"Блаженны изгнанные правды ради…"

"Блаженны изгнанные правды ради…"


Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал»
Международный благотворительный фонд имени Д. С. Лихачева
Союз краеведов России
Кафедра региональной истории и краеведения
Российского государственного гуманитарного университета
и министерство образования и науки Красноярского края

XIII ЕЖЕГОДНЫЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ КОНКУРС
ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ РАБОТ СТАРШЕКЛАССНИКОВ
«ЧЕЛОВЕК В ИСТОРИИ. РОССИЯ – ХХ ВЕК»

Выполнил: Корнилов Сергей Николаевич
учащийся 11»Г» класса
Лицея №7 г.Саяногорска

ПЛАН.

Введение.
Глава 1. Эмиграция. Понятие. Причины. Задачи.
   1.1. Моряки-эмигранты.
Глава 2. Семья Манштейн.
Глава 3.Гражданская война в России.
   3.1.Генерал Врангель.
   3.2. Битва за Перекоп.
Глава 4.Состояние флота перед эвакуацией.
   4.1.Состав флота.
   4.2.Личный состав.
   4.3.Снабжение.
Глава 5. Исход Русского флота.
   5.1 Константинополь.
   5.2.Приход Русской эскадры в Бизерту.
   5.3.Жизнь на кораблях.
   5.4.Судьба судов эскадры.
   5.5.Соотечественники в Тунисе.
   5.6. Русская колония в Тунисе. Анастасия Манштейн-Ширинская.
Заключение.
Список использованной литературы.
Приложения.

ВВЕДЕНИЕ.

Африка…Тунис…Маленький уголок на карте…

Как мы представляем себе Тунис? Это - африканская страна, море, отдых, фрукты…Однако мало кто знает, что Россию с этой небольшой североафриканской страной связывают особые исторические узы.

Казалось бы, что может быть общего у России и Туниса? В небольшом городке Бизерта, находится русское кладбище, где покоятся сотни наших соотечественников. Здесь же расположен и Храм Александра Невского. Как они оказались здесь, в этой далекой стране?

Оказывается, 90 лет назад, Черноморский флот, вынужден был покинуть Крым и отправиться в Константинополь, а затем уже в Тунис, в Бизерту.

История об исходе Русской Эскадры до недавнего времени оставалась «белым пятном». Я узнал о ней в прошлом году, посмотрев фильм «Анастасия. Ангел Русской Эскадры».

Фильм «Анастасия» — уникальная история, рассказанная последней свидетельницей исхода Русской Императорской эскадры из Крыма в 1920 году. Дочь Александра Манштейна, командира миноносца «Жаркий» сохранила в своей памяти подробности трагедии Гражданской войны на юге России. Прожив всю жизнь в тунисском городе Бизерта на севере Африки, она стала участницей событий прошлого века и помнит судьбы многих людей, о которых рассказывает с любовью и уважением. Имя ее — Анастасия Александровна Манштейн - Ширинская».

Для меня этот фильм стал настоящим открытием. Несмотря на то, что я основательно занимаюсь изучением истории России, я почти ничего не знал об этом событии.

Я поставил себе цель: найти хоть что-то о Русской Эскадре, проследить ее путь, узнать о людях, которые находились на кораблях, о их жизни на чужбине.

Актуальность темы исследования определяется необходимостью продолжения изучения Русского Зарубежья, в котором военные моряки, благодаря своей сплоченности, высокому культурному уровню и весомому вкладу в общественно-политическую жизнь эмиграции, сыграли значительную роль.

В качестве предмета исследования выступает идеологическая, политическая, организационная, и профессиональная деятельность организаций и объединений военно-морской эмиграции, ее руководителей и отдельных морских офицеров.

Цель исследования. Целью данной работы является исследование деятельности русской военно-морской эмиграции.

Научная новизна исследования заключается в комплексном изучении жизни и деятельности русской военно-морской эмиграции 1920хгодов, как важной составляющей Русского военного Зарубежья.

Информация на начало исследования.

Вот вся, довольно скудная информация, на начало моего исследования: из: « «…закончив войну с Польшей, советское командование сосредоточило всю мощь Красной Армии для борьбы с последним крупным белогвардейским очагом-армией генерала Врангеля. Войска Южного фронта под командованием М.В.Фрунзе в начале ноября 1920г. штурмом овладели неприступными, как считалось, позициями на Перекопе и Чонгаре, форсировали залив Сиваш. Последняя схватка красных и белых была особенно яростной и жестокой. Остатки некогда грозной Добровольческой армии устремились к сосредоточенным в крымских портах кораблям. Почти 100 тысяч человек были вынуждены покинуть Родину…» (1)

«…Все перемешалось у белых. Всех столкнуло на край бездны. Власть развалилась. В этой круговерти Врангель спас свою армию от разгрома. В царившей панике и неразберихе ему удалось эвакуировать в Константинополь 70 тыс. боеспособных солдат и офицеров, технику, боеприпасы. Это была выдающаяся операция, но она стала последней для белых…»(5)

Да, в последствии мне удалось найти достаточное количество информации, но самое главное мне удалось прочитать книгу «Бизерта. Последняя стоянка», написанную А.А.Манштейн-Ширинской, главной героиней фильма «Анастасия». Именно содержание книги и было взято за основу фильма.

Для того, чтобы понять почему же офицеры русского флота пошли на такой беспрецедентный шаг, необходимо рассмотреть, причины и задачи эмиграции, и понять, что представлял из себя Российский флот того времени.

ГЛАВА 1. Эмиграция. Понятие. Причины. Задачи.

Одной из наиболее сложных и трудноразрешимых проблем в русской истории была, есть и остается эмиграция.

Эмиграция- передвижение больших групп людей из одного государства в другое. Массовые передвижения являются несомненным признаком глубоких и коренных социальных недугов данной страны.

Общие причины можно разделить на две главные группы:
1) религиозные и политические гонения
2) избыток в стране трудовых рук или так называемое перенаселение, перепроизводство предложений труда.

«Русская эмиграция 1920 года должна, казалось бы, быть причисленной к первой группе, хотя нужно отметить, что она имеет две особенности, которые делают ее беспримерною в истории переселения народов. Люди, несогласные с новым правовым государственным строем, и, главным образом, те, которые боролись в стране за другой государственный порядок, - обыкновенно становились эмигрантами и находили, согласно международным обычаям, убежище в иностранных державах» (11)

Русская эмиграция является во многих отношениях исключительным явлением в истории человечества. Во-первых, по своему количеству, во-вторых, по своей длительности. Никогда в истории человечества, ни в древние, ни в современные времена, не было такой колоссальной по своему количественному составу политической эмиграции.

В чем же, заключалась основная задача русской эмиграции?

В первую очередь, задача или миссия русской эмиграции имела политический характер. Русская эмиграция свидетельствовала перед всем миром, что не весь русский народ согласился с новой властью.

Во вторую очередь, миссия эмиграции имела глубокий символический характер. В частности, эмиграция сохраняла полностью на протяжении ряда лет не только само имя России, но и русскую государственную символику. Буквально во всем мире продолжали повсеместно подыматься русские государственные флаги и русские государственные двуглавые орлы, которые в то время в нашей стране были строжайше запрещены. Русские церкви, русские школы, русские молодежные организации, русские общественные и политические организации продолжали неизменно сохранять русскую символику, до того момента, когда она была частично восстановлена, в немного искаженном виде, в самой России.

В-третьих, русская белая эмиграция имела своей задачей сохранять в русском зарубежье те элементы великой русской культуры, которые в России оказались под запретом и даже были полностью изъяты. Русская эмиграция издала десятки тысяч книг, брошюр, журналов и газет на русском языке....

1.1.Моряки-эмигранты.

Миллионы наших соотечественников вынуждены были покинуть Родину. Для большинства из них изгнание оказалось величайшей трагедией. Ведь еще вчера они не просто жили на своей земле, а занимали вполне конкретное место в жизни государства, приносили пользу родной земле. Оказавшись ненужными новой власти и лишившись, Родины они не растворились бесследно в массе «племен и языков».Они сумели не только сохранить свою национальную самобытность, но и внести значительный вклад в разные сферы жизни стран, давших им приют.

Особую группу здесь занимают моряки-эмигранты. Многим из них, прежде чем попасть на чужбину, пришлось пройти немало испытаний: Первую мировую войну и ужас братоубийственной войны.

Но, превратившись в граждан других стран, представители Русского императорского флота смогли сохранить его лучшие традиции, остаться такой же сплоченной социальной группой, какой они были до 1917года.

Офицер императорского флота. Кто он?

В Российском флоте офицеры часто служили на протяжении нескольких поколений. Более того, были семьи, где единственно возможной профессией для мужчины была исключительно морская служба.

Офицерский корпус Российского императорского флота являлся элитой Вооруженных сил России. Этому способствовали:

- малочисленность, относительно сухопутных войск;
- более высокая подготовка офицеров флота;
-абсолютное большинство выпускников Морского корпуса были потомственными дворянами.

Подготовка офицеров проводилась в Морских корпусах, училищах, Академиях, Офицерских школах.

Денежное содержание офицеров состояло из: жалованья, столовых денег (от 2000-3000руб) и морского довольствия (от 500 до 576руб). Жалованье и столовые деньги платили постоянно, а морское довольствие во время похода.

Для сравнения посмотрим цены на продукты:

Наименование Объем Цена
Французская мука 1 пуд 3руб. 20 коп
Молоко бутылка 10коп
Осетровая икра 1 фунт 10руб
Водка английская 1 бутылка 1руб.15коп
Ветчина 1 фунт 38 коп

Офицеры за свой счет приобретали форму. Однако, они обязаны были посещать только лучшие рестораны, ездить вагонами 1класса, т.е. вести жизнь достойную высокого звания Офицера Русского флота.(13)

ГЛАВА 2. Семья Манштейн.

Вернемся к фильму «Анастасия». Об исходе Русской Эскадры рассказывает, единственная, дожившая до наших дней Анастасия Александровна Манштей-Ширинская (умерла в 2009г). Ее жизнь оказалась неразрывно связанной с событиями, которые определили не только судьбу ее семьи, ее окружения, близких и друзей. Эти события определили судьбу всей нашей страны, а значит, каждого из живших и живущих. В феврале 1917 года, когда девочке было пять лет, кончилось ее детство.

В стране, в которой вмиг все изменилось, не осталось места для огромного числа ее граждан, которые когда-то считались ее гордостью.

Люди, которые не представляли себе жизни в стране, ставшей вмиг чужой, выбрали единственно возможное - покинуть ее пределы.

Основной целью Анастасии Александровны было: сохранить эти страницы истории для молодых поколений русских и не только русских людей. "Ничто не исчезает бесследно; надо только сильно помнить!". Она верила, что не зря все эти годы хранила память о людях, судьбах, событиях.

Рассказывая в своей книге и в фильме «Анастасия», оглядываясь на свою прожитую жизнь, Анастасия Александровна говорила: «Я ни о чем не жалею и не падаю духом. Судьба мне дала долгую жизнь и хорошую память. Надеюсь, что и обо мне останется добрая память».(2) Наша современница Анастасия Ширинская - сберегла для нас образ дореволюционной России, память о воинской чести, особую стать. Получается, что мы связаны с исходом из Крыма через одну человеческую жизнь-Анастасию Ширинскую.

Дочка командира миноносца «Жаркий», в 8летнем возрасте покинула Россию вместе со своей семьей, и тысячами других людей.

Именно благодаря ее феноменальной памяти, сейчас можно представить действительную картину происходящего тогда. Удивительно все-таки устроена человеческая память! Прожив 90 лет вдали от Родины, Анастасия Александровна до мельчайших подробностей помнила свое родовое имение, эвакуацию, жизнь на кораблях.

Анастасия родилась 23 августа 1912года в родовом имении.«…я родилась в большом родовом имении, и навсегда запечатлелись во мне картины безграничного деревенского простора: роскошь украинского лета, шорохи и запахи старого парка, и серебристый блеск Донца…». Здесь, в Рубежном, прошли первые 5 лет жизни Насти, с 1912-1917гг.

На протяжении всей своей жизни она с трепетом и тоской вспоминала Рубежное: «…у детей особое понятие о времени, им чужда мысль о недолговечности, для них настоящий момент длителен - в нем и прошлое и будущее…». Анастасия Александровна говорила, что годы, проведенные в Рубежном, стали для нее самыми значимыми в жизни. Жизнь здесь стала для нее «волшебным, сказочным детством». Спустя много лет она с любовью вспоминала «…Рубежное навсегда останется для меня Россией, той которую я люблю: белый дом с колоннами и множеством окон, запах сирени и черемухи, песнь соловья…»(2)

Немного о родителях Анастасии.

Мама:
Зоя Николаевна Доронина, родилась в Петербурге, 13 февраля 1890года. Ее родители относились к среднему классу Санкт-Петербурга. Когда ее сестре Кате было около двух лет, умерла мать. Отец умер внезапно в 42 года, от сердечного приступа. Зое было всего 14 лет.

С детства она очень любила читать. «…в книгах, которые приносил ей отец, она открывала неожиданно богатый мир…». В 1907году, Зоя окончила Екатерининскую гимназию. Помимо основных предметов, в дипломе об окончании гимназии записано, что она обучалась «рукоделию, танцам и пению». Она очень хотела стать врачом. Чтобы немного изучить латынь, она поехала к двоюродному брату (он был военно-морским врачом), в Баку. Отъезд в Баку, предопределил всю ее дальнейшую судьбу. Она очень увлекалась историей, культурой, с упоением читала русскую литературу. Ее знание русской истории и русской литературы, ее интерес к русской культуре были для нас единственным богатством на чужбине. Мама была из тех людей, о которых И.Шмелев пишет, что «они в себе понесли Россию — носят в себе доселе». Скончалась и похоронена во Франции.

Отец:
Александр Сергеевич Манштейн, родился 22 июня 1888года в Царском селе. В 1902 году стал кадетом Морского корпуса в Санкт-Петербурге. В 1908, после выпуска, стал корабельным гардемарином. Весной 1909 года началась действительная служба в Императорском флоте. Александр был назначен на судно «Геок-Тепе». В это же время, Зоя Доронина, приехала к двоюродному брату, который работал врачом на «Геок-Тепе». Так и встретились Зоя и Александр. Весной 1910года они обвенчались. «Главе семьи не исполнилось и 22 лет; даже требуемые по уставу усы еще не отросли!..»

В 1911году, Александр Манштейн был назначен в Балтийский флот в Кронштадт. В 1914 переведен в Ревель (Таллин). «…мои родители не имели личного состояния и жили на скромный доход молодого офицера. Потом я узнала из папиного «послужного списка», что он получал 920 рублей в год и в графе «недвижимое имущество» стояло — «не имеет» -вспоминала Анастасия Александровна. Похоронен в Бизерте в 1964 году.

ГЛАВА 3.Гражданская война в России.

В период революционных событий 1917 года, дольше всех сохранял свою боеспособность Черноморский флот.

«…Февральская революция полностью изменила нашу жизнь. Вспоминая далекое прошлое, я думаю, что жизнь моя состоит из 2х частей: до 1917 и после. Конечно, для меня, маленького ребенка, эта перемена не могла быть очень заметной: скорее, все стало « не как раньше». Но для моих родителей перемена была полная и резко ощутимая. Русский Императорский флот пострадал первым, и очень сурово…» (2)

В конце 1917- начале 1918гг. на Черноморском флоте произошли массовые убийства офицеров, а затем флот охватила анархия. «Таким образом, постепенно создавалась обстановка, совершенно нетерпимая с точки зрения военной дисциплины. Образовавшиеся с разрешения правительства судовые комитеты, в состав которых входили выбранные командой матросы и офицеры, вмешивались во все, вплоть до управления кораблем и руководства военными действиями, фактически лишали офицеров возможности командовать и руководить… Стали появляться случаи издевательства над офицерами. Их заставляли мыть палубу, грузить уголь и пр. Придирались ко всему, даже к иностранным фамилиям, по преимуществу к немецким…Их обвиняли в шпионстве, чего конечно не было. Словом творились безобразия, которые грозили страшными последствиями существованию флота… Нашлись хулиганы, которые срывали погоны с офицеров и оскорбляли их…» (7)

«…Что оставалось от Черноморского флота? После массового убийства офицеров, после упорных попыток со стороны революционного правительства, а также немцев и даже союзников - затопить корабли или вывести их из строя, возродить морскую мощь было нелегко… Но, несмотря на трудности, усилия моряков быстро увенчались успехом. Если в начале 1919года Белый флот состоял из 3х действующих судов, то уже в начале 1920 на Севастопольском рейде в полной исправности стоял довольно сильный боевой флот…» (2)

«…Наступил момент нам, офицерам, принять деятельное участие в судьбе нашего флота. Угар прошел, наступает момент отрезвления и торжества здравого смысла над стихийными явлениями революции. Переворот многих из нас застал врасплох и принудил забыть, что в наших руках есть знания и опыт, а в душе безграничная любовь к своей родине и флоту. Пусть бесчестные и безответственные люди временно подорвали наш авторитет в глазах команды, этот авторитет вернет кровь офицеров, пролитая в последних боях, а отечество лишний раз убедится в том, что офицеры есть верная защита родины и ее свободы…» (7).

3.1.Генерал Врангель.

События гражданской войны в России на юге происходили следующим образом. Осенью 1919 года большевики, отбросив далеко на восток войска Колчака, перекинули свои основные силы на армию Юга России. Белые заняли Орел и Курск и уже подходили достаточно близко к Москве. Красные, однако, смогли сосредоточить на курско-орловском направлении превосходящие соперника войска и нанесли армии Деникина очень тяжёлое поражение. После чего Белые стали постепенно отступать и вся проблема их была в том, что их фронт был очень растянут, и они не могли выставить сразу большую армию против большевиков. Всё это закончилось тем, что к началу 1920 года Белые отошли в Крым. Деникин эмигрировал.

«…В апреле 1920 г. Врангель становится «правителем юга России» и главнокомандующим всеми вооруженными силами. К этому моменту в руках белогвардейцев оставался только ничтожный клочок российской территории — Крымский полуостров. Сделавшись главнокомандующим Белой армии и главой правительства, барон Врангель, начиная с апреля, развертывает в Крыму колоссальнейшую работу. Производится тщательный подбор командного состава как старшего, так и низшего, причем, не обращается внимание на чины и возрастной ценз. С тыловых учреждений снимается в строй кадровое офицерство» (11). Путем суровых репрессивных мер (до массовых повешений включительно) производится основательная чистка всего состава армии. В результате этой лихорадочной деятельности Врангелю удается превратить разложившиеся, деморализованные, утратившие боеспособность банды в крепко сколоченные, хорошо снабженные и руководимые опытным командным составом войсковые части. К началу июня 1920 г. эта реформаторская деятельность в основных чертах заканчивается, и в распоряжении Врангеля оказывается внушительная боевая сила, приблизительно в 30 тыс. чистых штыков и сабель.

3.2. Битва за Перекоп.

К ноябрю 1920 г. положение войск Русской армии под командованием генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля, из последних сил оборонявших Крымский полуостров, стало не просто тяжелым, а критическим. Борьба перед Чонгарским и Перекопским перешейками оказалась безуспешной.

Основные силы белой армии (до 10 тыс.) обороняли перекопские и ишуньские позиции; 3 тыс. обороняли Чонгарскую и Сивашскую переправы и Арабатскую стрелку, сильный резерв (более 14 тыс.) был сосредоточен в тылу ишуньских позиций. Итогом Перекопско-Чонгарской операции стал прорыв Красной армии на территорию Крыма, эвакуация Русской армии и гражданского населения за рубеж и установление в Крыму советской власти.(13)

А вот как описывала это событие Анастасия Александровна: «…Кто знает Перекоп?...Для большинства людей это неизвестное слово, хотя падение Перекопа означало конец Русского государства. Люди, которые его защищали, это знали!...Даже для большинства моряков падение Перекопа стало неожиданностью: фронт был короткий и считался хорошо укрепленным. Действительность же оказалась другой… И как забыть сильную личность Врангеля, который не мог не знать положения? В начале сентября 1920 он еще надеялся спасти Крым. Было ли это возможно? Врангель знал цену защитникам Перекопа. Но в каких условиях они боролись! К моменту катастрофы на Перекопе не было укреплений, способных противостоять огню неприятельских батарей: работы по постройке были приостановлены за недостатком материалов. Строительство ж/д, необходимой для подвоза к Перекопу снарядов и снабжения, к осени не закончили. Когда на Севастопольском рейде появился транспорт «Рион», доставивший из-за границы обмундирование (оплаченное еще Колчаком), армия уже замерзала…» (2)

Очень точно рассказал об этой битве поэт Н.Туроверов:

…Нас было мало, слишком мало.
От вражьих толп темнела даль;
Но твёрдым блеском засверкала
Из ножен вынутая сталь.
Последних пламенных порывов
Была исполнена душа,
В железном грохоте разрывов
Вскипали воды Сиваша.
И ждали все, внимая знаку,
И подан был знакомый знак…
Полк шёл в последнюю атаку,
Венчая путь своих атак…

Эвакуация войск стала неизбежной. Но командование Белой армии во главе с генералом Врангелем было к такому исходу готово: еще 4 апреля оно приняло меры для переправки в случае необходимости людей в Константинополь. Генерал предупредил отъезжающих, что не располагает материальными средствами, чтобы обеспечить их будущее:

«В сознании лежащей на мне ответственности я обязан заблаговременно предвидеть все случайности, — говорилось в его обращении. — По моему приказанию уже приступлено к эвакуации и посадке на суда в портах Крыма всех, кто разделял с армией ее крестный путь, семей военнослужащих, чинов гражданского ведомства с их семьями и тех гражданских лиц, которым могла бы грозить опасность в случае прихода врага. Армия прикроет посадку, памятуя, что необходимые для ее эвакуации суда также стоят в полной готовности в портах согласно установленному расписанию. Для выполнения долга перед армией и населением сделано все, что в пределах сил человеческих. Дальнейшие наши пути полны неизвестности. Другой земли, кроме Крыма, у нас нет. Нет и государственной казны. Откровенно, как всегда, предупреждаю всех о том, что их ожидает. Да ниспошлет Господь силы и разума одолеть и пережить русское лихолетье». (9)

При подготовке к эвакуации появилось очень много трудностей:

-увеличение числа желающих покинуть Россию;
-плохое состояние флота;
-команды многих судов оказались ненадежны.

Покидая Русскую землю, генерал Врангель издал приказ, говорящий о состоянии и положении Русской армии и Черноморского флота:

«…Я отдал приказ об оставлении Крыма, учитывая те трудности и лишения, которые Русской армии придется перетерпеть в ее дальнейшем крестном пути, я разрешил желающим остаться в Крыму. Таких почти не оказалось…Сегодня закончилась посадка на суда, везде она прошла в образцовом порядке. Неизменная твердость духа флота и господство на море дали возможность выполнить эту беспримерную в истории задачу, и тем самым спасти Армию и население от надругания и мести…Всего из Крыма ушло около 150000человек и 120 судов Русского флота…Отдаю Армию, Флот и выехавшее население под покровительство Франции…» (9)

ГЛАВА 4.Состояние флота перед эвакуацией.

4.1.Состав флота.

Состояние флота в Крыму в 1920 году было далеко не удовлетворительное. Военный флот представлял собой остатки Черноморского Императорского флота, и состоял из одного линейного корабля «Генерал Алексеев», одного крейсера «Генерал Корнилов», посыльного судна-яхты «Алмаз», трех нефтяных эскадренных миноносцев по одной тысяче тонн — «Дерзкий», «Беспокойный» и «Пылкий», пяти угольных миноносцев — «Капитан Сакен», «Живой», «Жаркий», «Звонкий» и «Зоркий», четырех подводных лодок — «Буревестник», «Утка», «Тюлень», «АГ-22» и транспорта-мастерской «Кронштадт». С переходом флота в конце 1918 — начале 1919 года в состав противобольшевистских сил сначала Добровольческой армии, а потом Вооруженных сил Юга России суда, абсолютно все нуждавшиеся в капитальном ремонте, начали оборудоваться и приводиться в боевую готовность. Все остальные военные суда представляли собой либо корпуса совершенно еще не достроенные и находившиеся главным образом в Николаеве, либо остовы судов совершенно запущенные, разграбленные и со взорванными англичанами в апреле 1919 года машинами, а потому совершенно непригодные.

Работа по восстановлению боевых судов шла медленно и не всегда планомерно. Этой работе препятствовали:

1) обстановка, в которой суда находились, так как Севастополь, единственная база флота, представлял ближайший тыл армии и даже в 1919 году на три месяца был эвакуирован;
2) скудные технические средства разграбленного и большевиками, и немцами, и союзниками портового завода Морского ведомства;
3) малое количество квалифицированной рабочей силы;
4) почти полное отсутствие на территории необходимых материалов;
5) скудные запасы угля;
6) ограниченность денежных средств;
7) совершенная неопытность вновь набираемых судовых команд.

С другой стороны, боевая обстановка все больше и больше требовала содействия флота и даже самостоятельных его операций, а потому приходилось:

1) ограничиться лишь частичным, самым необходимым, ремонтом военных судов, благодаря чему корабли выходили часто из строя;
2) прибегнуть к импровизации флота, то есть, сообразуясь с обстановкой в данном районе, вооружать разные, преимущественно малого тоннажа, коммерческие суда, баржи и катера, обращая их в канонерские лодки и посыльные суда.

4.2.Личный состав.

Что касается личного состава, то он заставлял желать много лучшего. Офицерский состав, хотя и сильно преуменьшенный в сравнении с дореволюционным временем, все же был более чем достаточным для укомплектования боевых судов. Но на практике этого не было. Кадровое офицерство не представляло уже собой столь сплоченной среды, как раньше. Влияние революции сказывалось. Пониженная мораль, борьба за существование, упадок дисциплины часто заставляли некоторую часть офицерства стремиться в тыл, переходить в другие ведомства и предпочесть, скорее получить место на берегу или транспорте, чем быть назначенным на плавающий корабль.

Поэтому далеко не все корабли были сплошь укомплектованы кадровыми флотскими офицерами. Кроме того, чувствовался недостаток в офицерах среднего служебного стажа, а именно: достаточно прослуживших лейтенантов и старших лейтенантов, для занятия должностей старших офицеров на судах 2-го ранга и старших специалистов. У молодежи, почти не служившей в нормальных условиях во флоте и мало из-за революции плававшей, совершенно отсутствовал опыт, и вахтенная служба бывала часто не на должной высоте. А служба была далеко не легка.

Так как суда в техническом отношении сильно хромали, а на ремонт нельзя было особенно рассчитывать, то приходилось постоянно перебирать механизмы и производить мелкий ремонт судовыми средствами. Кроме того, ввиду все большей и большей потребности в содействии флота суда находились постоянно в море, и из них, так сказать, выжимались все соки до последнего. Обмундирования вообще, а теплой одежды в частности было мало. Подвоз провизии тоже не всегда возможен был аккуратным, а потому приходилось и недоедать, оставаясь иногда по нескольку дней без хлеба и даже сухарей. Все это изнашивало личный состав, отражаясь на его нервной системе, и тоже служило одной из причин малочисленности плавающего состава.

Еще хуже обстояло дело с командами. Настоящих матросов старого флота было самое ограниченное число, большинство же составляло учащаяся молодежь: гимназисты, кадеты, студенты, люди всех профессий, положений и возрастов, совершенно непривычные к тяжелой физической работе и к морю. Кроме того, большой процент команд составляли под разными предлогами увиливавшие от фронта офицеры, солдаты и казаки и, кроме того, солдаты и офицеры, уволенные по категориям из строя для службы в тылу. С материальной стороны команды были обставлены очень плохо. Получаемое денежное содержание, кроме морского довольствия (пайка), шедшего в котел и не выдаваемого на руки, было такими грошами при все возраставшей дороговизне, что о нем и говорить не приходится. Неудивительно поэтому, что при первой возможности люди, особенно семейные, уходили на берег, ища более сносных условий существования.

Однако, несмотря на перечисленные дефекты личного состава, плавающий личный состав, в целом, с честью преодолевал все трудности, связанные с боевой службой и плаванием при столь ненормальных тяжелых условиях, беспрестанно борясь, так сказать, на два фронта: с неприятелем, с одной стороны, и с плохим техническим состоянием своих судов, с другой. Результатом и доказательством чего явилась столь хорошо проведенная, беспримерная в истории, эвакуация Русской Армии из Крыма.

4.3.Снабжение.

Экономия всюду была доведена до максимума. Корабли на стоянках, стояли без паров, а потому без отопления и освещения. Флоту, кроме всего прочего, необходимо было еще постоянно иметь так называемый оперативный запас угля. Этот запас должен был быть неприкосновенным для обеспечения, в случае эвакуации, перевозки из Крыма за границу Русской Армии, учреждений и населения.

Добычи нефти на территории Крыма тоже не было, а потому нефть необходимая во флоте, главным образом для миноносцев, приобреталась покупкой же в Батуми и за границей, и нефти было тоже в обрез. Почти так же обстояло дело с машинным маслом и другими смазочными материалами. Их тоже приходилось приобретать на стороне, и в них тоже постоянно чувствовался недостаток.

Что касается снабжения судов по части инвентаря, то это снабжение было весьма примитивно. В смысле снабжения судов флота боевым запасом дело обстояло тоже не совсем благополучно. Главным образом чувствовался недостаток в снарядах средних калибров.

ГЛАВА 5. Исход Русского флота.

Об этом событии почти ничего не говорилось ни на страницах газет и журналов, ни на телевидении. Только в последнее время историки стали искать подробные сведения. Оказалось, что родственники оставшихся заграницей офицеров до сих пор помнят историю вынужденных эмигрантов. Фактически до 1996 года мы почти ничего не знали о средиземноморской Бизерте, где нашли пристанище корабли Черноморской эскадры. Сегодня этот исторический факт называется «Русским исходом».

Исход… Сегодня просто невозможно представить, как почти 100лет назад удалось эвакуировать целую армаду из 120 судов со 150000 человек! Просто поражают масштабы происходившего! Положение на фронте предполагало возможную эвакуацию Крыма. Но, несмотря на то, что возможность эвакуации обсуждалась, ее действительность поразила всех своей внезапностью. 28 октября 1920 года в 4 часа утра, вышел приказ по флоту об эвакуации Крым. Анастасия Александровна, вспоминая это не имеющее аналогов в истории событие, писала : «…вижу толпы людей, куда-то озабоченно стремящихся. Не помню ни паники, ни страха…Все вокруг было в движении; никогда, вероятно, не видел севастопольский порт такого скопления судов и людей. Перегруженные войсками транспорты, глубоко осев в воду, направлялись к внешнему рейду. Помосты у пристани дрожали под тяжелыми шагами грузившихся полков…»(2) Чтобы позволить всем погрузиться, армейские части защищали окрестности Севастополя по линии фортификаций 1855 года. Командующий лично наблюдал, чтобы никто не был забыт. Ему доложили, что всех раненых из госпиталей эвакуировать невозможно. Транспорт «Ялта», предназначенный для них, сильно перегружен, а людей оставалось еще много. Генерал Врангель прервал рапорт: «Раненые должны быть вывезены все, и они будут вывезены. И пока они не будут вывезены, я не уйду».

Только убедившись в том, что все войска погружены, Врангель перекрестился, поклонился последний раз Родине, и причалил к борту крейсера «Корнилов». Так была завершена эвакуация Крыма. Был издан приказ №4771:

«…Эвакуация из Крыма прошла в образцовом порядке. Ушло 120 судов, вывезено около 150 тысяч человек. Сохранена грозная русская военная сила…»(9) Эти суда представляли армаду, в которую кроме военных кораблей Черноморского флота, входили транспорты, пассажирские и торговые корабли, яхты, и баржи.

Но это было только начало их трудного пути…

В течение нескольких дней более сотни судов, взяв курс на турецкую столицу, увезли в изгнание почти 150 тысяч человек. Эвакуация больше походила на бегство и стала тяжелым испытанием для, в один миг ставших эмигрантами людей.

«Пассажиры всех кораблей страдали от морской качки, тесноты, антисанитарии, от недостатка пищи, вся эта эскадра не была построена для такого количества пассажиров, – вспоминал очевидец тех событий, – кроме того, Черное море в эти дни было бурное, с сильным ветром, казалось, хотело отомстить уплывающим эмигрантам за уход русских кораблей».

Примерно через неделю, Эскадра достигла Константинополя.

5.1.Константинополь.

В Константинополь потрёпанная штормами, голодная (ведь провизии брали в расчёте на гораздо меньшее число пассажиров), отчаявшаяся эскадра вошла под французским флагом. Власти союзника пообещали оказать поддержку, но только если гарантией её оплаты станет сам военный и коммерческий флот.

Таким образом, потерявшие Отечество, нищие русские - а подавляющее большинство изгнанников, не были богаты и до революции - оказались преданными и проданными, теперь уже обещавшими помощь и поддержку союзниками. Корабль подходил за кораблём, но их обитателей не спешили выпускать с палубы. Спуститься на берег разрешили только 5 тыс. - тем, кого уже никак нельзя было оставить без медицинской помощи. Их доставили в госпиталь. В Константинополе также разрешили остаться немногим имеющим в городе поручителей.

Почему так строго? Во-первых, город был просто не готов принять такую огромную группу беженцев. А во-вторых, прибывшие всё ещё представляли грозную, боеспособную силу, которой опасались и турки, и англичане, и французы. Воинский дух в русских сломить они не могли, а потому решили армию рассеять. Прибывшим казакам, гражданскому населению, беженцам приказано было отправляться на греческий остров Лемнос, в турецкую Гелиболу, в болгарский Бургас...

Оставалось только ждать, когда Французское правительство примет решение об отправке Черноморского флота…

«Еще более тяжким было ожидание для тех, кто на перегруженных кораблях был лишен самого элементарного удобства! Как размещались они на «Владимире», большом пассажирском дальневосточном транспорте, рассчитанном на 3000 человек, но имевшем на борту 12000?! Голод, отсутствие гигиены, начинающиеся эпидемии не позволяли долго ждать». Адмиралы Дюмениль и де Бон предложили послать флот в Бизерту.

Главной задачей была разгрузка кораблей от войск и беженцев. На кораблях можно было оставить только ближайших родственников офицеров и моряков, не желающим расставаться с родными тоже разрешалось сойти на берег. «…любящим парам посоветовали оформить отношения: только семейные моряки уходили в Бизерту. Надо было расставаться или венчаться, и в те несколько дней на эскадре сыграли много свадеб…» (2)

Таким образом, большое количество семейных офицеров оставили флот. По прибытии в Константинополь значительно сократилось число матросов, и поэтому пришлось набирать людей не имевших никакого отношения к флоту.

Приказом от 21 ноября 1920 №11Черноморский флот был реорганизован в Русскую эскадру, состоящую из четырех отрядов. Её командующим был назначен контр-адмирал Кедров, которому было присвоено звание вице-адмирал.

1 декабря 1920 Совет Министров Франции согласился направить Русскую эскадру в город Бизерта в Тунисе.

5.2.ПРИХОД РУССКОЙ ЭСКАДРЫ В БИЗЕРТУ.

Как только Бизерта была определена французским правительством окончательной базой стоянки, корабли вышли в море. Рано утром 23 декабря 1920 года «Великий князь Константин» вошел в Бизертский порт. Анастасия Александровна вспоминает переход до Бизерты, как «неожиданную смену обстановки…иногда «Константин» заходил в порт. Мгновенно множество лодок окружало пароход. Горы халвы, апельсинов, сухого инжира, рахат-лукума — чего только в них не было! Трудно было устоять! Некоторые дамы, у которых оставались еще драгоценности, спускали на веревочке кольцо или браслет, чтобы поднять... килограмм апельсинов»(2)

Эскадра, не принадлежавшая больше никакому государству и находящаяся под покровительством Франции, шла под конвоем французских кораблей. Андреевские стяги реяли за кормой, но на грот-мачтах подняли французские флаги. Покинув Константинополь в январе 1921 года, разбросанные бурей корабли дошли до Бизерты между 14 и 17 февраля.

К середине февраля 1921 года в тунисский порт Бизерта прибыла вся эскадра - 33 корабля, включая два линкора "Генерал Алексеев" и "Георгий Победоносец", крейсер "Генерал Корнилов", вспомогательный крейсер "Алмаз", 10 эскадренных миноносцев, 3 подводные лодки и еще 14 кораблей меньшего водоизмещения, а также корпус недостроенного танкера "Баку". На судах было около 5400 беженцев.

Появление целой эскадры, где на военных кораблях находились женщины и дети, было необычным событием для жителей маленького городка.

В те далекие годы это было важное событие, причинившее много хлопот французской администрации. Это не трудно понять, посмотрев данные, полученные от капитана 1 ранга Н.Р. Гутана, при штабе Русского флота: «Из Константинополя в Бизерту... с 6388 беженцами, из которых — 1000 офицеров и кадетов, 4000 матросов, 13 священников, 90 докторов и фельдшеров и 1000 женщин и детей».

«…Для нас же после всего пережитого этот последний причал казался залогом более спокойного, хотя и неизвестного, но радужного будущего. Давно уже наши родители привыкли жить настоящим, а дети вообще никогда не заботятся о завтрашнем дне. Мы разглядывали с интересом пляжи и пальмы, новенькие дома и минареты мечетей, и красочную толпу вдоль оживленной набережной — много красных фесок и белых широких восточных одеяний среди строгих костюмов и военных мундиров»(2)

Флагман эскадры – линкор «Генерал Алексеев» был одним из самых современных кораблей того времени, легкий крейсер "Алмаз" - один из первых авианесущих кораблей Российского флота с "летающей лодкой" на борту. В Бизерту пришли русские подводные лодки последних проектов... Был также транспорт «Якут», пришедший в Крым из Владивостока перед самой эвакуацией. На нем в Бизерту эвакуировали кадетов и гардемаринов Морского корпуса.

Однако больше всего в порт Бизерты пришло эскадренных миноносцев типа «Новик», это был самый современный класс кораблей. Миноносцы "Беспокойный", "Гневный", "Дерзкий", "Пылкий", "Поспешный" были первыми в русском флоте серийными турбинными эсминцами. Эти корабли компенсировали отсутствие на Черном море современных крейсеров. Самым современным кораблем эскадры многие считали транспорт-мастерскую "Кронштадт". Во время первой мировой войны он конкурировал в ремонте кораблей с севастопольским портом. В Бизерте впоследствии он давал работу сотням квалифицированных матросов.

Но были и "старые калоши", такие как переквалифицированный в линейный корабль броненосец "Георгий Победоносец", впоследствии ставший плавучей гостиницей для русских семей.

Подводные лодки - оружие новое и особенно страшное - упрятали в отдельную бухту. Остальные корабли как сельди бочку заполнили Бизертское озеро. Стояли так тесно, что от судна к судну перекинули мостки, по которым и перемещались его обитатели. По прибытии в Бизерту офицеры были обезоружены и первое время находились под строгим надзором.

На сушу сходить было строго запрещено. Прибывшие корабли со всеми находящимися на них офицерами, матросами и гражданскими лицами посадили на карантин, на котором эскадра простояла около месяца.

«На русских судах сразу же подняли желтые карантинные флаги — самый верный способ помешать беженцам покинуть корабли. Люди, все потерявшие, пережившие бесчисленные опасности, обезоруженные полной неизвестностью, как могли они думать, что они для кого-то представляют угрозу?! … В парилку валили для дезинфекции что попало. Дамы, сохранившие каракулевые и котиковые пальто, получали из дезинфекции жалкие, негодные комки съежившихся шкур»(2)

За это время часть людей, прибывших на кораблях, захотела вернуться в Россию. Их собрали на «Великом Константине» и отправили обратно на Родину. Но большинство все же осталось в Тунисе.

После прохождения карантина всем желающим было предложено списаться на берег. На эскадре остались в основном офицеры и их семьи, на одном из линкоров – «Георгии Победоносце» – была устроена плавучая гостиница для многодетных офицеров и пожилых людей.

5.3.Жизнь на кораблях.

Старый броненосец «Георгий Победоносец», ветеран Средиземноморского флота, превратился в конце 21-го года в плавучий город для семей военных. Его предварительно подготовили для более или менее нормальной жизни нескольких сотен человек, главным образом женщин, детей и пожилых людей.

«…это был городок, полный народа, не имеющий ничего общего с военным судном…»(2)Наверху было построено множество кают, в которых проживали семьи моряков.

Так как, корабли прибыли в Бизерту в конце года, местные власти решили поздравить всех с Рождеством. «…так наступило наше первое Рождество в Африке. Для детей 7 января с помощью французов на «Алексееве» устроили елку… все выглядело празднично, весело. Большая елка на палубе, мандарины, финики, разные печенья под ярким январским солнцем — дар страны, которая встретила нас с улыбкой»-вспоминала Анастасия Александровна.

Потом жизнь на корабле стала входить в свое привычное русло. Дни тянулись, спокойно и монотонно. Контакта с внешним миром почти не было, из-за отсутствия материальных возможностей.

На кораблях было очень много детей. Но, они жили как бы своей жизнью. Здесь было все: и общение, и дружба, и неприязнь. Но в целом, это была фантастическая жизнь « …это была жизнь закрытого учебного заведения, не имеющего в то же время ее отрицательных сторон: мы жили в семьях и при полной свободе».

Они знали все коридоры, машинные отделения, трюмы. «…Мы знали скрытую душу корабля».

Школа.

Для того, чтобы продолжить обучение детей, на «Георгии» была организована «Прогимназия бывшего линейного корабля «Георгий Победоносец». Существовало три класса: детский сад, подготовительный и первый класс. В школе был только один профессиональный преподаватель. Но, так как, на корабле находились высокообразованные люди, они смогли преподавать детям ряд предметов. За один год наверстали упущенное время и могли следовать программам, соответствующим когда-то в России.

« Школа нас многому научила. Если даже наши преподаватели и не были профессионалами, то их культура и добросовестность вполне заменяли их неопытность. Они строго придерживались верного принципа воспитания — создавать интересы, соответствующие детскому миру»(2)

На « Георгии» была даже библиотека. «Мы жили в богатом мире фантазии благодаря исключительному выбору книг. Помещение нашего класса было в то же время библиотекой корабля…вдоль стены, слева при входе, большой шкаф хранил книги читанные и перечитанные двумя поколениями русских людей: Жюль Берн, Марк Твен, Фенимор Купер, Майн Рид...»

Здесь же учились танцам. Под аккомпанемент пианино танцевали то, что вся Европа танцевала в начале XX столетия. « Молодежь много танцевала. Наши, еще молодые родители понимали, что девушки, гардемарины, кадеты мечтают о балах и музыке. В большом зале адмиральского помещения, разукрашенного и ярко освещенного, пары танцевали с увлечением, которого я потом больше никогда не встречала»(2) Был создан хор, в котором пели мальчики и девочки, была и своя операционная.

Все, находившиеся на корабле, были глубоко верующими людьми, и поэтому была создана «Церковная палуба». Находившиеся на борту священнослужители проводили службы.« … полутемная церковная палуба старого броненосца, золото икон в мерцании свечей и чистая красота в обретенном покое вечерней молитвы «Свете тихий»(2) В школе перед началом занятий утренняя молитва была общей. Вечером молитва была личным делом каждого.

Праздники.

За горькой повседневностью действительности, по словам А. Ширинской, вставали облики милого прошлого: Новогодние и Пасхальные визиты, целование рук. "Отчасти в первые годы мы еще жили в мире, который навсегда покинули, и, возможно, это именно помогло нам".

За все время существования Эскадры, соблюдались все праздники.

Для детей, «праздник» означал прежде всего подарки и угощения — пирожные, сладости, которых они были лишены. Конечно, самыми большими были религиозные праздники, которые разделяли учебный год. Они скрашивали повседневную жизнь, их ждали, к ним готовились.

На Рождество школа давала спектакль, в котором участвовали все классы, даже самые маленькие.

«…На Рождество Французское ведомство посылало нам большую елку, и несколько дней мы при помощи наших учителей готовили гирлянды, звезды, фантастические фигурки, вырезая и склеивая цветные бумаги золотые, красные, серебряные…». Дети устраивали спектакли, в которых играли сами. После спектакля проходил бал. Для них, оторванных от мира, это было огромным событием. «Мы, как в сказке, переживали Рождественский вечер!»(2)

С особым трепетом готовились к Празднику Праздников - Пасхе. «В Страстную субботу непривычная тишина царила на старом броненосце, прибранном, выдраенном, вкусно пахнущем куличами, которые целую неделю пек Папаша. С одиннадцати вечера церковная палуба наполнялась народом. Приходили и люди уже живущие в городе и его окрестностях.

Мы глубоко переживали светлую радость Пасхи…»

Дети почти всегда присутствовали при спуске флага и очень дорожили морским воспитанием. В разговорной речи правильно употребляли морские термины.

Достоинство, людское уважение — были просто необходимы для того, чтобы  переносить трудности тесного общежития в исключительно сложных условиях.

Несколько сотен человек разного социального происхождения, разного воспитания, образования и возраста годами жили в ограниченном пространстве корабля.

По воспоминаниям Анастасии Александровны: «...дети, от этого не страдали. Детство наше было исключительно богато, несмотря на материальные трудности. Старые принципы воспитания сыграли, конечно, свою роль, но они не всегда были приемлемы. Полнота нашего детского мира во многом обязана нашему религиозному воспитанию, определявшему повседневную жизнь.

Морской корпус.

Одна из самых ярких и трогательных страниц истории русских в Тунисе – это жизнь Морского корпуса в Бизерте, где обучались дети тех, кто добровольно принял изгнание. В 1916 году была предпринята попытка организовать в Севастополе Морской кадетский корпус и определить туда царевича Алексея. 1919 году Морской корпус вновь открыли, были набраны воспитанники, а в 1920-м году им пришлось эвакуироваться в Бизерту. В январе 1921 года Морской корпус торжественно открыли, а уже в 1922 году состоялся первый и последний выпуск офицеров. Гардемарины сдавали экзамены экстерном. Впоследствии было еще три выпуска, но только гардемарин, в офицерские чины они уже не производились.

В 1923 году французы обязали русское командование закрыть Морской корпус. Но согласились некоторое время потерпеть, переименовав корпус в «Сиротский дом для мальчиков», хотя там оставались юноши 15, 16 и 17 лет. Однако для русских это заведение так и оставалось Морским корпусом.

Так или иначе, но многие русские мальчики получили среднее образование гимназического уровня, позволившее им поступить в учебные заведения Франции. Уже будучи взрослыми, они добрым словом вспоминали своих воспитателей-офицеров. Триста человек окончили это училище к маю 1925 года.

С лета 1921 года капитан 2-го ранга Нестор Монастырев, начал издавать «Морской сборник».Это был журнал по истории русского флота, в котором те, кто считал нужным, могли опубликовать статьи как по технике морского дела, так и о только что прошедших днях Первой мировой и Гражданской войны.

«…Журнал… является единственной книгой, где офицеры, интересующиеся морским делом и историей войны, могут освежить и пополнить свои знания», – писал Нестор Монастырев.

На кораблях Эскадры в Бизерте сохранялись все традиции Российского Императорского флота. Офицеры и моряки делали все, что было в их силах, чтобы поддерживать корабли в боевом состоянии. Остававшиеся на кораблях моряки продолжали нести свою, теперь вдвойне нелегкую, службу. Местные власти выплачивали морякам мизерное жалованье, и выделяли продуктовые пайки. Надо было содержать в порядке вооружение, механизмы, машины. Зачастую это приходилось делать офицерам, ибо матросов не хватало. Надлежало проводить учения по боевой подготовке, осуществлять текущий и доковый ремонт. Моряки готовили корабли к дальнему плаванию – обратно в Россию.

Надежда на скорое возвращение на Родину не покидала тогда русских моряков. В 1921 году эмигрантам действительно разрешили вернуться в Россию. Большинство из них дорого заплатили за свой патриотический порыв.

«Возвращенцы» попадали в Советской России под так называемые «фильтрационные комиссии», в которых «изымали» (то есть арестовывали) офицеров из дворян, высшей интеллигенции, а также из состава Морской академии. В несколько дней были составлены списки чинов, служивших в морском ведомстве до 1917 года - всего 977 человек. Из них было «изъято» более 300. «Чистки» продолжались и в последующие годы. «Некоторая часть вернулась в Советскую Россию. Женщины, дети и рядовой состав был сразу принят и отправлен по домам. Офицеров всех начали фильтровать. Часть из них потом были расстреляны. Часть, которая осталась, потихонечку извели старый класс как ненужных. И они даже не дожили до начала Великой Отечественной войны».

5.4.Судьба судов Русской эскадры.

1921 год стал для Эскадры очень тяжелым. За 1921 год Эскадра уменьшилась на один корабль «Кронштадт». Из 5849 человек на Эскадре осталось 1200, остальные занимались частной наемной работой. С одной стороны: полная неопределенность положения и дальнейшего существования, с другой стремление французских властей сократить штаты и распылить как можно больше русских по частным работам. Содержание эскадры ложилось тяжелым бременем на французские власти. Еще в начале 1922 года, дабы покрыть расходы на содержание Русской эскадры, были проданы два транспортных судна.

В течение того же года подобная участь постигла еще восемь кораблей. Особый интерес для Франции, стремящейся восполнить свои потери транспортного флота в Первой мировой войне, представляли вспомогательные суда русской эскадры. В феврале и мае 1923 г. в качестве компенсации за долги французы самовольно продали своим частным судовладельцам 4 канонерские лодки, тральщик и буксир; два транспорта достались итальянской фирме, посыльное судно - мальтийской. Аналогичная судьба ждала и пришедшие из Стамбула в апреле 1923 года 11 русских транспортных и портовых судов. На 12 единиц пополнился флот министерства торгового мореплавания Франции. Итальянским судовладельцам достались транспорты "Дон" и "Добыча", мальтийским - посыльное судно «Якут». К 1 ноября 1923 года на Эскадре осталось 468 человек. Надежды на боевое использование кораблей больше не оставалось, но суда все равно находились в рабочем состоянии.

В начале 1924 года морякам стало ясно, что Франция признает правительство большевиков, а значит, Эскадре долго не продержаться. Все больше людей пытались найти себе работу на берегу. Согласно французским законам, они не могли занимать командные должности, поэтому приходилось идти работать в качестве землемеров, писарей, лесников и т.д. В июле 1924 на Эскадре оставалось 220 человек.

Что касается судьбы судов Русской Эскадры, то Советское Правительство очень хотело увеличить свою мощь, за счет судов Эскадры. В конце 1924 в Бизерту прибыла комиссия из Москвы. Осмотр кораблей показал, что большая их часть была подготовлена к долговременному хранению. В целом состояние кораблей оставляло желать лучшего. Е.А.Беренс писал: « Суда в отношении их внешности все в ужасном виде, все, что можно заржаветь и быть легко попорчено - проржавело и поломано…»

Члены комиссии составили список кораблей для возвращения в Россию, остальные суда в плачевном состоянии было решено продать на слом. В итоге в 1930-1936 оставшиеся у Франции русские корабли пошли на слом…

28 октября 1924 года Франция признала Советский Союз. В 17 часов 25 минут 29 октября 1924 года раздалась последняя команда: «На Флаг и Гюйс», – и спустя одну минуту – «Флаг и Гюйс спустить». Тихо спускались флаги с изображением креста Святого Андрея Первозванного, символ Флота, нет – символ былой, почти 250-летней славы и величия России».

Так Русская эскадра прекратила свое существование, все россияне были вынуждены сойти на берег. «Беженцам разрешили уносить для семейного обихода койки, железные столы, покрытые линолеумом, скамейки и стулья. Мы окончательно покинули корабль — последний кусочек русской земли».(2)

Офицеры сняли военную форму. Они стали эмигрантами, которых держали в полном неведении о переговорах, касающихся судьбы эскадры, — долгих обсуждениях, продлившихся еще на несколько лет. «…Мы эмигранты…мы в огромном большинстве своем не изгнанники, а именно эмигранты, то есть люди, добровольно покинувшие родину. мы, так или иначе, не приняли жизни, воцарившейся с некоторых пор в России, убедившись, что дальнейшее сопротивление наше грозит нам лишь бесплодной, бессмысленной гибелью, ушли на чужбину…» (И.Бунин «Миссия русской эмиграции»)

Так трагически завершилась история некогда могущественного Черноморского флота. Корабли эскадры остались в Бизерте, их судьба была незавидной. Лишенные необходимого повседневного ухода и с годами капитального ремонта, суда, несмотря на попытки консервации механизмов, ветшали, утрачивали мореходные и боевые качества. Одни из них французы успели продать в качестве еще мореходных тем или иным странам, другие были обречены на демонтаж, продажу на металлолом.

Но тогда, осенью 1924 года, это была настоящая жизненная трагедия для нескольких тысяч русских белоэмигрантов. Более того, буквально у них на глазах исчезало то последнее, что связывало их с потерянной Родиной – русские корабли.

5.5.Соотечественники в Тунисе.

К этому времени здесь оставалось не более 700 русских, из которых 149 человек – в Бизерте. Причем значительную часть этих людей составляли женщины, старики и дети; многие белоэмигранты нуждались в медицинской помощи. На «Георгии Победоносце», например, в начале 1925 года оставалось 26 мужчин, 15 женщин и 10 детей, среди них, как писал очевидец, «7 человек – неизлечимо больные, один слепой, у четверых – туберкулез и 4 человека слишком стары, чтобы работать».

Теперь черноморцам пришлось начинать жизнь заново, с нуля, несмотря на былые чины, ордена, заслуги перед Отечеством.

Бывшие офицеры оказались востребованы как геодезисты, топографы и строители. Нужно отметить, что современные дороги и водопровод в Тунисе – в прямом смысле слова – дело рук русских людей. Все же, кто был трудоспособен, пытались изо всех сил найти работу и брались за любое дело. Зачастую русским беженцам приходилось отправляться работать в самые отдаленные местности Туниса, куда отказывались ехать даже работники из местного населения. Русские эмигранты нанимались в батраки, работали в сельском хозяйстве, строительстве, участвовали в общественных работах. Причем благодаря высокому уровню образования французы предпочитали русских эмигрантов арабам. Русские женщины были вынуждены работать прислугой в богатых французских или тунисских семьях.

С течением времени, однако, квалифицированный труд наших соотечественников стал цениться выше, инженеры зарекомендовали себя очень хорошо, спрос на них стал расти. Те из русских, кто нашел работу в Тунисе, разъехались по всей стране, работая на железных дорогах, а также шахтерами и горнорабочими на рудниках на юге Туниса.

Несколько лучше устраивались русские беженцы, работающие в морском ведомстве, в аптеках, кондитерских, на электростанциях, кассирами или счетоводами в бюро. Но и эти работы оплачивались очень скромно; много лучше зарабатывали русские музыканты, которые давали частные уроки, играли в оркестре в немом кинематографе или на балах. Некоторым даже удавалось организовать небольшой частный бизнес. Также с конца 1920-х годов хорошо устраивались врачи, получившие разрешение на частную практику у французских властей.

И все же многие русские, не сумевшие адаптироваться к сложным условиям жизни в Тунисе, начали покидать страну. В основном уезжали те, у кого были родственники в США, Европе или Австралии. Большое количество русских из Туниса устремилось во Францию.

«Все работали и работу не выбирали, – вспоминает А. А. Ширинская. – Наша мама, да и многие другие, ходила подрабатывать во французских семьях, прибирала, сидела с детьми. Папа (бывший командир миноносца «Жаркий» – А. Н.) зарабатывал столярным делом. По заказу делал рамки и полочки из красного дерева». Сама же Ширинская играла на фортепиано в кинотеатре.

Когда понемногу обжились, организовали Русский клуб и Союз русских ветеранов. Встречаясь там, обсуждали события происходящие на Родине. Но главным, вокруг чего группировалась русская колония в Тунисе, было, конечно, православие.

Русская православная церковь была еще в 1921 году на кораблях Русской эскадры, в Бизерту прибыли тринадцать православных священников. В те, уже далекие 30-е годы для тунисских беженцев жизнь, как всегда, была тесно связана с церковью. У моряков зародилась мысль построить часовню в память последней эскадры под Андреевским флагом.

Осенью 1937 на собранные русскими эмигрантами средства началось строительство храма.

В середине 1938 года в храме Святого Благоверного князя Александра Невского, протоиерей Иоаникий Полетаев, начал церковные службы. Убранство храма, как и задумывалось, было оформлено в память о Русской эскадре. На вратах русского Храма Александра Невского в Бизерте была выбита надпись: "Блаженны изгнанные правды ради… "

В 1956 году русские моряки, разбросанные по всему свету, собрали средства и построили еще один православный храм, в столице Туниса, в честь Русской эскадры и назвали его Церковь Вознесения Христова.

В тунисской столице во многом благодаря музыкальным и артистическим способностям эмигрантов проходила довольно оживленная культурная жизнь; в центре Туниса была открыта балетная школа бывших танцоров балета Большого театра Футлина и Дебольской, которая просуществовала более полувека. Одним из главных светских событий для столичной публики был ежегодный бал, который давался «Союзом русских ветеранов».

Привезенные с родины партитуры Гречанинова, Архангельского, Чеснокова открыли местному обществу русскую классику. Немало бизертской молодежи тех лет брали уроков музыки у русских преподавателей.

5.6.Русская колония в Тунисе. Анастасия Манштейн.

В 1956 году Тунис обрел независимость. Многие русские эмигранты покинули страну и переехали в страну своего нового гражданства – Францию. В начале 1960-х годов русская колония первой волны в Тунисе сократилась до минимума и была представлена всего несколькими семьями.

Русская колония в Тунисе выжила во многом благодаря усилиям одного человека – Анастасии Александровны Ширинской, прибывшей сюда в 1921 году восьмилетней девочкой и оставшейся непререкаемым лидером, сердцем, душой и символом русской диаспоры в Тунисе.

Бизерта стала ее вторым домом. Она получила образование в Германии, и вернулась в Бизерту. Проработала всю жизнь учителем математики, давала также частные уроки. Но уважали Ширинскую очень разные люди не только за ее педагогическую деятельность. Благодаря ее трудам и заботам в Тунисе сохранились православные храмы, которые могли бы исчезнуть, и никто бы о них не вспомнил. Именно благодаря Анастасии Ширинской не забыты и не заброшены могилы русских морских офицеров, не изменивших присяге. Фактически она сохранила часть истории России.

«Меня часто спрашивают, почему я не покинула Бизерту...У меня не было никакого другого гражданства. Я отказалась от французского! Я хотела остаться русской! И я ею осталась!

Здесь я вышла замуж, в 1935 году, мои трое детей родились в Бизерте. Здесь жили мои родители. В Бизерте живут мои первые ученики; мне выпало учить и их детей и внуков»(2)

Будучи заброшенной в необычную зону расселения русской эмиграции – в Африку, эта женщина оказалась благодарной и преданной приютившей ее стране.

Однако никто не смог заставить ее забыть родину – Россию, она прекрасно говорит на правильном русском языке, великолепно знает русскую историю и культуру. Как говорила Анастасия Александровна: «Настоящее без Прошлого это Настоящее без Будущего». Именно эту мысль она и пыталась донести для нас, и будущих поколений. И мы должны быть благодарны ей за ее память.

В свое время она одна из немногих русских эмигрантов отказалась от французского гражданства и упорно не желала принять его на протяжении семидесяти лет. Всю жизнь она прожила с «нансеновским паспортом», который давал право жить во всех странах, кроме России. Родина наградила Анастасию Ширинскую Орденом Дружбы, Морское собрание Санкт-Петербурга вручило «Орден за заслуги», Русская православная церковь — медаль Святой княгини Ольги, а президент Туниса Зин Абедин Бен Али пожаловал орден «Командора культуры». О ней снят фильм «Анастасия», который и послужил стимулом для написания данной работы.

Анастасия Александровна много писала. Это были и записки и воспоминания. Но, пожалуй самое известное ее произведение -"Бизерта. Последняя стоянка".

Она сумела сохранить и донести до нас, ныне живущих, те переживания, события, мысли, дела, поступки и чаяния людей, которые были и всегда будут частью нашей истории.

Именно благодаря ее феноменальной памяти мы и узнали о судьбе Эскадры, русских офицеров и их семей. Прожив всю жизнь вдали от Родины, она сохранила в себе теплые воспоминания о детстве. Это солнечная радость, согревшая в детстве девочку, родившуюся в красивой белокаменной усадьбе, обрамленной цветением фруктовых деревьев и наполненной благоуханием цветов на высоком берегу реки Донец в поместье Рубежное. Эти воспоминания она пронесла через всю свою жизнь.

Желание и цель сохранить часть родины на чужой земле, на которой уже почти не осталось никого, кто помнил и пережил события тех лет, - все это стало смыслом жизни Анастасии Ширинской.

Трагедия людей, окружавших автора-это строки, написанные сердцем, не оставляют равнодушными.

Прочитав книгу «Бизерта. Последняя стоянка», я понял, что самое ценное в книге- это воспоминания автора. Воспоминания о людях, борьба, поражения и победы, их выбор в ответственные моменты жизни, их понятия о чести, совести, долге – это и есть смысл всей книги.

Книга воспоминаний Анастасии Александровны "Бизерта. Последняя стоянка" вышла на русском и французском языках и выдержала уже несколько изданий. Это - волнующий рассказ о трагической судьбе русских моряков и русских кораблей, что нашли свой последний причал у берегов Туниса. За эту книгу Анастасии Александровне в августе 2005 года была вручена литературная премия "Александр Невский", учрежденная Союзом писателей России и "Центром гуманитарного и делового сотрудничества".

Заключение.

В начале ХХ века офицеры флота и морского ведомства были привилегированной и отчасти замкнутой составной частью офицерского корпуса Российской империи.

Существовавший в Российской империи общественно-политический режим представлялся командному составу флота вечным. Следствием веры офицеров флота в незыблемость существующего общественно-политического строя стала их изначальная безусловная лояльность по отношению к государственной власти.

Из оказавшихся в эмиграции офицеров и чинов флота около трети не принимало участие ни в общественной, ни в политической жизни Русского Зарубежья. Их уход в частную жизнь был обусловлен трудностями адаптации, условиями проживания в ряде европейских стран, неверием в возможность возвращения в Россию, а так же разочарованием в жизни вообще.

Однако большая часть офицеров и чинов флота, сплотившись в различного рода организации и объединения, включилась в политическую и общественную жизнь Русского Зарубежья. Изначально приоритетными направлениями в деятельности большинства организаций и объединений военно-морской эмиграции были сохранение офицерских кадров для флота будущей России, подготовка молодежи к службе на флоте, поддержание военно-морских традиций.

Безусловно, колоссальную роль в сохранении традиций до наших дней сыграла Анастасия Александровна Манштейн-Ширинская. Она являлась главой русской православной общины. Именно она обеспечила нам связь времен.

Несмотря на все превратности судьбы, вынужденные эмигранты увезли с собой и бережно сохранили тот национальный дух, которым на протяжении столетий крепла Россия.

Оказавшись на чужбине, в стесненных жизненных условиях, русские не растеряли своего культурного багажа, не стали безликими. Их объединяла вера.

Несмотря на то, что, пришлось все начинать с нуля, лишенные всего, с трудом говорившие по-французски, за несколько лет белоэмигранты эффективно интегрировались в тунисское общество. Большинство из них в 1920-е годы остались в столичном городе Тунис и в Бизерте. Таким образом, появившись в начале 1920-х годов при столь трагических обстоятельствах, русские смогли внести немалый культурный вклад в развитие Туниса.

Так как большинство русских устроилось в столице, именно там был создан Русский клуб, которым заведовал созданный здесь же «Союз русских ветеранов». В тунисской столице во многом благодаря музыкальным и артистическим способностям эмигрантов проходила довольно оживленная культурная жизнь; в центре Туниса была открыта балетная школа бывших танцоров балета Большого театра Футлина и Дебольской, которая просуществовала более полувека.

Одним из главных светских событий для столичной публики был ежегодный бал, который давался «Союзом русских ветеранов». Кроме того, лауреат Санкт-Петербургской консерватории и бывший дирижер императорской капеллы И. М. Шадрин самостоятельно сформировал хор в сорок певцов и ездил с концертами по всей стране, причем успех выступлений был огромен, а залы не вмещали всех желающих.

С течением времени произошли значительные изменения в российско-тунисских отношениях. В 90х Патриарх Алексий II направил сюда православного священника, а на старом кладбище установили памятник морякам российской эскадры.

Так, в 1996 году в связи с празднованием 300-летия Военно-морского флота в Бизерту из Севастополя пришла Черноморская эскадра. Символично, что с собой моряки-черноморцы привезли горстку земли, взятую у входа во Владимирский собор, где в 1920 году русские моряки, уходившие от родных берегов на Бизерту, получили последнее благословение.

Анастасия Александровна была по достоинству отблагодарена за верность своей стране – в 1997 году Ширинской было предоставлено гражданство Российской Федерации. Она наконец-то получила паспорт с двуглавым орлом.

И лишь в 1999 году Анастасия Александровна, когда это стало возможным, смогла приехать на Родину и навестить свое бывшее родовое имение на Дону.

В ноябре 2002 года, в Тунисе открылся музей истории русской диаспоры. Главная его цель заключается в том, чтобы способствовать более глубокому изучению истории России со стороны местного населения, рассказывать о проживающих здесь или когда-либо посещавших эту страну соотечественниках, работать над дальнейшим укреплением дружбы и сотрудничества между Россией и Тунисом.

В 2004 году в Санкт-Петербург вернулся Андреевский флаг с крейсера “Генерал Корнилов”.

21 декабря 2009 г. Анастасии Ширинской не стало. Она ушла от нас в возрасте 97 лет счастливым человеком: она дождалась, и все ее земные мечты сбылись. Она многое нам успела сказать, но многое унесла с собой навсегда.

Закончить свою работу мне хотелось бы словами Д.А.Медведева: «…Прошло то время, когда люди, оказавшиеся вне Родины, причём зачастую не по своей вине и даже без своей воли, попросту вычёркивались из жизни нашей страны…(III Всемирный конгресс соотечественников 1.12.2009 г.Москва)

P.S: В городе Бизерта на средиземноморском побережье Туниса 27 декабря 2011 года состоялась торжественная церемония по случаю присвоения одной из площадей города имени Анастасии Ширинской. Именно на этой площади находится Храм Александра Невского, построенный русскими моряками в 1938 году.

Список использованной литературы:

1. А.А.Данилов, Л.Г.Косулина, М.Ю.Брандт. «История России ХХ-начало ХХI века 9 класс» Изд-во «Просвещение»2009г
2. А.А.Ширинская «Бизерта.Последняя стоянка» Изд-во «Воениздат» 1999г
3. Журнал « Вокруг света» №5 (2680) май 1997г.
4. Журнал «Нева» №8 2006г.
5. И.И.Долуцкий «Отечественная история ХХ век» 1999г
6. Документальный фильм «Анастасия. Ангел Русской эскадры»
7. Н.А.Монастырев «Записки морского офицера»
8. Н.А.Кузнецов « Русский флот на чужбине» Изд-во « Вече» 2009г
9. П.Н.Врангель « Оборона Крыма»
10. Сайт «Соотечественники» www.sologubovskiy.ru
11. www.wikipedia.ru
12. www.letopisi.ru
13. www.militera.lib.ru
14. Интернет-проект «Россия в красках»

Приложение №1

«Приказ
командующего русской эскадрой
7 декабря 1920 г. Крейсер «Ген. Корнилов»
№1

Французское командование предложило мне в наикратчайший срок перевести Русскую эскадру в Бизерту. Весь личный состав знает, какого напряжения сил потребует от нас предстоящий переход в 1200 миль.

Я уверен, что несмотря на плохое состояние материальной части, мы выполним поставленную нам задачу.

Для удобства перехода, эскадра разделена на четыре группы. Ниже показаны места встреч групп.

Я требую строгого выполнения намеченной программы плавания, и отклонение от нее может быть только с моего разрешения.

Эта программа известна французскому командованию, которое в целях содействия переходу эскадры посылает с нею свои суда. Командиры должны помнить, что наше политическое положение не обеспечивает за нами прав, предусмотренных международными законами: на переходе возможны на этой почве недоразумения и всякое судно, уклонившееся от моего плана, без всякого разрешения, может оказаться в условиях, не позволяющих ему продолжать плавание (отказ в угле, воде, в сообщении с берегом и пр.). Как видно из нижеизложенного, все намеченные пункты будут посещены одновременно с нами французскими военными судами. Приказываю все переговоры с береговыми властями в этих пунктах вести, через командиров французских судов. В случае отсутствия этих судов, обращаться к французским представителям на берегу за посредничеством, объясняя им значение поднятого на форстеньге всех наших судов французского флага (отдача главнокомандующим генералом Врангелем русского флота под покровительство союзника - Франции. Приказ главнокомандующего № 2193 от 30 октября 1920 г.).

№2
Порядок перехода Русской эскадры с рейда Мода в Бизерту:

1. (первая группа судов). Эскадренный ход 5-6 узлов. В составе: Линейный корабль «Генерал Алексеев», транспорт-мастерская «Кронштадт», транспорт-угольщик «Далланд», под командой командира л.к. «Генерал Алексеев», 8-го декабря в 9 ч. выходит с рейда Мода и следуют в бухту Наварин, с расчетом пройти Дарданеллы утром 9-го декабря.

По прибытии в бухту Наварин, линейный корабль принимает уголь и воду с транспорта «Далланд» и дает мазут (по 100 тонн каждому) миноносцам «Пылкий», «Дерзкий» и «Беспокойный», которые к этому времени должны быть там.

По выполнению этого, л.к. «Генерал Алексеев» следует в Бизерту. Приблизительно в районе острова Мальта, его будет ожидать французский крейсер «Эдгар Кинэ», который и будет его сопровождать в Бизерту. Транспорты «Кронштадт» и «Далланд» следуют соединено в бухту Аргостолли, на острове Кефалония на рандеву со 2-й и 3-й группами эскадры.

2. (вторая группа судов). Эскадренный ход 4-5 узлов. В составе крейсера «Алмаз» (флаг контр-адмирала Остелецкого) 1-го дивизиона судов: вооруженные ледоколы «Гайдамак» (старший, командир), «Илья Муромец», «Джигит», «Всадник» и буксир «Голланд» и на буксире у них соответственно миноносцы «Капитан Сакен», «Гневный», «Зоркий», «Звонкий» и «Жаркий». 2-го дивизиона судов: транспорта-базы «Добыча» (брейд-вымпел), подводных лодок АГ-22, «Буревестник», «Тюлень» и «Утка», буксиров «Черномор» и «Китобой». 3-го дивизиона судов: посыльное судно «Якут» (старший, командир), канонерские лодки «Грозный» и «Страж», имея на буксире учебное судно «Свобода» и лоцмейстерское судно «Казбек», 9-го декабря в 10 ч. выходят с рейда Мода и следуют в бухту Каламаки, у входа в Коринфский канал. По прибытии в бухту Каламаки 2-я группа судов принимает лоцмана, проходит Коринфский канал и следует в бухту Аргостолли (остров Кефалония). Буксир «Черномор» служит для проводки крейсера «Алмаз» Коринфским каналом.

3. (третья группа судов). Эскадренный ход в 8-9 узлов. В составе крейсера «Генерал Корнилов» и парохода «Константин» идут кругом мыса Матапан в Наваринскую бухту, а затем первый в Аргостолли, а пароход «Константин» самостоятельно, идя с расчетом быть позади миноносцев 4-й группы, что бы в случае надобности им помочь и придя в Бизерту подчиниться контр-адмиралу Беренс.

4. (четвертая группа судов) Эскадренный ход 11-12 узлов. В составе эскадренных миноносцев «Беспокойный» (флаг контр-адмирала Беренс), «Пылкий» и «Дерзкий», 10 декабря в 17 ч. выходит с рейда Мода и следует совместно с третьей группой в Мраморном море, а по получении соответствующего приказания, отделяется и идет в Наваринскую бухту, огибая мыс Матапан. По прибытии туда принимает мазут и воду и самостоятельно следует в Бизерту.

5. Распоряжение о выходе в Бизерту судам, которые прибудут на рандеву в бухту Аргостолли (2-я и 3-я группы судов, транспорты «Кронштадт» и «Далланд») будут даны мною лично по прибытии в эту бухту.

6. Перед проходом судов второй группы через Коринфский канал, французский крейсер «Эдгар Кинэ» придет туда и наладит совместно со мной или контр-адмиралом Остелецким все формальности с греческими властями по проводу наших судов через канал, после чего крейсер пойдет в Аргостолли, а затем в направлении острова Мальта, для встречи линейного корабля «Генерал Алексеев». Французская канонерская лодка «Табур» пойдет из бухты Мода, совместно с 4-й группой судов и будет ее конвоировать до Наваринской бухты, где отделяется от нее и идет в Аргостолли. Французские миноносцы «Марокен» и «Араб» выйдут навстречу нашим судам из Бизерты.

7. Если выход первой группы судов будет отложен на сутки (на двое), то соответственно переносится момент выхода 2-й, 3-й, 4-й групп на сутки (на двое).

№3

Приложение: Таблица моментов предполагаемого выхода и прихода и рандеву.

№4

Предвидя возможность аварии отдельных кораблей и разлучения их, из-за свежей погоды со своими группами, для удобства их розыска приказываю:

1. Всем группам следовать точно придерживаясь общих путей, а именно: а) в Мраморном море оставить остров Мармара слева, по выходе из Дарданелл оставить остров Рабитт слева в 4-5 милях и следовать прямым курсом в пролив Доро. Идти этим проливом и проливом Зея, откуда судам идущим в Коринфский канал, следовать в бухту Каламаки, оставляя слева остров Эгина, а идущим в Наварин, оставить справа острова С. Георгия и Бело-Пуло, идти между мысом Малеа и островом Китра, затем огибая мыс Матапан и острова Скица и Сопиенца, идти в Наваринскую бухту, б) на пути Наварин порт Аргостолли, оставлять остров Занте к западу.

2. В случае разлучения на пути, стараться подойти к одному из ниже указанных пунктов, на которых будет обращено особое внимание при розысках: в Дарданеллах у Чанака, пройдя канал Доро, в бухте Користос.

3. О вынужденном отклонении с назначенного пути, отставшим кораблям доносить по радио своему начальнику группы и командующему эскадрой.

№5, 6 и 7

О строе судов, сигнализации и радио-переговорах.

№8

На переходе строжайше соблюдать экономию угля и особенно воды. Последняя взята в самом ограниченном количестве, на транспортах «Кронштадт» и «Далланд», а предполагаемых к посещению бухтах получить воду нельзя. Пополнение запасов масла и провизии на переходе не будет.
Вице-адмирал Кедров».

«Приказ
Вр. и. д. командующего Русской эскадры
Порт Бизерта Крейсер «Ген. Корнилов»
№690

В следствии сокращения бюджета Французского морского министерства, на иждивении, которого находится наша эскадра. Морским префектом получено распоряжение из Парижа о сокращении до пределов штатов нашей эскадры.

Неблагоприятно сложившиеся для нас обстоятельства вынуждают меня списать большую часть личного состава, честно и бескорыстно не только заботившегося о сохранении национального достояния, но и своим трудом доведшего материальную часть его до полной исправности.

Отлично сознавая, что только чувство исполненного долга может служить некоторой наградой за произведенную работу, все же прошу списываемых на берег принять мою глубокую благодарность.

Контр-адмирал Беренс.

№694

Расставаясь с теми, которым выпала доля уйти на берег, я хочу подтвердить им, что эскадра не прощается с ними, что она всегда будет считать их своими. Всем чем может, эскадра всегда поддержит и поможет им.

Затем на основании бывших случаев, дам следующие советы:

1. По приходе в лагерь сразу завести свои строгие порядки, помня, что как бы ни был строг свой, он все же легче, чем более льготный, но введенный из под чужой палки.

2. При уходе на работы, придется встретиться с недоброжелательством евреев и итальянцев, старающихся бойкотировать русских и ведущих против них агитацию. Боритесь с ними их же оружием, т.е. сплоченностью и солидарностью. Поддерживайте друг друга. Нашедший хорошее место, старайся пристроить своих. Держитесь друг друга, так как в единении сила.

3. Не верьте всяким слухам о возможности массовой отправки в славянские и другие страны. Когда такая возможность представиться, все будут оповещены официально мною или штабом. Пока для поездки туда требуется личная виза.

Контр-адмирал Беренс»

Приложение №2

Алфавитный список кораблей Русской Эскадры (1920-1924) :

Прибыли в Бизерту в конце 1920 года:
1. АГ-22 (подводная лодка)
2. Алмаз (крейсер) - прибыл 25 декабря 1920 года. Разобран в 1934 году.
3. Беспокойный (миноносец)
4. Буревестник (подводная лодка)
5. Всадник (вооруженный ледокол)
6. Гайдамак (вооруженный ледокол)
7. Генерал Алексеев (линейный корабль) - - прибыл в Бизерту 27-го декабря 1920 года. Командир – капитан 1-го ранга Федяевский. Разобран в 1936 году.
8. Генерал Корнилов (крейсер) - прибыл 29 декабря 1920 года. Командир – капитан 1-го ранга Потапьев. Разобран в 1933 году.
9. Гневный (миноносец) - прибыл 6-го февраля 1921 года. Разобран в 1930 году.
10. Грозный (канонерская лодка)
11. Далланд (транспорт)
12. Дерзкий (миноносец)
13. Дерзкий (эскадренный миноносец)
14. Джигит (вооруженный ледокол)
15. Добыча (транспорт-база)
16. Жаркий (миноносец)
17. Звонкий (миноносец)
18. Зоркий (миноносец)
19. Илья Муромец (вооруженный ледокол)
20. Казбек (лоцмейстерское судно)
21. Капитан Сакен (миноносец)
22. Китобой (буксир)
23. Константин (пароход)
24. Кронштадт (транспорт-мастерская)
25. Пылкий (миноносец)
26. Пылкий (эскадренный миноносец)
27. Свобода (учебное судно)
28. Страж (канонерская лодка)
29. Тюлень (подводная лодка)
30. Утка (подводная лодка)
31. Черномор (буксир)
32. Якут (посыльное судно)

Прибыли в Бизерту в январе-феврале 1921 года:
1. Баку (танкер)
2. Гневный (миноносец)
3. Георгий Победоносец (линкор) - - прибыл 14-го февраля 1921 года. Командир – капитан 2-го ранга Савич. Разобран, год неизвестен.
4. Цериго (миноносец)

Приложение №3

Нансеновский паспорт (паспорт беженца, выдаваемый в Европе в 20-30-х годах), в котором была надпись: «Данный паспорт выдан для всех стран, кроме России».

Приложение №4

Приложение №5

Приложение №6

Призы документального фильма "АНАСТАСИЯ"

Документальный фильм "АНАСТАСИЯ" (режиссер Виктор Лисакович, автор сценария и оператор Николай Сологубовский, продюсеры Левон Манасян и Долорес Мелконян, киностудия «Элегия») получил в апреле с.г. Приз НИКА Российской Киноакадемии России как «лучший неигровой фильм 2008 года».

Он также отмечен на кинофестивалях России, Украины и Франции следующими призами и дипломами:

Париж (Франция) - Приз зрительских симпатий на кинофестивале «Русская весна» (апрель 2008 г.)

Санкт-Петербург - Приз "Золотой кентавр" на XVIII Международном кинофестивале документальных, короткометражных игровых и анимационных фильмов «Послание к Человеку» (июнь 2008 г.)

Севастополь - Памятный знак и диплом Севастопольского морского собрания на IV Севастопольском международном кинофестивале, посвященном 225-летию Севастополя и 100-летию российского кинопроизводства (июнь 2008 г.)

Екатеринбург - Приз зрительских симпатий, Приз Государственного архива кинофотодокументов "За высокохудожественное отражение реальности на экране" и Приз Полномочного представителя Президента РФ в Уральском Федеральном округе "За развитие патриотической темы" на Фестивале документального кино «Россия» (июль 2008 г.)

Москва – Главный приз "Золотой меч" на Шестом Международном фестивале военного кино имени народного артиста СССР Юрия Озерова. (октябрь 2008 г.)

Краснодар - Приз «За лучшее отображение и исполнение заповеди «За други своя» Десятого Кубанского фестиваля православных фильмов (октябрь 2008 г.)

Волоколамск - Главный приз Международного фестиваля военно-патриотического фильма имени С.Ф. Бондарчука «Волоколамский рубеж» (ноябрь 2008 г.)

Москва – Главный приз Открытого фестиваля кинодокумента «Окно в Россию ХХI век» (ноябрь 2008 г.)

Вологда - Приз губернатора Вологды "За талантливое воплощение живой исторической памяти, восстанавливающей духовные традиции тысячелетней России" на IV открытом кинофестиваля неигрового и анимационного кино для детей и юношества "Фрески Севера" (декабрь 2008 г.)

Екатеринбург – Диплом Первого Всероссийского фестиваля документального кино "Человек и война" (декабрь 2008 г.)

Москва – Специальный Приз XIV Международного фестиваля фильмов о правах человека "Сталкер" (декабрь 2008 г.)

Москва – фильм «Анастасия» номинирован на Национальную премию в области кинематографии «Золотой Орел» за 2008 года. Эта премия присуждается Национальной академией кинематографических искусств и наук России (январь 2009 г).

Москва – Гран При Третьего Международного кинофестиваля «Русское Зарубежье», статуэтка «Философский пароход» (ноябрь 2009 г.)


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.