Генрих Генрихович Батц

Генрих Генрихович Батц


Муниципальное бюджетное образовательное учреждение
Средняя общеобразовательная школа №8
660095, г. Красноярск, ул. Коммунальная, 12 Факс 8(391)201-19-01

Выполнили ученицы 11 Б класса
МБОУ СОШ№8
Юлина Элеонора
Абасова Айгюнь

Руководитель работы:
учитель истории
Коваленко Валентина Анатольевна

Аннотация

Данная работа излагает основные этапы жизни Батца Генриха от детства до последних дней, а также отражает наиболее яркие достижения в искусстве и литературе. Жанрово-тематическое разнообразие, своеобразная творческая манера стиля, яркое отражение художественно-эстетических взглядов писателя, его жизнеутверждающей философии и другие особенности прозы Г.Г.Батца.

Показан одновременно яркий, но сложный путь его жизни.

Рассказывается о том, как война стала переломным моментом его жизни, а его этническая принадлежность стала «тормозом» в развитии его творчества.

В работу включены 3 картины Г.Г. Батца.

Работа выполнена в программе OpenOffice.org 3.1.

Объём работы составляет 12 листов, 3 иллюстрации,11 использованных источников литературы.

Содержание

Аннотация 2
Содержание 3
Этапы жизни 4
«Начало новой жизни» 7
«О памяти» 11
Заключение 12
Картины(З) Г.Г. Батца 13
Используемая литература 14

Этапы жизни

Родился Генрих Батц в январе 1928 года, в день известным в истории под не добрым, угнетающим названием - «кровавое воскресенье», и то , и другое случилось 22 числа , но в разные годы. Его дед по материнской линии с первого дня предрекал что он станет священником. Отец его на сей счет имел собственное мнение: уверял, что с такими длинными руками быть ему непременно вором.

Родился в обычном Поволжском немецком селе. Насчитывало оно около 2000 дворов. И были в том селе: Лютеранская церковь, Народный дом, сельский Совет, почта, детский дом, две школы- начальная и средняя, а за селом — паровая мельница и плодово-ягодный питомник. Раскинулось село на высоком веселом месте. А на спуске к частным садам- огромное огороженное кладбище.

По-немецки сило называлось Альт-Варенбург по-русски- Привальная. Такое странное название оправдывалось легендой о том, что, яко бы ,первые немцы, пребывшие в Россию в 1763 году , причалили на баржах или плотах к этому берегу. Великая императрица Екатерина и протянула щедрую руку Европе: устроила «нарым, и Магадан» 18 века на Волге для Германии, Англии, Франции, Австрии и Швейцарии. И потянулись этапы бунтарей, возмутители европейского спокойствия на Восток, в суровые и дикие поволжские степи...

Во второй половине 20 века, что бы искоренить и вытравить немецкий дух из бывшей автономии национальных меньшинств, в названии изменили одну единственную букву. И стала Привальная по сей день «Привольная».

Но, как говорится, родителей не выбирают, и место, где суждено родиться- тоже. Те первые светлые, безмятежные дня в его памяти естественно, сохраниться не могли. А потом понесла его судьба по экзотическим просторам России, по трактам, диким дебрям и водным просторам, по дорогам.

Ему было всего три года, когда родители переехали в город Энгельс- бывший Покровск- и принялись делать из него горожанина. Но им, как это не удивительно, не удалось за ю лет ни кнутом, ни пряником этого добиться. Из него- деревенской сметаны- городского масла не получилось. Видно, что уж на роду написано...

В школе он шалил славно, хотя необходимо отметить, что он учился хорошо, родителей не раз посещали учителя на дому, еще чаще приглашали в школу. Когда ему было девять лет, он посещал рисовальный кружок во дворце пионеров заполярного Туруханска. Вместе с семьей в 1941 году был выслан с родины в Туруханский район Красноярского края. Однажды душа запросила выражения в чем-то монументальном. Генрих рассказывал:

- На печке я нарисовал большие профили Ленина-Сталина. Маркс и Энгельс просто не вошли. Мать пришла с работы, увидела и на табуретку опустилась. Говорит: «Сынок, все хорошо нарисовано, молодец. А теперь подумай - белить будем, забелим их. Нас посадят». Ая-то еще не просто карандашом нарисовал. Рядом, около Нижней Тунгуски, был графитовый рудник, где после экспедиций оставались стержни. - Ими и рисовали. Забелить такое художество удалось с трудом. Но обошлось.

Такой вот зримый урок политической грамоты получил Генрих Генрихович в тысяча девятьсот тридцать седьмом году. Может быть этот случай, а может быть само положение семьи немцев из европейской части Советского Союза, оказавшейся на Севере, навсегда отвратили интерес к какой-либо политической деятельности. Да и среди предков Батца политических деятелей не замечено. Первый же предок Батца по материнской линии появился в России в 1763 году и был сапожником. Следующие поколения сплошь сельские жители. У которых на первом месте - труд, а все остальное второстепенное. Биография его пыталась влиться в достойное общество, но... Под гребень 37 попал его шестидесятивосьмилетний дед. А когда он перешел в 7 класс, на его — и не только на его- голову обрушилась Великая Отечественная война. И в то время, когда весь советский народ устремился на Запад, на защиту социалистических завоевании, на защиту страны,их, немцев, война отбросила на восток, в Сибирь и Казахстан. Отца, как и всех немцев, на фронт не взяли. Такой, весьма ощутимый плевок на целую нацию, был странен и не понятен: в гражданскую немецкие полки доблестно сражались и с немцами, и с поляками в Первой Конной, преследовали батьку Махно. А теперь, посте 24 лет советской власти, почему-то вышли из доверия...

И надо же- перед великим переселением на восток словно бабка ему нашептала. Какое-то неосознанное предчувствие потянуло его в родное село. И он удрал из дому. Переполоха не последовало- война, стыд за отстранение нации, неизвестное завтра, и такая ерунда- побег сына! Тем более, что от него можно было ожидать и не такое. Совсем случайно ему посчастливилось вернуться за 3 дня до поселения, простившись с Привальным на долгие 50 лет. Хорошо ли , плохо ли- судьба!...

В Красноярский край. С ним он отмучал всю свою последующую, до крайности насыщенную, интереснейшую жизнь. Началось с Шарыповского района.

В селе Никольском, затем в селе Дубинино он закончил свой последний седьмой класс. Здесь же его приняли в комсомол. Но документом на сие доверие ему, немцу, не выдали. Сколько ещё раз ему придётся споткнуться об эту кочку в гнилом болоте!.. И угораздило же, совершенно не заботясь о своём будущем, бездумно народиться великой империи гражданином не той национальности! А счастье — увы! - не батрак, за чуб не притянешь. Вот так и началось.

Великое дело — начало! В конце сорок первого похоронили бабушку. На его день рождения в сорок втором получил ещё один «подарок»: отца мобилизовали в труд — армию, на труд — фронт, что через четверть века переименуют на ГУЛАГ. Проститься с ним он не мог — с отчётом сельпо он находился в райцентре. Мать увезла отцу на первый случай что-то из белья и продуктов, когда они с сестрой были в школе. Вернулась с последним наказом отца: «...чтобы учились и стали настоящими людьми». Больше его никто из них не видел — он погиб на лесоповале у станции Решёты в 1943г. Сообщили им о его гибели в письме через знакомых. Случилось это зимой. В то время на запрос Батца начальство не соизволило ответить. А через 50 лет, после долгих хлопот и переписки, вручили «документ» с датой гибели отца в августе.

Война никого не обошла, перед ней все были равны. В 44-ом, осенью, во время ледостава утонула старшая сестра в низовья Енисея, затем в Заполярье скончался дятька... Но вернёмся ещё в 42 год.

В свои четырнадцать лет он был уже кадровым охотником. Это значит имел от артели план на промысел пушного зверя, в основном, белки и месяцами мог жить в тайге. Время было военное и добыча пушнины приравнивалась к фронтовому заданию. Эта «фронтовая» закалка сохранилась на всю жизнь. Любому делу отдавался без остатка.

В середине пятидесятых возглавил ферму по выращиванию пушных зверей. Уже на второй год работы, по ее результатам, был отправлен на Всесоюзное совещание звероводов в Москве.

Да, великое дело, - начало! Но на Шарыповщине развернуться по-настоящему ему не довелось.На семейном совете решили махнуть, куда глаза глядят вместе с высылаемыми в очередную неизвестность родичами — дядькой и тёткой. Таким образом нежданно — негаданно очутились они на крайнем севере, по соседству с Заполярным кругом.

2 года — в колхозе «Восток» на станке Сухая Тунгуска, 14 лет — в Селиванихе, что в 16 верстах ниже Туруханска по Енисею, в колхозе имени Свердлова, 7 месяцев — в Красноярском краевом тубдиспансере. Потом — Доурский район: Дербино, Тюлюпта, Шахабаиха.По причине затопления последнего Красноярским водохронилищем — они снова пустились в бега.

Если учесть, что 2 переезда равняются одному пожару, то сколько же раз он сгорал до тла?! А ведь ко всему этому следует ещё добавить внеплановые турне в Туву, Усинское, Москву, Таёжное, Сталинград, Донецк, Молдавию, Ленинград, Тюмень, Игарку... итак — четверть века. Такому калейдоскопу мог бы позавидовать заядлейший путешественник.

Представив себе все то, что открывалось любопытствующему и дотошному до одержимости бродяге-кочевнику, вы, безусловно поймете, что не стать художником, не стать писателем было просто невозможно. Исподволь, изо дня в день, как на дрожжах, росли и тяга к искусству, и неудержимое желание поделиться со всеми тем,что выпало на долю Генриха. Природа, работа, общение...

Трудовая деятельность началась в с. Селиваниха, с 14 лет начал работать в колхозе, был штатным рыбаком, охотником, звероводом. Затем он был печником, плотником, работал колхозником (1942—59), лесником (1959—85). Член КПРФ (1995)-с 1967 года жил в селе Очуры Алтайского района Хакасии. Долгое время работал лесничим в Очурском лесопитомнике.

Кадровый рыбак, охотник, плотник и столяр, инкассатор и учитель, печник и строитель лодок и яхт, зверовод и ямщик, замдиректора совхоза по хозчасти, управляющий центральным отделением, а в леспромхозе «деревянный слесарь», лесоруб и впридачу ко всему этому- любитель кулинар, повар.

«Начало новой жизни»

Не может нормальный человек вмещать это все в себе и жить с таким грузом. Нужна разгрузка, иначе «крыша поедет» со всеми вытекающими отсюда последствиями. А началось-то все так безвинно: с карандаша, красок, фотоаппарата, тетрадей, ручки и дошло до выставок, пишущей машинки и книг. И надо же было такому случиться — первый его рассказ, написанный на грани переходного периода из колхозного строя в производственно-государственный, напечатало Красноярское издательство в Альманахе «жарки».

И началось! рассказы, статьи в газетах, публикации в коллективных сборниках, зональные семинары начинающих литераторов в Майне, Черемушках, Красноярске,Дивногорске, Абакане. Встречи с мэтрами от литературы :Виктором Астафьевым, Сергеем Михалковым,Анатолием Ивановым и многими начинающими талантливыми прозаиками и поэтами России.

Хакасия. Село Очуры. Берег Енисея — между Саяногорском и Шушенским. С Востока подступает березовая роща, с запада трехверстовая сельская улица упирается в сосновый бор. Почти двадцать лет отдано работе в лесном хозяйстве. Лесопитомник , лесопосадки. Восемьсот гектаров выращенного леса в степных неудобицах, выпавших из пахотных сельхозугодий в связи с поднятием целины. Устроили они с работягами на залежных землях такую всесоюзную целинную кампанию, а ветровая эрозия завершила их преступно-неурочное вмешательство.

Следует сказать, что его переход от кочевого образа жизни к оседлому ни коим образом не означает конец его бесконечным странствиям. Уже из Хакасии, в которой он застрял более, чем на 30 лет, пути его на мотоцикле, автомобиле, на яхте под парусом, на самолёте, пароходе и поезде вели то в Туву — на Сатиково озеро, то на холодные радоновые ключи на перевале Шивилиг, то на Туруханский Север, то в Крым, в Саратов, в далёкое Привольное, в дом, где он родился и в церковь, где крестился, снова бесконечное открытие, снова — картины, отснятые видеофильмы, снова рассказы, повести и романы. Правы были и дед, и отец: получились из него и поп, и воришка. Бродит он по белу свету подсматривает, подслушивает всё что попадается по пути, затем переносит на холст, на бумагу и выдаёт за своё. Ловко пристроился!

Труды вроде бы принимают в издательствах — Красноярском, Московском «Современнике», Новосибирском, Алма-Атинском. Но возвращают. Снова и снова эта зелёная кочка в этом гнилом болоте. Силоыве и национальные безопасности структуры ещё в зените власти, и пусть по инерции, но последнее решающее слово по всем политическим, экономическим, культурным и прочим вопросам всё ещё за ними. А по их глубочайшим, полученным в наследство, убеждениям, немцы, даже и реабилитированные, остаются потенциальными преступниками и врагами страны. Естественно — открывать перед ними двери в культуру и, тем более, в художественную литературу, ну просто никак нельзя, проморгал! Это все в середине 6о — х годов случилось. Да не принял он сквознячёк из Европы всерьёз. Произошло следующее.

В дни юбилея Александра Дюма к нему близко к полуночи врывается друг, размахивая последним номером журнала «Огонёк».

-Ты — француз, ты — гасконец, ты — потомок Д’Артаньяна! - взывает он к его разумению, разбедив всех домочадцев. И, бросив на стол журнал: - тут всё написано!

В обширной журнальной статье, посвящённой творчеству Александра Дюма, указывалось, что главный герой в трилогии о трёх мушкетёрах, капитан королевских мушкетёров — исторически достоверная личность. А фамилия его Батц, и жил он в имении Д'Артаньянов в Гасконии. Таким образом, переменяв местами слагаемые, автор, сам того не подозревая, обрёк своих потомков и весь мир читающий на лесное прозябание в невежестве. Тогда Батц, естественно, не мог придать серьёзного значения такой подкупающей новости. Не такое у него воспитание, чтобы метаться, как вор на ярмарке. Но, когда прошлым летом в Саратове, на набережной, под пирамидальными тополями здание вокзала речного порта его остановила представительница французского новооткрываемого консульства города! Тут ему невольно пришлось задуматься.

Молодой человек — переводчик с видеокамерой на плече, нацеленный на Генриха представил её и пояснил: - «Мы для знакомства прибывающих в консульстве снимаем фильм о гражданах города. Вы не против, если..» он сказал, что он из Сибири. При переводе глаза девушки из открываемого консульства загорелись любопытством: - «Гость города! Это же замечательно!» она уточнила, откуда он именно, а, когда записала и фамилию, бровки её скакнули под симпатичную чёлочку, сработанную, без сомнения французским парикмахером. Для достоверности записи фамилии повернула блокнот в его сторону, бросив притом вопросительный взгляд на него. Четыре буквы его фамилии были четко выписаны на латыни. Он согласно кивнул.

Девушка воскликнула в восторге: - « Шаршаль а-шар!»- быстро обняла его вконец растерявшись, троекратно по-русски, расцеловала, с жару, возбужденно, по- французки уверяя его в чем-то. Парень, не отрываясь, продолжал снимать их на видеокассету. Да перевода, собственно, и не требовалось все было и так предельно ясно: «...Батц!..Д'Артаньян!..Сибирь... Гаскония- Хакасия!..», затем- от него последовало несколько слов из его биографии. После пяти минут охов и ахов, представители французского консульства в Саратове очень тепло попрощались с ним. Генриху не было известно, показывают ли видеофильм о Саратовской встрече двух французов на берегах Волги, француза из Хакасии и француза из Парижа в открывшемся консульстве. А в общем-то замечательная легенда, хотя в принципе ничего не меняющая, едва ли в перспективе она хоть как-то, чем-то может коснуться его.

Зато в противовес историческим фактам из прошлого его далеких предков сегодняшние рыночные отнощения уже стабильно отпускают ему серьезные медвежьи услуги за услугами. Он пишет картины, возит их по городам и весям, устраивая выставки, затем продает их. на вырученные деньги издает книги, книги раздаривает друзья, товарищам, начальству, дарит музеям, библиотекам, архивам в городах Хакасии, Туруханске, Энгельсе, Саяногорске, Алуште, Красноярске...

Печататься начал в периодических изданиях, в 1994 г. вышел первый сборник его повестей «Из века в век». Включен в учебную хрестоматию для 11 класса «Литература Хакасии». Любовь к северной природе и к людям - главный аспект его творчества, как литературного, так и художественного. Удостоен звания «Почетный гражданин Туруханского р-на» (2003), награжден памятной медалью «К 100-летию М.А. Шолохова» (2004) и Орденом общественного признания РХ «За благие дела» (2008).

Книги Генриха Батца ( «Из века в век», «Торг Сивиллы», «Большой аргиш», «Где Макар телят не пас») основаны или на лично пережитом или на услышанном, достоверном. Повесть «Северная Робинзонада», например, описывает действительный случай. Перед войной, в одну из экспедиций на Севере завезли груз, оставили сторожа. И... только в 1944-ом нашли. Повесть «Письма в никуда» посвящена мальчишеской попытке побега сорока трех северян от призыва на фронт. Сотрудник НКВД нашел их, догнал и вернул. Да они и не очень-то убегали. Писатель с большой теплотой описывает северян, которые не обманут, не своруют, помогут любому. А сбежали - дело случая. Пришло кому-то в голову - давайте убежим. Фашистов-то по карикатурам представляли, с рогами, полузверей. А то, что где-то люди стреляют в людей и вообще в голове не укладывалось... Большую часть своей жизни Генрих Батц живет в Сибири. Его перу принадлежат очерки, рассказы, повести, романы. Уже первая книга "Из века в век" заинтересовала широкий круг читателей. А всего издан добрый десяток книг. В них писатель пытается осмыслить непростые события нашей современности. Пишет о бескрайнем Севере, о заснеженных тундре и тайге. Но отнюдь не о белом безмолвии, ибо эти неоглядные просторы наполнены интересной, многогранной и полнокровной жизнью. Рассказывает о людях Севера. О тех, кто даже в годы военного лихолетья не пал духом, стал частью этой суровой природы, научился не просто выживать, а жить, уже в этом находя свои прелести. Суровая, но такая загадочная и неповторимая природа Севера не могла не вдохновить Генриха Батца и как живописца. Но его пейзажи - это не застывшие слепки, а природа одухотворенная, живая, которая манит и волнует. В этих картинах автор пытается передать и свое мироощущение. К которому прикоснетесь и Вы, посмотрев его работы. Кстати, большую часть своих книг писатель и художник оформлял и иллюстрировал сам.Практически все рассказы в сборнике «Большой аргиш» основаны на личных впечатлениях подростка, во время войны входящего во взрослую жизнь.

Батц долго не мог напечатать свои произведения. Однажды, в восьмидесятые годы, казалось, издательский бастион будет взят. Издательство «Современник» приняло сборник повестей и рассказов, подкрепленный рекомендательным письмом Сергея Михалкова. Но через пять месяцев ожидания - отказ. За что хвалили писатели, за то разругал сотрудник «компетентных органов». Своей «крестной матерью», несмотря на ее молодость, считает Наталью Ахпашеву, которая пробила выход в свет первого сборника «Из века в век».Теперь он член Союза писателей России. Единственный с таковым званием немец на сибирских просторах.

Г.Г.Батц формировал сборники своих рассказов, которые объединились общностью тематики, персонажей, хронотопом. Необходимо отметить принцип взаимодополнения, который создает ощущение единого художественного текста. Рассказы одного сборника объединены местом действия, персонажами и временем. В то же время каждый рассказ - это вполне законченное произведение, со своим сюжетом, своей автономной темой и системой образов. В рассказах автор выступает одновременно и как действующее лицо, и как наблюдатель, и как рассказчик. Он намеренно показывает свою причастность к воспроизводимой им действительности. Рассказ выглядит подчеркнуто субъективным, благодаря этому обретает повышенную убедительность, достоверность повествования на всех уровнях - от тематического (содержательного) до эмоционального.

«О памяти»

Ко дню рождения знаменитого в Хакасии лесовода, писателя и художника в краеведческом музее Саяногорска открыта выставка, посвященная Генриху Батцу. Экспозиция составлена из картин, фотографий и книг, сообщает пресс-служба администрации Саяногорска.

Жизнь Генриха Батца тесно переплетена с историей страны. В 1941 году, с началом войны, вся семья была репрессирована и выслана из Поволжья в Туруханск. Через четверть века Генрих Батц перебрался в Хакасию и сорок лет прожил в селе Очуры. Именно здесь он начал профессионально заниматься рисованием.

Все картины экспозиции выполнены в жанре реализма, который позволяет точнее передать мощь Енисея, неброские краски тундры, красоту северного сияния и лица местных жителей. На натюрмортах также изображены предметы местного обихода. Образы и сюжеты картин и книг взяты Генрихом Батцем из повседневной жизни сибиряков, поэтому его творчество понятно и любимо народом.

Генрих Батц участвовал в групповых и персональных выставках в Минусинске, в Красноярском крае, где он живет и работает. Его работы были представлены на московской и новосибирской выставках "Художники немцы Сибири". Картины находятся во многих частных коллекциях в России и за рубежом.

Заключение

Таким образом, творчество Г.Г.Батца представляет большой интерес, благодаря художественному мастерству и таланту. В его произведениях заметны и традиции сибирских писателей, воплощенные в описаниях природы и жителей севера и Сибири, влияние русской и зарубежной классики. При всем этом произведения его отличаются самобытностью и оригинальностью в выборе тем, построении сюжетов и композиций, в ярком и образном языке. Творчество Г.Г.Батца занимает приоритетное место среди русскоязычных писателей Хакасии и Сибири.
Наследие Г.Г.Батца в литературе Хакасии на рубеже XX - XIX веков занимает ведущее место. Будучи сибирским писателем, Г.Г.Батц в своих произведениях сумел соединить традиции русской классической литературы, зарубежной и современной сибирской литературы.

Его жизнь выпала на времена правления сталинской репрессии, когда страна терпела голод, нищету, разруху, смертность, Генрих, несмотря на все эти условия, посвящал своё время творчеству, хотя была нехватка учителей, некому было научить его грамотности, как правильно писать и рисовать, было трудно стать художником или поэтом, и только те, кто обладал особым даром, могли добиться этого, таким и был Генрих Батц. Из-за воли судьбы ему пришлось много путешествовать и отнюдь не в самые жаркие страны, он пережил смерть бабушки, отца, а позже и сестры, но он остался самим собой и до конца верил в удачу. Время и условия его жизни навсегда наложили отпечаток на его творчество.

Используемая литература

• http://www.gov.khakasnet.ru/gazeta/archiv/090919-4.htm
• http ://www. admtr.ru/tr/pochet/
• http://dlkhakasia.wordpress.eom/page/2/
• Катаева, Л. Генрих Батц - писатель-сибиряк // Хакасия. - 2008. - 22 янв.
• Дорогою судьбы, не растеряв добра : (Г.Г.Батцу 80 лет) // Саянские ведомости. - 2008. - 17 янв.
• Потапова, Т. Ловцы Вселенной // Хакасия. - 2003. - 29 июля.
• Батц, Г. От автора: [биограф, справка] // Батц, Г. Твой дом. - Абакан, 1998.-С. 3-10.
• Ешина. 3. Предъюбилейные интервью о Генрихе Батце (писателе, художнике, человеке) и его творчестве. // Огни Саян. - 1998. - 29 января.
• Балашов, В. Он любит Север и яхты // Хакасия. - 1994. - 15 окт.
• Балашов, В. Пером и кистью // Огни Саян. - 1994. - 4 окт.
• Балашов, В. Живет рядом художник // Огни Саян. - 1983. - 5 февр.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.