в. На его долю выпало пережить годы становления коллективизации, трудные годы Великой Отечественной Войны, послевоенный голод, тяжелый труд с раннего детства. Трудовой стаж его составляет 47 лет, в трудовой книжке содержатся: лишь записи благодарностей и поощрений.

Пройдя сквозь все жизненные испытания, мой дедушка всегда оставался человеком с большой буквы!

У него была мечта разыскать свои корни и узнать историю своих предков. Но недостаточное образование и возможности не позволили ему сделать это.

В современное время у меня возможностей гораздо больше, и я решила попробовать осуществить его мечту.

Свои исследования я начала с изучения семейных архивов, беседовала со старшими родственниками. История любой семьи тесно взаимосвязана с историей самого государства, поэтому я обращалась к исторической литературе, использовала интернет.

Прежде, чем начать свое повествование, я бы хотела поблагодарить тех, кто оказал мне помощь в моей работе. Это моя мама - Римма Елизвоевна, моя двоюродная бабушка - Мельникова Мария Феопентовна, троюродный дедушка - Сопельцрв Василий Степанович, троюродная бабушка Сопельцева Марина Павловна. А так же мой руководитель - Гайдукова Татьяна Геннадьевна, которая помогала мне редактировать работу.

Освоение Сибири в России до 19 века производилось в основном за счет каторжных но даже при усиленном отправлении ссыльных в Сибирь местной администра удавалось справиться с возлагаемыми на нее задачами наилучшего устройства на местах этих ссыльных. Ссыльные устраивались в Сибири, где и как придется, поэтому была высокая смертность. Вследствие всего этого, ссылка, мало-помалу, стала в глазах правительства терять значение, как средство заселения страны.

Параллельно с этим, Сибирь все более и более стала привлекать внимание правительства, как колония для избытка населения. Этот избыток чувствовался в некоторых местностях уже в самом начале XIX в.

Положением 1806 г. было предоставлено государственным крестьянам, испытывающим недостаток в земельном довольствии, водворяться на пустопорожних удобных землях. Предоставленным правом не замедлило воспользоваться довольно значительное число крестьян, но переселение в Сибирь государственных крестьян пошло успешно лишь с того времени, как это дело взяло в свои руки учрежденное в 1839 г. Министерство государственных имуществ. Министерство в лице графа Киселева задалось целью поднять материальное благосостояние, а вместе с ним и нравственное, государственных крестьян предоставлением им большого земельного простора. С этой целью министерство организовало ряд мер по переселению крестьян сначала во внутренние губернии, где было много свободной земли: в Тамбовскую, Воронежскую, Саратовскую и Харьковскую, а потом и в сибирские: Тобольскую, Томскую и Енисейскую. Переселенцам выдавались в местах водворения земельные наделы по 15 десятин на  душу, безвозвратная ссуда деньгами, земледельческими орудиями и скотом и предоставлялась восьмилетняя льгота от податей и повинностей и трехлетняя — отрекрутчины. С переселенцев даже слагали недоимки по прежнему их местожительству (с 20 июня I860 г.). В 1851 г. министр обратился с циркулярным предписанием к казенным палатам губерний, по преимуществу расположенных в Черноземной полосе, о вызове желающих из государственных крестьян к переселению в Сибирь, причем из каждой губернии предназначалось выселить 300- 400 семейств. На основании этого предписания палаты переслали в Сибирь в течение 1852-1854 гг. 38 225 душ.

В 1852 г. министерство государственных имуществ начало вызывать желающих крестьян и в Енисейскую губернию. На зов откликнулись крестьяне из Вятской, Пермской, Оренбургской и Орловской губерний, и с 1858 г. их переселилось в Сибирь около 6000 душ

Среди этих переселенцев были и мои предки. Со слов старших родственников, проживавшие в Оренбургской губернии Кыштымской волости, д. Зайкова.  изучении исторических документов я выяснила, что д. Зайкова в середине 19в, была в составе Оренбургской губернии. Челябинского Уезда, Чумлякской волости Так как Кыштымская волость принадлежала Екатеринбургскому уезду, и в ее составе не было деревень под названием Зайкова и созвучных с ней названий. Исходя из этих сведений я думаю, что в семейном предании была ошибка и правильный адрес: Оренбургская область, Челябинский уезд, Чумлянская волость, д. Зайкова. Ньйне с. Зайково, Щучанского р-на, Курганской обл.

Об этом свидетельствует и карта Челябинского уезда.

По происхождению они были крестьяне. В те годы крестьяне делились на государственных и крепостных.

Государственные крестьяне — особое сословие в XVIII — XIX века в Росс численность которого в отдельные периоды доходила до половины земледельческого населения страны. В отличие от помещичьих крестьян о считались лично свободными, хотя и прикреплёнными к земле, Крепостные крестьяне были лишены таких прав, они были полностью во в помещиков.

На основании этого, я сделала вывод, что мои предки принадлежали к сословию государственных крестьян, т.к. имели возможность свободного перемещения b разрешения властей. Возможно, на переезд их сподвигли условия, которые  предоставлялись для переселенцев, так как по прежнему месту их проживания выделялось всего от Зх до 5ти десятин земли на душу в крестьянской семье.

Они обратилась к властям с просьбой о переселении, получив разрешение, весной 1858 года покинув Оренбургскую губернию, отправились в Сибирь. На лошади везли маленьких детей, стариков и свой нехитрый скарб, взрослые шли рядом* Ночевали прямо в поле, чтобы с рассветом двигаться дальше.

Самый старший предок, о котором мне удалось узнать, это мой прапрапрапра^ед - Сопельцев Демид Григорьевич, 1820 г. р., его жена - Федосья, 1830 г. р.; их дёти: сыновья - Василий 47 лет, Иван ЗЗ года (оба со своими семьями), дочери - Анисья 31 год, Федосья 28 лет. Их определили на место жительства в Тесинскую волЬсть, д. Никулино Минусинского уезда. Затем в 1871 г они переселились в и. Поначевский Курагинской волости Минусинского уезда, О чем свидетельствует архивная справка из фонда «Енисейской губернской казенной палаты».

Построили себе жилье и обзавелись хозяйством.

Мои предки были честными людьми но отношению друг к другу и к окружающим, за что снискали уважение у односельчан, отличались необычайным трудолюбием  (вспоминая своего дедушку, я даже не сомневаюсь в этом). Были бескорыстными и  добрыми людьми. О чем повествует одно семейное предание:

На территории Курагинской волости находился Ирбинский железоделательный завод. По реке Ирба каторжники на баржах сплавляли железо до Курагино,  охранников над ними не было, т.к. считалось, что дальше Сибири бежать некуда. Зато местным охотникам по распоряжению властей было разрешено отстреливать сбежавших. Для охотника заряд на белку был менее выгоден, чем на каторжника, так как с каторжника можно было забирать одежду и сапоги, а это стоило дороже беличьей шкурки. Редко какому сбежавшему удавалось выжить. Однажды и мои  предки обнаружили беглого, им оказался Трофим Берзюк, родом из Беларуси, попал на каторгу за то, что не позволил помещику надругаться над своей женой.

Они не только не выдали его властям, но и приютили, помогли построить жилье. Через некоторое время, к нему перебралась его семья. Всю оставшуюся жизнь, до 114 лет, Берзюк прожил в Поначево.

Иван Демидович Сопельцев (мой прапрапрадед) облюбовал другое место на реке - Усть - Тюхтят. Обратился к властям с просьбой о переселении и был перечислен по I предписанию Енисейской казённой палаты от 31 января 1896года на участок Тюхтят  Курагинской волости со своей семьей: жена - Пелагея Васильевна, дети: дочери - Екатерина, Александра, Марья, сын Фадей 1881 г.р. (мой прапрадед), в д. Тюхтяты.

Деревня находилась в живописной таёжной зоне на берегу реки, что облегчало заготовку дерева для строительства. Тайга была богата природными дарами, река рыбой. Для крестьян выделялись большие земельные наделы.. Здесь и обосновались мои предки. Построили себе дом, завели хозяйство.

Дети выросли. У них появились свои семьи. В 1899г женился мой прапрадед Фадей на первой красавице в деревне Мариамии. Поженились они по большой любви, что в то время было большой редкостью. Фадей был мастером на все руки и сам  построил большой добротный дом, который до сих пор стоит на прежнем месте и в нем живут люди. Несмотря на то, что дому уже больше 100 лет, ремонту подвергалась только крыша.

Вскоре один за другим у них родились дети: Иван, Степан, Феопент (мой прадед), Павел, Акулина, Анастасия.

Фадею и Мариамие было нелегко воспитывать и кормить детей, поэтому трудились не покладая рук.

Прапрадед мой был малограмотным человеком, но природный аналитический склад ума, изобретательность позволяли ему создавать различные приспособления для облегчения семейного груда.

Мои предки были глубоко верующими людьми, поэтому взаимоотношения в семье строилось на взаимоуважении, почитании старших. В семье никогда не применялись физические методы воспитания. Детей воспитывали в строгости, но при этом ощущали безграничную родительскую любовь, не знали, что такое голод и холод. Подрастая, дети оказывали посильную помощь родителям: пасли скот, работали на прополке, на сенокосе. Год от года благополучие семьи улучшалось. Семья стала зажиточной. Сыновья повзрослели, стали надёжной опорой отцу. Вместе с ним своими руками построили мельницу. Смогли, приобрести веялку, в собственности имели земельные наделы, табуны: коров, лошадей, овец. Содержали домашнюю большую пасеку.

Школы в то время в селе не было, поэтому Фадей, чтобы обучить детей грамоте нанимал для них учителей, все дети получили начальное образование.

Несмотря на то, что семья считалась зажиточной, в селе она снискала большое  уважение. Мой прапрадед Фадей Иванович пользовался большим авторитетом у сельчан, к нему шли за советом, он бескорыстно оказывал помощь и словом и делом. Безвозмездно помогал продуктами бедным семьям, одалживал лошадей и орудия труда. Как верующий человек он читал библию и твердо усвоил притчу:
"27. Дающий нищему не обеднеет; а кто закрывает глаза свои от него, на том проклятий".

В стране происходили перемены - революция 1917г, Приход к власти Сталина в 1922г все это вначале особого влияния на жизненный уклад в глухой сибирской деревеньке не оказало. Ио вскоре перемены в стране стали ощущаться и в Тюктятах.

В период с 1926 по 1929г.г. в Тюхтятском с/с была организована артель «Таённый пахарь». Вступление в артель было добровольным, поэтому семья Сопельцевых продолжала заниматься личным хозяйством.

Один за другим женились сыновья. Мой прадед Феопент Фадеевич Сопельцев женился в 1926г на Субботиной Стефаниде Кирилловне уроженке д. Орсапка ( ныне Средний Кужебар, Каратузского р-на), жену ему подыскали родители в с Верхние Курята соседнего Каратузского района. Большой дружной семьей продолжали жить в доме Фадея. Постепенно семья росла, рождались внуки, стало тесно в  родительском доме, возникла необходимость иметь каждому отдельное жилье. Совместными усилиями у каждого из братьев появился свой дом. Несмотря на то, что жили врозь, во всем помогали друг другу, так их учил отец, так они воспитывали и своих детей.

Двадцатые годы в России, годы начала раскулачивания и Сталинских репрессий. До Сибири доходили слухи об этом. Не миновало это и сибиряков.

В конце февраля 1930г поступила директива ЦК ВКП (б) по всем республикам и краям, областям и районам: о раскулачивании крестьянских хозяйств, которые имели крупные и средние хозяйства.

Списки подлежащих раскулачиванию по группам составлялись местными властями, принимались сельскими сходами и утверждались районными властями. Судьбу людей решали «тройки» в составе первых секретарей райкома партии, председателя райисполкома и начальника районного управления ОГПУ.

В период раскулачивания крестьянских хозяйств в р-не, было 35 сельских советов.

Были при с/совете в комитетах созданы комиссии, которые готовили списки на определенное хозяйство, составляли списки, вызывали хозяина, знакомили его с постановлением, затем входили в каждый, дом, осматривали все хозяйство,  производили опись хозяйства, дом, пристройки, скот, малая техника и домашнее имущество - все описывали-конфисковывали - сдавали в колхозы или пускали на  торги. Раскулачивание шло по ст. 15 а, б, в, г, д. Кулацкие хозяйства прошли через основных дела:

1. Картотека заведена на каждую семью.

2. Личное дело, решение комиссии на заседании и занесение семьи в протокол о
 раскулачивании.

3. Списки с/советов на высылку с указанием: дата, год высылки и место высылки, их было 3 точки: Томская обл., Туруханск и Ольховский прииск Артемовский р-н.

Но были случаи, когда семьи высылали в другие места: в Иркутскую область Анжерка, Кемеровскую область и Хабаровский край.

Из постановления Курагинского РИКа

1. Мобилизовать всех лишенных нрав мужчин трудоспособных от 16 до 55 лет, проживающих на территории Курагинского района на время с 21 сентября 1930 года, на лесосплав Казырского лесоучастка.

2. Все кулаки, лишенные избирательных прав, обязаны явиться 25 сентября 1930 года в распоряжение заведующего Казырским Лесозаготпунктом на своих подводах в д. Гулясвка, обеспечить себя спец, одеждой.

3. Не явившиеся к указанному сроку - несут ответственность по ст.61 УК.

4. Высылаемым кулацким семьям - предполагалось наделить натурфондом из расчета на несколько семей:

I. Лошади - 1 на 2 хозяина
II. Коровы - 1 на 25 человек
III. Овцы - 1 на 15 человек

Таким образом, и рабочий инвентарь - плуги, телеги, пилы, топоры, бороны, косы, серпы, лопаты и другое.

Все это должны организовывать районные руководители и вместе с отправкой кулацких семей отправить и этот натурфонд на место их прибытия в ссылке, но это ни руководство ЦК ВКП (б), ни районные не сделали и этот фонд, за ними не последовал, только было постановление, оно было директивой, но не выполнением.

Семьи прибыли в места поселения в тайгу необжитую, где не был человек. Выбирали места - поляны и делали лагерь - шалаши из тряпок и половиков. Чтобы представить, как проводили раскулачивание, приведу конкретный пример семьи Шабалиных, жителей Курагинского района.

Когда по всем сельсоветам произвели полное раскулачивание, эта компания решила  разорить общество потребителей - «Заря» (в 1923 году в с. Курагино было организовано общество потребителей «Заря», в которое вступали те хозяйства, которые умели хорошо работать. Они создали это общество на равноправных паях, т.е. каждый хозяин вносил денежный пай. Был назначен председатель со стороны, который вел это финансовое дело. Собранные деньги вносили в Минусинский промбанк для закупки малой техники - плуги, молотилки, косилки, жатки, лошадей.), в первую очередь обратили внимание на члена общества Шабалина Ефима Ефремовича, рождения 1881 года, его семью 11 человек. Семью подвели под  кулацкое хозяйство, а самого Шабалина арестовали в 1930 году. Он был осужден по ст.58 к высшей мере наказания. 25 августа 1930 года - расстрелян в Минусинской тюрьме, приписали ему враг народа - контрреволюционер действия.

Реабилитирован 23.09.1967 года. Семью Шабалина - все хозяйство, имущество изъяли, а их 9 человек выслали в Ольховку (ныне г. Артемовск). Сына Николая из армии отозвали, ввиду ареста отца, он прибыл домой в семью, написал жалобу в ЦК ВКП (б) на имя Калинина, и семью Шабалина восстановили в 1931 году. Мать умерла в 1932 году. 7 детей остались полными сиротами, младших взяли етаршие братья, а 2-х летнюю дочь удочерили чужие люди и уехали на Урал.

Таких семей из крестьян погублено было много. Шло просто истребление человечества, всей России, уничтожали самую работоспособную крестьянскую силу, на нее вся страна опиралась и ею кормилась

Кроме крестьян под кулацкое хозяйство подводили - среднего, бедного крестьянина  и священнослужителей, а они были в каждом большом селе, где были церкви.: Высылали и больных, инвалиды II-III гр., умалишенных, одиноких стариков го 98- 99 лет.

Такие действие комитетов, комиссии, как краевых, районных, сельских, были: неоправданными, очень много было нарушений.

1 .Неправильный подход к каждому хозяйству.
2. Неправильно было составлено в документах, описи имущества и хозяйства’ во многих кулацких хозяйствах в личных делах нет актов об изъятии хозяйства, есть только опись. i
3. В картотеках и личном деле семей нет у многих отчества, имен и года рождения.
4. Не во многих семьях в карге отметки о высылке, её место назначения и место расположения семей.
I В описи для отправки кулацких семей не все сохранилось, не все семьи были! внесены в списки.
Куда была выслана семья , в картотеках отметки нет.

За период с 1930-1935 года высланные кулацкие семьи были отправлены в большой массе из Курагинского района, их из сел, деревень грузили в короба и на подводах увозили до ст.Абакана. В Абакане на станции их выгружали и по двум категориям вели отбор: 2-ю категорию в отдаленные места, а 3-ю в ближние места. Было  установлено 3 места - Томская обл., Нарым, Туруханская тайга и Ольховская тайга. Их довозили до места их прибытия, выгружали на определенные места, поляны по 30-50 семей и закрепляли за комендатурой, селили у реки Чулыма, а вокруг болото, густая тайга да в небо отверстие - не убежишь, но от сел за 100-150 км. Старики,  мужчины, женщины делали из тряпок, половиков палатки, шалаши и жили, все лето до осени, а за лето они должны были построить себе общий барак. Мужчины  готовили лес, вытаскивали на себе, чистили, женщины собирали мох, рубили ветки,носили землю для покрытия крыши, крыш не было. В построенные бараки в комнаты селили по 6-8 семей, в каждом углу семья.

Вот это и было условием жизни кулацких семей. Питание первое время было - ржаная мука, овсянка, немного картошки, капуста. Но этого было мало, все строго делили по семьям - как в лагерях - варили бурду, баланду, но к весне продукты уже кончились. Люди стали болеть: цинга, дизентерия, появились первые умерший, а потом в большом количестве началась смертность. От безысходности люди нё i знали, как дальше жить.

«В 1931 году весной в первый день Троицы, женщины договорились, что больше  так жить нет смысла, и они решили уйти из жизни со своими малыми детьми.

Видя перед собой безысходную жизнь, никто о них не беспокоится, и они решили это сделать.

Женщины, старушки, привязав к себе малых детей полотенцами, веревками, пришли к реке Чулым рано угром и стали входить босые в холодную воду, а вода поднялась и выходила из берегов, но страха у них уже не было, они думали как бы скорее уйти из жизни.

Старики побежали к берегу Чулыма, кричали им вслед: вернитесь, все еще обойдется, но они уже не слышали, их шум воды заглушал, а они все шли и шли, и укрывало их волной. А в это время кто-то сообщил в комендатуру, прибыло человек 5-7 из органов, они сразу кинулись к берегу и увидели страшное зрелище, что: несколько десятков женщин, старушек с детьми решили отдать жизнь этой кцпучей, холодной воде, и все относило их от берега. Они кричали своим: Люди! Простите нас мы невиновные, а сотрудники бежали по берегу и кричали им вслед: «Вернитесь, мы привезли вам продукты». Но они уплывали все дальше и накрывали их волны Чулыма, как будто бы река справилась с этим грузом...»- Этот факт рассказала Матрена Наумовна Медведева. Их семья 6 человек были высланы из Усинска Минусинского района, в это место, где в 1930 году их поселили около
Чулыма. Впоследствии Матрена Наумовна Медведева-Губанова проживала в г.Артемовске. Умерла в 1991 году.

Из 25 с/советов Курагинского района было раскулачено 2356 глав хозяйств, членов  семьи - 7649 человек - всего - 10031 человек, из которых часть семей были  высланы.

Тревога поселилась и в семье Сопелыдевых. Кто- то из сельчан, входивших в  руководство села Тюхтят тайком предупредил семью о том, что скоро придут раскулачивать и Сопельцевых. Тогда Фадей Иванович, чтобы спасти своих детей и внуков, поскольку представлял, что их ожидает, поехал в Курагинский Исполнительный Комитет и написал дарственную на все свое имущество (кроме дома в котором проживал) в пользу государства. Вернувшись, домой, он обнаружил, что семью выселили из дома, и в нем сельские женщины производили побелку стен. В доме решили разместить сельское управление. В отчаянии он обронил фра$у: «Голову бы оторвать тому, кто это придумал». За что и поплатился, вскоре был арестован. Тогда жители села, которые помнили добро, что когда то, им сделал Фадей Иванович, вступились за него. Кто- то помог моей прапрабабушке Мариамии  составить ходатайство, в котором очевидцы говорили, что они присутствовали при этом моменте, и ничего подобного не было сказано. С этой бумагой прапрабабушка ходила по селу и собирала подписи. Подписалась большая часть тех, кто был' очевидцем. С этим документом Мариамия Петровна отправилась в район выручать любимого мужа. Не напрасными оказались её старания, ходатайство у неё приняли и через несколько дней Фадея Ивановича отпустили. Вернувшись, домой он ронял, что спокойно ему жить не дадут. Простился с сыновьями и внуками, взял жену, двух дочерей которые жили еще вместе с ним, не хитрый скарб, погрузил в лодку р по реке Казыр отправился в деревню Акуловка Каратузского р-на. Там его приютил кто- то из жителей. Фадей Иванович был мастеровым человеком, любое дело  спорилось у него в руках. Одному из жителей деревни он оказал, какую- то услугу в строительстве, за это гот подарил прапрадеду старую конюшню, это и стало  жильем Сопельцевых. Отремонтировав её и приведя в божеский вид, семья стала жить дальше. Фадей Иванович никогда не был пессимистом, смирено принимая все, что преподносила судьба, и любил жизнь, а больше жизни своих детей и внуков.

Все имущество, которое Фадей Иванович «подарил» государству принадлежало теперь артели «Таежный пахарь». Его сыновья: Иван, Степан, Феопент, Павел  остались жить в Тюхгятах и трудились в артели, занимаясь привычной работай. Иван занимался любимым делом, был пасечником - на бывшей своей пасеке, Степан - мельником на мельнице ранее принадлежавшей его семье, Феопент (мой прадед) - столяром.

Изготовлял различные столярные изделия, и мебель, которая славилась по всей округе. Павел - кузнецом. Трудились на совесть, потому что по-другому не умели, понемногу привыкая к новой жизни.

В Акуловке была организована трудовая артель, в которую и устроился мой прапрадед Фадей мельником на мельницу, прапрабабушка Мариамия гоже работала в артели на сельхозработах.

Независимо от того на кого и где работал Фадей Иванович, он везде проявлял смекалку и изобретательность. Однажды он узнал, что в соседней артели лежит без дела генератор, которому они не смогли найти применение. Он обратился к руководству артели в д. Акуловка с предложением выменять его у соседей и построить мини-электростанцию. Руководители одобрили его идею, привезли генератор и дали ему в помощники Лукошкова Евсея, у которого были навыки работы с электричеством. Мне сложно понять, как мой прапрадед не имея образования, своими руками построил мини-гидроэлектростанцию, энергии от которой хватало на мельницу и на лесопилку. Так в деревне Акуловке, в одной из первых в округе появилось электричество.

Жизнь, казалось, понемногу налаживалась. В феврале 1935 года крестьянам бфло разрешено иметь приусадебный участок, одну корову, двух телят, свинью с поросятами и 10 овец. Было разрешено заниматься торговлей. Государство постоянно следило за использованием колхозами выделенного им земельного фог и соблюдением нормы скота. Устраивались периодические проверки размеров приусадебных участков, и излишки земли изымались. Только в 1939 г. у крестьян было отрезано 2,5 миллиона га земли, после чего оказались ликвидированными остатки хуторских хозяйств. Но при этом все это облагалось не малыми налогами после уплаты, которых излишков у крестьян практически не оставалось, но на пропитание семьи хватало.

Многие коммуны и артели закрыли, они стали несостоятельные, их соединили с колхозами. Так артель «Таежный пахарь» вошла в состав колхоза «За 3-ю пятилетку.

Уйти самостоятельно из колхоза никто не мог. Крестьянам не выдавались  документы, а без паспорта в Советском Союзе даже передвигаться было нельзя.

Молодые люди не могли самостоятельно поступить на учебу - только по  направлению колхоза и с обязательным условием возвращения в родную деревню.

Для стимуляции колхозного труда в 1939 г. был установлен обязательный минимум трудодней (от 60 до 100 на каждого трудоспособного колхозника). Не вырабатывавшие его выбывали из колхоза и теряли все права, в том числе и право на приусадебный участок.

Фактически на селе было восстановлено крепостное право, отмененное в I 861 году. Только теперь в качестве «барина» выступал не помещик, а государство.

Конечно, такого достатка как раньше в семьях Сопельцевых не было, но они не голодовали. Думали, что все страшное уже позади, в будущее смотрели с надеждой на лучшее. Но все перечеркнула ВОЙНА...

На рассвете 22 июня 1941г. без объявления войны, нарушив Пакт о ненападении, фашистская Германия обрушилась всей мощью на советскую землю. Тысячи артиллерийских орудий открыли огонь по советской территории. Авиация атаковала аэродромы, военные гарнизоны, узлы связи, командные пункты Красной Армии, крупнейшие промышленные объекты. Так началась Великая Отечественная война 1941-1945 годов, самая страшная, самая кровавая в истории цивилизации.

Это известие стало большим потрясением для всех граждан СССР, воспринималось как личная трагедия каждого. В первые дни войны надеялись, что враг будет отброшен за пределы границ СССР. Но судьба распорядилась иначе. Началась мобилизация мужского населения призывного возраста.

В августе 1941 г. на фронт один за другим ушли все четыре брата Сопельцевых: старший Иван, 40 лет, Степан, 38 лет, Феопент, 36 лет, и младший Павел, 32х лет. Остались у братьев родители, жёны и малолетние дети.

В семье старшего сына Сопельцева Ивана Фадеевича (жена Сопельцева Федосья Григорьевна) 8 детей: Маркел, Ирина, Иван, Анфиса, Петр, Павла, Михаил, Алевтина.

В семье второго сына Сопельцева Степана Фадеевича (жена Сопельцева Федосья Ивановна) 5детей:Василий, Кастор, Афонасий, Нарс, Нина.

В семье третьего сына Сопельцева Феопента Фадеевича (моего прадеда) (жена Сопельцева Стефанида Кирилловна) 4детей: Данил, Мария, Елизвой (мой дед), Марина.

В семье четвертого сына Сопельцева Павла Фадеевича (жена Сопельцева Екатерина Дмитриевна) 5 детей: Георгий, Марина, Акулина, Анфиса, Петр.



Семья Феопента Фадеевича: жена Стефанида Кирилловна, Марина, Мария, Елизвой, Данил.


Семья Ивана Фадеевича: Маркел, Ирина, Иван, Анфиса, Петр, Павла, Михаил Альбина.


Семья Степана Фадеевича: жена Федосья Григорьевна, Нина, Кастор, Афонас Василий, Нарс.

iДля семей Сопельцевых, как и для всех семей в СССР, наступило тяжелое время.

Время тревожного ожидания весточек от своих близких, и непосильного  изнурительного труда.

Большая часть мужского населения села ушла на фронт еще в первый год войны. На плечи женщин, подростков и стариков легла тяжелая крестьянская работа. Но лошади нс отощали, было полегче. А в последний год войны уже запрягали коров, чтобы вспахать и засеять поле. Но и коровы недолго протянули. Стали сеягь и боронить вручную. До двадцати килограммов семян носили на себе в поле.

«Все для фронта! Все для победы!» - под таким лозунгом жили и трудились «Работали без выходных по 12-16 часов, в страду работали по 12-20 часов. Поддерживала их тогда и давала силы уверенность, что они своим трудом помогают фронту.

Большая часть выращенного урожая отправлялась на нужды фронта. В стран хватало продуктов питания. Дедушка, когда-то рассказывал, что есть, было,  и для приготовления еды использовали даже очистки от картофеля, летом лебеду, пиканы и другую растительность, Вокруг деревни была вырвана вся съедобная трава, приходилось за ней ходить в тайгу за несколько километров. Хлеба досыта никогда не ели. На работающего члена семьи полагалось 400гр. хлеба, на иждивенца- 200гр, но даже эту норму не всегда выдавали. Спасала корова, на которую с трудом заготовляли корм на зиму. Дети, которые в силу возраста не могли работать в колхозе, нянчили младших. Как могли, ухаживали за огородом, собирали в тайге ягоду, грибы, летом рыбачили на реке. Но и это не спасало от голода.

Как то дедушка дома был один, ему стало плохо, начались сильные боли, живот вздуло и он потерял сознание. Спасла его случайно зашедшая соседка. Еще не раз в это лихое время довелось ему быть на грани жизни и смерти, но видно суждено было выжить.

Зимой дети учились, выполняли работу по дому. Летом, уже начиная с 8-10 лет работали в колхозе на прополке, уборочной, сенокосе, пасли скот. При этом никто никогда не роптал и не возмущался. Уже в таком возрасте они стремились оказать посильную помощь старшим в разгроме фашизма.

Особенно голодно было семье Павла Фадеевича, Весной 1943г. Сопельцев Фадей Иванович, чтобы спасти внуков от голодной смерти перевез их семью жить к себе в д. Акуловку.

Трудно было моим родственникам в тылу, но еще труднее было тем, которые защищали Родину на передовой. Я попыталась проследить боевой путь моих предков. К сожалению, пока удалось собрать незначительную информацию, г помощью мамы и дальше буду вести поиски. 

Сопельцев Степан Фадеевич (1902-1942) попал в состав 382-й Новогородской дивизии, которая формировалась с августа 1941 года в Сибирском военном округе в Красноярском крае на станции Заозерная, на 01.1 1.1941 года находилась в Канске.

В составе действующей армии с 18.12.1941 по 09.05.1945. В ноябре 1941 года погружена в эшелоны, выгружена в Череповце и пешим маршем направлена в сторону Белозерска, затем через Кириллов в Вологду, затем эшелонами под Тихвин на разъезд Большой Двор. В ходе Тихвинской наступательной операции двигалась в направлении Будогощи вторым эшелоном, находясь в резерве. С 17.01.1942 года начала наступление через Волхов на Спасскую Нолесть. 17 января 1942г. - дивизия приняла боевое крещение в боях за д. Спасская Нолесть и ж. -д. ветку Чудове - Любань. В первых боях 2- й гв. армии отличилась 382- я красноярская стрелковая дивизия полковника Г'. Н. Сокурова. Она находилась во втором эшелоне армии, однако напряжение боёв заставило ввести ее в дело уже 17 января. В 2 часа ночи 17 января она форсировала Волхов. Наступление велось в лесисто-болотистой местности, в условиях бездорожья, по глубокому снегу. В войсках не хватало автоматического оружия, транспорта, средств связи, продовольствия и фураж Противник оказывал упорное сопротивление. Лишь к 17 января 2-я Ударная армия прорвала первый оборонительный рубеж противника. В течение января 1942 под Спасской Полестыо понесла колоссальные потери. В этих боях 24.01.1942года у с. Спасская Полесть и погиб Степан. Повоевать ему довелось всего 7 дней...’

По данным сайта ОБД мемориал 99 % погибших в районе д. Спасская Полесть  найдены и перезахоронены на мемориальное кладбище, «Любино Поле».

Смею надеяться, что прах Степана Фадеевича хранится именно там. В память о погибших был создан мемориал «Любино Поле».

Сопельцев Иван Фадеевич (1900- 1945) был призван 26.08.1941 г. прошел подготовку в военном городке г. Канска по специальности стрелок. Воевал в составе 24ой мотострелковой бригады- санитаром. В конце ноября 1942г. был сформирован 24й танковый корпус в состав, которого вошла 24я мотострелковая бригада. В начале декабря 24й танковый корпус прибыл в состав 1-ой Гвардейской армии.

19 декабря 1942 года, когда под Сталинградом решалась судьба окружённой фашистской группировки Паулюса, 24-й танковый корпус генерал-лейтенанта Баданова начал наступление на юг, отрезая немецкую оперативную группу Холлидт от Ростова-на-Дону и отвлекая на себя немецкие войска, изготовившиеся для прорыва кольца вокруг Сталинграда. После пятидневного марша на глубину 240 км корпус достиг Тацинской и 24 декабря разгромил в тылу противника базу снабжения, гарнизон и базировавшийся там крупный стратегический аэродром люфтваффе, с которого обеспечивалась окружённая группировка Паулюса, перерезал железную дорогу на Сталинград и овладел железнодорожной станцией и станицей Тацинская. В эго время немецкие дивизии генерал-полковника Рауса и генерала танковых войск Балька уже выдвигались к Тацинской для окружений и уничтожения прорвавшегося корпуса. После 4-х дневного боя корпус вышел из окружения. Таким образом, с выходом к Тацинской врагу был нанесен весьма сильный и ощутимый удар, от которого он долго не мог оправиться. С потерей Тацинской прекратилось снабжение войск Паулюса. В ходе боёв, 26 декабря 24-й танковый корпус был переименован во 2-й гвардейский Тацинский. 24-я мотострелковая бригада была преобразована в 4-ю Гвардейскую мотострелковую бригаду. За время службы Ивана Фадеевича Сопельцева в 4-й гв.мсбр, бригада участвовала в операциях:

Старо-Оскольская операция (с 5 июня по 7 июля 1942); Оборонительные бои на р. Дон, в районе Селявное (с 1 июля по 20 октября 1942);
Операция «Сатурн». Тацинский танковый рейд (с 16 по 28 декабря 1942);
в оборонительных боях на воронежском направлении и в большой излучине Дона в Среднедонской операции
в наступлении на ворошиловградском направлении (январь — февраль 1943)
Харьковско-Белгородская операция (с 4 по 25 марта 1943) — в отражении контрнаступления противника в районе Харькова, в Курской битве.

Курская битва занимает в Великой Отечественной войне особое место. Она ■ продолжалась 50 дней и ночей, с 5 июля по 23 августа 1943 г. По своему  ожесточению и упорству борьбы эта битва не имеет себе равных.

Общий замысел германского командования сводился к тому, чтобы окружить и уничтожить оборонявшиеся в районе Курска войска Центрального и Воронежского фронтов. В случае успеха предполагалось расширить фронт наступления и вернуть стратегическую инициативу. Для реализации своих планов противник сосредоточил мощные ударные группировки, которые насчитывали свыше 900 тыс. человек;, около 10 тыс. орудий и минометов, до 2700 танков и штурмовых орудий, около 2050 самолетов. Большие надежды возлагались на новейшие панки "тигр" и "пантера", штурмовые орудия "Фердинанд", самолеты-истребители "Фокке-Вульф-190-А" и штурмовики "Хейнкель-129".

Советское командование решило сначала обескровить ударные группировки врага в оборонительных сражениях, а затем перейти в контрнаступление. Начавшаяся битва сразу же приняла грандиозный размах и носила крайне напряженный характер. Наши войска не дрогнули. Они встретили лавины танков и пехоты врага с г невиданной стойкостью и мужеством. Наступление ударных группировок противника было приостановлено. Лишь ценой огромных потерь ему удалось на отдельных участках вклиниться в нашу оборону. На Центральном фронте - на 10-12 км, на Воронежском - до 35 км. Окончательно похоронило гитлеровскую операцию "Цитадель" крупнейшее за всю вторую мировую войну встречное танковое сражение под Прохоровкой. Оно произошло 12 июля. В нем с обеих сторон одновременно участвовали 1200 танков и самоходных орудий. Это сражение : выиграли советские воины. Фашисты, потеряв за день боя до 400 танков, вынуждены были отказаться от наступления.

12 июля маятник битвы под Курском качнулся в советскую сторону. Брянский и Западный фронты перешли в наступление. Через три дня их примеру последовал
Центральный фронт Константина Рокоссовского. А на Орловском направлении началась операция «Кутузов», разработанная еще весной 1943 года. 23 июля советские войска вернули все территории, потерянные в первую неделю сражения.

4 гв.мсбр противостояла натиску врага на южном направлении. «На южном фасе дуги сражение приняло еще более ожесточенный характер. Обладая большими силами и средствами, враг нанес удар сразу на двух направлениях: на Обоянь силами пятью танковых, одной моторизованной и двух пехотных дивизий; и в направлении Корочи силами грех танковых и грех пехотных дивизий. Удар танковых таранов, особенно эсэсовского корпуса был ужасен. Наша пехота, артиллерия, стояли насмерть и только по телам погибших немцы продвигались  вперед.» В этом бою в районе с. Березовка, Борисовского р-на Курской обл. 14.07.1943г. Иван Фадеевич Сопельцев попал в плен. Был угнан в лагерь щталаг V1(K)

Историки называют шталаги VI А Хемер и 326 (VI К) Зенне лагерями смерти. Шталаг 326 с 1942 г. выполнял также функции пересыльного лагеря для рурской горной промышленности. Смертность в нем в ноябре 1942 г. достигала 140 человек в день, больше чем зимой 1941 - 1942 годов. В шталаге Хемер даже в последние дни войны от непосильного труда ежедневно умирало ио 100 человек, а всего по официальным данным в этом лагере было похоронено 23 500 советских военнопленных .

Установить действительные цифры очень трудно, во всяком случае они были значительно выше. Погибло немалое число пленных, трудившихся в военной промышленности. Сколько их умерло в многочисленных специальных рабочих командах в Вестфалии, никто так и не определил.

Шталаг VI(K) действовал с 5.1941 по 4.1945г.г. находился на территории Германии г.Форелькруг

Ужасными были условия жизни и труда на заводах и шахтах Круппа. Не в состоянии выдержать тяжелый груд в Рурской области, многие военнопленные погибали прямо на рабочих местах, многие от несчастных случаев, а нередко в результате американской и английской бомбежек. Только на угольных рудниках Рура между I июля и 10 ноября 1943 г. погибло 27 638 человек. Херберт констатирует, что в начале 1944 г. в горной промышленности трудилось 184 764 советских пленных, причем в первой половине этого года умерло 32 236 человек.

Сопельцев Иван Фадеевич умер 07.03.1945г, совсем немного не дожив до Победы...

На братском кладбище шталаге 326(VI-K) -Форелькруг -Штукенброк в Германии похоронено более 65000 человек .

Они умерли насильственной смертью от голода болезней, истязаний, непосильного труда. Советские воины, защищавшие свою Родину! 

Сопельцев Феопент Фадеевич( 1905-1942) был призван в конце августа 1941г. Г1о рассказам прабабушки Стефаниды, сначала был направлен в Абакан, затем проходил подготовку в г. Минусинске, получил военную специальность сапера. По архивным данным, которые удалось разыскать, в первые месяцы в городе были сформированы полки 1254 и 1256, которые 6 ноября ушли из Минусинска в Абакан и в составе 378-ой Краснознаменной Новгородской стрелковой дивизии прошли I славный боевой путь. Других формирований в 1941 г в Минусинске не было. Я предполагаю, что мой прадед Феопенг Фадеевич был в составе одного из этих полков.

Дивизия формировалась в октябре 1941 года в городах: Ачинске, Минусинске!, Абакане Красноярского края как 378-я стрелковая Сибирская дивизия. В ноябре 1941-го направлена в Вологду, на Волховский фронт, и заняла оборону под городом Тихвин. Задача - предотвратить возможное наступление противника на Ленинград. Там, под Тихвином, и состоялось первое боевое крещение 378-ой стрелковой дивизии. Долгие трудные месяцы обороны пришлось пережить бойцам в зимнюю стужу и весенне-осеннюю слякоть, в залитых водой окопах. Тысячи фашистов были уничтожены за время обороны, но несла большие потери и наша дивизия.

В начале 1942 года дивизия начала в наступление, продвинулась с боями от) Тихвина до Волховстроя, но при штурме Волховстроя почти полностью полегла. Ее остатки были выведены в тыл на доформирование.

Очевидно, в этом бою и был ранен в руку Сопельцев Феопент Фадеевич, он находился на лечении в госпитале г. Боровичи Ленинградской обл. (ныне Новгородской). Оттуда была от него последняя открытка, датированная 20-м апреля 1942г. в которой он писал: «Назначен на передовую линию в саперную рогу. Рука плохо владеет, пока жив».

В мае 1942 года в составе 59-й армии дивизия была направлена в город Чудов|о с задачей перекрыть дорогу "Чудово - Ленинград". Это наступление захлебнулось из- за недостатка боеприпасов и недостаточного материального снабжения. Дивизия вынуждена была отступить и занять активную оборону по левому берегу реки Волхов с целью оттянуть силы противника на себя. Очень трудное было время: враг рвался к Ленинграду, боеприпасы и продовольствие доставлялись с перебоями, - но бойцы набирались опыта бить врага.

Под Чудовом дивизия попала в окружение, кончились боеприпасы, продовольствие. Сняли с орудий замки, технику бросили, остатки лошадей съели, и болотами по воде выходили из окружения разрозненными группами через печально знаменитый Мясной Бор. Так называемый коридор для выхода войск из окружения должна была обеспечивать 2-я Ударная армия под командованием генерала Власова. Армия была немцами разбита, деморализована. Генерал Власов сдался в плен1 немцам, а остатки войска выходили из окружения как могли. Потери были большие.

Группировке, в которую входили воины 378-ой стрелковой дивизии, с транспортных самолетов сбрасывали боеприпасы, продовольствие, поэтому воевавшие в ней все-таки смогли прорваться и выйти из окружения, понеся при этом большие потери.

Возможно, в этом бою и пропал мой прадедушка Феопент.

В 1947г. моей прабабушке вручили извещение о том, что он пропал без вести, которое из-за нехватки бумаги было написано на листке газеты. 

В 1947г. сотрудниками PBK проводился подворовой обход, где со слов родственников записывались данные, если о человеке ни чего не было известно, го к
I дате, от которой прекратилась письменная связь, прибавляли 3 месяца, с этой даты воин считался пропавшим без вести. Проанализировав данную информацию, я сделала вывод, что мой прадед мог пропасть без вести именно в бою под Чудфво.

Сопельцев Маркел Иванович( 1923-1942) в 1941 г был признан не годным к воинской службе по состоянию здоровья, но после смерти дяди, он упорно обивал пороги военкомата и в марте 1942г. отправился на фронт добровольцем мстить за погибшего дядю Степана. В одном из военных городков Красноярского края прошел обучение получил специальность пулеметчика. Вскоре попал на фронт, принимал участие в Воронежско- Ворошиловоградской оборонительной операции. К сожалению, силы были неравны. 14 июля 1942г. в ожесточенных боях в с. Волошино Миллеровского р- на Ростовской области, попал в плен. Пленных угнали в шталаг 349. О чем свидетельствует документ:

Вот что мне удалось узнать об истории этого концлагеря. В период оккупации на территории города находился один из первых на Украине в годы ВОВ концлагерей, вошедший в историю под названием "Уманская яма" (официально называется № 182 и шталаг№ 349).

В начале августа 1941 года фашисты окружили 19 гектаров карьера Уманского кирпичного завода двумя рядами колючей проволоки, построили сторожевые башни, на которых установили пулеметы и мощные прожекторы. В междурядьях заграждения двухметровой ширины бегали овчарки. Глубина глиняного карьера
I достигала 6-7, а местами - 15 метров. Заключенные круглосуточно были на улице, сидели и лежали прямо на голой земле. По свидетельствам очевидцев, погода!в августе 1941 года была капризная: то пекло солнце, то несколько суток подряд лили дожди. Красная и рыжая глина карьеру превратилась в вязкое месиво, из которого люди едва вытаскивали ноги. Большинство узников концлагеря были босые, ^тобы хоть как защититься от непогоды, военнопленные руками выгребали в глиняных стенах карьера норы. Но, намокнув под дождем, глина обваливалась. Сколько] так заживо были похоронены - никто не знает.

часовые запрещали, кто осмелился - сразу попадал в лучи прожекторов, всю цочь освещали территорию концлагеря, и сразу за этим - пулеметная очередь. Иоггбал тот, кто встал, и те, кто был рядом.

Кухня концлагеря готовила пищу лишь примерно на зри тысячи человек, а в ' Уманской яме находилось примерно 100 тысяч военнопленных, так свирепствовал голод. Суточный рацион хлеба на 6 мужчин одна буханка, и та менее одного килограмма весом, испеченная из муки грубого помола пополам с соломой и сухими листьями. За черпак баланды между пленниками возникали драки, которые стражи успокаивали пулеметными очередями. Ежедневно в концлагере умирали от  истощения, ран, болезней, замерзали от холода и гибли под пулями от 70 до 100  человек. Их хоронили здесь же, на дне карьера.

Со временем, к бывшим бойцам 6-й и 12-й армий гитлеровцы присоединяли моряков Черноморского флота из-под Одессы, Керчи и Севастополя, бойцов других
I советских воинских частей из-под Ростова и Сталинграда. Заключенных ежедневно водили на работу на различные объекты в Умани, многих вывезли в Германию или послали под Винницу на строительство подземного бункера - ставки Адольфа Гитлера на Восточном фронте.

Не одну сотню военнопленных спасли жители Умани. С наступлением холодов,  осенью 1941 года, администрация концлагеря позволила жителям Умани и окрестных сел забирать домой родственников.

Уманчанки шли к колючей проволоке, которые как за мужем, а кто за братом или дядей. Стражи отпускали пленников беспрепятственно, а порой приходилось платить. Десяток яиц, бутылка молока или нательный крестик становились ключами на волю. Спасенные таким образом чужими людьми бывшие красноармейцы после выздоровления отправлялись домой или за линию фронта. Не один десяток остался на Уманщине навсегда, они поженились со своими спасительницами.

Ни одна война не бывает без военнопленных. После войны в цивилизованных’ странах должным чествуют всех. Иосиф Сталин считал иначе: "не военнопленные, а предатели". Согни тысяч бывших красноармейцев, пройдя ад гитлеровских  концлагерей, потом прожили жизнь с таким клеймом. Сотни тысяч погибли в  советских лагерях или были расстреляны.

Садистский режим, который ввели гитлеровские оккупанты в концлагере, быН направлен на го, чтобы до края истощить пленных, физически убить в них водю, свободолюбивый дух, стремление к сопротивлению фашистам, к борьбе с ними. Но,  как свидетельствуют многие бывшие заключенные, фашистам не удалось поставить советский народ на колени. О том, как рождалось сопротивление врагам, борьба с ними, рассказывают воспоминания бывших узников "Уманской ямы".

Рассказ бывшего узника "Уманской Ямы" - Н.И. Оганяна (подано языком оригинала)

 "Первое, что я почувствовал, попав в яму, было чувство осиротелости, беспомощности. Не буду кривить душой, меня охватил глубокое отчаяние, страх, что погибну здесь, как и многие другие.

Страшно было умирать так, как умирали в «яме». Так дня два-три, поэтому не  хотелось ни есть, ни пить. Следующие дни почувствовал голод, а еще больше'- жажду.

Собирал в лужицах (в них уже кишели черви) по ложке воды, процедил через; пилотку, выпил ...

Меня охватило зло. На себя злился, на тех, кто был рядом, на недавних моих  командиров. Сжав зубы, начал думать, как найти выход из того положения (до этого за меня думали другие). День и ночь прошли без сна, а на рассвете ушел ближе к выходу, откуда пленных брали на работу.

Утром немец позвал меня и еще одного такого же, как я, к бочке, укрепленной на колесах, и показал, что надо ехать за водой. Я взялся за дышло с одной стороны, товарищ с другой. Немец сел на сиденье, подвешенное впереди бочки, и начал бить нас резиновым шлангом, чтобы бежали скорее, он стрелял из автомата короткими очередями го в мою сторону, то в сторону напарника. Тот от страха налегал на дышло (был сильнее меня), оттеснил меня к бочке. Моя босая нога попала под колесо. От нестерпимой боли выпустил дышло, упал на землю. Немец сошел и стал  пинать ногами. Потом позвал другого и поехал дальше. Меня без сознания пленные,  работавшие неподалеку, занесли снова в лагерь.

Опять потянулись дни голода, жажды. Смерть косила людей днем и ночью, трупы засыпали туг же у стен ямы, часто из-под земли виднелись руки, ноги, разносилась I. невыносимая вонь.

До сих пор слышатся мне голоса, но радио угрожали, что у каждого, кто подойдет к стенам, будут стрелять без предупреждения. Но свой дальнейший путь я уже  определил и ничего меня не пугало. Я решил, что отныне мой путь, моя цель - бороться с этими извергами.

Среди людского моря в «яме» был единственный ориентир - деревянный столб, который был примерно посередине. Договаривались, что как потеряются друг от друга, искать у столба. Там и встретил однополчанина и земляка - Г. Князян. Он раздобыл где-то кусочек красной ткани и сделал повязку с красным крестом Притворившись сопровождающим тяжелораненого, он вывел меня из «ямы», но уйти дальше курятников нам не удалось, опять «яма», снова страшные муки.

Были они слишком страшными, когда шли дожди. Спрятаться негде, под ногами мокрая глина, стоять долго не хватало сил, люди падали, потеряв сознание.

Те, кто был ближе к стенам глинища, выдалбливали норы, прятались от дождя. Однажды крутой обрыв обвалился и похоронил десятки людей.

В жаркие дни своя беда - жажда. Воды не давали, пили из лужиц. Лишь раз, помню, так давали воду: Поставили бочку над «ямой» и сверху лили воду ведрами на' головы людей. В это время кто принес откуда стремянку. Укрепили ее на стену и люди один за другим стали подниматься вверх, чтобы добраться к бочке. И сил не было, снова падали вниз, сбивая других, тех, которые лезли за ними.

рики, стоны умирающих, травмированных развлекали фашистов - они хохотали,  фотографировали, выкрикивали оскорбительные слова.

Сколько дней пробыл в том аду не могу сказать, где-то под осень большую колонну пленных погнали на запад, в направлении Винницы. Гнали в спешке, подгоняя ударами дубинок, выстрелами автоматов, окриками.

Все были голодны, когда кто выбегал чтобы сорвать свекольной ботвы, немцы стреляли из автоматов и убивали. Как ни труден был путь, но теплилась надежда на то, что удастся убежать ..."

 М. И. Оганяну удалось бежать только в конце марта 1942 года из больницы, куда попал из лагеря после того, как обморозил руки и ноги. Везде чувствовал помощь  местного населения. Одни пускали переночевать, обогреться, другие делились одеждой, нищей, хотя и сами имели того маловато. Однажды подвез его по дороге мужчина, ехавший подводой. Впоследствии узнал, что это был партизанский  разведчик. Он и помог юноше из Армении стать в ряды украинских народный мстителей. Вместе с ними боролся и против ненавистного врага.

В январе 1944г. в ходе Уманско-Ботошанской операции Умань была освобождена.

Но не суждено было дожить Маркелу до освобождения. Он умер в плену 21.09.1942г.

Сопельцев Павел Фадеевич (1909-1944). Был призван в августе 1941г., отправлен на Дальний Восток. Там получил специальность артиллериста. В конце 1941г. в связи с болезнью был комиссован, вернулся домой. В 1942г., когда ощущалась острая нехватка в рядах РККа. призывались даже те, у кого было не все в порядке со здоровьем. В конце 1942г., он был призван и отправлен на фронт. К сожалению, начальный боевой путь Сонельцева Павла Фадеевича отследить не удалось. Известно, что впоследствии воевал в составе 8-ой Ев. Армии (которая была преобразована из 62ой армии 5 мая 1943г.) в составе 1114 зенап (зенитноартиллерийский полк). 1 114 зенап относился к категории соединений и частей фронтового подчинения. Павел Фадеевич имел воинскую специальность орудийный номер артиллерист М3А(малокалиберная зенитная артиллерия ).

8-ая Ев. Армия входила в состав 3-го Украинского фронта, и принимала участие в i освобождении Украины. В сентябре- октябре 1943г. войска 3-го Украинскою с 1 фронта при решающем содействии с фланга войск 2-го Украинского фронта под командованием генерала армии Конева, продолжая успешные наступательные операции. Сражение за Днепр стало одним из самых кровопролитных — по разным оценкам, число потерь с обеих сторон (с учётом убитых и раненых) составило от ' .. ДЦАА 1,7 млн до 2,7 млн.

Битва за Днепр явила собой очередное крупное поражение сил вермахта. Краёная армия, которую Гитлер намеревался надолго остановить на Днепре, не только не была остановлена, но в короткие сроки на широком фронте форсировала одну из крупнейших рек Европы и нанесла вермахту серьезное поражение, вынудив немецкие войска отступить по всему фронту.

25 октября войска PKKa штурмом овладели областным центром Украины гор Днепропетровск и городом Днепродзержинск (Каменское) - важнейшими промышленными центрами юга нашей страны и крупными узлами обороны немцев в излучине реки Днепр.

В боях за освобождение городов Днепропетровск и Днепродзержинск отличились войска генерал-майора I лаголева, генерал-майора Кособуцкого, генерал-майора Алферова, летчики генерал-лейтенанта авиации Судец, артиллеристы генерал-¬лейтенанта артиллерии Неделина и генерал-майора артиллерии Алексеенко, 1|1 14-й зенитный артиллерийский полк подполковника Голубчикова был удостоен звания 1 114-й Днепропетровский зенитный артиллерийский полк.

i Далее войска 8 гв. Армии продвинулись на запад от Днепра на 50 - 60 км. В ; последующем, действуя на криворожском направлении, силами 6-й армии они захватили плацдарм южнее Запорожья, а к концу декабря вместе со 2-м Украинским I фронтом удерживали на Днепре крупный стратегический плацдарм.


Переправа через Днепр.

Освобождение Украины, имело большое политическое и моральное значение' Несмотря на то, что большая часть территории 11равобережной Украины пока еще находилась под контролем вермахта, стало очевидным, что полное освооождбнис Украины и выход Красной Армии к границам Румынии, Венгрии, Словакии и Польши - это лишь вопрос времени. Были освобождены важнейшие промышленные районы Донбасса и металлургические центры южной Украины, обширные территории с населением в десятки миллионов человек. Несмотря на большие разрушения, немедленно началось восстановление промышленных предприятий, и через несколько месяцев в освобожденных областях начался быстрый рост выпуска военной продукции. А в начале 1944 года Красная Армия начала освобождение Правобережной Украины.


Насколько тяжело было советским войскам в этой операции, можно судить по отрывку из последнего письма Павла Фадеевича: «Сегодня форсировали Днепр. Но закрепиться на противоположном берегу не удалось, вернулись обратно. Завтра снова форсирование...».

Сопельцеву Павлу Фадеевичу суждено было уцелеть при форсировании Днепра, освобождении Днепропетровска, но не суждено было дожить до великойПобеды. Он погиб в Днепропетровской обл., похоронен предположительно в районе кургана Орлова.

Даже находясь в самом пекле военных событий, Сопельцевы не мечтали о славе и великих походах. Как и многие советские люди, больше всего любили мир.  Хотели растить детей, пахать землю, выращивать хлеб, трудиться на благо семьи и Родины, любить и быть любимыми. Об этом свидетельствует газетная статья^ которую бережно хранит моя мама.

Письма с огненной дуги

Летом 1941 года из деревни Тюхтята ушли на фронт четыре брата Сопельцевых: старший Иван, ему тогда было сорок лет, Степан, Фесфент и младший Павел. А через год ушел добровольцем на фронт мстить за погибшего дядю Степана старший сын Ивана Фадеевича - Маркел.

Остались дома у братьев престарелые родители и жены с детьми. После войны почти все из многочисленного рода Сопельцевых из Тюхтят разъехались. Остались только две дочери Ивана Фадеевича - Ираида, Павлина и племянники. У Павлины Ивановны хранятся фронтовые письма отца. Написаны они человеком, едва знающим грамоту. Но сколько в этих письмах природного ума, такта, любви к жене и детям, заботы о семье и понимания значимости происходящих событий.

Вот письмо от 25 августа 1942 года: «Уже больше года воюем, |а этой проклятой войне не видно конца. Может быть, мой сын Маркел, как и брат Степан, сложил голову. Пусть навсегда будет проклята эта война. Сколько она отняла счастливых жизней ни в чем не повинных людей. Скольких: детей она лишила отцов и скольких детей оставила без родителей... Я не могу в письме выразить всю ненависть к этой проклятой войне. Только хочу

сказать, что великое счастье человечества, когда нет войны». И эти] слова написал малограмотный русский мужик. Разве с таким народом мы не; могли победить?!

Не зря вещало сердце отца. Маркел погиб в сентябре 1942 года под Сталинградом. Оттуда он прислал и свое последнее письмо: «Мама, не обижай маленьких ласточат. Смотри, чтобы они не голодали, пока тяти нет. Скоро бой, но я не сдамся фашистским гадам и приеду домой с победой. Отомщу за дядю Степана».

Каждое письмо Ивана Фадеевича начинается с обращения: «Добрый день, мое многочисленное и любимое семейство...» или «Добрый! день, многоуважаемая моя жена Федосья Григорьевна, я тебя приветствую своей любовью...». Немного старомодно, зато искренне и от души. Любовь и доброта сквозили в каждом его письме, в каждой строчке.

12 мая 1943 года из-под Курска: «Милые мои деточки! Хочу, !чтобы выросли вы трудолюбивыми, как ваш тятя. Здесь много садов и пчел. Цветут яблони и вишни. Цветет рожь, скоро начнет колоситься. И кукушка кукует. А мое сердце дома, с вами. На днях наши летчики сбили немецкий самолет. Видел, как он горел...»

Действительно, трудолюбия Ивану Фадеевичу было не занимать. Леред войной он работал на колхозной пасеке. Любил ухаживать за пчелами. Уходя на фронт, Сопельцев сдал пасеку жене. Трудно было Федосье Григорьевне одной управляться, когда вернулся с фронта раненый В.Е. Трапезников, правление колхоза определило его на пасеку.

Узнав об этом из письма жены, Иван Фадеевич пишет Домой: «Передайте Владимиру Егоровичу Трапезникову, продолжателю : моего любимого и начатого мною дела, чтобы он с добром и любовью относился к маленьким работницам-пчелкам. И пусть он напишет мне, как у него идут дела. А я, может быть, дам ему полезный совет».

Защищал Родину солдат, а думал о доме, о мирном труде.

12 апреля 1943 года из-под Курска: «Снег уже весь растаял, На занятия ходим в лес. Я сорвал подснежники. Они здесь синие. Цветы засушил и высылаю вам. Очень скучаю по своей любимой работе».

8 июня 1943 года: «Находимся в Курской области. Поднимаемся вместе с солнцем, ложимся, когда стемнеет. Службу в Красной Армии несу такую: по званию - рядовой солдат, по должности - ротный санитар. Нас в роте трое санитаров и один санинструктор. Находимся близко от передовой. Каждый день летают немецкие самолеты».

Июль 1943 года историки Великой Отечественной войны назовут коротко - Курская дуга. В огниве этой дуги суждено было воевать и выжить рядовому Ивану Сопельцеву, а потом идти дальше на запад.


Погиб Сопельцев-старший в марте 1945 года. Не вернулись с фонтов Великой Отечественной и его братья. Остались дома сироты и вдфвы. И только вот эти письма-треугольники со штемпелями полевой почты помогают им нести тяжелую невосполнимую утрату.

Т. КРАСНЫХ «Заветы Ильича», 1985 г, № 47

 1944- 1945 года великих побед. Когда Красная армия гнала врага на запад, освобождая свои территории и территории европейских стран, но уже без участия Сопельцевых

 Война для нашей страны закончилась лишь 9 мая, когда капитулировали остатки немецкой армии в Чехословакии. Этот день был объявлен Днем Победы. Великая Победа обеспечила мир на многие десятилетия, в течение 65 лег, Европа живЬг без войны.

Победа далась СССР огромной ценой. Война унесла жизни почти 27 млн человек, во вражеском тылу погибли 4 млн партизан, подпольщиков, мирных жителей. Свыше 8,5 млн человек оказались в фашистской неволе. На фронт из Курагинского р-на (в 1957г. он был объединен с Артемовским р-ном) было призвано около 15 гыс.  человек, Погибло более 3 тыс. человек. Без вести пропало более 5 гыс. человек, Вернулось домой менее 7 тыс. человек. Для Семьи Сопельцевых цена победь) -5 жизней дорогих людей.

В народном сознании долгожданный День Победы стал светлым и радостным  праздником, означавшим конец самой кровопролитной и разрушительной из войн. Радостные чувства перемешались с тревожным ожиданием близких с фронта.

Двоюродная бабушка рассказывала, что дети бежали навстречу каждому солдату, возвратившемуся в село, в надежде встретить своего отца или брата,.

 Тяжелым потрясением для Фадея Ивановича и Мариамии Петровны Сопельцевых была потеря 4х сыновей и внука. От горя моя прапрабабушка потеряла зрение. Прапрадед стал работать за двоих, чтобы помогать внукам.

Август 1945г. - начало восстановления экономики СССР. Несмотря на многочисленные предложения смягчения управления экономикой, Сталин заявил о продолжении взятого перед войной курса на завершение строительства социализма и построения коммунизма.

Героической страницей послевоенной истории нашей страны стала борьба народа за  возрождение экономики. Западные специалисты считали, что восстановление экономической базы займет более 25 лет, однако восстановительный период в промышленности составил менее 5 лет.

Сельское хозяйство вышло из войны очень ослабленным, но еще больше ухудшилось положение после засухи в 1946году, вызвавшей сильный голод, Государство, покупая по твердым ценам сельскохозяйственную продукцию, компенсировало колхозам лишь пятую часть расходов на производство молода, десятую часть - зерна, двадцатую - мяса. Колхозники практически ничего не получали. Спасало их подсобное хозяйство. Однако и по нему государством был нанесен удар. В 1946 - 1949гг. в пользу колхозов прирезали 10,6 млн га земли из крестьянских приусадебных участков. В тех семьях, где вернулись домой кормильцы, было легче, детям не приходилось работать. В семьях же где кормильцы погибли, в колхозах вынуждены были работать не только матери, но и дети, наравне со взрослыми.

Вот какой случай мне рассказала двоюродная бабушка. Когда ей было 16 лет, а  моему дедушке 13, они вместе работали на уборочной, вязали снопы. Была глубокая осень. Одеты были плохо, обуви не было совсем. Под вечер, ноги на остывшей земле замерзали. Она решила отправить брата домой, тогда уполномоченный, посланный Артёмовской партийной организацией, который контролировал их  работу, запретил ему, но сестра убедила брага, чтобы он ушел, объяснив, что он еще не подсудный, и ему все равно ни чего не будет. Вслед убегающему ребенку из уст этого уполномоченного посыпались ругательства и проклятия. При этом сам он с ними не работал, а лишь наблюдал за ними лежа в лесочке. В качестве стимуляции для роста производительности труда, он применял физическую силу, бил их палкой. Заступиться за них было некому, мужчин в семье не было. Пожаловаться они не  смели, поскольку он был коммунистом, и вся правда была на его стороне

С 14 лет, мой дедушка, стал главным кормильцем в семье, гак как в 1944г. старшего брата Данила в возрасте 16 лет призвали на службу в армию на Дальний Восток, где он прослужил в Морфлоте 7 с половиной лет. Закончив 5 классов школы, мой дедушка был вынужден идти работать на лесозаготовки.

В семьях Феопента и Степана было очень голодно, чтобы спасти от голодной  смерти самого младшего сына из семьи Степана на 2 года забирали родственники в город. Фадей Иванович как мог, помогал внукам, но его доходов па всех не хватало.

В семье Ивана жилось чуть легче, у них была маленькая личная пасека, и часгь меда они могли обменивать на продукты.

Уехать крестьяне не могли, паспорта колхозникам не выдавались, 11о сути, они были привязанными к колхозу.

В 1953г., после смерти Сталина положение крестьян в деревне стало не таким  невыносимым. Им стали выдавать паспорта и даже начислять небольшую пенсию.

Ио, я думаю, что было уже поздно. Именно в это время начинается массовый 'отток молодежи из деревень в города, где было несравнимо больше свободы. Село  опустело. За 20 лет, с момента начала коллективизации и до 1953 года, почти ;исчез слой людей, умеющих и любящих работать на земле.

В 1953г., возможностью уехать воспользовались многие. Сын и дочь Степана уехали в г. Артёмовск, старшая сестра моего деда Мария уехала в Абакан. Прабабущка Стефанида с детьми Елизвоем и Мариной продав все своё имущество в Тюхтятах перебрались в Акуловку. Там они смогли купить небольшую избушку. В то время в Акуловке существовала трудовая артель «Имени 18-го партсъезда», в нее Сопельцевы и устроились работать. Артель занималась лесозаготовками, имела столярную мастерскую, пилораму, содержали табун лошадей, которые использовались для работы. Сельским хозяйством занимались ограниченно, только для собственных нужд, ввиду того, что местность была таёжная, полей было мало. Жизнь стала немного полегче, за трудодни давали продукты, часть платили деньгами. 

В ноябре 1953года. Елизвою исполнилось 18 лет. Вскоре его призвали в ряды советской армии. Служил в пограничных войсках. Сначала на Сахалине, затем на Кавказе. Всего он прослужил 3 с половиной года. После демобилизации вернулся обратно Акуловку и снова устроился в артель вальщиком леса. В 1957г. на месте избушки, в которой они жили, построил добротный дом, в котором проживал с матерью и младшей сестрой.

Постепенно жизнь начала налаживаться, только не хватало близких, которые  остались на войне.

16 февраля 1959г. мой дедушка женился на односельчанке Кустовой Агреппине Леонтьевне (моей бабушке).

Первое время они жили с матерью Елизвоя. С появлением детей временное жилище - маленькую избушку.

Любое дело спорилось в руках Елизвоя. Видимо с генами от отца ему передался талант и трудолюбие. Из дерева он мог сделать все, что угодно, и дом построить и мебель своими руками смастерить.

К 1963г. мой дедушка построил отдельный просторный дом для своей семьи, рядом с домом матери. В нем родилось еще трое детей. 

Всего в семье Елизвоя и Агреппины Сопельцевых родилось пятеро детей. Старшая дочь - Екатерина 1959г.р., Анна —1961 г.р., сын Петр- 1962г.р., Римма (моя мама) 1965г. р. и младшая Ирина - 1967г.р
Дочери Фадея вышли замуж, Фадей Иванович и Мариамия Петровна в своем остались жить вдвоем, в силу возраста самостоятельно вести хозяйство уже н| могли, внуки и дочери, во всем оказывали помощь, В 1965 г. Фадей Иванович умер в возрасте 84лет. Мариамия Петровна перебралась жить к младшей дочери

Моя бабушка работала учетчиком в артели, а затем заведующей местного магазина.

Дедушка продолжал трудиться в артели вальщиком леса.

В Акуловке была только начальная школа. Когда детям пришла пора учиться 1971г. Семья Елизвоя переехала в г. Артемовск Курагинского р-на. Сначала Елизвой продолжал работать на лесозаготовительных и лесообрабатывающих; в предприятиях Курагинского района, затем рамщиком в цехе лесопиления Кизирского лесхоза. Бабушка устроилась в Артемовский продснаб треста «Минусазолота» сначала продавцом, а потом заведующей складом. Где они и  проработали до выхода на пенсию. Работали всегда добросовестно, не раз становились победителями социалистического груда.

I Вырезка из газеты Заветы Ильича от 9 декабря 1989г. №147 Курагинского р-на

Воспитывать пятерых детей было непросто, поэтому всю жизнь работали и содержали приусадебный участок и домашнее хозяйство. Как и многие рабочие семьи СССР, они никогда не использовали отпуск для отдыха.
При этом никогда не были пессимистами, умели не только работать, но и веселитьо от души. Были дружны не только с родными сестрами и братьями, но и с двоюродными. Помогали друг другу в делах, вместе отмечали семейные праздники.

Со слов моей мамы дедушка очень любил своих детей: « Никогда не наказывал, самым страшным наказанием за провинность, был укорительный взгляд папы. Помню один случай - мы тогда были еще совсем детьми. С братом и младшей сестрой у нас была небольшая разница в возрасте, поэтому все игры у нас быг совместными. Однажды к брату пришли друзья, и мы веселой компанией во дворе стали играть в хоккей, неожиданно шайба попала в окно, стекло разбилось. Друзья как то быстро все испарились, а мы в растерянности не знали, что делать. Прикрыли ставень на окне, притихшие в ожидании папы с работы сидели в доме. Он еще на подходе к дому понял, в чем дело, молча, заменил разбитое стекло, а потом сказал сурово: « В следующий раз, когда играть будете ставни, закрывайте», понимал, что мы это сделали не подумав. Нам же в тот момент хотелось сквозь землю провалиться от стыда. Как и все дети, случалось, что шкодили и шалили, но Дому поводу он писал нам шутливые стихотворения, к сожалению, они не сохранились».

Дети выросли, разъехались. Но никогда не забывали своих родителей, навешали их,Казалось, выйдя на пенсию, они могли бы посвятить время себе и отдыху. Один за другим появлялись внуки, неся дедушке с бабушкой радость. Большего счастья они себе и не желали. Но беда одна за другой постучала к ним в дом. В 1989г. из- й болезни умерла старшая дочь - Екатерина, а в 1995г. трагически погиб сын Петр. На их плечи легло воспитание внука, сына Негра. С их слов только забота и внимание со стороны дочерей, восьмерых внуков и многочисленных родственников помогли им пережить трагедию.

Г ope подорвало их здоровье, в конце 2006г. в возрасте 66 лет не стало моей  бабушки, а через год в возрасте 72-х лет дедушки. Но я с уверенностью могу  сказать, что их жизнь прошла не зря. Они воспитали достойных детей, трудом внесли свой вклад в историю своей страны. Ведь историю страны делают люди.


2005г. Последняя фотография дружной семьи Сопельцевых


Работа над рефератом помогла мне узнать, откуда родом были мои предки, чем занимались, по-новому взглянуть на события, происходившие в стране в 19-121 веках. Некоторые сведения впервые открылись не только мне, но и старшим  родственникам. Тот факт, что Иван и Маркел Сопельцевы, попали в плен и там погибли, выяснился только в этом году. Благодаря тому, что к 65летию Победы был создан сайт ОБД Мемориал, на котором я и нашла информацию. Меня поразило такое стечение обстоятельств, что отец и сын оба попали в плен 14 июля с разницей в 1 год.

Мои исследования затронули лишь небольшую часть истории семьи и страны; Работа увлекла не только меня, но и мою маму, мы решили продолжить свои; изыскания в истории, не только рода Сопельцевых, но и других, ведь в нас есДь и их кровь. Я понимаю, что это потребует много времени и терпения, но думаю, результат стоит того. Надеюсь, что мои потомки будут благодарны, и продолжат мною начатое дело.

Библиография:

Логинов Л. К. «В бой идут сибиряки», Красноярское книжное изд. 1972г.
Учебник по истории 9 кл. Косулина Л.Г., Данилов А.А., Брандт М.Ю. «История
России. ХХ-начало XXI века» 2009г. Москва,«Просвещение».
Семейные архивы.
Интернет:
ОБД «Мемориал», Солдат.ги, «Красноярск — Берлин», Красноярское общество
«Мемориал», Википедия, Генеалогический форум ВГД.


/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»