И болью в сердце отзовется

И болью в сердце отзовется


Республика Хакасия
Усть-Абакаский район
Муниципальное образовательное учреждение
«Усть-Бюрская средняя общеобразовательная школа»
Исследовательская работа

Всероссийский конкурс исследовательских работ для
старшеклассников «Человек в истории. Россия — XX век»

Выполнила: Стригина Татьяна Сергеевна, с. Усть-Бюр, Детско-юношеский клуб «Юный Патриот»
Руководитель: Солодянкина Татьяна
Сергеевна
с. Усть-Бюр, 2010 год

Оглавление

Ведение
Глава I. Политические репрессии в Хакасии "
1.1. Памяти жертв политических репрессий
1.2. Увековечивание памяти жертв политических репрессий в Республике Хакасия
Глава И. Жертвы политических репрессий с. Усть-Бюр (воспоминания и документы)
Глава III. Ссылка в Хакасии
Заключение
Список литературы

Ведение.

В любом государстве есть светлые и тёмные страницы истории. Тяжёлым временем для нашей страны были годы репрессии. Годы, когда люди теряли не только кров и всё нажитое, но и своих родных, а самое главное, своё доброе честное имя. Можно об этом прочитать в учебниках истории, отлично ответить урок и забыть. Мы выбрали другой путь. Путь общения и воспоминаний с жертвами репрессий.

Вместе с ними мы вновь прошли этот тяжкий путь от милого родного дома в суровый и далёкий край. Вместе с ними плакали, теряя родных и близких. Также болело сердце от незаслуженных обид, от страха перед будущим. Вместе с ними познали всю глубину страдания и тяжёлых испытаний.

Актуальность данной работы очевидна. В своей работе мы постарались наиболее полно осветить ситуацию политических репрессий в Республике Хакасия и конкретно в нашем населенном пункте с. Усть-Бюр, так как среди нас есть живые памятники истории. Наш посёлок стал для них второй родиной; здесь могилы их родителей и родных; здесь живут их внуки и правнуки.

Практическая значимость данной работы состоит в том, что результатами исследования могут воспользоваться жители нашего района, школьные музеи, родственники репрессированных жителей Республики Хакасия и Усть-Абаканского района.

Объектом нашего исследования является российская история минувшего века.

Предмет исследования - политические репрессии в Хакасии.

Цель работы состоит в исследовании политических репрессий в Хакасии. Данная цель предполагает решение следующих задач:

• Посредством поисковой работы собрать материал репрессированных жителях нашего села.
• Проанализировать цифры политических репрессий в Хакасии.
• Проанализировать подлинные документы репрессированных жителей с. Усть-Бюр.
• Рассказать о последствия политических репрессий.

К сожалению, мы не все сможем рассказать о судьбах своих семей: кто-то родился уже здесь и просто не знает, а кто-то стал совсем немощным и уже никогда не расскажет.

Мы никогда это не забудем, надеюсь, что и вас, уважаемые читатели, наш труд и судьбы наших односельчан, как и приведённые документы и цифры, не оставят равнодушными.

Глава I. Политические репрессии в Хакасии.

РЕКВИЕМ
То было время
Яростных контрастов,
То было время
Начинаний всех
Его мотив - и “Марш энтузиастов”,
И скорбный
Тяжкий реквием о тех
Невинных,
В ночь из дома уведённых
Без весточки залётной,
Без следа.
То было время нас, ребят влюблённых
В свою страну свободы и труда.
На площадях мы пели Первомаю
О том, что счастлив в молодой наш век:
“Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек”
То было время первых Днепрогэсов,
То были дни, когда в краю любом
Гремел набат карающих процессов
Над ненавистным классовым врагом.
Любой из нас готов был
Насмерть драться с врагом,
Что притаился за спиной,
А через день
Могло вдруг оказаться,
Что этот враг - он твой отец родной.
Однажды в ночь из дома уведён
В снегах сибирских мой отец затерян.
В те дни вождю он свято верил он,
И так жестоко тот ему не верил.
Н. Доризо

Война сталинских репрессий, захлестнувшая страну, не обошла и Хакасию. Репрессии в Хакасии начались в 20-ые годы, но особенно ожесточились в 1937-1938 годах. В 1920-1950гг в Хакасии репрессировано около 5 тысяч граждан, из которых более половины были расстреляны, остальные погибли в лагерях. Домой вернулись лишь единицы. В Западно-Сибирском крае (куда в те годы входила Хакасия)

Имели статус казачьих станиц и форпостов Таштыпская, Арбатская, Монокская и т.д. станицы. Только в одной станице Монокской было арестовано около 100 человек. Наряду с представителями казачьего сословия под молот попали представители духовенства, купечества. С ними признавалось единственно правильной беспощадная борьба путем поголовного их истребления.

Первая война политических репрессий (1929-193Згг) захлестнула в основном крестьянство. В Хакассии в период коллективизации 56% всего населения составили середняки и зажиточные крестьяне, поэтому обобществление скота вызвали недовольство и сопротивление крестьян, тем более что основной экономической базой хакасов было животноводство. Формы расправы с кулаками были разными: от арестов с полной конфискацией имущества и выселением в отдалённые малообжитые районы страны до переселения на необработанные земли. Именно в эти годы была уничтожена лучшая часть крестьянства.

Насильственная коллективизация 1929-1933гг не уничтожила всех “врагов народа”, беззаконие продолжалось. Уже в 1934г была арестована группа Хакассии интеллигенции.

Это был первый могучий удар по зарождавшейся Хакасской интеллигенции. Лишались свободы люди за невинную критику, за то, что позволяли себе иметь собственное мнение, а чаще всего ни за что, по простому наговору. Пик репрессий пришелся на 1937-1938гг. В Хакасии НКВД обнаружило тысячи врагов. В их числе оказались все наиболее подготовленные кадры местной интеллигенции, коммунисты и комсомольцы, беспредельно преданные делу социализма люди. В 193 8г расстреляно сотни руководителей Хакассии. Шло плановое уничтожение своего народа. Любой человек по ложному доносу мог быть арестован, а после пыток, длившихся дни и месяцы, арестованный начинал возводить клевету на себя и на других людей, признавался в совершении тяжких государственных преступлений, тяжелая участь постигла родных и близких репрессированных. На них навешивалось клеймо “членов семьи врага народа”, они становились изгоями общества, их лишали работы, жилья.

Катцын Семён Григорьевич, коновозчик шахты пос. Приисковый Орджоникидзевского района был арестован органами НКВД в 1937 г. по обвинению в контрреволюционной агитации. Приговором «тройки» УНКВД расстрелян 29.10. 1937 в Минусинском бору в 22 часа ночи. Реабилитирован в 1989г. Муж его дочери Апашкиной Марии Семёновны написал стихотворение. Мы решили его опубликовать.

У отцовских могил

Здесь витает дух поры далёкой,
Заросли могильные холмы...
Только эти сосны за протокой
Все стоят, как стражы у тюрьмы.

Будто гул стоит предсмертных стонов,
Разрывая тайну тишины.
Пролетают, каркая, вороны,
Радуясь пришествию весны.

Цвета крови зори Минусинска
Освещали год тридцать седьмой.
По утрам туман пускался низко,
И гремел затворами конвой.

Вспышки залпов обрывали песню...
И до слуха ветер доносил
Звук падения тел в глухую бездну
Смертниками вырытых могил.

А над ними горки,
На местах писались номерки...
И уставший взвод курил махорку,
Протирая ветошью штыки.

Взводу мало времени до сборов,
Ждут другие партии ночи.
Снова сотни смертных приговоров
Подписали где-то палачи.

Годы шли, и жизнь текла как прежде,
Енисей блистал голубизной.
Да немного теплилась надежда
Встретится с хорошею весной.

Сосен малахитовая крона
Скупо пропускает белый свет.
Пролетела старая ворона,
Как свидетель тех кровавых лет.

1.1. Памяти жертв политических репрессий.

Самым мрачным временным отрезком уходящей эпохи следует признать годы политических репрессий. Миллионы людей прошли через ГУЛАГ. Только в 1940 г. в системе Главного управления исправительных лагерей действовали 53 лагеря с тысячами отделений, 425 колоний для несовершеннолетних и 90 домов младенца. В них томилось более 2,3 миллиона человек - так называемые «враги народа и социально опасные элементы», их жёны, дети. Цвет нации - лучшие представители крестьянства, рабочего класса, интеллигенции и духовенства. Только в нашей сравнительно небольшой Хакасии через безжалостный репрессивный механизм прошли более 60 тысяч человек. 2536 из них были расстреляны.

Безмерно огромную цену заплатило наше Отечество за годы тотального террора против собственного народа. Общее количество жертв политических репрессий и сегодня ещё не установлено. По мнению членов Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий, людские потери сопоставимы с нашими потерями в годы Великой Отечественной войны.

Попасть в глухие застенки было легче простого: репрессиям подвергались не только те, кто открыто проявлял свою нелояльность, но и люди, представлявшие так называемую потенциальную опасность. Примером может служить Актюбинский лагерь, где содержалось около пяти тысяч женщин - жён «изменников родины». А также несчастные воспитанники колоний для несовершеннолетних и домов младенца. Эта была другая грань значимости. Вернуться из этого небытия к прежней жизни, восстановиться в своих гражданских правах оказалось делом архисложным.

Начавшийся после смерти Сталина реабилитационный процесс проходил последовательно и избирательно, он затронул неполный круг репрессированных. И только в 1991 году, после выхода в свет федерального Закона «О реабилитации жертв политических репрессий», было положено начало широкой деятельности по политической реабилитации всех безвинно пострадавших. Предстояло восстановить историческую справедливость, вернуть доброе имя всем без исключения жертвам незаконных массовых политических репрессий. Это и стало самым заметным шагом на пути к свободному цивилизованному обществу. Государство тем самым заявило о своей глубокой приверженности высшим общечеловеческим ценностям, которыми являются свобода человека и его право на достойную жизнь.

Основная роль в работе по восстановлению справедливости по отношению к жертвам политических репрессий, в исследовательской и издательской деятельности принадлежит республиканской общественной организации жертв политической деятельности, принадлежит республиканской общественной организации жертв политических репрессий

обществу «Мемориал». Это общество около десяти лет возглавляет Николай Степанович Абдин. Благодаря его неутомимой энергии, целенаправленности в работе преданы гласности и восстановлены добрые имена свыше пяти тысяч безвинно репрессированных граждан Хакасии.


Памятник «Берегиня» - депортированным украинцам на Бабике.
Сооружен в 2000 году.

1.2. Увековечивание памяти жертв политических репрессий в Республике Хакасия.

Основная роль в работе по восстановлению справедливости по отношению к жертвам политических репрессий, в исследовательской и издательской деятельности принадлежит республиканской общественной организации жертв политической деятельности принадлежит республиканской общественной организации жертв политических репрессий обществу «Мемориал». Это общество около десяти лет возглавляет Николай Степанович Абдин. Благодаря его неутомимой энергии, целенаправленности в работе преданы гласности и восстановлены добрые имена свыше пяти тысяч безвинно репрессированных граждан Хакасии.

Хакасское общество «Мемориал» в 1991 году обратилось к жителям'Хакасии с просьбой помочь построить памятник жертвам политических репрессий в городе Абакане. Откликнулись многие простые люди, семьи которых не обошла беда стороной. Одни перечислили по 200-300 рублей, другие - по 25 рублей. Деньги, что называется по рублю, по копеечке стекались на специально открытый счёт в банке «Хакасия», но собранных средств было явно недостаточно для того, чтобы приступить к строительству народного памятника в Минусинске, неподалёку от соснового бора на месте массовых расстрелов.

В 30- е годы многие были расстреляны именно там. Но где, на какой земле покоится прах тысяч других наших земляков, уже никогда не узнать. Это обстоятельство заставило с удвоенной энергией добиваться того, чтобы поставить памятник и в Абакане. Горячим сторонником этой задачи был первый заместитель председателя Совета Министров РХ В.М. Торосов. Во многом благодаря его позиции удалось осуществить этот проект. Ему и Н.С. Абдину удалось убедить руководителей более 20 предприятий и организаций Хакасии принять долевое участие в сооружении памятника.

Его - авторы Вячеслав Кученов, художник Андрей Секунда, архитектор Михаил Семизоров. По полному праву соавторами можно считать строителей Хакасии. Коллектив компании «Монолит» под, руководством Астанаева безвозмездно выполнивши основной объём работ на сумму более 600 миллионов неденоминированных рублей. Безвозмездную помощь в приобретении стройматериалов оказали коллективы СаАЗа, Абаканского отделения железной дороги, АО «Хакасэнерго», «Саянмрамор» и многие другие.

30 октября 1996 г. этот памятник- ансамбль - единственный в Сибири - был торжественно открыт. Он стал местом поминовения безвинно расстрелянных, погибших в лагерях ГУЛАГа - всех жертв политических репрессий.

Спустя 4 года - 26 августа 2000 г. - таким же образом, всем миром, был сооружён памятник «Берегиня» неподалёку от Саяногорска. Это замысел скульптора Андрея Секунды и архитектора Валерия Скорого. «Берегиня» установлена в долине урочища Бабик, куда в 1950 г. были сосланы на поселение сотни жителей Западной Украины, а годом раньше — немецкие трудармейцы

До начала второй мировой войны германцы и немцы - были два разных слова. Своих главных противников русские называли германцами. А представителей этой национальности, приехавших осваивать пустующие земли Поволжья два века назад по приглашению Екатерины II, - немцами. Их врагами не считали. В 1924 году на карте СССР появились Автономные республики немцев Поволжья - АССР НП, которые просуществовали до выхода указа “О переселении немцев, живущих в районах Поволжья”. В указе говорилось, что среди немецкого населения имеются тысячи и десятки тысяч шпионов, которые по сигналу из Германии, должен произвести взрывы в районах Поволжья. И вот согласно Указу в августе 1941 года более 2 миллионов 600 тысяч граждан СССР были репрессированы по национальному признаку.

Глава II. Жертвы политических репрессий с. Усть-Бюр (воспоминания и документы).

У нас в поселении живёт Нидергаус Яков Яковлевич, бывший житель АССР НП.

(Из его воспоминаний)

Яков Яковлевич родился в 1923 году, вместе с родителями (отец Яков Яковлевич 1890 года рождения и мать Маргарита Каспаровна," сестра Мария) жили в городе Энгельсе. Родители работали на лесозаводе, а Яков и Мария учились. Жили в 2-х этажных домах барачного типа от лесозавода. Жили неплохо, весело, дружили семьями. Затем Яков Яковлевич пошёл на курсы шофёров. А когда вышел Указ о переселении, он проходил стажировку в одном из колхозов. Ему было 18 лет, поэтому помнит всё очень хорошо. Как собрал их директор МТС и сказал, что жаль ему с ними расставаться, что работали все очень хорошо, но так надо. Когда ехали домой, в Энгельск, то заглянули по пути к родственникам в два посёлка. Их поразило, как мычали недоенные коровы, бродили некормленые гуси, куры. А хозяев не было. Всех вывезли из этих немецких посёлков. Ни одной души. В домах всё оставлено, нет хозяев. Яков Яковлевич вспоминает, что ехали до Сибири долго, тяжело, в вагонах, не приспособленных для перевозок людей. Им определили жить около Минусинска, в селе Тесь. Яков Яковлевич- работал шофёром, на уборке, отец в колхозе, а мать, к тому времени очень больная, была дома. 16 февраля 1942 года Яков Яковлевич мобилизовали в труд, армию. Отправили в кировскую область, на лесопиление, туда, где раньше жили и работали заключённые. И стали все мобилизованные там жить, и работать под надзором. Вспоминая об этом времени, Яков Яковлевич не смог сдержать слёз. Под дождём, а в той местности он мог идти по 2-3 недели, не переставая, пилили дрова. Короткий отдых в холодном бараке, где не просушить одежду - и снова на работу. Пока Яков Яковлевич был в труд, армии его родителей тоже мобилизовали и отправили на далёкий север, в посёлок, где они работали на рыбозаводе. После почти 2-х лет работы в труд.армии Яков Яковлевич вернулся - и опять работа. Затем опять мобилизация. Заставили перегонять скот с Тувы в Абакан, иногда в Красноярск. Мать его умерла рано 47 лет, отец на 82-году жизни, работал и жил здесь, в Усть-Бире. С 1950 года Яков Яковлевич с семьёй жил и работал в леспромхозе на Инее, а с 1960 года живёт в Усть-Бири: работал и на погрузчике леса, и слесарем, и газосварщиком.

В 1991 году после принятия Закона РСФСР “О реабилитации жертв политических репрессий ” он реабилитирован. Яков Яковлевич при беседе постоянно говорил, что никакой обиды у него не было и нет. Было одно горячее желание победить врага, чтобы пришла победа и мир к родной земле, которую он считал и считает своей родиной. (Приложение 1-3)

Хухка Любовь Матвеевна (сейчас Потехина)
Екатерина Матвеевна (сейчас Гудычева)
Мария Матвеевна (сейчас Горбачёва)

(из воспоминаний)

Л.М.: «Мы жили недалеко от Ленинграда, в 3 км, в посёлке Колтуши Всевиловского района. По национальности мы финки. Отец, Матвей Иванович Хухка Сузанна Андреевна, наша мать.

Был 1941-ый, война. Над посёлком летали немецкие самолёты. Как только наступала ночь, закрывали окна, чтобы не видно было огня»

Е.М.: «Мы с мамой работали на расчистке дороги на Ладожское озеро. Папа у нас всё время находился в окопах. Картошку у нас всю забрали, оставили 12 кулей на 6 человек»

Л.М. «С нами жили и солдаты (почти в каждом доме). Бывало, что не ночевали в домах, скрывались от бомбёжки в окопах.

Днём, когда шли на остановку, видели, как люди лежали на земле, обессилев от голода, и умирали. Страшно на это было смотреть»

Е.М.: « Я ходила в Ленинград, на окраину, оттуда привозила хлеб для солдат. Солдаты приходили к нам в дом, где я им делила хлеб по 500 граммов. Пока я резала хлеб, две мои младшие сестрёнки, Маруся и Хильма, собирали крошки со стола. Нам вообще нечего было есть, ходили на поле, собирали капустные листья и варили их. Из дубовой коры и жмыха стряпали для себя хлеб»

Л.М.: « Потом весной нам приказано было уезжать. Посадили всех на коней, и мы ехали до Ладожского озера. Ночь ночевали: отец, мать и другие взрослые прямо на озере, а нас, детей увели в церковь, чтобы не замёрзли. Днём загрузили в вагоны и повезли. Дорогой отец заболел, и когда приехали на место поселения, в Усть-Бирь, прожил всего три дня. Сестрёнка Хильма умерла в июне 1942 года. Остались мы три сестры. Мать тяжело заболела и через месяц после сестрёнки тоже умерла. Ну, а мы стали работать в леспромхозе, проработали всю свою трудовую жизнь. (Приложение 4-5)

Колбина Антонина Матвеевна (сейчас Акатьева)

А.М. вспоминает: « В те далёкие годы наша семья, отец, мать, дедушка и бабушка жила в Томской области. Сама я была очень маленькой и всё это я знаю со слов своей матери. Жили хорошо: были свиньи, куры, лошадь. В 1936 году нашу семью посчитали кулацкой. Забрали всё хозяйство, и нас вместе с другими семьями (в посёлке таких семей ещё несколько набралось) куда-то толпой погнали через лес и болото. Мама сама не могла объяснить, куда нас вели. В руках только то, что смогли взять с собой, но и это пришлось: так тяжело было идти. При этом переходе отец и дедушка погибли- утонули в трясине. Мама, рассказывала об этом мне, плакала и рассказывала, как ей было страшно потерять меня. Остались мы "с мамой одни. Долго добирались до места поселения, пока не попали в Усть-Бирь. Но и здесь мучения не закончились: ни еды, ни квартиры, ютились по чужим углам. Когда мне исполнилось 7 лет, мама умерла от постоянного недоедания, была очень слабой. А у меня не было ни документов, ни крыши над головой. Потом приехала бабушка (её тоже сослали), мы стали жить вместе».


Ссылка раскулаченных.

Араштаева Дарья Федоровна
(сейчас - Шандакова Дарья Федоровна)

Дарья Федоровна вспоминает: « Мой дед, Араштаев Василий, с 7 лет рос в батраках у русских, когда вырос, то женился на хакаске Прасковье. У них было пятеро детей: три дочери и два сына. Один сын умер в возрасте 12 лет, а второй - это мой отец, Федор Васильевич, 1893 года рождения.

Он окончил сельскую школу, потом женился на Варваре Андреевне. У них в 1923 году родилась дочь Даша, т.е. я. Я была единственным ребенком в семье, т.к. моя мама умерла в 1926 г., когда мне было 3 годика.

Растил меня отец, и жили мы в Ширинском районе, жили бедно, но отец был трудолюбивый, разводил скот, и жить стали неплохо. Начали строить новый большой дом, и осталось достроить только крышу, как отца раскулачили и отправили со всей семьей в Томскую тайгу. В нашей семье тогда было 4 человека: сам отец, бабушка Прасковья, я и приемная девочка. Всех репрессированных загоняли в автобусы (все вещи, все хозяйство оставили) и везли до станции Тайга, от нее до Чулыма пешком. Какое-то время прожили в Чулыме, а после всех перевезли в Тугульдет, перевозили ночью на пароходах. В Тугульдете не было ничего, приходилось все делать самим. Начали строить избушки, лишь бы крыша над головой была.

Через два месяца бабушка умерла, а отца посадили в тюрьму. До осени мы жили вдвоем, а осенью 1931г. отца отпустили, но уже через полгода, в марте 1932г. нашу семью опять отправили на поселение на реку Ою. Но дорогой бежали в Томск, а спустя некоторое время переехали в п. Усть-Бирь, где прожили до 1937 года. В июле 1937г. приехала милиция, сделали обыск, а отца забрали. Я плакала. Когда отца повезли, бежала следом за машиной километра два, очень болело сердце, словно чувствовало, что я его никогда не увижу».

Ее отца увезли в Шира, а девочки, которым было по 13 лет, остались с тетей. Через день дочь ездила в Шира, но отца так больше никогда и не увидела. В 1938г. девочек хотели забрать в детдом, но тетка пожалела, оставила у себя. Так Д.Ф. ничего и не знала о своем отце.

В 1946г. вышла замуж за Шандакова А.А. Свадьбы не было, т.к. жили очень бедно. У них родилось пятеро детей.

И только в 1959г., в период реабилитации, когда ей было 36 лет, Д.Ф. узнала о судьбе своего отца. Ей сказали, что он умер от неизвестной болезни, но дочь не поверила, поехала в Шира и еще раз сделала запрос. В 1960г. получила ответ. На этот раз ей сообщили правду: ее отец расстрелян в Минусинске 11 ноября 1937г. Место захоронения своего отца дочь так и не знает. По рассказам слышала, что днем заключенные копали ямы, а ночью их выводили, ставили на край ямы и расстреливали. Многие из репрессированных тогда людей больше не вернулись. (Приложение 6-7)

Голубев Александр Егорович

А.Е. родился в 1927г. Семья была многодетная, жили на хуторе в Калининской области, ныне это Белоруссия. Отец, Егор Филиппович 1890г. рождения и мать, Ефросиния Борисовна (на 10 лет моложе отца) были очень трудолюбивые, и всех своих детей с малых лет приучали к труду. Детей в семье было трое: старший брат, Леонид 1924г. рождения, младшая сестра Таисия и сам Александр. Хозяйство было большое, работали все с раннего утра до позднего вечера. Отец в колхоз не хотел, жалко было всего, что нажито таким трудом, и вот в 1935 году их семью объявили кулацкой, хозяйство все забрали, а их выселили, посадили в вагон и отправили в Сибирь на поселение. Вообще местом поселения им определили далекий Севе, но младшей сестре не было еще 6 лет, поэтому заменили север Сибирью. С собой разрешили взять только самое необходимое. Приехали они на станцию Сон, поселили семью в бараке. А.Е. вспоминает, что рядом с ними жили и воры, которые, вооружившись, кто, чем может, встречали поезда и грабили их. Вскоре переехали в Усть-Бирь. Старший сын Леонид до войны работал на лесовозе. С начала войны и до конца был на фронте, вернулся с боевым ранением и работал в Леспромхозе до самой пенсии. В 1945г. А.Е. взяли в армию, отслужив, вернулся на работу в родной леспромхоз и проработал до заслуженного отдыха.

Родные и близкие А.Е. остались в Ленинградской области. В 1996г. оформил реабилитационное удостоверение, а отец умер в 1966г.,. и был реабилитирован уже посмертно.

Люди, сквозь призму сегодняшних дней
Помните зверство кровавых вождей.
Их произвол мы не можем забыть.
Нужно его навсегда запретить.
Память замученных в пытках священна
Память убитых в застенках нетленна.
Где их могилы? Никто нам не скажет.
Пусть на тела их земля пухом ляжет.
Нам не забыть слёз седых матерей,
Горькой судьбы их несчастных детей
Каторжный труд без отцовской защиты.
Память хранит, и не будут забыты
Те, кто от пыток из жизни ушёл,
Те, кто любил, но домой не пришёл,
Те, кто был совестью русской земли,
Но устоять против зла не смогли.
Жертвам репрессий с открытой душой
Провозгласите всевечный покой.
Свечи поставьте, колени склоните
Память о них навсегда сохраните.
Б.Т. Поволоцкий


Памятник - ансамбль в г. Абакане. Сооружен в 1996г.

Черкасова Мария Владимировна (Гутовская).

Мария Владимировна родилась в деревне Хмелёвке Калининской области, Лавровский сельсовет, Себерский район. Первые 8 лет её жизни были самыми счастливыми - жила она в большой, дружной семье, в которой помимо её было ещё трое детей - два брата и сестра. Семья была очень трудолюбивая. «Мы жили тем, что разводили хозяйство. У нас были коровы, свиньи, кони. На кусок хлеба мы зарабатывали честным трудом».

В 1934 г. семью Гутовских выслали на станцию «Сон». Перед этим у них отобрали всё нажитое - скот, мебель, одежду. С собой разрешили взять только самое необходимое.

Мария Владимировна с ужасом вспоминает то время, когда они только - только приехали в Хакассию: «Не было ни еды, ни одежды. Потом мать, отец и старшие братья пошли работать в леспромхоз. Благодаря этому мы стали потихоньку обживаться». Но через некоторое время семью опять пересилили - теперь уже на станцию «Бейка».Опять им пришлось искать

работу и заново начинать жизнь. Но перед этой семьёй подобная задача стояла уже не в первый раз, поэтому уже через некоторое время Гутовские перестали голодать. Семья стала снова жить хорошо. Но отца вдруг посадили. «Я даже не знаю, за что его отправили за решётку. Без отца нам стало очень плохо. Мать от горя умерла. Теперь нам оставалось работать самим. Я к тому времени стала постарше, и мы с сестрой и братьями стали работать в тайге. Через некоторое время нам выдали паспорта, и мы переехали в Усть-Бюр. Братья умерли очень рано. Остались только мы с сестрой Ниной.

Сначала в Усть-Бюре мы жили очень плохо. Работали в леспромхозе - на шпалозаводе таскали шпалу. Она была очень тяжёлая, да к тому же мы почти всегда были голодные. Как только мы подзаработали немного денег, сразу перевелись на более лёгкую работу. Нам выдали квартиру. Конечно, мы стали жить не так, как раньше, но всё-таки крыша над головой была. Через несколько лет Нина вышла замуж и уехала жить в Абазу. А я с тех пор так и живу в Усть-Бюре».


Часовня, построенная памяти жертв политических репрессий в г. Черногорске.
 Построена в 2002 г.

Клюнк Мария Готлибовна 1936 года рождения
(сейчас - Колесникова Мария Готлибовна)
Клюнк Аида Готлибовна (сейчас - Абрамова Аида Готлибовна)

М.Г.: «Когда началась война, мне было 5 лет. Жили мы хорошо - семья была большая и дружная. Всего нас было семеро - мама, папа и нас пятеро. Помню, что у нас был большой огород и сад. Сейчас уже не помню, в какой деревне жили, но знаю точно, что где-то в Саратовской области»

А.Г.: «Я на всю жизнь запомнила тот день, когда мы лишились всего. В то утро мы с Ниной, Машей и Фридой пошли в огород. Вдруг видим - за нами бежит мама (Миля) и кричит, чтобы мы шли собираться - уезжаем. Около дома стоял грузовик. Мы собрали всё необходимое, точнее то, что попалось под руку, потому что времени на сборы давали мало. Мы поехали на грузовике. Ехали недолго. Потом нас загрузили в вагоны, в которых раньше возили скот, и мы долго ехали. Привезли нас в Сибирь. Отца сразу забрали в трудовой лагерь. Нам выделили квартиру. Мама пошла работать, дома почти не бывала. А ведь самая младшая сестричка была ещё грудная».

М.Г.: «То время я до сих пор вспоминаю и удивляюсь: как мы выжили? Ведь не было ни еды, ни одежды. Мы ходили просили милостыню - кто-то жалел и давал, а многие высмеивали. Ходили на помойки собирать картофельные очистки. Дома эту гниль варили и ели. Через некоторое время с голоду умерла младшая сестричка. Хоронили сами - без гроба, просто в землю. Самой страшной для нас была зима. Обуть было нечего - бегали босиком. Дома погреемся, до соседей добежим, а потом у них ноги отогреваем. Так и ходили в гости».

А.Г.: «Когда нам совсем худо стало, приехал начальник какого-то совхоза и позвал в свою деревню. Деваться было некуда - согласились. Тогда то мы и стали потихоньку «становиться на ноги». Сначала одна мама работала, потом уже старшие сестры пошли. Зерна принесут - можно уже и кашу сварить, и хлеб испечь».

М.Г.: «А мы ведь так и осталась безграмотной. И не потому что не хотели учиться, а потому что не давали. Много раз мы пыталась в школу ходить, да только придём, а нас все «фашистками» называют и выгоняют.

Папу своего мы так больше и не видели. И за что нас так наказали? Мы же ничего плохого не сделали, никого не обидели. Но в го время война наказала всех. А я до сих пор вспоминаю наш дом с большим огородом и садом и нашу, когда-то счастливую семью».

Барсукова Мария Гавриловна

Родилась в 1927 году в Воронежской области, Каширского района. В то время в семье кроме нее было ещё 2 детей. Мать занималась детьми и хозяйством. А отец и два старших брата работали на маслобойне. В 1933 году семья Марии Гавриловны посчитали кулацкой (они держали работников) и выслали в Сибирь. Дедушку отправили в Архангельскую колонию, после этого Мария Гавриловна больше дедушку не видела. В год репрессии Мария Гавриловна была ещё совсем маленькая - ей было всего 6 лет, но всё же она помнит то, что обращались с ними очень жестоко: забрали все хозяйство, вещи (даже детские), выгнали из дома.

В Сибири к рабочей семье люди относились с пониманием. Жили бедно, с вещами было трудно. Вскоре понемногу стали вставать на ноги. Мать Марии Гавриловны родила ещё шестерых детей. Всего их стало одиннадцать: Мария, Алексей (1929г. рождения), Петр, Анна, Александр, Николай, Валентина и два Виктора. Анна, Петр и два Виктора умерли еще совсем маленькими.

В 1947г. Мария Гавриловна закончила железнодорожный техникум. В 1950г. она вместе семьёй переехала в Уйбат, а затем в Усть-Бирь.

Сейчас она на заслуженном отдыхе.


Барсукова М.Г. с мужем. (Приложение 8)

Малеева Анастасия Наумовна. (Сейчас Дролова)

Родилась в 1933 году, в с. В - Усинское, Усинского района, Красноярского края. Из воспоминаний.

« Без слёз на глазах невозможно вспоминать, те далёкие годы. Жили скромно, дом был построен с круглого леса, имели корову, телёнка, поросёнка. Ничего особенного у нас не было. Было трое детей, вскоре младшенький брат умер, ему было 1 год 7 месяцев.

Когда мама с папой поженились, местный батюшка подарил им коня на свадьбу; родней и ближе батюшки у отца не было. У батюшки был сын, и наш отец дружил с ним. Они были как братья. Вот с этой и дружбы и начались наши мытарства. В те далёкие времена нельзя было ходить в церковь и тем более молиться.

Арестовали нашего отца 9 февраля 1938 года, осудили на 8 лет, а вернулся только через 10 лет в 1948 году. Когда он вернулся, мы очень обрадовались, вот, думали, теперь заживём. Но радость наша была недолгой: 21 февраля 1949 года отца арестовали вторично, и был осуждён на поселение в Абанский район Красноярского края. Мама собрала узел, я была уже большейькой, сестрёнка и маленький, только родившийся братик, и переехали к отцу на поселение. Какой ужас нам пришлось пережить там, никто не знает. Как издевались над пленными и арестованными: от мук и унижений арестованные прыгали сами в огонь и горели заживо, топились в речках на сплавах, не было сил терпеть. Наш отец прожил недолго 21.02. 1949 был арестован, в том же году и умер 19.12. 1949 года.

Катал шерсть (валенки), и грязь попала в раны, видать, было заражение крови. Отношение санитаров было ужасное, так унижали свой народ, этого не высказать: меня выгоняли с палаты, я ругалась с ними, просила, чтобы они помогли отцу, а мне отвечали, замолчи, а то и тебя арестуют. Отец умер у меня на глазах, за каких-то 3 дня болезни, и его не стало.

Мама была дома, водилась с братиком. Мне пришлось идти через озеро далеко, чтоб сказать маме, а как сказать не знала, но мама сама всё поняла, как только я вошла. Похоронили отца в том районе и приехали мы в Усть - Бюрь, где и сейчас проживаю.

Когда брат младший вырос, то захотел, могилку отца навестить; а могилок там и нет, там стоит теперь завод. Как же не плакать и не вспоминать те страшные годы». (Приложение 9-10)

Глава Ш.Ссылка в Хакасии.

Хакасия становится местом ссылки и спецпоселений с начала 30-х годов, когда сюда стали ссылать раскулаченные семьи из Европейской части страны (таких было до 10 тыс. человек).

В конце 1939 года и в начале 40-х годов в Хакасию привезли в ссылку несколько тысяч поляков с семьями. Только в Абакане на учёте в спецкоммендатуре НКВД состояло около 800 человек (в 1945 году они возвратились в Польшу).

В годы Великой Отечественной войны в Хакасии расселили представителей депортированных народов: немцев Поволжья, калмыков, финнов, греков, народов Прибалтики, Северного Кавказа, Западной Украины.

В послевоенные годы сюда добавились те, кто был угнан фашистами на работу в Германию или побывал в плену у них. Фронтовики, оказавшиеся в фашистском плену, после освобождения из неволи угодили в лагеря на родине.

В Хакасии лагеря были в Туиме, Улени, Юлии, Сорске, Сарале, Коммунаре, Черногорске. В 1949 году в Хакасии находилось на учёте 17995 спецпоселенцев, условия жизни, которых были ужасны. Те из ссыльных, кто остался жив, с благодарностью отзываются о жителях Хакасии, которые, несмотря на военное время, делились с ними жильём, одеждой, питанием.

Среди заключенных и сосланных было немало талантливых специалистов и мастеров своего дела. В то время как нарождавшаяся местная интеллигенция практически вся была истреблена в разгул репрессий 30-х годов, культура Хакасии не погибла в какой-то степени благодаря тому, что сюда приехало много высланной под административный надзор интеллигенции из европейской части Советского Союза, сыгравшей значительную роль в хозяйственной и культурной жизни Хакасии.


Памятник в сосновом бору в Минусинске.
Место расстрела и захоронение репрессированных. Установлен в 1992г.

Статистический анализ
Расстрелянных граждан Хакассии
В годы политических репрессий 1920- 1940 годов. 

Национальность
русские 1651
хакасы 342
китайцы, корейцы 241
украинцы 84
поляки 46
немцы 38
другие национальности 132

Социальное положение
рабочие 1463
крестьяне 720
 служащие 336
служители культа 15

Годы расстрелов
1920- 1925 6
1926-1930 52
1931 - 1936 84
1937 1025
1938 1312
1939 17
1940 308

Место проживания
-село 1952
- город 584
Возрастной состав
- от 18-20 лет 252
- от 31 - 40 лет 786
- от 41 - 50 лет 760
- от 51 и старше 736

Образование
- грамотные 405
- малограмотные 1904
- не грамотные 225


Здание Минусинской тюрьмы 

В заключение приведём факты и цифры о репрессиях тоталитарного режима в нашей стране, опубликованные в книге «ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои».

ГУЛАГ (Главное управление лагерей), сформированный в 1930 году, стал символом смерти, беззакония, каторжного труда и человеческого бесправия. Это была колониально - лагерная система нового советского государства.

В 1922 г. в РСФСР функционировало 122 лагеря: конгреационные, принудительных работ, особого назначения, исправительно-трудовые и т.д.

Число заключённых в лагерях ОГПУ на 01,01,1932 составляло 268 700 человек, а 1930- 1931 г.г. на спецпоселение было отправлено 1803392 человека. Только на Беломорско - Балтийском канале трудились 120 тысяч заключённых, где отбывали срок и крестьяне Хакасии.

На Байкало-Амурской магистрали в 1935 г. трудились 150 тысяч заключённых, на канале Москва - Волга - 196 тысяч зэков, на строительстве железной дороги Салехард - Игарка («мёртвая дорога») - 70 тысяч заключённых. К началу Великой Отечественной войны в лагерях и колониях ГУЛАГа находилось 2,3 млн. человек. В 1947 - 1949 гг. в лагеря и колонии ГУЛАГа поступили сотни тысяч вновь осуждённых. Дополнительно было организованно 42 лагеря.

Много было среди заключённых молодых женщин от 18 -35 лет. Их судили за «колоски» - срок от 7 до 8 лет, за мешок ржи, украденный в колхозе - 12 лет, за растрату в магазине - на 10 лет, за кражу 3 метров ситца и 5 катушек ниток - на 8 лет, за опоздание на работу - на 5 лет. Членам семей изменников Родины (ЧСИР) - срок зависел от судьбы мужа: если расстрелян - жена получала 8 лет, если жив и в ГУЛАГе - то «всего» 5 лет лагерей.

В годы «Большого террора» (1937 -1938 гг.) было уничтожено более миллиона человеческих жизней.

Изменение состава военных кадров в 1936- 1938 гг.

По подсчётам А.И. Тодоровского (бывший начальник Управления военных учебных лагерей РККА), в это время были расстреляны, замучены, отправлены в тюрьмы и лагеря почти все военноначальники, составляющие высшее командование Красной Армии:

Из 5 маршалов уничтожено - 3 (Блюхер, Егоров, Тухачевский)
Из 2-х армейских комиссаров уничтожено - 2
Из 4-х армейских командоров 1 ранга уничтожено - 2
Из 12 командоров 2 ранга уничтожено - 12
Из 2 -х флагманов флота 1 ранга уничтожено - 2
Из 15 армейских комиссаров 2 ранга уничтожено - 15
Из 67 командиров корпусов уничтожено - 60
Из 28 корпусных комиссаров уничтожено - 25
Из 199 командиров дивизий уничтожено - 121
Из 36 бригадных комиссаров уничтожено - 34
Из 198 членов Военного совета СССР уничтожено - 98

Всего Красная Армия лишилась в эти годы около 40 тысяч командиров, в том числе половины командиров полков.

Репрессии продолжались в 1939 - 1941 годы.

К лету 1941 года 75% командиров полков и дивизий занимали свои должности менее года. Общее число офицеров с высшим образованием в Вооружённых Силах СССР в 1936 - 1940 гг. снизилось в 2 раза.

Это одна из причин наших поражений в первые месяцы на фронтах Великой Отечественной войны.

Никакой враг социализма не мог принести столько ущерба при подготовке к войне, как те, кто в 1930 - е годы стоял у власти.

Заключение.

30 октября - день памяти жертв политических репрессий.

За годы Советской власти миллионы людей стали жертвами произвола тоталитарного государства, подверглись репрессиям за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и иным признакам.

Репрессивной политики насильственного переселения подверглись десятки миллионов советских граждан. С 1940 года в Хакасскую автономную область эшелонами были депортированы эстонцы, литовцы, поляки, немцы, финны и греки. Км 1956 году на учёте уже находились 17 995 человек. Только по Усть - Абаканскому району насчитывалось 45 спецпоселений, состоящих из 3564 человек депортированных, включая детей с шестнадцатилетнего возраста.

Сколько бы времени не минуло с той поры, всегда испытываешь сильнейшее потрясение. Поражает не только размах тотального террора против собственного народа, но и безжалостность репрессивного государственного аппарата.

История вынесла свой жестокий приговор сталинскому режиму за его преступления против собственного народа. Государство признало свою вину перед миллионами российских граждан. Все реабилитированные пользуются установленными законодательством льготами. Долг государства - сделать всё возможное, чтобы восстановить историческую справедливость, возвратить доброе имя каждому оклеветанному и безвинно пострадавшему.

Список литературы:
1 .«Политические репрессии в Хакасии и других регионах Сибири» (Материалы Межрегиональной научно-практической конференции, проходившей 20 декабря 2000г. в Абакане) Абакан, 2001г.
2. «Книга памяти жертв политических репрессий Республики Хакасия» том 3 Абакан, 2006г.
3. «Горькая правда истории» Библиографический указатель. Абакан, 2001г.
4. Подлинные документы жителей с. Усть-Бюр.

Приложение 1

Приложение 2

Приложение 4

Приложение 5

Приложение 6

Приложение 8

Приложение 9

Приложение 10


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.