Письма прадеда

Письма прадеда


Автор: Исаев Александр.
Ученик 11 класса, МОУ СОШ №1,
им.Г.С.С. А. К. Харченко.г Ужура.
 
Научный руководитель: учитель истории
МОУ СОШ №1, им.Г.С.С. А.К.Харченко г.
Шевченко Т.А.

Ужур 2012г.

Содержание

Анотация
Вступление
Глава 1 . Письма с фронта
Глава 2. Письма Веры и Федора Мосиных
Глава 3.Письма прадеда
4.Заключение
8. Литература

Аннотация.

Актуальность темы.
В современных условиях принижается роль Красной армии и советских солдат в разгроме фашистской Германии, дело чести современников, защитить своих предков.

Цели и задачи.
Рассмотреть  судьбу одного солдата на фоне  истории Северо – Западного фронта.

Хронология работы.
Апрель 1942 г. – декабрь 1942 г.

Методические основы исследования.
В общеметодологическом плане работа выполняется с позиции позитивизма, диалектического, системно – структурного и стадиально-типологического подходов к изучению общественных явлений.
Комплексный подход к предмету изучения обусловлен применением традиционных исторических методов политической социологии, социальной психологии, статистики, демографии.

Научная новизна работы.
В работе впервые использованы материалы архива семьи Исаевых, письма с фронта.

Практическое значение работы.
Исследован и обработан материал  семейного архива, сопоставлен с историей страны, который можно использовать на уроках истории, что бы показать роль одного человека в истории Великой Отечественной войны.

Источники.
В написании реферата были использованы подлинные письма фронтовиков, с разных фронтов Великой Отечественной войны, материалы сайтов Интернета.

Вступление.

Вещи, как и люди, имеют свою историю, свои тайны. Если бы они умели говорить, сколько интересного мы бы узнали. Старые шкафы и комоды, столы и стулья кто делал вас, у кого вы стояли, свидетелями каких исторических событий вы были. Молчат старые вещи, они не люди, говорить не умеют. Так было и с бабушкиным шкафом, сколько она себя помнит, столько он и стоял у них . Его покупал еще ее отец, которого она не помнит. Он стал сам рассыпаться от времени, и его решили выбросить. Когда его выносили на улицу, вдруг оттуда выпал узелок. Там были письма, письма прадеда с фронта. Пожелтевшие, написанные химическим карандашом, они с трудом поддавались чтению. То, что смогли прочитать, вызвало шок. Рыдала бабушка, ее сестра, как будто с ними говорил их отец, которого они ни когда не видели. Он обращался к ним, называл дорогие доченьки, давал наставления. Его девочки уже старше его на 40 лет. Когда прошли первые впечатления, начали вспоминать, почему они о них не знали. Вообще- то знали, просто их мать хранила письма, как самую дорогу святыню. После ее смерти, они как то затерялись. Вдруг напомнили о себе, словно прадед обратился к живым.

Начали их разбирать, и оказалось, что там были не только письма прадеда, там были письма прабабушкиных братьев, сестры и все с фронта. В них отразилась история Великой  отечественной войны одной семьи. 
Работая над рефератом, мы попытались систематизировать тот материал, который оказался у нас. Поставили перед собой следующие задачи:

Цели работы:

-определить авторов фронтовых писем
- на каких фронтах Великой Отечественной войны воевали
- основное содержание писем
-на чем писали письма солдаты Великой Отечественной войны
- дальнейшая судьба авторов писем

Методы исследования:
- эмпирический – получение информации путем работы с архивным материалом
- получение информации путем опроса , беседы, сбора вещественных источников
- теоретический или интеллектуальный – анализ, синтез, моделирование, сопоставление фактов.

Глава 1. ПИСЬМА С ФРОНТА

У нас оказались в руках письма троих людей. Киселева Прокопия Анисимовича, Мосина Федора Федоровича и Мосиной Веры Федоровны. Прадед автора реферата – Киселев П. А. и брат и сестра прабабушки. В письмах так же упоминается Мосин Иван Федорович, но его писем нет. Знаем только, что пропал он безвести.

Слайд 1(адреса всех членов семьи находящихся на фронте)
Часть писем написана на листочках из школьных тетрадей, на листовках, раздаваемых бойцом на передовой, есть письмо на странице школьного дневника. Великий документ дневник, он с того времени совсем не изменился. Видимо солдатам выдавались специальные карточки ( слайд №1, 2,3) на которых они также писали.

Во время Великой Отечественной войны ежемесячно только в действующую Красную Армию (РККА) доставлялось 70 миллионов писем. Полевая почта на линии фронта до 1943(?) года называлась «полевая почтовая станция» или просто «почтовая станция» (почту собирал обычно грузовик ГАЗ-АА — полуторка). Основная переписка в годы войны шла между родными на фронте и родными в тылу.

В самом начале войны в Главном управлении связи Красной Армии было сформировано Управление военно-полевой почты, а при штабах армий и фронтов были созданы отделы военно-полевой почты. Непосредственно в частях были созданы почтовые полевые станции (ППС), которые гасили корреспонденцию почтовыми штемпелями с текстом «СССР Полевая почта № (указывался номер ППС)». В посылаемых на фронт почтовых отправлениях указывался номер ППС, действительный номер и наименование части. Отправляемые из частей действующей армии письма поступали на военно-почтовые сортировочные пункты, где также имелись собственные почтовые штемпели, которые иногда встречаются на письмах. Почтовые полевые станции впоследствии заменили военно-почтовые станции (ВПС), штемпели которых были такими же, что и штемпели ППС, но без указания действительного номера ВПС.

Письма-треугольники

В СССР пересылка корреспонденции с фронта (кроме посылок) производилась бесплатно.

Письма складывались простым треугольником, что не требовало конвертов, которые на фронте всегда были в дефиците.

Конверт-треугольник — обычно тетрадный лист бумаги, сначала загнутый справа налево, потом слева направо. Оставшаяся полоса бумаги (поскольку тетрадь не квадратной, а прямоугольной формы) вставлялась, как клапан, внутрь треугольника. Готовое к отправке письмо не заклеивалось — его всё равно должна была прочитать цензура; почтовая марка была не нужна, адрес писался на наружной стороне листа.

Целые вещи

Помимо писем-треугольников, во время войны также выпускались секретки, конверты и открытки. Большинство из них имели текст «Смерть немецким оккупантам», «Воинское», иногда «Письмо с фронта». Рисунки на них обычно были на темы боевых действий и героического труда в тылу. Поскольку пересылка почты на фронт и с фронта была бесплатной, почтовые отправления, франкированные марками, попадаются очень редко.

Военная цензура

Важным было сохранение военной тайны: надо было не дать возможности врагу по содержанию писем получить сведения о дислокации частей, их вооружении и проч. Для этого была создана военная цензура. Все письма с фронта в обязательном порядке просматривались, любые спорные места вымарывались чёрной краской. На почтовые отправления ставился штамп «Проверено военной цензурой».

Письма либо открытки, адресованные в армию и брошенные в почтовый ящик тылового города, сначала отправлялись в гражданское отделение связи, оттуда в тыловой военно-сортировочный пункт. Затем в почтовом вагоне они отправлялись на фронтовой военно-почтовый пункт, оттуда на военно-почтовую базу армии, оттуда в дивизию, полк, батальон и, наконец, попадали адресату.

Ежемесячно доставлялось только в армию до 70 млн. писем. Теперь понятно, почему в каждом , или почти в каждом письме обида, что редко пишут.

Глава 2. Письма Веры и Федора Мосина

Письма Веры Мосиной

Девушка училась на 3 курсе Ачинского техникума советской торговли. Сохранилась обложка с ее студенческой тетради. (слайд №8)  Со студенческой скамьи призвали в армию, вот что она пишет в июне 1942 года.

«Здравствуйте дорогие сестры Дуся и Маруся. Получила ваше письмо, получить весточку с родной стороны это большая радость. Теперь Маруся, отвечу на твои вопросы. Ты спрашиваешь, что я делаю? Конечно же учусь. Уже заменила мужчину красноармейца, я зенитчица. Еще, где мы находимся? От вас конечно же далеко. Куда мы после учебы? Сейчас мы конечно в тылу, но потребуется будем и на фронте. Дуся я отправила вам деньги. Получили или нет? При первой возможности отправлю свои вещи. Своим племянницам Галочке и Манечки пожелаю быть здоровыми. И до прихода нас из армии вырасти большими»

Письмо июль 1942 года.
«..дорогие сестры, я на вас немного в обиде. Я вам столько писем написала, а от вас не получаю. Дорогие сестры, напишите, как вы живете. Пишут ли вам письма Прокопий и братья. Вышлите мне их адреса. Я только получила письмо от Федора, а больше никто не пишет. Я очень соскучилась обо всех. Пришлите мне иголок, а так же хотя бы вашу фотокарточку. Одели нас с ног до головы, дали все новое. При первой возможности отправлю вам свои манатки»

Открытка Август 1942 года.
«Здравствуйте, дорогие сестры Дуся и Маруся. Сообщаю, что письмо ваше получила, за которое благодарю. Живу я по старому, изменений нет. Получила одно письмо от Прокопия, одно от Федора, но уже давно. Я очень об вас всех соскучилась. 20. 8. 1942 г.»

По номеру полевой почты мы определили, где она находилась. Читинская область.

Положение Читинской области определялось тем, что она находилась в глубоком советском тылу по отношению к линии фронта с фашистской Германией и вместе с тем в непосредственной близости к Маньчжурии, где была сосредоточена японская Квантунская армия. 15.9.1941 года на базе ЗабВО создан Забайкальский фронт. Вот здесь и служила 20 – летняя Вера Мосина. Нам трудно понять, что они испытывали и чувствовали. Ведь рядом Квантунская армия, и они могли напасть в любую минуту.

Вера не участвовала в боевых действиях, но будучи совсем девочкой, она защищала свою страну. Она вернулась домой вместе с мужем, с которым она познакомилась там же. У них родилось четыре сына, которых они вырастили достойными людьми. Сейчас ее уже нет в живых.

Писем от Федора всего два, третье написанное ему вернулось назад. Мы знаем, что Федор Мосин 2 года был в плену, по - видимому вернулось потому, что он уже был в плену. Про себя в письмах они не пишут ничего. Бойцы были предупреждены, что все письма проверяются военной цензурой. Только в каждом письме сквозит тоска по дому. «Пишет ли вам Василий. Живой он, или нет .Что слышно про Ивана, были ли от него письма? Напишите мне их адреса, мы будем писать друг дружке». В каждом письме приветы друзьям, родственникам.

Ответ сестры Марии: «Федя, новостей пока ни каких нет. Дмитрий Омельченко и Рындин еще пока дома, но наверное тоже скоро возьмут .Федя, Иван пишет нам письма, он служит младшим командиром, но тоже собирается на фронт, к вам на замену. До свидания, Федя. Крепко тебя целую, твоя сестра Мосина Мария »Это письмо и вернулось назад. Писем Ивана не сохранилось.

Они были такими юными 18 -20 лет. По письмам видно, как им хотелось домой, как они скучали. И очень хотели жить. Иван не вернется, где то пропадет безвести. Федор будет освобожден из плена Красной Армией, после2-хнедельной проверки вернется в строй, дойдет до Берлина.

Глава 3. ПИСЬМА ПРАДЕДА.

Совсем другие по содержанию письма прадеда – Киселева Прокопия Анисимовичка. Если братья и сестры Мосины были очень юными, у них не было еще семьи,  не было детей. Они просто скучали по сестрам, по дому. Совсем другое дело прадед, он оставил дома жену, двоих детей, одной было год, другой  четыре года. В семье, почему то считается, что он с 1900 г рождения, но у нас есть фотография, где он в форме солдата царской армии, значит он старше.

Первое, на что обращаешь внимание, письма написаны очень грамотным человеком. Мелкий, красивый, убористый подчерк. Соблюдаются почти все знаки препинания, очень мало грамматических ошибок. Стиль писем, очень вежливый. К жене обращается на «Вы». Почти каждое письмо начинается так: «Добрый день многоуважаемая жена Евдокия Федоровна. Шлю я вам свое нижайшее почтение.С любовью низкий, дорогой поклон.И от души пожелаю счастливого успеха в делах рук ваших .Еще шлю привет моим уважаемым и драгоценным, любимым дочерям Марии и Галине. Пожелаю расти большими и умными, шлю привет уважаемой свояченице Марии Федоровне. Еще шлю привет брату Ивану Анисимовичу и всему его семейству. Всем по низкому дорогому поклону».

И таких поклонов было всем родственникам в деревне на пол письма. Нам кажется это странным. Наверное нам не понять их , это не у нас, а у них, смерть стоит каждую минуту за плечами. У них не было сотовых и компьютера, и родственные связи были более крепкими, чем сейчас. Весточку с фронта читали всей деревней, родственники то уж точно. Обидеть никого было нельзя.

Письма мы рассортировали по датам, и перед нами встала война, такой, какой ее видел прадед.

Письмо отправлено 28 июня 1942 года.

«Я остался один. Не знаю где находится брат Иван Бакулин ( кто то еще, разобрать невозможно). Если от них есть письма, дайте их адреса. Я пишу вам с фронта уже третье письмо. Одно отправил с комиссаром до Ачинска. И 4 письма с дороги. Пропишите, все ли получили. Пропишите, как растет картошка, и сколько посадили, особенно в поле, еще раз напишите, посадили ли табаку. Сколько наготовили дров. Как думаете проводить сенокос. Адрес мой старый .Относительно климатических условий писать не буду. Стоим в тайге, и воюем, бъем фашистов. Местных жителей ни кого нет»

Где же он воевал?

Письмо16 июля1942 год.
«Сообщаю вам Дуся, что в настоящее время я нахожусь пока жив и здоров, чего и вам желаю. Остался я один, из своих ребят, с которыми ушел из Ачинска. Конечно, скучно, но сильно скучать не думаю, потому что в армии все свои, а враг будет разбит, и в 1942 году война кончится и придем после войны домой. А погода здесь стоит очень скверная. Холод, дожди уже давно идут, тайга, болото. Ну, заканчиваю. Пропишите как вы живете, как управились с огородом, как торгует сельпо, как колхоз, какая стоит погода?
»

Прадед был в деревне Петропавловка Ужурского района председателем сельпо. Вроде бы бодрое письмо, но он уже остался один, значит, остальные погибли. Вряд ли он не понимал, что война кончится не скоро, но семью нужно было успокоить, потому так и писал. Потому что их убивали каждую минуту, еще и холод, дождь ,болото.

Письмо от 4 августа 1942 года. 5 часов вечера.
Письмо написано на листовке, где и сейчас четко читается: «Бойцы Красной Армии! Командиры и политработники! Великий вождь – полководец, Сталин ведет нас к победе! За Родину! За Сталина! Вперед на врага!» Поверх этого - письмо. Видимо прабабушка жаловалась, что некто Сачков не дает ей лошадь, чтобы съездить за дровами. Да же вдалеке от семьи он несет ответственность за них, понимает, как ей трудно. Вот, что он пишет: «Я написал письмо Березкину и Елизарьеву, просил у них лошадь для вас. Вот Дуся обратитесь к ним. Что еще нового? У нас все по старому, только знаем бить паразита немца. Дуся, вы наверное уже кушаете свежую картошечку ,хоть бы вас во сне увидеть.( несколько слов было вымарано цензурой, но мы смогли их восстановить)я был сильно контужен, ноги крепко болят и правая рука тоже крепко болит, ну а слух не отходит, наверное останусь глухим. Ну, это не беда, на то и война. Токо прошу вас, Дуся пишите чаще, все новости .Есть ли от братьев письма. »

Так, где же он воевал? Если даже с такой контузией не попал в госпиталь? По адресу на конвертах №1656 129 дивизион ИПТО 3 батарея мы не смогли ничего найти.

Наконец почтовая карточка от 8 сентября 1942 года.

Она начиналась так : «Северо – западный фронт, с передовой огневой позиции» Карточка маленькая, туда уместились только приветы родственникам. Семья знала, что 8 сентября в 15 часов он был жив. Начали сопоставлять, в похоронке было написано, что он был похоронен в деревне Навилье, Быковское поле, могила 138. Удалось установить, .  что это Новгородская область, Парфинский район.

Северо-Западный фронт создан 22 июня 1941 года на основании приказа НКО от 22 июня 1941 года на базе Прибалтийского Особого военного округа. В состав фронта вошли 8-я, 11-я, 27-я общевойсковые армии, авиация округа. В последующем в него входили 1-я, 3-я, 4-я ударные армии, 22-я, 27-я, 34-я, 48-я, 53-я, 68-я общевойсковые армии, 1-я танковая армия, 6-я воздушная армия, особая группа войск генерал-лейтенанта М.С.Хозина, Новгородская армейская группа войск. В ходе оборонительных боев летом и осенью 1941 года войска фронта оставили Прибалтику, отступили в район озера Ильмень и Демянска, где им удалось остановить наступление противника. В ходе общего наступления Красной Армии в начале 1942 года войска фронта охватили с юга демянскую группировку противника, а совместно с соединениями Калининского фронта охватили с севера ржевско-вяземскую группировку немецких войск. 22 января 1942 года соединения левого крыла фронта переданы в состав Калининского фронта. К концу февраля 1942 года старорусская и демянская группировки противника были разделены, войска фронта продвинулись до реки Ловать, ликвидировали плацдармы противника на ее правом берегу. В ходе длительных боев соединениям фронта не удалось полностью уничтожить демянскую группировку противника.

Расформирован 20 ноября 1943 года согласно директивы Ставки ВГК от 15 ноября 1943 года, полевое управление выведено в резерв Ставки ВГК в связи с созданием 1-го Прибалтийского фронта.

Войска Северо-Западного фронта участвовали в следующих операциях:

·          Стратегические операции:
    Ленинградская стратегическая оборонительная операция 1941 года;
    Прибалтийская стратегическая оборонительная операция 1941 года;
    Тихвинская стратегическая наступательная операция 1941 года.

·          Фронтовые и армейские операции:
    Демянская наступательная операция 1942 года;
    Демянская оборонительная операция 1941 года;
    Контрудар в районах Сольцы, Порхов, Новоржев 1941 года;
    Контрудар в районах Старая Руса, Холм 1941 года;
    Контрудар на шяуляйском направлении 1941 года;
    Мало-Вишерская наступательная операция 1941 года;
    Приграничное оборонительное сражение 1941 года;
    Старорусская наступательная операция 1943 года;
    Торопецко-Холмская наступательная операция 1942 года.

Очень   долго мы искали свидетельства, что же происходило в 1942 году на Северо – западном фронте. Наконец в издательстве «Военная литература» Нашли воспоминания Новохацкого И. М. о северо – западном фронте 1942 года. ( Издательство военная литература . Глава 4. стр 186.)

Летом и осенью 1942 года Северо-Западный фронт вел тяжелые бои. Местность здесь была крайне неблагоприятной для ведения боевых действий — лесисто-болотистая. ( прадед об этом писал)

Северо-Западный фронт образовался с начала войны из состава Прибалтийского военного округа. Он прикрывал направление на Ленинград с юго-запада и на Москву с северо-запада.

К моменту моего прибытия на передовую, то есть к декабрю 1942 года, фронт вел тяжелые бои на рубеже озеро Ильмень — город Хаем.

Между этими пунктами, примерно посредине, в нашу сторону вдавался большой выступ, в центре которого был город Демянск. Этот выступ назывался Демянский котел. В конце 1941 года сюда угодило шесть немецких дивизий. Но на самом деле котлом, то есть окружением, он был только в начале 1942 года. Затем гитлеровцам удалось прорвать коридор, он назывался Рамушевским, по названию села Рамушева, которое здесь было. Ширина коридора была в среднем 6–8 километров, но ликвидировать этот выступ войска Северо-Западного фронта так и не смогли.

Весь 1942 год и начало 1943-го здесь шли ожесточенные бои. Наши войска постоянно атаковали противника, а он уже приспособился к этим атакам, укрепил свои позиции, и мы не смогли продвинуться ни на шаг. Впечатление такое, что это была мясорубка, которая ежедневно [41] перемалывала наши дивизии. Технику и в первую очередь наши танки применять было нельзя. Мы удивлялись и даже про себя возмущались тем, что атаки велись прямолинейно и практически в одном месте. И только после войны я уяснил, что это были атаки вынужденные, чтобы противник не смог снять с нашего направления хотя бы часть своих войск для переброски их на сталинградское направление или на Кавказ, где также шли ожесточенные бои.

Хорошо известно, что зимой немцы из трупов наших солдат делали брустверы для своего переднего края, складывая их и обливая водой, так как копать, как правило, было нельзя — не давала вода, которая во многих местах была в 20–30 сантиметрах от поверхности.

Когда образовался Демянский выступ, гитлеровцы проложили туда узкоколейку, по которой подвозили боеприпасы, продовольствие, технику и т. д. Это было очень важно. Мы называли эту дорогу «кукушка». Когда приходил очередной состав, то локомотив издавал звук, напоминающий крик кукушки.

У нас такой дороги не было, подвоз осуществлялся автотранспортом. Дороги, даже в сухое время года, были труднопроходимыми, особенно в заболоченных местах. А в весеннюю распутицу местность становилась сплошным болотом, по которому транспорт двигаться практически не мог. В связи с этим к фронту была построена «лежневка». Вначале поперек пути клали сплошной настил из бревен, а на них сверху крепились продольные бревна, верхняя часть которых стесывалась. Через определенные расстояния были сделаны разъезды. По команде [42] коменданта дороги очередная колонна машин двигалась по колее, встречные же машины ожидали на разъезде. Затем трогалась встречная колонна. Если автомашина по какой-либо причине останавливалась и не могла самостоятельно двигаться вперед, она безжалостно сбрасывалась на обочину, обычно в болото.

В связи с трудностями подвоза фронт постоянно испытывал недостаток боеприпасов и продовольствия. А весной подвоз вообще осуществлялся с большим трудом и на фронте была самая настоящая голодовка. Откапывали из-под снега убитых зимой лошадей и варили это мясо в котлах на кострах. Но и это было редкой удачей. Солдаты пухли от голода. Варили кашу из березовой коры. В общем, кто как мог выходил из положения.

Письмо от 3 сентября 1942года. 2 часа дня.
«новостей у нас нет никаких. Здесь уже стоит холод, ночи длинные. Как у вас  с пропитанием? Почем цены на продукты,  на все? Здесь мед килограмм 300 рублей, мясо – 500 рублей, мука 1000 рублей. Вообщем, здесь все дорого. Пока все, до свидания. Ваш муж и зять. Простите, что мало и плохо написал»

После воспоминаний Наховицкого понятно, почему он указывал даже час, когда писал письмо. В первых письмах он писал, что гражданского населения здесь нет. А в этом указывает даже цены. Возможно, оказался,  где то рядом с крупным населенным пунктом, мы предполагаем, что это Парфино.

Так что же нам говорят исторические источники, что там происходило?

«В ходе боев летом 1941 года войска Северо-Западного фронта сдержали немецко-фашистских захватчиков, пытавшихся с ходу прорваться к Ленинграду, значительно облегчили положение его защитников. Они также не позволили гитлеровцам продвинуться к Бологое — важнейшему узлу коммуникаций, связывавших прежде всего Москву с Ленинградом. Особо важно отметить, что Северо-Западный фронт стал непреодолимой стеной на пути фашистов, стремившихся обойти Москву с севера. Фронт сдерживал огромную массу гитлеровских войск, сосредоточенных в районах Демянска и Старой Руссы, которые при других обстоятельствах могли быть брошены фашистским командованием на решающие направления, к Москве и Ленинграду.

Следует отметить, что Северо-Западный фронт не просто сковывал противника, но наносил ему чувствительные удары, перемалывал его войска. Контрудар 11-й армии (командующий генерал-лейтенант В. И. Морозов) и других войск 14—18 июля 1941 года под Сольцами, когда были разбиты и отброшены танковые и моторизованные дивизии 56-го моторизованного корпуса противника, по праву можно назвать одной из крупных операций Красной Армии в тот период.

В середине августа 34-я армия нанесла контрудар с рубежа р. Полнеть в направлении Волот (во взаимодействии с 48-й и 11-й армиями), продвинулась вперед до 60 км и вышла в район Тулебля. Это вынудило фашистское командование перебросить к участкам прорыва значительные силы с других направлений.

7 января 1942 года одновременно с Волховским фронтом перешли в наступление и войска Северо-Западного фронта. 11-я армия генерал-лейтенанта В. И. Морозова к исходу второго дня продвинулась более чем на 50 км и навязала бой за Старую Руссу. Дорога, ведущая из этого города в Шимск, оказалась перерезана лыжными отрядами.

34-я армия (ею в то время командовал герерал-майор Н. 3. Берзарин) охватила демянскую группировку с востока и юга. Чтобы ускорить ее разгром, Ставка придала Северо-Западному фронту 1-ю ударную армию и два стрелковых корпуса. В итоге встречных ударов демянская группировка противника оказалась изолированной от основных сил. В мешок попало 7 дивизий, насчитывавших около 70 тысяч солдат и офицеров. Перед нашими войсками встала задача: покончить здесь с противником. Фронтовым ВВС Ставка придала ударную авиационную группировку РГК. Но блокировать окруженные войска с воздуха не удалось. В то время фашистское командование располагало значительно большим количеством истребителей и транспортных самолетов, чем мы. Снабжение вражеских войск не прекращалось. 34-я армия в ходе наступления понесла большие потери и предпринять что-либо решительное не могла.

Чтобы выручить попавшие в окружение войска, противник сосредоточил к югу от Ст. Руссы до 6 дивизий и 20 марта нанес удар по нашим частям в направлении Рамушево. Потом он нанес встречный удар из района Демянска. Образовался так называемый Рамушевский  коридор. Демянская группировка соединилась со старорусской.

Фашистское командование придавало демянскому плацдарму особое значение, называло его «пистолетом, приставленным к сердцу России». Плацдарм занимал огромную территорию от Старой Руссы до озера Селигер, глубоко вклинивался в расположение наших войск, что создавало реальную угрозу обходного маневра против войск Северо-Западного фронта и флангов соседних фронтов — Калининского и Волховского. Противник в районе Лычково перерезал железную дорогу Валдай — Старая Русса и оседлал ряд грунтовых дорог, имеющих в условиях лесисто-болотистой местности особо важное оперативное значение.

 Для советских войск создались чрезвычайно трудные условия: свобода маневра, перегруппировка сил фронта и снабжение затруднились.

Во второй половине 1942 года за Рамушевский коридор развернулось ожесточенное сражение. Оно длилось с небольшими паузами с июня по декабрь. Доселе никому не известная на берегу небольшой речки Ловать тихая деревушка Рамушево стала центром противоборства огромных масс войск.

Стремясь ликвидировать Рамушевский коридор, войска фронта предприняли во второй половине 1942 года ряд наступательных операций. Первая из них началась 17 июня и продолжалась 9 дней. Части 11-й армии наносили тогда удар с севера в направлении Васильевщина, Большое Степаново, а 1-я ударная армия наступала с юга.

С 9 по 15 августа аналогичная операция повторилась. Части 6-й воздушной армии уничтожали живую силу и технику противника на поле боя, наносили удары по его ближайшим резервам и переправам через реку Ловать, вели борьбу с транспортной авиацией, бомбили железнодорожные станции и аэродромы, прикрывали с воздуха свои наземные войска.

В итоге было достигнуто некоторое продвижение вперед, но перерезать Рамушевский коридор все же не удалось.

Тогда решили провести третью операцию. 34-я армия получила задачу разгромить лычковскую группировку противника и овладеть участком железной дороги Лыч-ково — Кневицы, чтобы по магистрали Валдай — Пола наладить снабжение 11-й и 34-й армий.

Утром 17 сентября после артиллерийской и авиационной подготовки пехота поднялась в атаку. В первый день она не добилась успеха, затем немного продвинулась вперед, однако основную задачу опять не выполнила.

Более того, на участке Великое Село — Вязки противник, сосредоточив здесь около шести пехотных дивизий, нанес 27 сентября контрудар и оттеснил части 1-й ударной армии на 6—8 километров. Ему, таким образом, удалось даже расширить коридор.

С 26 октября перешла к обороне и наша 11-я армия. Ей пришлось сдерживать натиск врага в направлении на Стрельцы. Но здесь гитлеровцам не удалось добиться успеха. Все их атаки захлебывались. Бои носили ожесточенный характер как на земле, так и в воздухе».

(1.Источник: «Новый Мир» 2010, №5 Д. Фибих «Фронтовые дневники 1942 — 1943 гг»
Воспроизведено по
http://magazines.russ.ru_

Письмо от 9 сентября 1942 года. Написано на листовке.
«Привет с Северо-Западного фронта, с передовой огневой позиции. Новостей у нас особенно нету. Слухи, что наша дивизия поедет на Дальний Восток, на переформирование. Но все это неточно и не твердо. Поедет или нет и кто и какие подразделения, ни кто не знает, но у меня большая просьба к вам. Вы все же табачку для пущей важности приготовьте, и помните, этот труд ваш не пропадет. Если я поеду, то дам телеграмму, кто- нибудь из вас приедет в Ачинск и встретит. Вы пишите,  сементалы  растут хорошо, я и сам знаю, что при вашем уходе все будет расти и крепнуть. Каждое дело любит уход. Письмо я ваше получил, в котором дочь моя Мария дала наказ бить немецких гадов, это письмо пропустили в боевой листок. Пишите мне быстрее. 9.9. 1942 года. 9 часов вечера».

В воспоминаниях того же Наховацкого мы прочитали, что дивизии потерявшие во время боев до 80 % личного состава выводились за линию фронта для пополнения. Видимо в такой дивизии он и воевал, появилась надежда, что их тоже отправят на пополнение, потому и такое письмо.

Письмо от 20 .10 1942 года.
«Здравствуйте уважаемая жена Евдокия Федоровна. Во первых строках моего письма спешу уведомить вас, что письмо ваше получил 18 числа в 8 часов вечера, за которое сердечно благодарю. Узнал, что вы смогли обеспечится как семенами так и посадкой овощей. Был очень доволен и рад. Еще шлю привет своим милым деткам Гале и Мане. Пожелаю быть живыми и здоровыми, расти большими и благорассудливыми. Марии Прокопьевне делаю выговор, за то, что никого не слушается, и ни кого не боится. (Видимо прабабушка жаловалась.) Ну теперь спрошу вас, Дуся, почему не пишите как у вас с хлебом, и поскольку получили на трудодень? А насчет дачи лошадей, пущай Сачков учтет положение, он думает, что я уже не живой, но я  еще живой и придется еще видеться тогда и поговорим. Ну все. Бои продолжаются ».

Да что же этот Сачков к прабабушке привязался?!

Больше писем нет. Они были, но видимо не сохранились. Осталось одно письмо, которое мы приводим полностью.

«1943 года.6 января. Здравствуйте тов. Киселева. Привет вам и вашим детям. Во первых я получил ваше письмо на командира 254 части и письмо на Терехова.  Так вот я вам сообщаю что тов.Терехова нет сейчас в живых. Он погиб 9 декабря смертью героя защищая свою Родину. Насчет вашего мужа Киселева. мы с ним вместе были в бою несколько дней подряд, бои были очень сильные. 3 декабря осколком снаряда был ранен ваш муж в ноги и часть ему попала в низ живота. Во время боя я приказал его вытащить и положить на салазки и везли его 5 км. И довезли его до санчасти, где его перевязали и сдали врачам, а затем его увезли в далекий тыл на излечение Мое мнение: рана его я бы сказал не особенно сильная и их возможно излечить и он будет жив и здоров.

 Ну, а мнение врачей я не знаю. Сказать вам дальнейшую судьбу Киселева я не могу, т.к.его быстро отправили в тыл на излечение .
мой вам совет не волноваться, а ждать от него писем. Если он напишет мне ,то я сообщу вам. ну вот все, желаю вам всего доброго. Лейтенант Вечерин Николай Иванович»
.

Спасибо тебе лейтенант Вечерин, за доброе письмо, что в том аду не отмахнулся от письма убитой горем женщины, что подарил ей хоть крохотную, но надежду. Как бы хотелось, что бы этот лейтенант остался жив.

Вскоре пришло другое письмо от комиссара госпиталя Ежова.

«Ваш муж тов. Киселев поступил в госпиталь 3 декабря 1942 года Умер от ран 9 декабря 1942 года. Похоронен 12 декабря 1942 года. Д Невелье, Быковское поле.»

Просматривая документы госпиталей и медсанбатов мы обратили внимание, что достаточно много бойцов умирало отнюдь не тяжелых ранений, а обычных ранений в конечности и всевозможных заболеваний типа ОСН, воспаление легких, менингит.. Много банальных отравлений. Мы не врачи, конечно, но думаем, что людей можно было спасти. Конечно, на раненных накладывалась возможность получить газовую гангрену от грязи на поле боя или от частей одежды занесенных в рану (даже генералу-армии Ватутину жизнь не удалось спасти после пулевого ранения в бедро и занесенной в рану грязи, что говорить про рядовых). Зимой еще почти уверенное обморожение.. Но, все же .. Думаем, что причин этому может быть 2 :

 1. Отсутствие на фронте квалифицированного персонала в должном количестве и отсутствие требующихся медикаментов..

 2. Невозможность быстро на поле боя обработать рану и доставить раненного в медсанбат. Про 1 не знаю, не врач. В отношении 2 где-то читали, что на роту был положен 1 (!!!!) санинструктор или санитар. Не понятно как он один мог тащить тяжелораненого без носилок, при условии, что солдатам запрещалось выносить раненных товарищей.. Кто знает что больше? Не понятно куда вытаскивали раненных? Штат медслужб? Как и на чем их доставляли в медсанбаты (а это 5-10 км от передовой)??  В случаи с прадедом 5 км.

Мы нашли списки похороненных  в братском кладбище д. Навелье там под номером 142 значится рядовой Киселев Прокопий Анисимович. Нашли фотографию могилы, и даже имя на памятнике.

Исследуя карту Парфинского района Новгородской области обнаружили, что в каждой деревне есть воинские захоронения.

Это ответ начальника штаба части 219 Ф.  Ежова на запрос прабабушки  о судьбе ее мужа.

Воинское захоронение д. Навилье, Парфинский район, Новгородская область. Здесь похоронен прадед автора реферата Киселев Прокопий Анисимович.

В Парфинском районе Новгородской области не карте мы насчитали 31 захоронение. В интернете опубликованы списки захороненных, и в каждом от 300 – х сот до полуторотысяч погибших. Но ведь в Новгородской области не один Парфинский район, там есть еще и Мясной Бор.

Заключение.

Прадед не был героем, в общепринятом смысле этого слова. Он воевал в том аду с апреля до декабря 1942 года. Он и его товарищи не отступили не на шаг. Благодаря им, с таким успехам закончилась Сталинградская битва. Немецко – фашистское командование не сняло с Северо – Западного фронта ни одной дивизии.

Мы не ставили своей задачей проводить широкое историческое исследование того периода Великой Отечественной войны, нас интересовал простой солдат, просто прадед. Бабушка всегда говорит, что если бы отец вернулся с войны вся ее жизнь пошла по -другому. Она получила бы образование, и не пошла бы работать с пятнадцати лет. История распорядилась по - другому.

Солдат на фронте думает в первую очередь о жене, детях. Его интересует его дом, огород, телята, которые растут без его ухода.  Хочется увидеть семью, хотя бы во сне. Как ему, наверное, было больно и обидно узнать, что кто - то там, в тылу обижает его семью. Он ведь понимал, каждый день может стать для него последним. А что станет с ними? Как прожить в деревне женщине, у которой на руках двое крошечных детей, пятнадцатилетняя сестра и парализованный отец? Поэтому и угрозы в адрес этого Сачкова. Письма пишет друзьям, просит о помощи для его семьи. Когда мы прочитали, что солдаты в тот период на Северо-западном фронте ели кору березовую, уже по – другому понимаешь его фразу: «Вы наверное уже кушаете свежую картошечку».

Прокопий Анисимович понимал, воевать надо. Жить хочется всегда, хоть и немца паразитом называет, и обещает про скорый конец войны, а сколько надежды в письме, где он пишет о том, что возможно дивизию отведут на переформирование.

Низкий поклон, Вам солдаты за то, что вы совершили. Горжусь тобой, мой прадед, Киселев Прокопий Анисимович. У него было две дочери, и фамилия не сохранилась. Но есть два внука, внучка, правнучка, два правнука, кстати, один родится через 42 года в день его гибели. След его на земле не прервался, жизнью своей мы обязаны ему.

Список используемой литературы:

1 Семейный архив семьи Исаевых.

2.  Воспоминания Новохацкого И. М. « Северо – западный фронт 1942 год».  Издательство военная литература. Глава 4. стр 186.

3.Источник: «Новый Мир» 2010, №5 Д. Фибих «Фронтовые дневники 1942 — 1943 гг»
Воспроизведено по http://magazines.russ.ru

 

Приложение

Презентация


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.