Наш Красноярский профессор (В.П. Косованов)

Наш Красноярский профессор (В.П. Косованов)


Выполнили:

Наумова Кристина, МБОУ СОШ№ 64
Иванова Ольга, гимназия №8

Руководитель: МБОУ ДОД ДООЦ№1, педагог дополнительного образования Купрякова Ирина Владимировна

Красноярск, 2011

По грязи ноги хлюпают
Молчат. Подходят. Ждут.
На паперти слепцы поют.
Про кровь, про казнь, про суд.
(Максимилиан Волошин)


Портрет В.П. Косованова (неизвестный художник)

Сегодня в истории нашей страны открыта страница, на которой заново пишутся судьбы людей, незаслуженно забытых нашим народом. Это связано со страшным и трагическим периодом в истории нашего Отечества – репрессии 30-х годов. Ни для кого не секрет, что в те тяжелые годы погибло много талантливых одаренных людей, которые могли бы принести пользу своей стране.

Потеря любой человеческой жизни – большая трагедия, а потеря талантливого человека – потеря вдвойне. И это огромное счастье, что сегодня мы, словно искупая вину предшествующих поколений, вспоминаем об этих людях, восстанавливая их жизненный путь. Это наш нравственный долг перед теми, кто был незаслуженно забыт.

Поэтому с огромным энтузиазмом мы восприняли идею Красноярского Краевого министерства культуры, об акции «Репрессированные деятели культуры и искусства в истории и культуре Красноярского края». Мы сразу решили, что нам необходимо участвовать в этой Акции.

Тем более, что Красноярская земля рождала много не просто талантливых, а гениальных людей. И, к сожалению, не обо всех мы сегодня помним.

Для своей работы мы выбрали историю  жизни Вячеслава Петровича Косованова. Нас не смущает тот факт, что он был не столько человеком искусства, сколько человеком науки. О таких как он говорят: «Энциклопедически образован». Особенно нас поразил трагизм жизни этого человека, память о котором была вырвана с корнем из культурной истории нашего края, как сорная трава. И чем больше мы изучали биографию В.П. Косованова, тем сильнее убеждались в вопиющей несправедливости по отношению нас потомков к этому человеку.

Пусть наша работа будет слабой попыткой восстановить историческую справедливость.

Поиски проходили необычайно трудно. Те, кто создавали образ врага В.П. Косованова, потрудились над тем, чтобы уничтожить даже малейшее упоминание о нём. Поэтому мы бесконечно благодарны тем людям, кто помогал нам в этой непростой работе:

Мы использовали Интернет-ресурсы, но основой нашей работы стали воспоминания брата В.П. Косованова Александра Петровича, чей архив нам удалось изучить. Так кто же он, человек, которого уважительно называли «Профессором Красноярского края»?

Семья. Воспитание нравственной культуры


В.П. Косованов. В начале пути.

Вячеслав Петрович Косованов родился 25 января 1880 года в селе Луговском Минусинского уезда Енисейской губернии. В биографии этого человека много неточностей и несостыковок. В следственном деле говорится, что он из семьи крестьян. Но на самом деле семья Косовановых – это отдельная и очень интересная история. Отец Вячеслава Петровича Петр Косованов был сыном поселенца.

Всю свою жизнь он упорно занимался самообразованием. Видимо это был необычайный, неординарный человек: начав работать с 14-ти лет, имея за плечами приходское училище, Петр Косованов становится в зрелом возрасте управляющим крупнейшего Абаканского металлургического завода, а затем ведет дела золотых приисков на Дальнем Востоке.

 

Супруга Петра Косованова Мария Ивановна Крафт в воспоминаниях сына Александра названа дочерью ссыльного поляка. Он был дворянином, видным чиновником при губернаторе г.Витебска, пока в 1858 году не был сослан в Сибирь за служебное преступление, местом ссылки определили Енисейскую губернию, Минусинский округ, село Шушенское. Вместе с ним в Сибирь отправились жена, дочь Мария 8-ми лет и сын Иван 2-х лет. Маша Крафт училась в Шушенском приходском училище, где и познакомилась с Петром Косовановым, будущим отцом Вячеслава. А вот её младший брат Иван Иванович Крафт еще возникнет в биографии В.П. Косованова и сыграет в ней довольно трагическую роль.

 

В семье Петра и Марии Косовановых родилось шестеро детей. В 1880 году Вячеслав, 1881 году Виктор, 1883 Александр, 1885 Владимир, 1888 году Юлия, 1892 году Павел.

А.П. Косованов вспоминает, что все дети имели хорошее домашнее образование. Достаточно сказать, что все 6 человек играли на различных музыкальных инструментах. Так, например Вячеслав Петрович прекрасно играл на скрипке и виолончели. Отец оказывал на детей огромное влияние: пройдя путь от помощника писаря до талантливого профессионального управленца, чью работу высоко оценивали такие известные в России люди, как публицист Левитский, генерал-губернатор граф Игнатьев, он сумел создать одну из первых в России фабрично-заводскую артель, которая очень успешно действовала. Он, несомненно, был для своих детей примером для подражания. В доме отца Вячеслава Петровича бывали лучшие представители интеллигенции Енисейской губернии: создатель Минусинского музея Н.М. Мартьянов, сын декабриста Николая Крюкова Т.Н. Сайлотов, видный общественный деятель Красноярска В.М. Крутовский, один из первых консерваторов Красноярского музея М.Е. Киборт. В доме царил дух просвещения, трепетного отношения к знаниям, истинной интеллигентности. Все шесть детей всегда стремились к образованию, бесконечно любили родные края, как например Владимир Петрович, который свою короткую жизнь посвятил сохранности Сибирской тайги.

Дети Косовановых не обманули надежд своих родителей. Двое старших сыновей Вячеслав и Виктор стали геологами. Виктору Петровичу край обязан открытием богатых месторождений слюды недалеко от станции Заозерная. Экспедиция под его руководством работала на Байкале, в Кузбассе и Хакасии.

Александр Петрович посвятил свою жизнь народному образованию, работая в школах Сибири, Дальнего Востока, Москвы. Занимался большой общественной работой, краеведческими исследованиями. В 1930 году переехав в Москву, был награжден за свою педагогическую деятельность Орденом Ленина и медалями, а в 1952 году ему было присвоено звание Заслуженного учителя школы РСФСР.

Самый младший сын Павел тоже посвятил себя педагогической деятельности. Талантливый математик, свободно владевший английским и немецким языками, он учительствовал в городе Абакане.

Сестра Юлия, окончив медицинский институт в Москве, вернулась в Енисейскую губернию, где работала врачом, а в 1919 году в разгар гражданской войны спасала жизни партизан из отрядов Щетинкина и Кравченко.

Но самым талантливым в семье оказался старший сын Вячеслав.

Годы ученичества


Молодой геолог

Первоначальное образование Вячеслав Петрович получил дома (что лишний раз подчеркивает тот факт, что вряд ли выходцы из крестьянской семьи могли дать какое-либо домашнее образование своим детям). Затем он оканчивает сельскую школу в Таштыпе и после её окончания поступает учиться на казенный счет в Алтайское горное училище в городе Барнауле. Студенческая пора пролетела незаметно. Вернувшись в Енисейскую губернию, В.П. Косованов работает на частных предприятиях купцов – промышленников (например, таких как Шильников). Он перепробует множество профессий: горный техник, геолог, маркшейдер, на рудниках и копях Ачинско-Минусинского и Красноярско-Ачинского горных округов. Сколько исходил за это время он километров, помечая места, где, как он считает, есть залежи медной и железной руды, каменного угля и асбеста.

У него случаются большие удачи: ведется разработка бурого угля вблизи станции Заозерная. Но хозяева платят мизерный заработок, он «тяготится грубой зависимостью», как отмечает в своих воспоминаниях его брат Александр. Уже в это время Вячеслав Петрович начинает не только свою практическую, но и научную деятельность. Путь в большую науку ему открыла его первая научная работа «Применение земляного бурения при розыске золотых россыпей и других месторождений полезных ископаемых», опубликованная в 1902 году. Порвав с промышленниками-эксплуататорами, в 1909 году Косованов устраивается на государственную службу в Управление землеустройства и переселения в Красноярске, где работает топографом. Его главная задача в летний период выезжать в сельские районы для решения земельных недоразумений и других земельных вопросов между крестьянами. Он человек справедливый и в первую очередь защищает интересы бедняков. Его благодарили за справедливость крестьяне села Знаменка (теперь Боград) т.к. решались вопросы по совести, и неподкупность молодого землемера была всем известна.

Характер у него есть


В.П. Косованов в экспедиции

Казалось бы жизнь молодого геолога в Красноярске устоявшаяся и благополучная. Но ему мало спокойной жизни. Все свободное время он использует для пополнения своего научного багажа, выписывая книги и журналы на русском и иностранных языках по специальным вопросам из Москвы, Петербурга и даже из-за границы. Мы прочитали в архиве Александра Петровича, что в эти годы Вячеслав Косованов сделал ряд изобретений в разных областях науки, на которые даже были получены патенты. Это же подтвердил красноярский краевед К.Ф. Попов. Он рассказал, что в одном из номеров журнала «Сибирские огни» за 1928 год, когда отмечался 25-летний юбилей научной деятельности В.П. Косованова, значится, что он создал ряд приборов, облегчающих техническую работу в области геодезии и практической картографии. Среди них координатомометр и графометр, на первый был получен патент ещё в 1912 году. К сожалению, многие изобретения остались без применения, т.к. этому препятствовала тогдашняя бюрократическая система и техническая отсталость России.

К сожалению, мы пока не сумели найти сведений о том, чем занимался Вячеслав Петрович в период революций и гражданской войны. В его следственном деле утверждается, что в 1915 году он являлся членом партии эсеров. Так ли это на самом деле трудно сказать, так как документальных подтверждений мы пока не нашли.

Но трудно себе предположить, что человек, в круг интересов которого входят: геология, минералогия, горное дело, экономика, картография, землеустройство, краеведение, библиография, находил время еще и на политические игрища.

Как бы то ни было, но этот факт будет использован против В.П. Косованова в том страшном 1937 году.

Дивный дар природы вечной

Трудно вообразить себе, какой широкий спектр знаний и интересов был у этого человека. Недаром на ум приходит выражение «Человек эпохи Возрождения».

Начало 20-х годов, отгремела кровавая гражданская война, в стране наступает относительная стабильность и спокойствие. Трудно отходят люди от ужасов, выпавших на их долю, но мирная жизнь берет свое.

В 1922 году Енисейская губернская плановая комиссия решает провести экономическое районирование губернии. Привлекаются в первую очередь специалисты, которые уцелели к этому времени. Конечно, Вячеслав Петрович не может остаться в стороне. Он энергично берется за дело. Изучая тему, мы поражались тому, как хватало интеллекта, энергии, энтузиазма этого человека для того, чтобы принести как можно больше пользы своему родному краю. Он составляет свод наиболее крупных месторождений минералов края, предпринимает попытку дать экономическое обоснование их практического использования. Результаты своей работы он обобщает в большом очерке «Горнозаводская промышленность», который был опубликован в 1923 году в Справочной книге Енисейского губернского совета народного хозяйства. В этом очерке он пишет об исключительных богатствах, полезных ископаемых, которыми «наделила Приенисейский край сама природа…». Не слышится ли вам в этих слова мысль великого русского ученого М.В. Ломоносова: «Богатство России будет прирастать Сибирью!» Нам кажется, что Косованов был абсолютно согласен со своим предшественником.

Вячеслав Петрович уверен, что сама природа предназначила наш край быть районом развитой горнозаводской промышленности. Дальнейшая история нашего края доказала его правоту. Даже сегодня примером являются такие гиганты, как Норильский никель и Красноярский алюминиевый завод.

А ведь уже в начале 20-х годов Вячеслав Петрович твердо уверен, что о богатствах, таящихся на берегах Енисея нужно говорить в государственных масштабах. В 1924 году на Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промысловой выставке он выступает с докладом, стремясь привлечь к этой теме внимание научной общественности и государственных органов. Важной заслугой является то, что именно он отбирал экспонаты этой выставки для тематического показа в разделе «Приенисейский край».

В 1926 году члены Красноярского отдела Русского географического общества за глубокие знания и увлеченность избирают Вячеслава Петровича своим председателем. Географическое общество давно присматривается к его деятельности, выпуская его краеведческие и научно-исследовательские работы. На Всесоюзном съезде Географического общества в Ленинграде ему даже поручено выступать с докладом о работе Красноярского отдела. Доклад вызвал большой интерес среди ученых. Средне-Сибирское географическое общество характеризуется как одно из лучших в стране. Вячеслава Петровича даже знакомят с президентом Академии Наук Карпинским, который высоко оценил деятельность Косованова. Это мы прочитали в воспоминаниях Александра Петровича Косованова, который, к сожалению, не указал год, когда происходили эти события. Но одно несомненно: деятельность на посту председателя Географического общества была у профессора Косованова очень продуктивной. Этот пост он занимает больше 10-ти лет.

В 1927 году исполком Сибирского Краевого Совета рабочих крестьянских и красноармейских депутатов ввел В.П. Косованова в комиссию по составлению генерального плана развития территории от Зауралья до Забайкалья. А в 1928 году редакционный совет Сибирской Советской Энциклопедии предложил ему стать редактором научно-исследовательского отдела издания.

Поражает тот объем работы, который падает на его плечи в этот период. В.П. Косованов избран президентом Приенисейского отдела Восточно-Сибирского общества по изучению производственных сил Сибири. Он налаживает связь со многими научно-исследовательскими учреждениями. Проведена картографическая съемка будущих красноярских предприятий: Цементного завода, Бумажного комбината, а так же выполнены геологические и горно-разведочные задания по проектированию строительства Красноярской ГЭС. Фантастическая работоспособность!

И до звезд совершать полет

Но своего наивысшего расцвета талант ученого достиг в 30-е годы. В Красноярский городской комитет ВКП(б) он пишет письмо, в котором излагает свои соображения о дальнейшем изучении природных ресурсов центральной Сибири. Продолжаются топографические съемки местности, например, под Красноярский завод тяжелого машиностроения, тогда же были сделаны и другие картографические съемки под будущее строительство площадки. В газете «Красноярский рабочий» за 1984 год в статье кандидатов исторических наук  О.Гордеева и И.Прядко мы прочитали о том, какая значительная роль принадлежит Косованову в возведении будущей Красноярской ГЭС. Проведена подробная геологическая съемка обоих берегов Енисея на площади 1150 гектаров, рекогносцировочная съемка на площади 304 км2 пробито 16 шурфов. Результаты сделанного высоко оценила московская комиссия во главе с профессором А.С. Вологдиным. Мы выяснили, что в книге писателя Г.И. Кублицкого «Енисей – река Сибирская» в главе восьмой описана роль Вячеслава Петровича в этом проекте под именем Владимира Петровича. Логика автора книги понятна: о репрессированном Косованове тогда открыто писать было нельзя. Мы недаром озаглавили нашу главу «И до звезд совершать полет». Масштабы деятельности этого человека в начале 30-х годов поистине космические.

Его утверждают председателем геологического бюро при Крайплане. Можно только поражаться государственному мышлению этого человека, так он подходит к решению вопросов о размещении промышленных предприятий. В стране идет бурное развитие автомобильной промышленности, электротехники, которое требует большого количества каучука. А его ввозят в это время из Бразилии, с острова Цейлон за золото, и вот Вячеслав Петрович Косованов предлагает: при помощи залежей высокосортного известняка, коксующегося или древесного угля и запасов дешевой электроэнергии каучук можно получать по карбид - кальциевому процессу.

В.П. Косованов ведет в эти годы поисково-разведочные работы в Хакасии. Итогом стало открытие черногорских каменноугольных Коркинских копей. Им разведано Иршинское буроугольное месторождение. В 1935 году с геологом Я.В. Сосуновым они обследовали и описали как с геологической, так и с экономической стороны месторождения белого и пестрого мрамора, залегавшего в окрестностях Красноярска. Через некоторое время месторождениям заинтересовались строители Московского метро и канала Москва-Волга. В.П. Косованов уделяет большое внимание богатым залежам бокситов недалеко от станицы Ольгино.

«Нам простор без стен и крыш дан»

Если бы Вячеслав Петрович Косованов был только талантливым геологом уже достаточно, чтобы вписать его имя в анналы Красноярской истории, но это удивительный человек еще и потому, что душа его широко открыта людям, и в первую очередь своим землякам. Мы недаром назвали его деятелем Возрождения, он гуманист по природе своей, он любит людей не на словах, он готов делиться с ними знаниями, опытом, его душевной щедрости хватает на многое. Влюбленный в свое родное Красноярье, он готов делиться этой любовью со всеми желающими, понимая, как важно воспитывать подрастающее поколение, которое будет чувствовать себя на этой земле не случайными прохожими, а рачительными и заботливыми хозяевами. Исходивший сотни километров сибирской земли под родным сибирским небом, полюбивший нашу суровую сибирскую природу, он хочет, чтобы эти чувства были доступны и другим людям.

В 1930 году он начинает преподавать в только что открывшихся в Красноярске Лесотехническом институте инженерную геологию и Педагогическом институте общую геологию. Потрясающий факт, но за научную и общественную деятельность по ходатайству руководства этих институтов его представили к званию профессора без защиты диссертации. Его приглашают в Москву, но он отказывается покидать родной край.

Вячеслав Петрович Косованов часто говорил, что в научный способ познания жизни должны включаться не только ученые, но и обычные люди! Рабочие, колхозники, учащиеся, красноармейцы и прочие. По мере своих знаний и развитости каждый должен внести свой вклад в общую сумму знаний о родных местах. Осуществляя эту идею на практике, он  каждое лето организовывает отряды искателей для геологических походов.

15 июня 1934 года на красноярском железнодорожном вокзале горожане встречали героев Челюскинцев. В толпе встречавших был и профессор Косованов. Именно тогда он загорелся идеей организовать в крае массовый геологический поход. 18 июня в газете «Красноярский рабочий» появился призыв:

«В поход им.Челюскинцев! Разведаем богатства сибирских недр!»

Поразительно, но в походе принимало участие почти 500 человек, которые за 3-4 месяца обнаружили 156 новых точек полезных ископаемых: золота, меди, слюды и т.д.


Один из авторов работы с краеведом К.Ф. Поповым

А в газете «Красноярский рабочий» от января 1935 года рассказал нам Коминт Попов, можно встретить еще один крупный заголовок:

«Приложим все наши силы на освоение громадных богатств нашего края!»

В статье помещены материалы научных работников краеведов, которые развивали идею таких массовых поисковых работ. И есть мнение, что только в 1936 году в геопоходах участвовало до 1880 человек. Даже если это не совсем соответствует истине, мы считаем, что такие походы были замечательной возможностью для молодых людей изучать свой край и приносить ему реальную пользу. Значит, идея В.П. Косованова не была пустым прожектом.

А вот что вспоминал ветеран войны и труда М.А. Голых:

«Однажды меня вызвали в Красноярск в «Общество по изучению Красноярского края», в котором руководил профессор Косованов. Мне предложили вступить в это общество и направили на курсы геологов, которые я закончил осенью 1933 года. Мне довелось участвовать в геологоразведочных работах в Емельяновском и Сухобузимском районах. Я помню, как несколько раз к нам приезжал профессор Косованов и другие ученые, например профессор Клячин из Москвы. Несколько раз я навещал Вячеслава Петровича. Это был простой и обаятельный человек. Мы излазили множество скал, ручьев тайги. У него была невероятная выносливость и стремление узнать…  Еще раньше Вячеслав Петрович, когда мне было 14 лет подарил мне библиотеку из 35 брошюр по полезным ископаемым. Он говорил, что из меня может получиться хороший геолог, только нужно учиться…»

Эти воспоминания мы прочитали в работах К.Ф.Попова.

«Географическое общество, возглавляемое Вячеславом Петровичем, оказывает всякую помощь и консультацию различным научным деятелям и экспедициям по вопросам краеведения. Казалось бы, геологу смешно изучать историю края. Может быть кому-нибудь и смешно, но только не Косованову». «Как можно быть полезным своей стране и народу, если ты не знаешь, откуда твой народ», - говорил в кругу близких Вячеслав Петрович.

А в воздухе звучала музыка

 

Умные люди говорят: «Талантливый человек талантлив во всем». В начале нашей работы мы оговорились, что наш герой не совсем вписывается в заявленную тему Акции. Он талантливый ученый, просветитель, хозяйственник, но причем же здесь искусство? А разве вы не помните, что все братья и сестра в семье Вячеслава Петровича страстно любили музыку и прекрасно играли на разных музыкальных инструментах. К.Ф. Попов вспоминает, что из квартиры, которую занимала семья Косовановых, нередко доносились звуки скрипки. Старый краевед знает, о чем говорит. Ведь несколько лет, будучи мальчишкой, вместе с семьей он жил в доме по улице Лебедевой 50. На 1-м этаже, прямо под комнатой Поповых жила семья профессора Косованова: жена Варвара Александровна, дочь Маша и сын Николай. Десятилетний Коминт Попов, как и его друзья мальчишки, плохо разбирался в классической музыке и не мог отличить сонату Моцарта или Глюка от произведений Чайковского, но «звуки скрипки порой становились столь жалостливы и тоскливы, что мы невольно прекращали свои забавы», - вспоминает краевед. Сотрудник краеведческого музея Никандрова Татьяна Владимировна рассказывала нам, что кто-то из старых красноярцев тоже помнит эти импровизированные концерты. Люди, неизбалованные зрелищами, вечерами усаживались на скамеечки прямо во дворе, слушая музыку, льющуюся из открытых окон.

Смело можно сказать, что профессор Косованов был в области искусства не обычным любителем. В архиве Александра Петровича Косованова мы прочитали, что уже приблизительно с 1910 года его брат Вячеслав, страстный любитель музыки, скрипач и виолончелист, устраивал у себя на квартире инструментальные квартеты. На них играли его друзья, такие же любители музыки, а позднее играть стали и его дети. Около двадцати лет продолжались эти дружеские музыкальные вечера.

По инициативе В.П. Косованова возродилось музыкальное общество в Красноярске, которое существовало еще до революции, но затем его деятельность прекратилась. Возродившееся Красноярское филармоническое общество избрало Вячеслава Петровича своим председателем. Оно устраивало популярные концерты, в которых участвовали работники местной музыкальной школы, любители музыки и пения, даже состоялась постановка спектакля «Красноярские столбы» с фантастичным содержанием и музыкальным сопровождением. Текст в стихах составлял Боровских, декорации писал сибирский художник ученик Сурикова Д.И. Каратанов, а вот музыкальные номера подбирал Вячеслав Петрович. Так что наш герой не только не был чужд искусству, но и прекрасно понимал его высокое предназначение в формировании духовного мира человека.

Природа гения

Мы часто задавались вопросами в процессе работы: «Так кто он наш герой?». Мы думаем это талант, граничащий с гениальностью. Кто-то скажет: «Ну и преувеличили, нашли гения!» Но вдумайтесь: В.П. Косованов библиограф, краевед, ученый, геолог, педагог, просветитель, музыкант. Поражает количество и разнообразие тематики работ, изданных Вячеславом Петровичем. Его статьи печатаются в газетах «Красноярский рабочий», «Советская Сибирь», журналах «Сибирские огни» (№1, 1928 год), «Краеведение» (№1, 1928 год). В газете «Советская Сибирь» помещалось несколько очерков. Кроме публикаций в периодической печати он пишет серьезные фундаментальные труды. В составе редколлегии «Сибирской Советской энциклопедии», он курировал отделы «Культурное строительство- научное исследовательская работа, полезные ископаемые» (том 2, стр. 960 с портретом). Он подготовил для энциклопедии ряд физико-географических обзоров нескольких территорий Енисейской губернии, статью «Музыка и музыкальные инструменты народностей Сибири». Научные труды:  «К орфографии золотоносных районов Енисейской губернии»,  «Колонизационные перспективы Приенисейского края»(1926 год), «К истории древней картографии Приенисейского края»(1925 год), «О землеустройстве русского и туземного населения Сибирского Севера»(1926 год). Но самой фундаментальной работой ученого была «Библиография Приенисейского края в 4-х томах». Создавая свою библиографию, он широко использовал материалы, которые остались от библиотеки Г.В. Юдина. В архиве А.П. Косованова мы читаем, что были изданы «Том Второй «Чистые науки и прикладные знания» – 1913 год, Том Третий «Историко-географические науки» – 1930 год (изданы в Красноярске). Том Первый и Четвертый не увидели света за смертью автора, хотя в значительной степени были подготовлены к печати. Этот гигантский труд был замечен и заранее оценен отечественными и зарубежными учеными, пожелавшими приобрести его. Библиографическое общество при Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова избрало Вячеслава Петровича своим действительным членом» (стилистика и орфография документа сохранена).

Личность Вячеслава Петровича как человека и гражданина вызывает сегодня даже не уважение, а преклонение. На фоне сегодняшних скандальных публикаций о коррупционности «государственных людей» человек, произнесший следующие слова вызывает искреннее уважение «Наши колоссальные богатства еще не полностью изучены. Задача дальнейшего выявления и освещения уже открытых богатств имеет первостепенное значение. Мы, научные работники, специалисты и краеведы края с еще большей энергией будем продолжать раскрытие недр, поиски ископаемых, изучение лесных массивов и отдадим все силы на освоение природных богатств для процветания нашей социалистической родины для усиления мощи нашего пролетарского государства». Эти слова взяты из доклада, сделанного в 1935 году. Они сказаны не для позы, не для пиара, это подтверждает вся его деятельность, о которой мы писали выше. До трагической развязки еще два года. И никто не может предугадать своей судьбы. Но почему-то думается, что даже зная о том, что его ждет, «профессор Красноярского края» не стал бы вести себя иначе. А впереди был 1937 год.

Жестокая реальность

 

Сегодня все ученые историки дают нам емкое представление о событиях 1937-38 гг. в нашей стране, называя это лаконично «периодом репрессий». А за этим лаконизмом стоит страшное время: безвинно загубленные жизни, моря пролитых слез, бездна человеческих страданий. Можно подобрать еще массу эффектных эпитетов, а вот ощутить хотя бы суть того трагического времени можно только лишь частично, читая скупые страницы следственных дел, ветхие листочки документов того времени, о чем-то догадываясь, что-то домысливая. Но нам все равно не понять в полной мере трагедии тех, кто жили в тот период.

Мы беседуем ярким летним полднем в уютном сквере имени Сурикова с симпатичным улыбающимся пожилым человеком. Это известный краевед Коминт Флегонтович Попов. Мы спрашиваем: «А что вы помните из этого времени?» Он задумывается, не торопится с ответом: «Да ведь мне было 10 лет. Но вот помню, что из двадцати семей, живших в нашем доме, четыре исчезли бесследно. Первым был печник Нейман». «А его то за что?», - удивляемся мы. «Фамилия немецкая, а еще говорили, что печки, которые он кладет, разваливаются быстро. Значит враг народа. А еще помню большой жилой дом на углу проспекта Мира и улицы Диктатуры, а на нем огромный щит, на котором изображены рукавицы с шипами, между ними человек змея. Надпись гласила: «Врагов народа – в ежовые рукавицы». Аллегория с фамилией Наркома Внутренних дел Ежова, вам понятно, да?», - обращается к нам наш собеседник.

«Следом за этой семьей из соседней квартиры исчезла семья по фамилии то ли Мазарука, то ли Мазарика, точно не помню, - морщит лоб Коминт Фегонтович – потом арестовали соседа по фамилии Громов, который был партийным работником. Нам ребятишкам это было удивительно, но забывалось очень быстро за ребячьими играми, а вот взрослые ходили хмурыми. Следом за главой семьи исчезали жена и дети. Никто из них назад не вернулся. Взрослые шепотом говорили о том, что их выслали на Колыму и запрещали детям болтать языками, а когда дошла очередь до моего соседа дяди Славы Косованова, как мы его звали, мой отец, который занимал серьезный пост в городской милиции, был вызван в НКВД. Там его грозно спросили, как он не досмотрел у себя под носом столько врагов народа, а может он с ними заодно. Вот страх, который обуял моих родителей тогда, я запомнил хорошо».

Журналист Попов давно интересовался биографией своего соседа из детства В.П. Косованова. Собирая материалы, писал статьи. Вот что мы прочитали о 1937 годе: «Волна репрессий охватила край. В газете «Красноярский рабочий» заголовки «кричали»: «Изменникам нет пощады!» Со страниц газеты веяло лютой ненавистью, жаждой смерти. В эту зловещую карусель были вовлечены и кинотеатры города, демонстрировался звуковой выпуск: «Приговор суда – приговор народа»».

Для К.Ф. Попова наш герой был просто «дядя Слава», которого он запомнил очень скромным человеком. Его арест произошел в ночь на 12 июня 1937 года. Мы не только побеседовали с Коминтом Флегонтовичем, но и обратились в региональный отдел общества «Мемориал», председатель которого Алексей Андреевич Бабий дал нам возможность познакомиться с документами следственного дела профессора Косованова.

В архивах общества «Мемориал» мы находим «Постановление об аресте», «Справку о контрреволюционной деятельности гражданина Косованова Вячеслава Петровича», архивную справку от 25-го III-го 1996 года, которая была предоставлена красноярским краевым архивом. А в архиве А.П. Косованова мы нашли справку о реабилитации В.П. Косованова.

В чем же обвинили Вячеслава Петровича? Самый обширный документ – это справка о его «контрреволюционной деятельности». Первые же строки в данной справке звучат устрашающе:

«Член партии эсеров с 1915 года. Был избран членом Сибирского областного комитета. В период колчаковской реакции состоял городским головой города Красноярска».

Одно это – уже является веским доказательством вины, сотрудничество с колчаковцами, но дальше в справке описаны совсем уж ужасающие вещи. Справка сообщает, что в 1917 – 1927 году Косованов участвовал в «сколачивании повстанческих кадров». Под руководством комитета Сибобластников, в котором Косованов играл видную роль, был организован по Енисейской губернии целый ряд вооруженных бандитских восстаний против Советской власти».

Далее мы читаем, что после разгрома восстаний часть руководителей комитета вместе со своим лидером эсером Колосовым Е.Е. и другими сумели уйти в подполье и продолжали активную работу со своими соратниками, которые находились или в местах заключения, или на воле. Цель оставалась та же, подготовка вооруженного восстания. Справка предоставляет тому, кто её будет читать такие «факты», чтобы не оставалось сомнений – Косованов не просто враг советского народа, а та самая змея с плаката, которую нужно срочно раздавить. Якобы в 1932 году он устраивал личные контакты с «руководителями фашистской террористической организации инженером Клячиным и преподавателем Рахлецким, бывшим членом комитета Сибобластников Крутовским и Красиковым». Профессор Косованов называется в справке главой «Краевого повстанческого эсеровского центра», а распоряжения получает из Москвы от лидера Всесоюзного эсеровского центра, того самого Колосова Е.Е. И чем же занимался этот центр? Справка дает обстоятельный ответ:

«В начале 1934 года на квартире Клячина руководители центра провели свидание, где определили главные задачи для себя:

1. Свержение Советской власти вооруженным путем
2. Организация и проведение терактов над руководителями ВКП(б) и советского правительства
3.Организация шпионажа и диверсий.

Все это должно было подготовить население края к моменту начала войны с Японией сделать вооруженное восстание и свергнуть Соввласть»

Справка утверждает, что были и другие совещания, где задачи были дополнены:

1. Организовать экономический, военный шпионаж в пользу Японии и Германии
2. Организовать диверсионные акты на железнодорожном транспорте и крупных промышленных предприятиях.

Читаем и голова кружится от того, как смешаны реальность и вымысел, вернее откровенная ложь. Война с Японией, что за бред? Но мы же знаем из учебников истории, что 1937-38 год время серьезных вооруженных конфликтов между СССР и Японией на Дальнем Востоке. Жившие в то время, зная об этом, могли верить в то, что в стране действуют граждане, шпионящие в пользу Японии. А Германия? Как говорит К.Ф. Попов, в эти годы «даже первоклашки знали, что скоро с немцами война будет». Открываем Енисейский Энциклопедический словарь и читаем, что Клячин Н.К., Зав. Кафедрой химии Красноярского Педагогического института (1934-1937 гг.) обучался в свое время в Германии. Может и в самом деле бдительные сотрудники НКВД разглядели за безобидной внешностью ученых страшных врагов. Ведь в справке ясно говорится, что Клячин отвечал за вопросы шпионажа и диверсий, а Красиков (инициалы не указаны) отвечал за подготовку вооруженного восстания. Но «самые важные» вопросы организации должен был решать сам В.П. Косованов. А именно, «физически устранить Сталина, Молотова, Ворошилова», а еще «организовывать местный террор над краевыми партийными работниками, в частности, над секретарем крайкома ВКП(б) Акулинушкиным». Ну, террор над местными руководителями еще можно как-то организовать, а вот как Косованов должен был уничтожить Сталина, живущего в Москве за стенами Кремля? Странно, что серьезные, казалось бы, профессионалы, приводят такие несуразные обвинения. Может быть, они точно знали, что все равно никто не будет ни вчитываться, ни вдумываться в эти строки.

Справка утверждает, что сам В.П. Косованов признался, что

В 1933 году их организация пыталась совершить террористические акты над Ворошиловым в Красноярске в период его приезда, но им помешала охрана, а позднее они пытались совершить теракты над Акулинушкиным и Кагановичем».

Профессор признался сам?! Но сейчас мы знаем, как зачастую получали такие добровольные признания. Много в этой справке несуразного. Например, известно, что Акулинушкина, которого якобы хотели убить злодеи, арестовали почти одновременно с Косовановым и расстреляли как «врага народа». Так кто же из них двух враги?

Дело В.П. Косованова приводит много информации поразительного содержания. К.Ф. Попов пишет, что профессора обвиняли в том, что он был завербован в контрреволюционную организацию ещё в 1931 году профессором истории Козьминым Николаем Николаевичем, который во время гражданской войны уехал из России, жил в Харбине и вернулся на родину в 1926 году. И что может объединить этих двух людей? Мы считаем, что только один факт – оба в свое время принадлежали к движению Сибобластников.

А следователь НКВД, считал по другому. Козьмин – японский шпион, иначе, зачем бывший дворянин вернулся в СССР. А Косованов передал ему карту полезных ископаемых края, материалы о предполагаемых и строящихся промышленных предприятиях, о перспективах развития Красноярска, состоянии железнодорожных путей и продовольственных запасах. Вот оказывается для чего велась эта грандиозная работа Вячеслава Петровича в 20-х, 30-х годах, о которой мы писали ранее. Правда, как утверждает К.Ф. Попов, никаких документальных подтверждений в «Деле» нет. Но больная фантазия следователей безгранична. В ходе следствия, якобы Н.К. Клячин «признал», что германская разведка требовала «усилить подготовку бактериологической войны с советской властью, в случае войны отравить тылы Красной Армии». Это понятно, ведь Клячин – доктор химических наук.

В 1936 году якобы «Краевой эсеровский центр, где присутствовали Косованов, Рахлецкий, Красиков, Клячин доложило о развертывании им контрреволюционной работы среди преподавателей и студенчества Лесного и Педагогического институтов». А Косованов внес предложение:

«Активизировать контрреволюционную работу по линии террора, шпионажа, диверсий, а так же усилить вербовочную работу в контрреволюционную организацию».

Результатом стало создание «нескольких террористических и повстанческих эсеровских ячеек, как в Красноярске, так и на периферии».

Конечно, не вся информация содержится в справке, которая хранится в обществе «Мемориал». Коминт Флегонтович собрал 16 документов по репрессивному делу В.П. Косованова, но, к сожалению, увидеть мы их не смогли. Сегодня они переданы в Красноярский Государственный архив на улице Робеспьера 4. Сейчас документы находятся в обработке и пока на руки не выдаются, но мы уверены, что в изложении К.Ф. Попова мы получили достаточную информацию.

Изучая биографию семьи В.П. Косованова, мы с трудом осмысливали те ужасные обвинения, которые ему были предъявлены. Каким нужно быть «изощренным и коварным злодеем», чтобы скрывать свое истинное лицо! Жизнь учит нас доверять не словам, а делам человека. И все, что мы узнали о Вячеславе Петровиче и его семье доказывает, что обвинение – это ужасные измышления, которые не дали опровергнуть нашему герою.

Арест В.П. Косованова состоялся 12 июня 1937 года, при обыске изъяли паспорт, профбилет, бинокль, фотоаппарат, какую-то служебную записку из редакции газеты «Красноярский рабочий», а главное групповую карточку, на которой были запечатлены «враги народа», о которых велось следственное дело. Изъяли конспекты лекций, несколько папок с перепиской. Мы знаем из литературы, что такие аресты производили, как правило, ночью, видимо для особого психологического давления. Рядом с Красноярским профессором были жена Варвара Александровна и дочь Маша. Сын Николай, уже взрослый в это время, находился во Владивостоке. Следствие велось более года, 13 июля 1938 года Косованов был передан суду Военной коллегии Верховного Суда СССР. Судебное заседание продолжалось 10 минут. Вячеслав Петрович Косованов был признан виновным и приговорен к высшей мере наказания – расстрелу. Приговор был приведен в исполнение немедленно.

Поймите сущность зла

Работая над темой, мы все больше и больше убеждались, что сделали правильно, не отбросив «Красноярского профессора» только потому, что к искусству он имел не слишком прямое отношение. Может быть мы не правы, и кто-то может оспорить нашу точку зрения, но мы считаем, что В.П. Косованов – это не просто гордость Красноярской культуры, а целый пласт её.


С научным сотрудником краеведческого музея Т.В. Никандровой

Поражаешься той трудоспособности и научной плодотворности, если так можно выразиться, нашего героя. Сотрудник Краевого музея Т.В. Никандрова рассказала нам, что по воспоминаниям старейших работников музея было вывезено после ареста В.П. Косованова 3 грузовых машины, доверху наполненных его трудами. Величайшим чудом мы считаем тот факт, что тогдашние работники музея умудрились сохранить его уникальную «Библиографию…», рискуя собственной жизнью.

Поймай их за руку органы НКВД, им несдобровать так же, как и человеку, чьи труды они высоко ценили, и потому спасали.

Имя Косованова было прочно вычеркнуто даже из такой науки, как геология, которой он посвятил свою жизнь. Мы разговаривали с некоторыми современными геологами, спрашивая, знают ли они имя В.П. Косованова? В ответ нам только пожимали плечами…

Даже своим поведением Вячеслав Петрович вряд ли мог возбудить по отношению к себе отрицательные чувства. По воспоминаниям К.Ф. Попова, по запискам А.П. Косованова он отличался скромностью, бескорыстием и никогда не ставил себя выше других людей. К.Ф. Попов вспоминает, что Вячеслав Петрович всегда был вежлив со своими соседями, семья жила очень скромно, ничем не выделяя себя среди менее интеллигентных обитателей двора. А брат Вячеслава Петровича вспоминает, что «своими большими знаниями он делился со всеми, кто к нему обращался. Вспоминаются дружеские беседы с Л.А. Куликом, приезжавшим неоднократно с экспедицией Академии Наук для отыскания известного Тунгусского метеорита». Из Енисейского Энциклопедического словаря мы выясняли, что Кулик Леонид Алексеевич один из основателей советской метеоритики. Отсюда мы сделали вывод, что Вячеслав Петрович был интересен столичному ученому миру.

Было бы странно, если бы мы на протяжении нашей работы не задавали себе постоянно вопрос: «Что стало причиной такой лютой ненависти, которая не пощадила даже память о профессоре? Были тому объективные причины, предпосылки, за которые могли зацепиться следователи, которым было поручено его дело?»

К сожалению, следственное дело Косованова целиком видел и держал в руках только Коминт Флегонтович Попов. О многом, что нами описано, рассказал нам именно он, опираясь на документы дела. Сегодня даже сотрудники «Мемориала» увидеть полностью следственное дело не могут. Но используя информацию, которую мы добыли, некоторые предположения мы можем сделать:

1. В.П. Косованов был известен как крупный краевед. Он не только ценил, любил свой край, но и прекрасно понимал его перспективы. 30-е годы – это время, когда любая попытка высказывания о значимости своей территории воспринималась как проявление сепаратизма. Известный краевед В.П. Косованов вполне мог подразумеваться властью как сторонник таких сепаратистских настроений. Тем более известно, что Косованов был знаком с лидерами «Областнического движения», такими как Г.П. Потанин и Н.М. Ядринцев. Сотрудник музея Т.В. Никандрова высказала предположение, что эти причины могли сыграть роковую роль в судьбе Косованова.

2. Нам не удалось пока найти документальных подтверждений о том, что В.П. Косованов когда-то входил в партию эсеров. Но в следственном деле такое обвинение выдвинуто. Это вполне возможно, годы гражданской войны были временем смутным. Но никакая политическая деятельность не увлекала Косованова на протяжении 20-х – 30-х годов. Да и в молодости как мы знаем, он был больше склонен к научной работе, чем к политическим интригам.

Конечно, все эти обвинения смехотворны. В.П. Косованов не проявлял себя ни антисоветчиком, ни контрреволюционером, но разве кому-то в те годы нужно было что-то доказывать, если человека хотелось обвинить?! У нас есть робкое предположение, мы не хотим никого обидеть, но что-то подсказывает нам, что в основе враждебного отношения «к нашему Красноярскому профессору» лежит банальная человеческая зависть. И если полистать следственное дело как следует, может и найдется там неприметный листочек с чьим-то доносом. А в биографии В.П. Косованова, конечно были, как в биографии любого человека некоторые компрометирующие факты. Как тогда казалось.

Нам известно, что Мария Ивановна Косованова, мать Вячеслава Петровича была сестрой известного красноярского губернатора Ивана Ивановича Крафта. Об этом интересном человеке можно написать отдельную работу, но мы обратили внимание на другое. Мать – бывшая дворянка, дядя – бывший губернатор. А.П. Косованов вспоминает, что когда И.И. Крафт приехал губернаторствовать в 1913 году в Красноярск, где жила большая часть его семьи, он был очень дружен со своим племянником, В.П. Косовановым, служившим в переселенческом управлении тогда. Как утверждает А.П. Косованов, мысль о строительстве нового здания музея возникла у губернатора с подачи Вячеслава Петровича. И даже когда И.И. Крафт скончался, все свое личное имущество он завещал В.П. Косованову. С тех пор в семье Вячеслава Петровича хранится серебряное блюдо, подаренное И.И. Крафту (Его изображение вы можете увидеть в нашей работе), и серебряные подстаканники. Эти реликвии сегодня хранит внучка В.П. Косованова.


Серебряное блюдо губернатора И.И.Крафта   Внучка В.П. Косованова Нурмухаметова В.Н.

К.Ф. Попов вспоминает еще один любопытный случай. Работая над очерком о Косованове, он получил письмо из Абакана от неизвестного автора, который сообщает, что профессор Косованов некоторое время работал в «Обществе изучения Красноярского края». Один из членов общества владел редкой, по тем временам, авторучкой с заправленными в неё чернилами. Эту ручку ему якобы подарил герой Гражданской войны М.Н. Тухачевский. Каждому хотелось хотя бы подержать в руках такую реликвию, и придумали оригинальное решение: в день выдачи зарплаты авторучкой маршала расписывались все по очереди. Глупость, скажете вы. Но ведь мы знаем все о трагической судьбе Тухачевского. Его ручка, если она и была на самом деле, почти явное признание связи с «врагом народа».

Известно, что главным аргументом в деле любого обвиняемого тогда являлось признание самого человека. 57-летний профессор сделал такое признание. Он было написано на имя начальника НКВД. Но К.Ф. Попов утверждает, что признание написал сам следователь, подделав почерк обвиняемого. Это было доказано путем проведения графолого-почерковедческой экспертизы. И получено оно было путем психологического давления, угрозами и прямым насилием, что тогда редкостью не являлось.

Наше исследование подходит к концу. Сказать, что оно исчерпало себя полностью – неверно. Есть еще много белых пятен. Их предстоит изучить в дальнейшем. Но сделано главное – восстановлено доброе имя нашего героя. В архиве А.П. Косованова мы нашли справку:

«В 1956 году было проведено дополнительное расследование дела. Определением Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 2 июля 1957 года приговор Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 13 июля 1938 года в отношении Косованова В.П. по вновь открывшимся обстоятельствам отменен, и дело о нем прекращено за отсутствием состава преступления».

Это называется справка о реабилитации.

Да, сейчас о Вячеславе Петровиче можно прочитать в Интернете, есть печатные издания, но нет могилы, куда можно было прийти и поклониться праху человека, имевшему такое большое значение в истории культуры нашего края. И мы хотим закончить наше повествование такими строками:

«И хоть бесчувственному телу
Равно повсюду истлевать,
Но ближе к милому пределу
Мне всё б хотелось почивать»
А.С. Пушкин (из архива А.П. Косованова)

Нам кажется, что это могло быть последним желанием нашего Красноярского профессора Вячеслава Петровича Косованова. И мы предлагаем, чтобы власти и общественность нашего города подумали над тем: может быть следует дать одной из улиц нашего города имя Вячеслава Косованова.

 

Документы из Следственного дела В.П. Косованова

БИБЛИОГРАФИЯ

1.  Енисейский энциклопедический словарь, Красноярск, 1998 год
2.  Т.В. Никандрова, Красноярский край в годы политических репрессий (рукопись, 2005 год)
3.  Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края, Красноярск 2004
4.  Г.А.К.К., фР2297, оп.1, архив А.П. Косованова
5.  Интернет - ресурсы
6.  К.Ф. Попов, Энтузиаст и мученик науки, «Вечерний Красноярск», 25.01.2000 год
7.  100 знаменитых красноярцев, Красноярск, 2004 год 


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.