Забытые герои

Забытые герои


XIII ЕЖЕГОДНЫЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ КОНКУРС
ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ РАБОТ СТАРШЕКЛАССНИКОВ
«ЧЕЛОВЕК В ИСТОРИИ РОССИИ – ХХ ВЕК

Номинация: Человек, общество, армия.

Автор: Бирюков Владислав
10 «А» класс, СОШ №3 п.Абан
Абанского района Красноярского края

Руководитель: Бельская Валентина Захаровна,
педагог дополнительного образования
СОШ №3 п.Абан

Абан. 2011г.

Оглавление

I.Введение. Почему я пишу эту работу?
II.Основное содержание. Забытые герои Великой Отечественной…
1)Судьба капитана Одинцова Семена Архиповича.
2)Младший лейтенант Прусаков Георгий Васильевич.
3)Капитан Давыденко Иван Степанович
III Заключение. Моё исследование не закончено ...

Введение. Почему я пишу эту работу?

Я живу в деревне Высокогородецк Абанского района, где родился и жил Герой Советского Союза Виктор Степанович Богуцкий. В деревне о нем хорошо знают все от мала до велика : о том, что Богуцкий Виктор ушёл на фронт в 17 лет, стал бесстрашным лётчиком разведчиком, совершил 120 боевых вылетов и погиб, когда ему было только 22 года. В доме, где жила семья Богуцких, много лет работала начальная школа. В библиотеке собраны документы и воспоминания о нем. В Абане стоит памятник герою-земляку, его именем названа улица и школа в районном центре. В «Книге Памяти» ( Красноярск, 1994 год) увековечено имя Виктора Степановича. В то же время, я узнал о том, что не все имена участников войны нашей деревни занесены в «Книгу Памяти» и в 10-томное издание книги «Никто не забыт…». Я не знаю, по какой причине так получилось, но считаю, что это несправедливо. В течение 10 лет работы клуба «Земляки» наши ребята под руководством Бельской Валентины Захаровны и Калякиной Надежды Васильевны выявляют имена абанцев, чьи имена не вошли в Красноярское справочное издание участников Великой Отечественной, вернувшихся живыми с войны. Многие жители их прекрасно знали и помнят до сих пор. В 2008 году более 200 имен абанцев были внесены в 10-ый дополнительный том книги «Никто не забыт…». Здесь и наш коллективный труд. В 2009 году, работая с архивом Райвоенкомата, мы обнаружили, что здесь хранятся «Личные дела» офицеров, «забытых» участников войны и написали по этой теме исследовательские работы.

После публикации наших исследовательских работ в районной газете в наш клуб обратился житель города Канска, Одинцов Владимир Семенович, с просьбой разыскать информацию о военной судьбе его отца, капитана милиции, Одинцова Семена Архиповича, участника Великой Отечественной войны, чьё имя также оказалось забытым (Приложение 2).   Мы не могли пройти мимо этой просьбы. С такой же просьбой к нам обратились и родственники Прусакова Георгия Васильевича (внучки), и сестра Давыденко Ивана Степановича - Лидия Феоктистовна Танкович. Это и побудило меня к тому, чтобы провести исследование об участии в Великой Отечественной войне их родных. Просмотрев справочные тома 2, 9, 10 книги «Никто не забыт…» я убедился, что фамилии Одинцова С.А., Давыденко И.С. и Прусакова Г.В. в них, действительно, не занесены.[1] ( Приложение 3)

Цель моей работы - собрать информацию о «забытых» участниках Великой Отечественной войны Одинцове С.А., Прусакове Г.В., Давыденко И.С. для публикации в многотомном издании книги «Никто не забыт…» и в районной газете «Красное знамя».

Задачи исследования:
1. Работа с личными архивами, переданными клубу «Земляки» родственниками участников Великой Отечественной войны;
2. Работа с документами Райвоенкомата и Абанского районного архива
3. Работа с печатными источниками.
4. Запись воспоминаний наших земляков, знавших Одинцова С.А., Давыденко И.С. , Прусакова Г.В.

Методы исследования:
1. Анализ документов, как личных архивов, так и Райвоенкомата и Абанского районного архива
2. Опрос старожилов и анализ их  воспоминаний.
3. Компьютерная обработка полученной информации.

II. Основное содержание. Забытые герои Великой Отечественной…

Глава 1. Судьба капитана Одинцова Семена Архиповича.

В начале моего исследования, я обратился к документам и воспоминаниям, полученным от сына Одинцова Семена Архиповича, Владимира Семёновича. Это два письма на имя моего руководителя Валентины Захаровны Бельской. В первом письме (в марте 2010 года) Владимир Семёнович написал свои воспоминания об отце, каким он его помнил после войны. Также он написал о том, что от отца остались фотографии, медали, но нет ни одного подтверждающего документа, что эти медали принадлежали именно ему. «Жили мы в Березовке, потом в Устьянске Абанского района. В семье было 6 детей: 4 дочери и 2 сына.

Всех родители вырастили и дали высшее образование. Я отца помню уже при погонах, с 1953 года, когда умер Сталин. Весь в работе был:  все хозяйские дела выполнял – это заготовка дров на зиму (5 машин газика! Я с ним вручную пилил), посадка картофеля, заготовка сена для скота…По работе часто уезжал по своему Устьянскому участку – это деревни Баланчук, Покровка, Романовка и т.д. Запряжет лошадь в сани и поехал на месяц. Мы дома, не знаем, живой ли отец. Гораздо позже до меня доходила информация от матери, что на отца нападали и били. Сам он ничего не рассказывал мне. Многие сельчане (устьянские) вспоминают его добрым словом. Недавно я разговаривал с Волчёк Василием Николаевичем, он живет здесь, в Канске, а раньше жил со своим отцом в Устьянске. Так про моего отца сказал приятные слова: работал с нарушителями по справедливости, за что уважали и сейчас вспоминают добрым словом…Отец для нас, детей, был образец. В торжество мог позволить себе выпить 1,2,3 рюмки, но всегда имел светлую голову. Пистолет «ТТ» всегда находился при нём». Владимир Семёнович описал одну «шутку» отца: «Сидел отец однажды на крыльце. Разутый. Попросил монету – пятак жёлтый и говорит: «Сейчас я его спрячу, а ты найди». Условием оставалось, что пятак будет у него. Я отвернулся, а через минуту стал искать: и во рту, и в волосах, и между пальцами – нет пятака. А он его запихал в рану на ноге. Там у него было сквозное пулевое ранение, и в костях рана. Так этот пятак туда и вошёл. Я его не нашёл» (Приложение 4) Случай с пятаком свидетельствовал о том, что Семён Архипович имел ранение в ногу, но никаких подтверждающих документов, что это ранение было получено на фронте, у сына не было. Подросшему любопытному мальчику отец о войне много не рассказывал, а говорил лишь, что «в первые дни войны косили наших немцы, как хотели. На пехоту шли танки, а затем немцы». Владимир Семёнович вместе со своими  воспоминаниями прислал нам копии «Справки» и «Послужного списка» отца, полученных им после запроса в Краевой Совет ветеранов ОВД и ВВ от председателя Совета И.Е. Жмакова (Приложения 5, 6).

Из «Послужного списка» мне стало известно, что Одинцов Семён Архипович родился 20 августа 1914 года в с. Селеванец Ново-Деревеньского района Орловской области. До 1931 года проживал  в с. Ношено Абанского района Красноярского края на иждивении своих родителей. Окончив в 1931 году 7 классов  Ношенской НСШ, работал секретарем и председателем с/советов Абанского района. В октябре 1936 года Семён Архипович Канским РВК был призван в Красную Армию. Тогда он и  решил полностью посвятить себя военному делу. С 10 августа 1936 года по 15 октября 1937 года был курсантом полковой школы 2-ой Дальневосточной армии 119 стрелкового полка 40-ой стрелковой дивизии. После окончания курсов с 15 октября 1937 года по 20 ноября 1938 года (1 год и 1 месяц) служил на должности политрука этой же дивизии. С 20 ноября 1938 года по 10 декабря 1940 года служит стрелком по охране военных объектов воинской части №7896 г.Хабаровска. С 10 декабря 1940 года по 9 декабря 1941 года Одинцов становится курсантом Вышне-Волоцкого пехотного училища Московского военного округа. Далее послужной список давал краткую информацию о вехах фронтовой и послефронтовой биографии Одинцова С.А. На фронте с октября 1941 по декабрь 1941 гг. – командир взвода и командир роты. Воевал на Западном фронте в составе Мордовской дивизии.

Чтобы установить, в каких сражениях участвовал полк №1099 и 326 стрелковая дивизия, в составе которой находился Одинцов С.А., я обратился в библиотеку. В энциклопедии «Великая Отечественная война»[2] я определил, что 322-я, 323-я, 324-я, 325-я, 326-я, 328-я, 330-я стрелковые дивизии, 57-я и 75-я кавалерийские дивизии, артиллерийские, инженерные и другие части были включены в состав 10-ой Армии. Сначала Армия находилась в резерве Ставки Верховного главнокомандования, а затем в составе Западного фронта участвовала в Московской битве. В книге «Битва за Москву»[3], в воспоминаниях бывшего командующего 10-ой армией, Героя Советского Союза Филиппа Ивановича Голикова, сказано, какую роль сыграла эта Армия в обороне Москвы. 4 декабря её командующему, генерал-лейтенанту Голикову Ф.И., было приказано нанести главный удар в направлении населённых пунктов: Михайлов, Сталиногорск и вспомогательный удар стрелковых дивизий из Зарайска и Коломны через Серебряные пруды – в направлении Венев. Ближайшая задача – разрубить группу Гудериана и овладеть районом Сталиногорск – Узловая. По системе «Интернет» я установил, какими зверскими методами фашисты устанавливали свою власть в Подмосковье. [4] Они расстреливали на месте только за то, что кто-то не прореагировал на окрик, раненых в госпиталях и медперсонал. К 65-летию Победы в Москве проходила выставка «Советское общество и война», где было представлено много редких документов, в том числе трофейных. Из сети  «Интернет» я получил следующую информацию: «Пожалуй, одно из самых больших впечатлений о выставке - возможность увидеть, как смотрел на нас враг. Гитлеровцы не делили советских людей на солдат и мирных жителей, не питали снисхождения к женщинам, детям, старикам. Все, кто смел оказывать сопротивление, уничтожались.

Из немецкого приказа: «Деревенский старшина ответственен за обеспечение всех дорог, выходящих из деревни. В случае нападения партизан на район наблюдаемых дорог отвечает вся деревня. Если в случаях нападений пострадают германские солдаты, то будут соответственно в двойном количестве жители арестованы и тяжко наказаны». Понятие «тяжко наказаны» означало казнь. Страшное впечатление производят попавшие к нам письма немецких солдат в Германию, которые они так и не успели отправить. Солдат Пауль Кенинг хвастается: «(У нас) зашел разговор о древних германцах - что они считали за честь пить кровь поверженного врага. Я заметил: «Разве мы не такие? Мы тоже должны пить кровь русских!..» Я побежал в сарай, вывел самого молодого из пленных русских солдат, которые там были, и приколол его, как барана... Подставил к его груди стакан, наполнил его кровью и залпом выпил...» Этих нелюдей нужно было не просто остановить, а отомстить за их зверства, изгнать с родной земли, а поэтому и поднялся весь советский народ на защиту своей столицы и своей Родины (Приложение 7).

326 стрелковая дивизия, в которой служил герой моего исследования, сражалась на Куликовом поле, где когда-то русские впервые победили татарских завоевателей.[5] Она должна была перерезать железную дорогу, связывающую группировки противника. С 24 октября по 5 декабря шли тяжёлые оборонительные бои, чтобы на Тульском направлении не дать немцам обойти Москву с юга. Общее соотношение сил на западном направлении было в пользу противника: в людях – в 1,2 раза; в танках – в 2,2 раза; в орудиях и миномётах – в 2,1 раза; в самолетах – в 2,6 раза. С 6 по 16 декабря началось наступление Красной Армии. Чтобы оно было более успешным, приходилось действовать длинными, зимними ночами, в метель, в плохую погоду. 326 стрелковая дивизия наступала на город Епифань и преследовала противника на западном направлении. « За двое суток в условиях сильной метели и по глубокому снегу наши части продвинулись на 30 километров и в упорных маневренных боях овладели: 324 дивизия – Богородицком, 323-я и 326-я – угольным районом Товарково-Ломовка-Левинка… 18 и 19 декабря шли ожесточённые бои на реке Плаве за город Плавск, находившийся у магистрали Тула-Орёл. Подступы к городу фашистами были минированы, улицы и мосты забаррикадированы, на окраинах и на перекрёстках поставлены орудия для стрельбы прямой наводкой. Из-за города с закрытых огневых позиций вела огонь вражеская артиллерия. Но наши дивизии действовали дружно, и к исходу 20 декабря на реке Плаве по всему фронту был завершён прорыв» - писал  командир дивизии Ф.И.Голиков:[6]. В одном из этих боёв, согласно «Послужному списку» , 19 декабря 1941 года командир взвода лейтенант Одинцов был ранен.

Во втором своём письме, датированном 22 января 2011 года, Владимир Семёнович Одинцов сообщил о том, что он провёл своё исследование участия отца в сражениях за Москву. По его мнению, это было так: «27 и 28 июня 1941 года вышла директива ЦК ВКП (б) о мобилизации на фронт коммунистов из областей, входящих в Московский военный округ. Затем была ещё одна директива, по которой курсант Одинцов в срочном порядке 9 октября 1941 года, после присвоения ему звания младшего лейтенанта, был отправлен на Западный фронт, в 10-ую армию , 326 стрелковую дивизию , в 1099 полк командиром взвода» . Владимир Семёнович подтвердил это «Справкой», полученной из Центрального архива Министерства обороны РФ г.Подольска Московской области [7] (Приложение 8). В ней сказано, что «имя командира стрелкового взвода лейтенанта Одинцова С.А. значится в Книге учёта офицерского состава, его фамилия упоминается в раздаточных ведомостях на выдачу денежного содержания офицерскому составу полка за октябрь 1941 года, а за январь 1942 года – не значится». За октябрь-декабрь есть росписи в получении денег, а за январь нет. В январе фамилии лейтенанта Одинцова нет», так как 19 декабря он был тяжело ранен. Начальник отдела ВК Красноярского края по Абанскому району С. Васильев справкой так же подтвердил участие Одинцова С.А., 1914 года рождения в Великой Отечественной войне в составе действующей армии (1099 стрелковый полк 326 стрелковой дивизии) (Приложение 9). Владимир Семёнович пишет: «Личным примером, пламенным большевистским словом командиры увлекали красноармейцев за собой, воодушевляли воинов на ратные подвиги, воспитывали ненависть к фашистским захватчикам. Таким был и коммунист Одинцов. Его стрелковый взвод защищал Москву. Это было самое трудное время, потому что здесь решалась тогда судьба страны. В боевых действиях Одинцов принимает под командование роту (три взвода) и продолжает наступательные действия. Командир идёт в наступление первым с командой: «За мной!».

За освобождение Сталиногорска (Новомосковск) 11 декабря 1941 года Одинцов получает медаль «За боевые заслуги». 7 декабря освободили от врагов г.Михайлов и Серебряные Пруды. За 10 дней боёв 2-ая танковая Армия Гудериана оставила Узловую, Богородицк, Сухиничи и другие населённые пункты. 326 стрелковая дивизия продвинулась в составе 10-ой Армии на 130 километров. Этот ратный путь прошёл и командир взвода Одинцов. Немного пришлось ему воевать: в октябре 1941 года – 22 дня, в ноябре – 30 дней и в декабре – 19. Всего – 71 день. Это подтверждает медицинский документ, полученный сыном 18 мая 2010 года: «Командир взвода в/ч 1097 (или, 1099?) ст.лейтенант Одинцов Семён Архипович, 1914 года рождения, на фронте Великой Отечественной войны с 19 декабря 1941 года, получил сквозное пулевое ранение левой голени с переломом большеберцовой кости, по поводу чего с 21 января 1942 года находился на излечении в ЭГ г.Сталинск (Новокузнецк) Кемеровской области (предыдущие этапы: МСБ, номер не указан; с 11.01. 42г. - 5-ая Советская клиническая больница г.Москва, из которого выбыл 31 июля 1942 года ( так в документе) в Мордовскую АССР, ст. Кр. Узел» - говорится в «Архивной справке» №277018 [8] (Приложение 10).

10 июля 1942 года Военно-врачебная комиссия признала Одинцова С.А. негодным к военной службе. Но заключения об инвалидности не было.

Владимир Семёнович пишет: «Родственники – старожилы помнят отца на костылях. Дочь брата, Василия Архиповича, Останова Октябрина Васильевна, 1931 г.р., проживала тогда в с.Ношено, вспоминала: « Когда дядя Сеня вернулся с фронта, он был чуть живой, на костылях, не мог передвигаться. Мы ему помогали. Очень долго выхаживали…» Как видно из «Послужного списка», работать Одинцов С.А. смог только через 11 месяцев после возвращения из госпиталя. Поработав 4 месяца (с 20 мая по 20 сентября 1943 года) председателем колхоза имени Красина ( мой руководитель сказала, что это была деревня Преображенка Березовского с/совета), Семен Архипович снова надевает военную форму, чтобы не расстаться с ней до конца своих дней. В Абанском Районном отделе НКВД старшего лейтенанта Одинцова 26 ноября 1943 года назначают оперуполномоченным Абанского районного отдела НКВД. Уже через 4 дня, 1 декабря 1943 года его командируют помощником коменданта спецкомендатуры РО НКВД в город Ачинск Красноярского края, а 1 марта 1944 года – назначают комендантом этой же спецкомендатуры. Согласно архивной справке, полученной нами из информационного центра спецфондов МВД России г. Красноярска, «задачами спецкомендатур были учет, организация работы по расселению, трудовому и хозяйственному устройству трудпоселенцев, ссыльнопоселенцев и спецпереселенцев». Из «Послужного списка» Одинцова Семена Архиповича видно, что он 14 лет занимал эту должность. Работал там, куда направляли по службе: В Ачинске, Долгом Мосту, а с 17 ноября 1944 года и по 1957 год (до расформирования) – комендантом спецкомендатуры в селе Березовка Абанского района, где жили ссыльные и депортированные немцы из Поволжья. Условия работы были непростыми. Но жители села, в том числе и из немцев, вспоминают о своём коменданте до сих пор добрым словом.

С 1 января 1957 г. по 20 мая 1970 г. капитан Одинцов работал участковым уполномоченным в селе Устьянск Абанского района. Вышел в отставку 20 мая 1970 года в звании капитана милиции. Выслуга лет на день увольнения в льготном исчислении составляла 29 лет, 4 месяца и 15 дней. Семён Архипович был награждён медалями: «За боевые заслуги» (в годы войны), «За победу над Германией», «В ознаменование 30-ой годовщины Советской Армии и флота ( 1918-1948г)», «20 лет победы советского народа в Великой Отечественной войне. 1945-1965г», «Пятьдесят лет Вооружённых сил СССР», «20 лет безупречной службы в МВД СССР», «В ознаменование пятидесятой годовщины советской милиции». (Приложение 11) После продолжительной болезни (онкология) Семён Архипович Одинцов умер 16 января 1972 года и похоронен в селе Устьянск. (Приложение12). По воспоминаниям Владимира Ивановича Автушко, который много лет работал участковым милиционером в Абане, Семён Архипович Одинцов «был человеком рассудительным, хорошим товарищем, исполнительным работником. Я вместе со своими товарищами по службе ездил на похороны. Приехало много народу из Березовки, Ношено и других деревень. Пришли устьянцы. Его все уважали. Трудно в те годы было работать участковому милиционеру. На каждого приходилось от 3600 до 5000 жителей. Транспорт – лошадь, велосипед…».

С фронта старший лейтенант Одинцов С.А. вернулся на костылях, но нашел в себе силы и мужество работать на такой опасной, трудной милицейской должности. Одинцов до конца дней оставался офицером, военным человеком. Я думаю, что несправедливо забытое имя героя-фронтовика, капитана милиции Одинцова Семена Архиповича, должно быть записано в новый том книги «Никто не забыт…»

Глава 2. Младший лейтенант Прусаков Георгий Васильевич.

В архиве Абанского Райвоенкомата хранятся «Личные дела» офицеров, которые после окончания Великой Отечественной войны выбрали себе совсем мирные, творческие профессии работников культуры. И никто не мог предположить, что на фронте они были героями. Это относится к Прусакову Георгию Васильевичу и Давыденко Ивану Степановичу.

Перед отъездом из Абана на место жительства  в Красноярск в 2007 году в наш клуб «Земляки» отдали копии документов своих бабушки, Лидии Устиновны, и дедушки, Георгия Васильевича, Прусаковых (оба были на фронте) их внучки, Наталья Николаевна и Юлия Николаевна Рубановы и попросили о них написать исследование. Лидия Устиновна была хранительницей архива, но она умерла, умерли все фронтовики, которые могли о них рассказать. Имя участницы войны, Лидии Устиновны, опубликовано в книге «Никто не забыт…» под девичьей фамилией «Орлова», а имя младшего лейтенанта Прусакова Г.В. оказалось забытым. Среди копий документов в папке я нашёл небольшое посвящение другу, написанное поэтом-абанцем, участником Великой Отечественной войны, Саломатиным Александром Григорьевичем, 3 апреля 1969 года. Я думаю, что Георгий Василевич ещё был жив, его прочитал и даже написал слабеющей рукой свою фамилию (Приложение 13).В своем посвящении «Солдату Великой Отечественной» А.Г.Саломатин написал, что о его «подвиге помнит народ». Но, оказалось, что это не так. Поэтому  нам пришлось обратиться в Райвоенкомат, где хранится «Личное дело младшего лейтенанта Прусакова Георгия Васильевича» и в Районный архив, чтобы собрать информацию о нашем земляке.

Я сравнил с любовью выполненный кем-то рисунок юного Георгия Васильевича и его послевоенную фотографию в «Личном деле» РВК, (Приложение 14) и мне показалось, что это как будто два разных человека. Из «Автобиографии» Георгия Васильевича в семейном архиве я узнал, что прожил он всего 46 лет. Я сам себе задал вопрос: «Почему так мало?» Чтобы на него ответить, стал изучать документы. Вот что я узнал из краткой «Автобиографии»: «…Родился 9 мая 1923 года в деревне Алексеевка Абанского района Красноярского края в семье крестьянина-бедняка. С 1929 года по 1948 год родители состояли в колхозе. Окончив абанскую начальную школу в 1937 году, пошел на самостоятельную работу. Работал помощником бригадира при колхозе «Совстроитель» ( с.Самойловка) до 1939 года. С сентября 1939 по декабрь 1939 работал секретарем Долгомостовского с/совета…». С этого времени в биографии молодого Георгия Прусакова начинается этап, который позволил ему стать в годы войны политическим работником в партизанском отряде и в воинских подразделениях. Окончив четырехмесячные курсы в Минусинской совпартшколе, он работал секретарем с/совета, инструктором абанского исполкома райсовета, заведующим отделом кадров и спецчастью абанского исполкома райсовета. В личном деле из Абанского муниципального архива помещена характеристика Прусакова, как инструктора Исполкома Райсовета: «С работой справляется, порученную работу выполняет добросовестно, политически выдержан...».[9]

19 сентября 1941 года Георгий Прусаков добровольцем уходит на фронт. ( Приложение15). В этом же месяце его назначают командиром отделения и замполитрука 23 воздушно-десантной бригады 10 корпуса Московского военного округа. В конце мая 1942 года воздушным десантом Георгий Прусаков был высажен в тыл противника в Ельнинский район Смоленской области в составе группы из 18 человек. Сначала эта группа входила в партизанский отряд «Деда» под командованием майора Козубского, а затем это стал самостоятельный партизанский отряд численностью в 60 человек под командованием Кезикова. Партизанский отряд под командованием бывшего учителя Василия Васильевича Кезикова вошел основным костяком в 5-ую Воргинскую партизанскую бригаду имени Сергея Лазо. В составе этой бригады Георгий Прусаков воевал с фашистами полтора года, до октября 1943 года, на должности командира взвода. Чтобы лучше представить, как воевал наш земляк в партизанской бригаде, в каких военных операциях участвовал, я обратился к помощи системы «ИНТЕРНЕТ» и узнал следующее: «5-ая Воргинская партизанская бригада была образована в Ельнинском районе Смоленской области в ноябре 1941 года.

В июне 1942 года по заданию Смоленского обкома партии из партизанского полка им. С. Лазо был выделен особый отряд численностью 200 человек и направлен в 150- километровый рейд из Ельнинский лесов в район пос. Ершичи ( Ворговский лес ) с заданием развернуть активную партизанскую борьбу на железнодорожных и шоссейных дорогах Рославльского узла и добывать разведданные для фронта». [10]

На листе 15 «Личного дела» Г.В.Прусаков в своей «Объяснительной» (приложение 16) рассказал подробно, как действовала диверсионная группа, в которую он входил и как получил ранения: « По особому заданию штаба 10-го воздушно-десантного корпуса в ночь с 31 мая на 1 июня 1942 года я с группой в 18 человек под руководством лейтенанта Дзюбина парашютным десантом высадился во вражеский тыл. Высадка производилась в д.Петуховка Ельнинского района Смоленской области. 23 июня, выполняя задание диверсионного содержания, я получил тяжёлое ранение в голову. Будучи в бессознательном состоянии, я был подобран здесь же действующей партизанской группой из отряда имени С.Лазо. После некоторого излечения в партизанском госпитале я присоединился к партизанскому отряду С.Лазо». Затем был 500-километровый поход в глубь вражеского тыла для расширения партизанской войны в должности командира взвода.1 сентября 1942 года бригада разгромила немецкий гарнизон в селе Разрытое Ершического района. Немцев и полицаев было убито 35 человек. Таких операций было проведено множество. 10 октября 1943 года Георгий Прусаков получает приказ от командира бригады полковника Н.Кезикова пройти во вражеский тыл и вывести оставшуюся там группу агентурной разведки. В ночь с 26 на 27 сентября при возвращении из вражеского тыла он получил ранение в локтевой сустав правой руки и был отправлен на излечение в госпиталь г.Череповца Вологодской области. После госпиталя, с марта 1944 по февраль 1945 года Георгий Васильевич Прусаков стал слушателем курсов младших лейтенантов Архангельского военного округа. В документах «Личного дела» райвоенкомата имеется «Лист выпускных оценок на курсанта ОК младших лейтенантов» и «Аттестация на курсанта окружных курсов младших лейтенантов АВО Прусакова Георгия Васильевича». В «листе оценок» стоят «4» и «5» по всем предметам (тактика, политическая подготовка, огневая подготовка, военная топография, строевая подготовка, уставы, военно-химическое дело, военно-инженерное дело, авто-бронебойное и танко-истребительное дело, связь) и только по физической подготовке стоит - «3».  В его «аттестации» отмечены такие положительные качества курсанта как: «…исполнительность, добросовестность, вежливость, культура. Там же записано: «командирский язык отработан и развит, тактически подготовлен в объеме знаний командира пулеметного взвода, морально устойчив, в строевом отношении подтянут, на высоком уровне может провести и организовать занятия…» Командиры курсов делают вывод о присвоении Прусакову Г.В. первичного офицерского звания – младший лейтенант. (Приложение 17)

С апреля 1945 по август 1946 года Георгий Прусаков был командиром пулеметного взвода 262 стрелкового полка 184 стрелковой дивизии. В составе этого полка в порядке партнагрузки два месяца работал секретарем партийного бюро батальона и три месяца начальником финансовой части этого же полка. В это время младший лейтенант Прусаков участвует в битве за Кёнигсберг в составе 5-ой Армии 3-его Белорусского фронта. Он был награждён орденом «Красная Звезда» и медалью «За взятие Кёнигсберга». В «Боевых характеристиках» от 17 августа и 5 сентября 1945 года о командире пулемётного взвода Прусакове сказано: «… показал себя дисциплинированным и строго выдержанным офицером…Материальную часть пулемётного взвода знает хорошо. Организаторскими способностями обладает. Требователен к себе и подчинённым. Партии Ленина-Сталина и Социалистической Родине предан». Также постоянно подчёркивается культура офицера, его забота о личном составе. Командиры делают вывод: «С должностью командира пулемётного взвода справляется, достоин выдвижения на должность командира пулёмётной роты». После окончания войны с Германией командир пулемётчиков Прусаков вместе со своим взводом 362 стрелкового полка храбро сражается в составе 1-ого Дальневосточного фронта в Манчжурии с японскими самураями. В сентябре 1945 года он был награждён вторым орденом «Красная звезда», а в декабре – медалью «За победу над Германией». В «Аттестационном листе» от 13 сентября 1945 года командиры делают вывод: «Достоин присвоения очередного звания – лейтенант». Но это звание младшему лейтенанту Прусакову так и не было присвоено. Война закончилась. Служба ещё продолжалась, но характеристика от 12 июля 1946 года совершенно противоположная тем, которые давались раньше, хоть и подписана теми же командирами. Вот некоторые фразы из этой «Служебной характеристики»: «…в военном отношении подготовлен недостаточно…., стрелковое оружие знает слабо, методикой преподавания владеет недостаточно, передать свои знания подчинённым не может, …к подчинённым требовательность низкая. Здоровье слабое, физически не развит, в походах не вынослив. Вывод: «…целесообразно уволить в запас с использованием в народном хозяйстве». Противоречивость характеристик мы обсуждали не только с моим руководителем, но и с ребятами, которые встречались с таким же явлением в своих исследовательских работах. Мы пришли к выводу, что отрицательные характеристики писались специально, чтобы солдата скорее уволили в запас. Командиры, мягко говоря, лукавили, спасая своих израненных в боях товарищей от продолжения службы. Мы больше доверяли характеристикам первым, а не написанным при увольнении офицера. Это косвенно подтверждается и тем, что всем этим демобилизованным офицерам на местах доверяли ответственные должности. И в работе они характеризовались только положительно.

26 августа 1946 года мл. лейтенант Прусаков Г.В. демобилизовался, получив медаль «За победу над Японией» ( Приложение 18). В ноябре 1946 года его назначают на должность заведующего отделом культпросветработы при Абанском исполкоме райсовета. С 7 октября 1953 года это отдел культуры, и Проусаков Г.В. – его первый заведующий. В этой должности он работал 9 лет, до 1955 года. В 1946 году женился на Лидии Устиновне Орловой,  у них родились дочь Людмила ( 1947г) и сын Александр ( 1949 г.). Все характеристики этого периода только положительные. Георгий Васильевич заканчивает двухгодичную вечернюю школу, повышает свою деловую квалификацию, требователен к себе и подчинённым, активен, инициативен. «Товарищ Прусаков Г.В. исполнительный, трудолюбивый и инициативный работник. Товарищ Прусаков Г.В. является активным организатором и участником строительства Районного дома культуры, которое было проведено летом 1950 года методом народной стройки. Товарищ Прусаков много работает над поднятием уровня культурно-просветительной работы в районе»- так сказано в «Характеристике», написанной председателем исполкома райсовета депутатов трудящихся Я.Михайленко от 20 января 1953 года. [11] (Приложение 19). После 1955 года, как видно из «Личного дела РВК» Г.В. Прусаков работал на различных ответственных должностях: инспектором отдела кадров Она-Чунского леспромхоза, начальником ЖКО здесь же, бухгалтером в редакции газеты «Красное знамя», плановиком колхоза «40 лет Октября», инспектором Абанского Райсобеса.

Но судьба готовила новое испытание моему герою. В архивном «Деле» записано, что он отбывал наказание  в исправительно-трудовых лагерях за денежные махинации в редакции газеты. В «Деле» имеется заявление, в котором  Г.В.Прусаков просит офицерский состав РВК написать ходатайство в суд, который учёл бы его награды и ранения в годы Великой Отечественной войны. Военкомат такое ходатайство написал, но срок заключения на 1 год остался. Подполковник РВК Белашов после беседы пишет своё мнение о Прусакове Г.В. как о «совершенно опустившемся человеке, алкоголике». В Абане проживает брат жены Г.В.Прусакова, Виктор Устинович Орлов. Он тоже сказал о том, что Георгий Васильевич в конце жизни сильно пил, но в нём главной чертой оставалась внутренняя культура, данная от природы. И, родственник предположил, что, наверное, когда подавали сведения в книгу «Никто не забыт…», из-за этих последних годов жизни Г.В.Прусакова, его имя, как участника Великой Отечественной войны, оказалось забытым. Я думаю, что это неправильно, потому что когда Георгий Васильевич был молодым и сильным, он честно выполнял свой долг, как Герой, и, не жалея себя, сражался с врагами за свободу и независимость Родины. Ордена Красной Звезды просто так не давали, поэтому имя Г.В. Прусакова должно быть вписано в новый том книги «Никто не забыт…»

Глава 3. Капитан Давыденко Иван Степанович

О Давыденко Иване Степановиче его сестра, Надежда Феоктистовна, сказала, что он умер и похоронен в г. Красноярске. Я проверил записи по всем районам и по  Красноярску в книге «Никто не забыт…», но нигде его фамилии не нашёл. Отсюда сделал вывод, что имя Ивана Степановича тоже оказалось забытым. А поэтому обратился к фонду Райвоенкомата и нашёл там «Личное дело капитана Давыденко Ивана Степановича». [12] ( Приложение 20) Из биографии я узнал, что Давыденко Иван Степанович, белорус по национальности, родился в 1911 году в селе Белая Дубрава Могилёвской области Костюковического района БССР. Закончил 6 классов НСШ в 1927 году. В 1929 году приехали в Сибирь, в деревню Бурятск  (по рассказу Надежды Феоктистовны) около Долгого Моста, а в 1930 году переехали жить в Абан. Здесь с ноября 1930 года по сентябрь 1933 года Иван Давыдеко работает киномехаником. По - видимому, работа ему очень понравилась, потому что ей он посвятил всю трудовую жизнь. В сентябре 1933 года Давыденко был призван на службу в Красную Армию. Место службы – 285 стрелковый полк 95-ой стрелковой дивизии отдельной Дальневосточной Армии. Курсант школы связи в Сибирском военном округе, курсант киномехаников Забайкальской группы войск, радиокинотехник отдельного батальона связи 95 стрелковой дивизии г.Красноярска – это и была его служба до 1935 года. Затем были годы работы инструктором Абанского Райисполкома, курсы киномехаников в г.Свердловске, а в мае 1941 года – Воронежский кинотехникум. В 1939 году работает старшим киномехаником в Управлении кинофикации села Абан, а с мая по июль 1941 года - в Хакасском областном управлении кинофикации. 7 июля 1941 года Давыденко И.С. уходит на фронт. И снова – месяцы учёбы с июля 1941 года по май 1942 года: курсант Томского артиллерийского училища Сибирского ВО, курсант Краснодарского артиллерийского училища Северо-Кавказского ВО ( зенитчики), курсант этого училища ( миномётчики). После учёбы в звании младшего лейтенанта Давыденко И.С. назначается заместителем командира батареи 313 стрелкового дивизиона 32-ой Армии на Карельский фронт, на защиту Ленинграда. Через год он командует батареей 298 миномётного полка этой же Армии в звании капитана. С 31 декабря 1943 года по февраль 1944 года – заместитель командира дивизиона 61-ой морской бригады 32-ой Армии Карельского фронта, с февраля по май 1944 года – начальник штаба дивизиона 278 миномётного полка 72-ой Армии этого же фронта. Далее – краткосрочные, месячные курсы в 29-ом учебно-артиллерийском полку – и снова командир батареи 9-ой тяжёлой миномётной бригады прорыва резерва главного командования на 2-ом Белорусском фронте. В «Деле» имеется боевая характеристика командира батареи 1-го дивизиона 9 ТМБР Давыденко Ивана Степановича (Приложение 21): « ….показал себя дисциплинированным, исполнительным офицером. Характером обладает твёрдым.  Вспыльчив, упрям, часто берёт лишнее на себя. По стрелково-артиллерийской и тактической подготовке подготовлен хорошо. Батарея дивизиона занимает 3-е место как по учёбе, так и по дисциплине. Тов.Давыденко пользуется авторитетом среди личного состава. В действиях решителен и смел. Здоровьем обладает хорошим, вынослив. Партии Ленина-Сталина и Социалистической Родине предан. Вывод: должности командира батареи соответствует». 23.12.44г  В «Деле» имеется партийная характеристика и аттестационный лист с выводами о том, что капитана Давыденко «целесообразно использовать в прохождении службы офицера Красной Армии». В то же время 4 июня 1945 года даётся такая характеристика: «Тактическая подготовка слабая. Учиться и служить в Армии не желает. Подлежит увольнению в запас», что и было сделано в июле 1946 года (Приложение22).

В перечне наград Ивана Степановича – орден Красной Звезды от 11 апреля 1945 года, орден Красной Звезды от 23 мая 1945 года,  медали: «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией», 6 благодарностей только за февраль-апрель 1945 года от Верховного главнокомандующего И.В.Сталина за отличные боевые действия в боях с немецкими захватчиками. Также Благодарственное письмо за бои в рядах войск Белорусского фронта от 4.04.45г. Кроме того Давыденко И.С. был награждён премией: двуствольное ружьё и патефон – «За отличную боевую и политическую подготовку» (приказ ЕГВ №0197 25.09. 45).

Возвратившись с фронта, Иван Степанович Давыденко, работает в Абане под началом зав. отделом культуры Прусакова Г.В. : директор Районного Дома культуры, зав. Районного отдела кинофикации, старший киномеханик, зав. бюро кинофикации Абанского района. На фотографии из архива Нины Архиповны Романьковой – Иван Степанович в 60-е годы. (приложение 23) Нина Архиповна работала тогда бухгалтером в отделе культуры. Она хорошо отзывается о своём коллеге.

III Заключение. Моё исследование не закончено ...

Таким образом, мне удалось собрать и проанализировать достаточно информации, чтобы доказать, что Одинцова С.А., Прусаков Г.В., Давыденко И.С. были участниками Великой Отечественной войны 1941-1945 годов и достойны, чтобы их имена были внесены в новый том книги «Никто не забыт..» Полученные материалы мы отдадим в редакцию газеты «Красное знамя» для публикации  к  Дню Победы. Когда я работал в Военкомате, то обнаружил ещё один важный, на мой взгляд, документ – это «Список бывших военнопленных и членов их семей, проживавших на территории Абанского района Красноярского края (1956-1957г)». Многим советским военнопленным возвращены были после войны воинские звания, вручались награды, а их имён тоже нет в книге «Никто не забыт…». В руки мне попала фотография работников РОВД за 1952 год (Приложение 24). На ней есть и портрет Одинцова С.А. Из 39 человек только 3 внесены в книгу «Никто не забыт…», остальные «забыты»,  хоть на груди многих -  военные награды. Наш долг и совесть зовут к новому поиску, а поэтому моё исследование не окончено.

Приложение 2.

Приложение 3.


Здесь нет фамилии Прусакова Георгия Васильевича

 
Здесь нет фамилии Давыденко Ивана Степановича

 
Здесь нет фамилии Одинцова Семёна Архиповича.

Приложение 4.

 

Приложение 5


Приложение 6.

Приложение 7

 

Приложение 8.

Приложение 9

Приложение 10

Приложение 11.

Приложение 12.

Приложение 13.

Приложение 14

Приложение 15

 
Фотография Прусакова Г.В. до ухода на фронт из архивного дела №285, л. 10

 
Абанский муниципальный архив. Ф.№Р-1, оп.№2, д.285


Лист 9 архивного дела № 285. Характеристика Прусакова Г.В. до ухода его на фронт

Приложение 16

Приложение 17


Из «Аттестации на курсанта Архангельских окружных курсов младших лейтенантов АВО
 
без звания - Прусакова Г.В.
Рождение – 1923, член ВКП(б), образование 6 классов. Русский.
….Учился хорошо. Упорно и много работал над собой. Культурен и вежлив в быту. Пользуется авторитетом товарищей. В строевом отношении подтянут. Занятие провести и организовать может на высоком уровне. Стрелковое оружие знает. Командирский язык отработан и развит. Тактически подготовлен в объёме командира пулемётного взвода…
Вывод: достоин присвоения первичного офицерского звания мл. лейтенанта. Может быть использован в качестве и должности командира пулемётного взвода.
 
20 января 1943г (Подписи командиров роты, батальона)

Приложение 18


Из послевоенной биографии Г.В.Прусакова.

Приложение 19

Приложение 20

Приложение 21

 
Боевая характеристика


Послужной список капитана Давыденко И.С.

Приложение 22


Аттестация и награды

 Приложение 23


1953 год. Иван Степанович Давыденко с работницами отдела культуры ( слева направо): Романькова Нина Архиповна, Першина Ольга Михайловна, ?

Приложение 24


[1] «Никто не забыт» - Красноярск.- 2001г – т.2 – с.442,480,487
[2] Великая Отечественная война.1941-1945: –Энциклопедия. – ( гл.. ред. М.М.Козлов. Редколлегия: Ю.И. Барабади, П.А.Жилин ( зам.гл.ред). В.И.Канатов( отв.секретарь) и др. – М.:Сов. Энциклопедия, 1985 . – с. 464 - 466
[3] Битва за Москву. – 4-е изд., доп. И перераб. – М.:Моск. Рабочий, 1985. с317 - 334
[4] http://msk.kp.ru/daily/24471/630241/
[5] http://www.kulpole.ru/index.php?ld=war09 
[6] Битва за Москву. – 4-е изд., доп. И перераб. – М.:Моск. Рабочий, 1985. с. 326-327
[7] ЦАМО РФ Справка № 277018 от 22.210.2010. Основание: Оп. 33407, д.5, л.93, оп.33472, д.2, л.93
[8] Военно-медицинский музей Минобороны России. Архив военно-медицинских документов. Архивная справка на №2/278 от 20.04.2010. Основание: подлинная история болезни №575/1045 ЭГ 1241
[9] Абанский муниципальный архив. Личное дело на зав Абанского райотдела культпросветработы тов. Прусакова Г.В. - Ф№Р1, оп.-1, д.285
[10] http://www.victory-1945.narod.ru/vorginsk_brigada.htm 
[11] Абанский муниципальный архив. Ф №Р-1, оп. №2, д. 285, л. 21
[12] Абанский Райвоенкомат. Личное дело № 140 Капитан Давыденко Иван Степанович.

 


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.