На алтарь Победы

На алтарь Победы


XIII ЕЖЕГОДНЫЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ КОНКУРС ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ РАБОТ СТАРШЕКЛАССНИКОВ  «ЧЕЛОВЕК В ИСТОРИИ. РОССИЯ – ХХ ВЕК»

Выполнила Фирсова Олеся
 Абанская СОШ №3, 11 А класс

Руководитель
Калякина Надежда Васильевна, руководитель клуба «Земляки», учитель истории Абанской СОШ №3

СОДЕРЖАНИЕ

I. Введение
II. Основная часть: «На алтарь победы»
Глава 1. Проблемы школы в годы войны
Глава 2. «Все для фронта, все для Победы»
III. Заключение
IV. Библиография

ВВЕДЕНИЕ

24 сентября 2010 год в нашей школе был открыт  Музей народного образования Абанского района. Автором проекта была руководитель нашего клуба «Земляки» Калякина Н.В. Под ее руководством мы реализовали проект в год Учителя. Самым ценным его экспонатом является Архив Ношенского краеведческого музея, который удалось сохранить после закрытия школы. Часть экспонатов была передана в районный краеведческий музей, но материалы по школе директор ношенского музея Кривоносов Виктор Михайлович передал нам на хранение. Так я познакомилась с Книгой приказов по Ношенской школе военных лет. Я уже знала, что Ношенская школа прославилась в годы войны на всю страну как победительница всесоюзного соревнования школьников за помощь колхозам. Мой руководитель, видя мой интерес, предложила мне поработать в Архиве военкомата и в районном Архиве. Во время работы дала еще мне материалы Архива районного отдела народного образования военного времени.

Тема Великой Отечественной Войны мне очень близка. Мой дедушка Филатов Иван Иванович в 19 лет попал на фронт. Под командованием генерала К.К. Рокоссовского 16 июля на Орловско-Курской дуге произошла битва, в которой мой дедушка лишился глаза в бою за высоту 222,5[Д. Мальков, Первый салют, Сельская жизнь, 4 августа 1968 г]. В Пинских болотах был ранен в голову, но после тяжелой контузии был признан «годным к тыловой службе». Мой дедушка освобождал Белоруссию в составе 12 Гвардейской Пинской Краснознаменной стрелковой дивизии, за что получил ордена Суворова 2 степени. После госпиталя служил переводчиком в Польше, освоив польский язык самостоятельно. Дедушка ушёл на войну совсем юным, вот почему я выбрала тему военного детства.

Цель исследования: описать проявления трудового самопожертвования школьников и учителей в военное время на местном материале.

Задачи:

1. сопоставляя  различные источники информации, показать, как решались проблемы организации учебного процесса в школах Абанского района
2. описать формы участия школьников в помощи фронту

Источниками для исследования стали: решения райисполкома абанского районного Совета депутатов трудящихся, «Книга приказов» по Ношенской школе за 1938-1946 годы, воспоминания учителей и учеников Ношенской школы (по их письмам), краеведческая литература.

Методы исследования: описательный и метод сравнительного анализа источников

ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМЫ ШКОЛЫ В ГОДЫ ВОЙНЫ

Яркое описание жизни школы в военные годы оставила Цветкова Анна Терентьевна, заслуженный учитель школ РСФСР. Тогда она работала в селе Ношено: в  детском доме и в школе. Но почему-то ее описание жизни ношенской школы в краеведческом издании «Абану 245 лет» представлено как работа Абанской средней школы №4. После открытия Музея народного образования в Абанской СОШ №3 нам передали на хранение «Книги приказов» по Ношенской школе с 1938 года, которые сохранил Кривоносов Виктор Михайлович, директор школьного музея (был закрыт вместе со школой в 2008 году). В этом документе мы нашли подтверждение, что описанные Анной Терентьевной события относятся к истории ношенской школы. Хотя я думаю, что такие условия жизни были в каждой школе, но все же я против искажения истории. Сделанные в своей работе уточнения я передам в местную газету для публикации. Анна Терентьевна вспоминала: «Жизнь школы в военные годы сильно отличалась от жизни школы мирных дней. Не было тетрадей, чернил, учебников. Дефицитом стал керосин. На класс выдавали одну десятилинейную лампу. Директор школы Окладников И.С.(по другим источникам я установила, что его звали Иван Сергеевич) закупил все свечи, которые были в сельпо и рабкоре. Уроки во вторую смену идут со свечами, свечка стоит на каждой парте. Их зажигают в начале урока и гасят в конце. У стола учителя горит десятилинейная керосиновая лампа. Школьные вечера проходят тоже со свечами[«Абану 245 лет», 2007, стр.17.]. В начале года детям выдавали по одному карандашу, и берегли ученики эти карандаши, как сокровище. А об изобретении заведующего методическим кабинетом РОНО Григория Ивановича Шумкова вспоминали многие старые учителя. По его совету тетради изготавливались из газетных листов, промазанных особым составом, изготовленным из мела с клеем. Листы линовались, а потом из них сшивались тетради. Чернила варили из каменного угля, получались они коричневого цвета или из сажи, а еще писали свекольным соком.  И все это заранее должен был подготовить учитель. Так что, подготовка у уроку учителя военного времени от современного несколько отличалась.

Учебный год заканчивался 20 мая, а новый начинался 10-го октября. Всё каникулярное время учащиеся и учителя выполняли все полевые работы: от сева, заготовки кормов до уборки урожая включительно. Учителя не имели отпусков. Все заработанные деньги и отпускные учителей перечислялись в Фонд обороны страны.
В октябре, после возвращения с полевых работ, начиналась заготовка дров для школы. К этой работе привлекали старшеклассников после занятий. Анна Терентьевна вспоминал, что в школе было 26 печей, за ночь в них сгорало около 2 куб. м. дров. Но дрова были сырые, горели плохо, в классах было холодно. По воспоминаниям Анны Терентьевны можно представить не только будни, но и праздники: «Суровыми были и школьные праздники. Обязательно отмечались праздники 1-е Мая и проводилась новогодняя ёлка. Ёлка была без подарков, ярких игрушек и ярких огней (игрушки были самодельными). Но эта скромная новогодняя ёлка военных лет для детей была не менее радостна и дорога, чем нынешние пышные красавицы. Ведь каждый Новый год приближал победу над врагом, а мы неё верили всегда, даже в самое горькое время отступления советских войск[«Абану 245лет», 2007, стр.30.]».

В год своего 70-летия в 1982 году Ношенская школа вела активную переписку с бывшими выпускниками. Из письма Макеевой Полины Георгиевны[Макеева Полина Георгиевна – выпускница ношенской школы, с 1941 года работала здесь учителем, ее профессиональный путь: от секретаря ВЛКСМ района до секретаря крайкома КПСС и работника ЦК КПСС.] узнаем, как трудно было с учебными принадлежностями: «Пишем чернилами. Они густо коричневого цвета. Военные карандаши. Древесина их не окрашена, графит пишет хорошо. Работаем по пять человек с одним учебником. Художественные книги тоже редкость, Их зачитывают до дыр. Читают и взрослые и дети. Все мы тогда учились старательно и добросовестно, несмотря на трудности». Она же писала, как решали проблему питания: «Создаём в школе своё подсобное хозяйство. Многие дети нуждаются в горячих завтраках, потому что в семьях голодают».

Надо отдать должное, что местные органы власти в то время не оставляли без внимания школы. В доказательство этого факта я перечислю некоторые документы из Абанского муниципального Архива. Это решения райисполкома Совета депутатов трудящихся (так назывался главный орган советской власти в районе):

Все эти документы касались главной проблемы: как сохранить жизнь детям. Ношенский детский дом приютил детей из блокадного Ленинграда. На заседании райисполкома 31 октября 1942 года с критикой власти резко выступила директор детского дома Цветкова: она возмущалась, что решение о заготовке 1000 кубометров дров выполнено на четверть, но дрова еще не подвезены, а баня из-за недофинансирования не достроена, что у детей нет зимней одежды. Тут же было принято решение: «100 зимних пальто и столько же зимних шапок, а также 60 костюмов для мальчиков выделить и доставить, а к 1 декабря в детском доме открыть швейную мастерскую»[Абанский муниципальный архив, Ф№Р-1,  д.19, л147.]  Там же на заседании райком комсомола пообещал заготовить нитки для нужд мастерской. Из этого документа можно предположить, что численность воспитанников была более 100 человек. В том же документе директору было приказано «организовать в кратчайшие сроки дезкамеру» Вся ответственность за здоровье детей на директора возлагалась.

Вторая проблема: дать образование детям, не смотря на войну, возлагалась на директоров школ. Так, например, им грозил выговор «за неполную подготовку школ к учебному году»[Абанский муниципальный архив, Ф №Р-1.оп.1, д.21, л.124.]. Еще большая провинность - если не все дети были «охвачены всеобучем». Директор Абанской школы №2 (по улице Пушкина) Колпаков решением райисполкома от 10.10.44 получил «строгое предупреждение»[Абанский муниципальный архив,Ф №Р-1.оп.1,д.21,л161.]. Частота заседаний райисполкома, на которых принимались решения, касающиеся школ, говорит, что проблем хватало, но решать их помогала власть местная. Через 2 недели после проверки районными органами власти работы Апано-Ключинской и Белотаеженской школ, на заседании райисполкома был принят документ. Он обязывал председателей сельских советов Гапанюка и Лишанкевича «обеспечить учителей хлебом, коммунальными услугами…ежедневно проводить осмотр  у детей чистоты голов, платья…организовать прожаривание верхнего и нижнего белья»[Абанский муниципальный архив,Ф №Р-1.оп.1,д.21,л165].

О том, как работала «вошебойка» (так в народе называли процедуру обработки работниками СЭС одежды) рассказали сестры Филатовы. Валентина Петровна работала в годы войны в детском саду, а потом  пионерской вожатой в школе, а Тамара Петровна сама училась в иланской школе. В баню водили всю школу. Каждому давали маленький кусочек мыла. Пока партия детей мылась, их одежду развешивали на специальные стояки и отправляли в специальную жарочную печь на 40 минут. Насекомые и их яйца погибали. Каждые 10 дней всю школу через санпропускник пропускали. В санитарных целях учеников младших классов стригли наголо. Только так можно было избежать эпидемий. У них в Иланске в поезд без справки санпропускника не пускали. По отчёту краевого отдела народного образования за 1941-1942 гг. эпидемическими заболеваниями проболело  только 2394 школьника, что составляло незначительное число  по сравнению с общим количеством школьников (обучалось 196,959 человек в начальной школе, 115,118 – в 5-7 классах, 21,075 – в 8-10). Бедой детей были цыпки на руках, вши и малярия. Малярия – это, прежде всего температура и сильный озноб, спастись от которых не помогали даже все одеяла в доме[«Красноярск – Берлин.1941-1945», К - 2010, стр.293.].

В Ношенской школе учились тогда не только сельские ребятишки, но и детдомовцы, и дети близлежащих деревень. В своих письмах в школу выпускники  и учителя вспоминали, что разногласий не было, дисциплину никто не нарушал. Я же нашла документы, опровергающие это. Приказ по Ношенской школе от 12 ноября 1941г. гласил:

«В целях систематического контроля и осуществления руководства за работой классных руководителей ввести с сего числа еженедельные письменные отчёты классных руководителей о проделанной воспитательной работе в классе за неделю». Значит, не все было в порядке в школе. Своей строгостью меня удивил п. 5 этого же приказа: «Учительница Гревцева А.П. 13 ноября совершила прогул в течение всего дня. Прогул связан с проводами мужа в ряды Советской Красной Армии. Передать о совершившемся факте дело на рассмотрение ЗавРОНО». Ещё более строгое наказание понесла учительница Ношенской СШ Веселкова Ф.М., которая «Совершила сего числа прогул, опоздав на занятия на 30 минут.

Передать дело о Веселковой заведующему Абанским РОНО для привлечения к ответственности».[Книга приказов Ношенской школы 1938-1944, приказ №47 от 19 ноября 1941.] И еще такой же приказ: «Запретить учителям Гревцевой и Положенцовой выходить на урок, не имея утверждённого завучем или директором конспекта урока»[Книга приказов Ношенской школы 1938-1944 приказ №2 от 5 декабря 1941г. ]. Я сделала вывод, что никто не собирался даже проступки учителей списывать на трудности военного времени.

Доставалось и ученикам, за курение могли исключить из школы. Например, в приказе от 28 января 1942г. я прочитала: «Приказываю: Фенкина П. считать в стадии исключения из школы за курение и плохое поведение, поставить вопрос о нём на ближайшем педсовете. Запретить ученикам школы курение вообще и, особенно около зданий школы, а тем более в школе. Замеченных,  впредь, в курении исключать из школы».
 И за неуспеваемость тоже могли исключить из школы. В приказе читаем: «За систематические прогулы, за плохое поведение и исключительно плохую успеваемость ученику 7-го класса Шмаль Р. Объявить строгий выговор с предупреждением об исключении из школы»[Книга приказов Ношенской школы 1938-1944 приказ №11 от 23 марта 1942г. ].

Цветкова Анна Терентьевна в своих воспоминаниях писала о том, что школа в те годы жила одной верой в Победу: «В школьном зале висит карта с отметкой о военных действиях. Учебный день начинается политинформациями о состоянии дел о фронте и в тылу, о наших задачах. В школьных коридорах висят плакаты окон ТАСС. Дисциплина в школе идеальная, дети очень старательно учатся. Это все во имя победы. В победу верят все. Первая радость, как большой праздник, отмечается известием о победе Советских войск под Москвой. На политчасах в классах читают фронтовые статьи Симонова и Эренбурга»[14].

А какой мальчишка тогда не мечтал попасть на фронт?  Макеева Полина Георгиевна  в своем письме из Москвы вспоминала, что в Ношенской школе серьезно работал стрелковый кружок. В нем занимались и мальчики и девочки, нередко на соревнованиях первенства добивались девчонки». Но на фронт брали только учителей. Об этом свидетельствует «Книга приказов» Ношенской школы:

Остро встала проблема кадров. Решали ее приказами, как было принято в военное время. Решение Абанского райисполкома от 2 октября 1944 года обязывало «учителей, не имеющих педагогическое образование немедленно оформиться на заочное обучение и закончить в этом году 1 курс». Не представляю, как это можно было выполнить. Я не говорю о том, что даже добраться до Канска или Красноярска было проблемой. Да у учителей просто не было свободного для учебы времени, ведь им приходилось работать во время отпуска еще и в колхозах, организовывая работу с детьми.

ГЛАВА 2. «ВСЁ ДЛЯ ФРОНТА, ВСЁ ДЛЯ ПОБЕДЫ!»

Война изменила даже сроки учебного года. Занятия в школе начинались в октябре, когда заканчиваются основные полевые работы, а заканчивался учебный год сразу после экзаменов-25 мая. В юбилейном издании «Красноярск – Берлин.1941-1945», посвященном 65-летию Победы, я нашла материал о маленьких героях трудового фронта. Дети работали наравне с взрослыми. Я узнала, что даже пионерские лагеря, называемые «культлагерями» предназначались для организации трудовой деятельности школьников летом[«Красноярск –Берлин.1941-1945», К-.2010, стр.393].

 решениях Абанского исполкома Совета депутатов трудящихся предусматривались такие работы, которые могли выполнить школьники. Учеников старались привлечь к посильным работам. Весной они заготавливали березовый сок, летом кроме привычного сбора ягод и грибов, прополки полей, выполняли работы, совсем для нас непривычные. Например, отлавливали сусликов, а за сданную шкурку получали 5 копеек. А еще заготавливали по заданию «березовые чурочки». Оказывается, когда с топливом для тракторов возникла проблема, абанские умельцы придумали к трактору паровой котел, который топили «березовыми чурочками», 10 сантиметров длиной и 3-5 сантиметров диаметром. После уроков отправляли группу ребят в лес пилить пилой-лучком тонкие березки, а потом во дворе школы кололи чурочки. Об этом я прочитала в воспоминаниях Рождественской Христиньи Филипповны, Веселковой Нины Ивановны. Эти воспоминания своих бабушек в разные годы записали ученики Калякиной Надежды Васильевны. Она же предложила мне и другие воспоминания, записанные ею и вторым руководителем нашего клуба- бельской Валентиной Захаровной, местным краеведом.

Немного осталось живых свидетелей тех лет. Живет в Абане «Заслуженный учитель школ РСФСР» Анфиса Артемьевна Чиркова. Она имеет редкую для учителя правительственную награду – медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны», а получила она ее не за учительскую работу, а за сельскохозяйственную в колхозе во время учительского отпуска. Воспоминания Анфисы Артемьевны ребята из клуба «Земляки» записывали несколько раз, но не все еще использовали в исследованиях, не публиковали их. Молоденькой девчонкой приехала героиня моего рассказа в наши края. В Абанский район она попала очень даже необычно. В 1941 году после окончания Московского педучилища им записывали несколько раз, но не все еще использовали в исследованиях, не публиковали их. Молоденькой девчонкой приехала героиня моего рассказа в наши края. В Абанский район она попала очень даже необычно. В 1941 году после окончания Московского педучилища им направления на работу. Только выбор им предложили небольшой: на фронт, в Сибирь или на Дальний Восток. «Приехали мы трое из группы (с ней были Вера Козлова и Галя Кудрявцева) в Красноярский край. В КрайОНО нам самим, правда, выбрать район предложили. Стоим перед картой в растерянности, да рассуждаем, что в театр уж точно не скоро попадем. Тут подходит парень и говорит: «А вы поезжайте в Абанский район, там многие артисты московских театров ссылку отбывают». Когда в училище учились, у них уроки музыки в консерватории проводили, а географии в планетарии, часто ходили студентки и в театр Вахтангова на спектакли. Анфиса Артемьевна сама играла на скрипке в струнном оркестре, когда готовились к выпускному балу. Только война за них свой выбор сделала. В военное время все по приказу жить учились. Первыми учениками Анфисы Артемьевны стал 4 класс в Абанской школе № 1 (где ЗАГС). Но в конце 2 четверти заведующая РОНО Харкевич Вера Николаевна направляет её в деревню Шаро-Лермонтово. «Я расплакалась. Я так ждала 31 декабря. Мы готовились к новогоднему вечеру. Мне так хотелось побывать на танцах. Я не знала, куда ехать, где эта деревня. Да и какая из меня заведующая школой. Но зав. РОНО была неумолима: «Как не стыдно! Тебе нужны танцы, а там два месяца дети не учатся!» Анфиса Артемьевна  вспоминает: «провожал меня Шумков Григорий Иванович, посадил на подводу и успокаивает: «Может та школа запомнится тебе на всю жизнь». Запомнилась! Меня, горожанку, поразила нищета в семьях, дети прибегали зимой в школу босиком, обмотав ноги холстиной. Я выпрашивала у председателя колхоза хоть какую-то помощь. Из привезенных с собой из Москвы простыней я шила рубашки своим мальчикам, девочкам перешивала свои юбки. Больно было смотреть на деток в рваных одежонках. Они сразу стали для меня родными. Сплотила нас работа для фронта. После уроков  даже первоклассники собирали колоски. На пустых полях, откуда увезли уже скирды хлеба, мы должны были подобрать каждый колосок. Управляющий давал мне пустые мешки, а у каждого ребёнка на шее висела полотняная котомочка, наполнив которую они высыпали собранные колоски в мой мешок. Я же должна была завязать мешок и положить на край поля. Управляющий собирал потом эти мешки на подводу. Кушать зёрна запрещалось, а для этого детей заставляли петь песни. Но я, когда управляющий уезжал на другое поле, разрешала поесть деткам. Как только он уезжал, мы быстро растирали колоски и жевали такие вкусные зёрнышки, а я следила, и как только видела, что вдали показалась лошадь управляющего, давала команду: «Запевай». А с 4-ым классом всю осень после уроков она работала на молотилке. «Война делала детей взрослыми, они понимали слово «надо» - говорит Анфиса Артемьевна, - да и учителя весь отпуск в колхозе работали: молотили хлеб, сопровождали подводы с хлебом в Канск, а отпускные (зарплату) все отдавали в Фонд обороны».

Ношенская школа прославилась в 1943 году на всю страну как победительница всесоюзного соревнования школьников за помощь колхозам. «В колхозе «Форпост» урожай убрали благодаря Ношенской средней школе, старшеклассники скосили и заскирдовали 3 тыс. центнеров сена, убрали хлеб на 600 гектарах, намолотили 32 тыс. пудов зерна. Школьники выработали за сезон 27 тыс. трудодней[Абанскому району 80лет, Абан 2004г, стр. 17.]».

Из решений исполкома Абанского районного Совета депутатов трудящихся, можно сделать вывод, как широко использовался труд школьников:

-сбор тёплых вещей
-прополка полей
-отлов собак
-заготовка берёзового сока
-заготовка кедровых орехов[Абанский муниципальный архив Ф.№Р-1, оп.№1, Д.16, лл.63,167, д.19,л.137 ].

Школы занимались и мирными делами Архивные документы говорят о том, что в школах готовились смотры художественной самодеятельности, отмечали 100-летие со дня смерти великого русского поэта М.Ю. Лермонтова. Но большинство решений Абанского райисполкома говорят о военном времени. Государство не оставляло школы без внимания, но и надеялось на помощь школьников. В Ношено,  Абане,  Устьянске работали детские дома. В школах 7-10 классы обязаны были проходить военную подготовку, обучаться сельхоз работам[Абанский муниципальный архив Ф.№Р-1, оп.№1, . д.21, л.59, л.144].

Но даже для военного времени было удивительным «изобретение» ношенской школы - создание детской организации «Юнармия», целью которой была помощь фронту. Активную работу в «Юнармии» организовала старшая пионервожатая - Вера Всеволодовна Бурмакина, а на молодую учительницу Макееву Полину Георгиевну были возложены обязанности комиссара. Это событие тоже отражено в приказах по школе, в которых перечисляются группы и звенья детской организации.  Вот один из них: «Создать при школе группу самозащиты в составе:

1. Завимуществом – т. Э.А. Альберти.
2. Звено охраны порядка и наблюдения.
Состав звена: командир звена Вайзберг В.И., Майер Г.Г., Осипова З.Н., Сухотина Г.Т., Окладникова М.Я.(видимо контролирующий орган, если в составе все учителя)
3. Пожарное звено.
Состав: командир Бурмакина В.В., Макеев Иван.  Пашин М., Манхугов И.В., Цветкова А.Т., Тюленев, Сухотин В., Казаченко А., Соболевский.
4. Звено противохимической защиты.
Состав: командир Маклакова Е.И., Фёдорова Е.С., Комиссар Е.Г., Ткаченко И., Скачков М., Цветков М.
5. Звено медико-санитарное.
Состав: командир Шнейдер И.Д., Лореш, Войтова, Гузова, Прутовых Елена .
6. Звено аварийного порядка
Состав: командир Ковалевская, Бурмакина Е., Новикова М., Казаченко А.
7. Запасные бойцы.
Состав: Олейникова, Веселкова Г. – хим.звено,
Вилегжанина, Малышева – сан.звено,
Машинидров, Мелекин – пожарное звено,
Макеева Полина Георгиевна, Кодах Л. – звено аварийного порядка,
Белоголов Михаил, Сухотин Владимир. – звено отвар» [Книга приказов Ношенской школы (1938-1944, приказ №44 от 16 ноября 1941г] (не все буквы в рукописной «Книге приказов» читаются, имена тоже приходилось сверять по письмам и нет уверенности, что я их верно записала). Во главе звеньев были поставлены учителя, их фамилии с инициалами, а у детей указано только имя. Школа стала единым целым.

Учителя были не просто организаторами, но и активными участниками всех трудовых дел организации. В своем письме Полина Георгиевна перечисляла самые разные виды деятельности «Юнармии»: «Учителя и ученики отправляют посылки бойцам, создаются звенья и бригады для работы в хозяйствах: колхозе и на фермах Абанского совхоза. Работать уезжают после последнего звонка, т.е. 20 мая. Работаем всё лето, выполняем весь цикл полевых работ, заготавливаем корма – это наша помощь фронту. За работу в колхозе школа получает денежный доход. Деньги, что ученики и учителя зарабатывают за лето, тоже вносят в Фонд Обороны страны. Этих денег хватило на танк. За крупный денежный взнос в Фонд Обороны, школа получает благодарственную телеграмму, подписанную верховным главнокомандующим СССР И.В.Сталиным».

Сплочение учителей и учеников дало положительные результаты и в учебе, и в дисциплине. Об этом писала и говорила Сухотина Галина Тимофеевна на юбилее в школе в 1982 году. Из Москвы собирался  тогда приехать на встречу Окладников Георгий Мартынович. Он назвал в письме своих сверстников: Прутовых Владимира и Елену, Макеева Алексея, Сухотину Галину, Бук Марию и Василия. Удивительное письмо в стихах пришло в ношенскую школу в 1982 году. Его прислала Предеина (Мошкина) Александра Степановна. (оно было без конверта и потому не удалось определить, откуда его отправили). Александра Степановна называет имя директора Назарова Ивана и список из 21 одноклассника. Сопоставляя воспоминания выпускников школы и рукописный (нечитаемый часто) текст «Книги приказов» по школе, мне удалось установить фамилии некоторых руководителей «Юнармии». В этом письме упоминалось имя Рукосуева Александра Дмитриевича. Я подумала, что может это житель Абана и, надеясь на встречу с живым членом «Юнармии», позвонила по телефонной книге. Но меня ждало разочарование.

Создание «Юнармии», ориентированной на военную подготовку и самозащиту, активная помощь учащихся колхозам – все эти факты говорят нам о том, что все силы, даже детские, были брошены для достижения победы!

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Благодаря моему руководителю я получила богатую источниковую базу, я встретилась с Чирковой Анфисой Артемьевной – живым свидетелем того времени. Анализируя и сопоставляя различные источники информации, я изучала проблемы школ военной поры как бы изнутри. То, что я работала с документами Абанского Архива, с Книгой приказов конкретной школы, читала воспоминания очевидцев тех событий, приблизило ко мне их время. Я невольно сравнивала себя, свою школу с ними. Голод, холод, болезни – всё это пришлось пережить моим ровесникам в страшное военное время. Я понимала, что военная необходимость заставляла взрослых привлекать детей к тяжелому физическому труду, но мне было не только жаль их, иной раз я не могла поверить в то, что читала.

Мой дедушка Филатов Иван Иванович вспоминал всегда с горечью об этом суровом периоде в его жизни. Ему тоже голод пришлось испытать. Он говорил, что  ели даже картофельные очистки, мёрзлую картошку. Матери старались, отрезать шкурку потолще, когда чистили картошку. Отдадут эти очистки младшим детям, а те бегом к печке-буржуйке и прилепляли картофельные шкурки к боку горячей печки. И эти печеные очистки были лакомством. А хлеб – был больше, чем праздник.

А мой дедушка испытал еще и трудности фронта. Он вспоминал, как в холод, в слякоть, в дождь солдаты, бывало, шли в валенках, наступая на врага. А на небольших привалах портянки выжимали и сушили, прижимая их к собственному телу. Дедушка вспоминал и ужас боя: «Повсюду страшное месиво: раненые солдаты, неумолкающие взрывы гранат, вой орудий – всё это страшно, и, казалось бесконечно. Но приходила долгожданная помощь, и это давало новые силы бить врага, гнать его с нашей русской земли, и дойти до Победы!».

Война сделала моего дедушку калекой, она лишила его сверстников юности, а разве было у ношенских ребятишек детство? Им всем пришлось внезапно повзрослеть. Я считаю, что победа нашей страны над фашистскими захватчиками – это заслуга не только солдат, но также свой вклад, пусть и не очень большой, в нее внесли дети военного времени.

Это они, дети войны, возложили на алтарь Победы своё детство, юность, здоровье.

Но жертва эта была ими осознана и она была не напрасной.

Библиография

1.Абанский муниципальный архив Ф.№Р-1, оп.№1, д.д.16,19,21
2.Книга приказов Ношенской школы (1938-1944)
3.Абанскому району 80лет, Абан 2004г
4.Абану 245лет, 2007.
5.«Красноярск – Берлин.1941-1945», К-.2010
6.МальковД, Первый салют, Сельская жизнь, 4 августа 1968 г.
7.Воспоминания Макеевой  Полины Георгиевны, г.Москва (письмо в альбоме датированмаем 1982года)
8.Воспоминания Окладникова Георгия Мартыновича, Москва, Ленинградский проспект-2, кв.25.(письмо датировано 25.07.82)
9.Воспоминания Предеиной(Мошкиной) Александры Степановны,( письмо без адреса, в стихах, от 15.07.82)
10.Воспоминания Сухотиной Галины Тимофеевны, п. Абан,ул.Советская -37 (письмо датировано 12.07.82)
11.Воспоминания  Чирковой Анфисы Артемьевны, Абан, ул Комсомольская -2,


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.