Репрессии в жизни моих родственников и односельчан

Репрессии в жизни моих родственников и односельчан


Исследовательская работа

Выполнила: Миллер Анастасия Юрьевна, ученица 8 класса муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Нижнесуэтукская средняя общеобразовательная школа».

Руководитель: Логинов Андрей Васильевич,
учитель истории и обществознания

Нижний Суэтук – 2011

Оглавление

Введение
1. Репрессии в жизни моих родственников и односельчан
1.1 Репрессии в жизни семьи моей бабушки
1.2 Репрессии в жизни семьи Андрощук И.Я.
2. Амнистия 1955 года
3. Воссоединение семей
4. Память о тех страшных годах
Заключение
Список использованной литературы

Введение

История – это память народа, дающая знание того, что было.
А было разное. Было то, чем по праву гордимся, бережно храним, поклоняемся, было и то, о чем предпочитаем молчать.

Актуальность работы

История России полна подлинного величия. Мы гордимся боевой и трудовой славой, научными и культурными достижениями наших предков, которые отдали России свои силы, таланты, мужество. История нашего края, района, села неотделима от истории нашей страны. Все, что происходило в России, всегда сказывалось и отзывалось на нашей малой Родине. Мы гордимся земляками, ветеранами Великой Отечественной войны и тружениками тыла. О них в музее нашей школы собран большой фактический материал. Но есть в нашей истории и трагические следы, связанные с периодом репрессий 30-50-х годов XX века.

В словаре С.И. Ожегова говорится, что «репрессия – это карательная мера, исходящая от государственных органов». Но это определение будет неполным, или, скорее всего неверным с точки зрения нравственности, так как это нарушение прав человека.

Безусловно, репрессии – это зло, они несут горе и несчастье. Коснулись они и жителей моего края, района, села и моих близких родственников, многие из которых были принесены в жертву истории. Только с 23 августа 1937 года по 15 июня 1938 годы в Красноярском крае было расстреляно 11620 человек, 5439 направлены в лагеря. В эти же годы в Красноярский край были сосланы 500000 спецпоселенцев. Среди них были поволжские и украинские немцы, литовцы, латыши, эстонцы, финны, черкесы, поляки, белорусы, русские.… Голод, страдания, лишения пришлось пережить миллионам гражданам России. События того времени, коснувшиеся многих семей, сохранились в памяти на всю жизнь. Система репрессий не щадила никого: ни детей, ни взрослых, ни безграмотных, ни руководителей, ни представителей и самой этой системы. Тяжкий труд с малолетства на «спецпоселениях» подорвал здоровье детей, лишил их детства на обжитых местах, возможности получить достойное образование и работу. Напрасные подозрения и недоверие окружающих сопровождали их на протяжении всей жизни. Но многие люди не зачерствели душой, сохранили в памяти и передали потомкам истории своих жизней.

Долгое время эта тема была закрытой. О ней старались не говорить, не вспоминать, не обсуждать. И только в конце 80-х - начале 90-х годов XX века стали открываться неизвестные страницы прошлого. Изучая историю возникновения нашего села, я узнала, что многие жители являются переселенцами из европейской части России. Они оказались в нашем крае в результате политики репрессий, которую проводило наше государство в 30-50-е годы прошлого столетия. Ведь почти в каждом поселении, каким бы маленьким оно не было, найдется хотя бы один житель, являющийся потомком переселенцев из Германии. Но информация об этих людях носила отрывочный неполный характер.

Мы должны знать историю не только России, но и своей малой Родины, чтобы прогнозировать будущее, влиять на развитие экономики, общества, политики, сделать жизнь лучше. Знать или узнавать историю это очень интересно.

История и моей семьи тоже была связана с репрессиями. Работая над темой, я больше узнала об этих событиях, о том, как оказались в Сибири мои предки (прадедушка, прабабушка, бабушка и дедушка).

Цель моей работы: изучить историю жизни людей, подвергшихся политическим репрессиям, их судьбы на примере своих родственников и односельчан, сохранить память о жертвах политических репрессий.

Задачи:
1. Изучить литературу, документы, о событиях 20-50-х годов XX века, связанные с историей политических репрессий.
2. Выяснить, кто из односельчан и моих родственников были репрессированы в 30-50-х годах XX века.
3. Встретиться, расспросить односельчан-репрессированных или их родственников о событиях тех лет. Собрать информацию и записать воспоминания.
4. Изложить собранный материал в исследовательской работе.
5. Представить работу перед учащимися школы и жителями поселка, вызвать у людей сочувствие и понимание к судьбам репрессированных.
6. Опубликовать материалы исследования в районной газете.

Методы исследования:
• поисковый
• метод анализа и обобщения
• описательный метод
• метод опроса
• метод обработки данных.

Основные результаты исследования: эта работа – попытка рассказать, исследуя исторические источники, литературу, дополняя воспоминаниями очевидцев о том, что было на самом деле.

1. Репрессии в жизни моих родственников и односельчан

1.1 Репрессии в жизни семьи моей бабушки

О том, что семья моей бабушки Вебер Анны Мартыновны была репрессирована, я узнала от моего папы несколько лет назад. Тогда я не поняла до конца что значит «репрессирована». Теперь же, когда об этом так много говорят, мне захотелось выяснить по этому вопросу как можно больше.

Моя бабушка, Вебер Анна Мартыновна, родилась после войны в 1950 году. О репрессии она слышала от своей мамы. Это она им рассказывала о том страшном времени. Сама прабабушка, Анна Егоровна, родилась в Саратовской области в селе Нидермонжу в 1905 году 15 ноября в семье рабочего. Жили все в селе большими семьями. В семье родилось трое детей. Было заведено, что сын приводил жену домой, а дочь уходила в другую семью, то есть в семью мужа.


Родители моей бабушки и её тётя

До войны семья моей бабушки жила хорошо, так как они держали много скота: верблюдов, коров, свиней и птиц. Летом ухаживали за садом. У них был большой сад, который хорошо плодоносил. Осенью убирали фрукты, делали вино, сушили компот в больших печах. Была и своя земля. На ней выращивали хлеб. Так как было много скота, то из мяса делали свою колбасу, делали запасы на зиму. Себе оставляли, чтобы хватало на зиму, остальное увозили в город. На вырученные от продажи деньги они покупали материал и шили одежду для всех членов семьи. Также чесали верблюдов, делали верблюжьи одеяла. Пряли шерсть, вязали свитера, носки и т.д.

В доме слушались только самых старших: бабушку и дедушку. Они не знали, что начнется война. В 39-40 годах стали забирать мужчин, но никто не знал куда. Только потом пошел слух, что их забирали в трудовую армию вроде бы строить дорогу.

Если обратиться к словарю, то понятие "трудармия" означает в дословном переводе "рабочая армия". В действительности это были лагеря для принудительных работ, окружённые высоким колючим забором с вооружённой охраной. Условия, в которых должны были жить и работать трудармейцы, по жестокости не уступали образу жизни в колонии уголовников. По пути на работу их сопровождал солдатский конвой, имевший приказ стрелять при малейшем подозрении. В самом лагере царил произвол начальства. Слово "фриц" в значении "враг" или "фашист" было в обиходе не только у малообразованных подчинённых, но и у руководящего персонала на рабочем месте. В нищете, унижении, тесноте лагерей огромное число трудармейцев умерло от голода и отчаяния, холода и непосильной работы.

Моя бабушка рассказала, что в 1941 году, уже под осень, приходили машины, обозы и всех немцев (женщин и детей) увозили. С собой брали только самое необходимое, то, что могли унести. Всех привезли на станцию и погрузили в товарные вагоны, как скот. Там были и дети, и старики, все.


Переселение поволжских немцев

Мои родственники попали в Алтайский край. Многие вообще не могли говорить по-русски, даже не понимали его. Но моя прабабушка могла немного говорить и понимать, поэтому ей было легче. Их расселили по баракам: по одной комнате на семью. Приехали они зимой, и, чтобы не умереть от голода, они обменяли всю одежду на мерзлую картошку и хлеб. Сахара не было, его заменяли свёкла и солодка. Но при этом нужно было ещё и не замерзнуть. Из–за наступивших холодов печь приходилось топить кизяками, которые собирали в округе. Когда семью бабушки расселили, стали отправлять на различную работу. Многие не выдерживали и сходили с ума, некоторые умирали от голода. Заставляли работать насильно: не пойдешь на работу - не получишь паёк.


Комната поволжских переселенцев в музее Алтайского края

На следующий год было немного легче: посадили свой огород (картошку и другие овощи). Моя бабушка очень хорошо помнит обстановку в квартире их семьи: была большая комната, стояли 2 кровати, стол в углу, большое с решёткой окно, около него сундук, а по середине комнаты печка. В 1957 году построили саманный домик (из пластов земли). В квартире, кроме комнаты, была только кухня. Первый год пол был земляной, а на следующий год постелили полы, а уже после купили зелёную краску, хотя любую краску найти было очень трудно. В этом доме как раз вырос мой папа Юра. Кроме него в то время в семье было ещё трое детей.


Мой папа (слева) с двоюродными братом и сестрой


Бабушка Аня (в первом ряду в центре) со своей семьей

Из исторических источников я узнала, что к началу Великой Отечественной войны в Алтайском крае проживало 29 000 немцев. В 1941 году на Алтай согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 28. 08. 1941г. вместо первоначально запланированных 12 000 было депортировано около 95 000 (по данным на 12 ноября 1941 года) немцев из Поволжья, которых поголовно обвиняли в «предательстве». Депортация проводилась органами НКВД-КГБ жёстко, с конфискацией имущества (с собой разрешалось брать только то, что можно было унести в руках). Людей перевозили железнодорожными эшелонами в сопровождении сотрудников НКВД и красноармейцев, многие были более месяца в дороге. Сотнями умирали старики и дети. Их хоронили, если успевали, прямо рядом с железной дорогой.

Тех, кто всё-таки достиг места назначения, расселяли в большинстве своем по русским деревням по всему краю. Трудоспособные уже на следующий день после прибытия обязаны были выйти на работу, чтобы убрать всё ещё лежащий на полях хлеб. Местное население встретило переселенцев настороженно. Кто они эти немцы, почему их выслали сюда? Но увидели они только, что эти изнурённые долгой дорогой, оборванные и голодные люди, которые так и не поняли сами, за какие прегрешения их согнали с насиженных мест, ничем не отличались от них. За удаление от места поселения на 7-10км без разрешения - 20 лет каторги. Только в 1956 году режим спецкомендатуры был снят. Но, несмотря на эти послабления, по отношению к немцам, ограничение в выборе места жительства действовало до конца 1972г.

В 1985 году семья моей бабушки переехала на постоянное место жительство в село Мигна Ермаковского района Красноярского края, где живёт до сих пор.

1.2 Репрессии в жизни семьи Андрощук И.Я.

Мне стало интересно узнать о том, что есть ли репрессированные в нашем селе. Вскоре я выяснила, что это Андрощук Ирма Яковлевна. Я договорилась с ней о встрече и узнала о её судьбе и судьбе её родственников.


Андрощук И.Я.

Андрощук Ирма Яковлевна (девичья фамилия Грасмик) по национальности немка. Она родилась в семье рабочих в городе Бальцер (ныне Красноармейск) Немецкой Автономной республики в составе РСФСР со столицей г. Саратов. Мама и папа Андрощук И.Я. работали на фабрике (папа занимал должность мастера), поэтому семья имела неплохой доход. Андрощук вели домашнее хозяйство (разводили кур, коз). Семья имела свой собственный дом и сад. Жили все очень дружно.

Однако в 1941 году Немецкая Автономная республика прекратила своё существование, а всех немцев выселили в Красноярский край, Новосибирскую, Кемеровскую области, Алтай, Казахстан и другие республики Средней Азии. Всю семью Андрощук (как и другие семьи) раскидали подальше друг от друга, чтобы они не могли встречаться и общаться. Так, по словам Ирмы Яковлевны, у её нации не стало ни Республики, ни флага. Ирма Яковлевна оказалась в Кежемском районе Красноярского края, места которого она считает своей второй Родиной. Природа была очень красивой, да и само село носило удивительное название – Дворец. Местные жители оказались очень добрыми и отзывчивыми людьми. Они помогли переселенцам выжить. Никто никогда не тыкал пальцем в людей немецкой национальности и не называл их «фашистами», никто не закрывал перед ними двери своих домов. В селе был леспромхоз, где работали люди разных национальностей: латыши, эстонцы, грузины и, естественно, немцы. Жизнь облегчала близость тайги и реки, где можно было добыть пропитание.
Наряду с хорошим, была и плохая сторона пребывания переселенцев на новом месте. Они были в положении арестантов, поэтому не имели права без разрешения комендатуры выходить за пределы села, даже в лес или к реке.
Рассказывая о своей второй Родине, Ирма Яковлевна заплакала. Она сказала, что вторично потеряла свою малую Родину, поскольку её родное село ушло под воду в связи с затоплением территории при возведении Богучанской ГЭС и теперь ей некуда съездить, чтобы вспомнить те тяжёлые годы, и не навестить ей уже свой родной дом в селе Дворец.


Дом переселенцев в Красноярском крае

Со временем молодая Ирма закончила горный институт и двинулась строить дороги для родной Сибири. По профессии она взрывник. Работала на строительстве Красноярской железной дороги «Абакан-Тайшет». После строительства этой дороги, она была направлена на строительство железной дороги Красная Сопка- Кия-Шалтырь через Дубинино. А вот уже затем, строя «железку» «Абаза-Ак-Довурак», Ирма Яковлевна поселилась в городе Ак-Довурак на двадцать пять лет. Живя в Туве, она работала на комбинате «Туваасбест», откуда ушла на заслуженную пенсию. Но и в Туве семья не могла дольше оставаться. В связи с перестройкой, русско-язычное население стало массово покидать республику Тыва. Так дети Ирмы Яковлевны, а потом и она сама оказались в Ермаковском районе в нашем селе Нижний Суэтук.


Я беру интервью у Андрощук И.Я.

Что касается родственников, то пять сестёр моей собеседницы, проживавшие в Казахстане, вышли замуж за немцев и уехали в Германию на постоянное место жительство. Теперь в живых осталась лишь одна из сестёр, Фрида Энс, самая младшая. Ирма Яковлевна вновь заплакала при упоминании о сестре, так как их общение происходит лишь по телефону, а хотелось бы обняться и посмотреть в глаза друг другу. Утерев слезу, Ирма Яковлевна сказала, что общаются они обычно долго, час-полтора, но этого времени мало, чтобы поговорить обо всём. Пять лет назад, откладывая целый год деньги, ей всё-таки посчастливилось съездить в Германию и повидаться с родственниками. Она об этом вспоминает как о счастливейшем времени в своей жизни.


Ирма Яковлевна в Германии с сестрой Фридой и другими родственниками

Мне было очень жаль эту пожилую женщину, лишённую дважды Родины и разлучённую с родственниками. Но до сих пор она не забывает свой родной язык, читая газеты на немецком языке, которые ей привозит внучка из города Абакана. Несмотря ни на что, прощаясь со мной, Ирма Яковлевна сказала, что, несмотря ни на что, она прожила очень красивую и романтическую жизнь.


Любимые газеты Андрощук И.Я.

Действительно, даже находясь на заслуженном отдыхе, эта женщина, испытавшая на себе все тяготы и лишения войны с Германией, осталась активным и неравнодушным человеком. Несколько лет она возглавляла сельский совет ветеранов, старалась помочь нуждающимся в заботе и внимании старикам. В нашем селе она уважаемый человек, с которым интересно и просто общаться.


На отдыхе в Германии

2. Амнистия 1955 года

С 1945 года существование немцев в Советском Союзе замалчиволось. О них не писалось ни в газетах, ни в журналах, ни в книгах, не говорилось в выступлениях и радиопередачах. Не было переписки с родственниками на Западе. Только после визита канцлера Конрада Аденауэра в сентябре 1955 года и принятия дипломатических отношений между Москвой и Бонном был издан Указ Верховного Совета СССР от 13.12.1955 года "О снятии ограничений в правовом положении с немцев и членов их семей, находившихся на спецпоселении". Вскоре была упразднена позорная комендатура, но запрет на возвращение в родные места оставался в силе. Прежде всего, не были восстановлены национальные права немцев в СССР. Они должны были дать подписку о невозращении на родину и о неимении претензий на конфискованное имущество.

200000 немцев обратилось с письменным прошением в Немецкое Посольство в Москве, но разрешения на выезд они не получили.

Наступили шестидесятые годы и с ними так называемая "оттепель", которая вселила надежду многим людям в СССР, надежду, которая оказалась необоснованной, как выяснилось позднее. И для немцев, как казалось тогда, подул свежий ветер: 29.08.1964 года (почти день в день через 23 года!) Президиум Верховного Совета СССР принял решение " Об отмене Указа Президиума Верховного Совета СССР от 28. августа 1941 года "О переселении немцев Поволжья" Это решение снимало с российских немцев позорное пятно измены: "Жизнь показала, что огульные обвинения были необоснованны и явились проявлением деспотизма в условиях сталинского культа личности". Однако эта реабилитация осталась формальностью. То малое, что было обещано в Указе 1964 года, на местах исполнялось либо с проволочками, либо неполностью, либо не исполнялось совсем. Требование немцев о восстановлении их автономной республики интерпретировалось как национализм.

3. Воссоединение семей

За весь период с 1950 по 1957 годы только 3895 человек получили разрешение на выезд. Для российских немцев Германия была "голубой мечтой".

Ради этой мечты они рисковали всем: профессией, будущим, здоровьем, материальным обеспечением, даже теми немногими свободами, которые приходились на их долю в условиях тоталитарного государственного режима. Ведь с момента официального заявления о желании выехать за границу для них начинались круги ада: увольнения, издевательства на работе и в школе, запрет на прописку в другом месте жительства, имущественный арест, обыски на дому, лишение свободы во время просительных хождений по инстанциям, - вот неполный перечень их унижений. Но ещё труднее была моральная сторона дела. Вокруг заявителя искусственно создавалась атмосфера всеобщего осуждения и отчуждения.

4. Память о тех страшных годах

Двадцать восьмого августа две тысячи одиннадцатого года, в день семидесятилетия депортации немцев Поволжья, в Энгельсе открыт памятник депортированным поволжским немцам.

Эта память о тех,
Кто ушел навсегда,
Испытав лихолетье
На собственной шкуре,
И сквозь холод плиты

Тянет руки сюда:
К солнцу, к небу, к цветам
И к потомкам фигуре.
Молит: «Не обезумь!»
Молит: «Не повтори!»

Заключение

Ситуация с российскими немцами необычайно сложна, до сих пор нет единого мнения об их будущем, хотя они оказали заметное влияние на развитие всех сфер народного хозяйства, культуры, науки и образования в целом в России. На их счету немало свершений, а отношение к труду, культурные и нравственные традиции и принципы стали неотъемлемыми компонентами нашей общественной жизни. Очень много делается для немцев в России: репрессированные пользуются льготами при оплате жилищно-коммунальных услуг, транспорта, телефона. Издаётся ряд газет на немецком языке, существует немецкая волна на радио. Налажена тесная связь Германии и ННР, в школах преподаётся немецкий язык, как родной. Но достаточно ли всего этого, чтобы возродить немецкую культуру, так как многое уже утрачено из-за слияния культур народов, проживающих на одной территории, смешанных браков.

Так есть ли будущее у российских немцев? Я глубоко убеждена, что есть! Слишком велик их вклад в политику, экономику и культуру, слишком глубоко переплелись их родственные узы с другими, живущими в России народами. Прекратить эту кровную связь эмиграцией просто невозможно. К тому же значительная группа людей, связанная с российскими немцами родственными узами, по разным причинам не собирается эмигрировать. Да и при всех разногласиях общественных движений российских немцев, они, в конечном итоге, декларируют одно: что делали, и будут делать всё для того, чтобы российские немцы развивались как народ, как нация, как этнос там, где они живут сегодня.

Список использованной литературы

• «Немцы в западной Сибири» В.И. Бруль (с. Топчиха 1995г.)
• «Пособие по истории российских немцев» И.И. Шлейхер (г. Славгород 1995г.)
• «Немцы в России на Алтае» Л. Малиновский (Барнаул 1995г.)
• Газета «Zeitung für Dich» № 34(1995г.), №34(1996г.)
• Материал фоторепортажей газеты «Zeitung für Dich»
• Газета «Алтайская правда» 18 июля 2008г.
• Газета «Соседи» г. Славгород 10 октября 2008г.
• Газета «Новое время» №88 4 ноября 2008г. (ННР)
• Плакаты общества развития Гальбштадт.
• Журнал общества развития ННР.
• Журнал «Жизнь национальностей» №2 1996г.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.