И только правда ко двору

И только правда ко двору


Муниципальное казённое образовательное учреждение дополнительного образования детей

Туруханский районный Центр детского творчества «Аист»

Автор работы: Зоткина Мария Дмитриевна 14 лет

Секция НОУ «Краеведение»
Туруханский ЦДТ «Аист»

Научный руководитель: Зубова Светлана Сергеевна
Педагог дополнительного образования высшей категории

с. Туруханск Красноярского края
2011  год

«Не сотвори себе кумира»

Я живу в районном центре, изучаю историю своего Туруханского района. История Туруханского района уникальна. 7 июня 1928 года было принято постановление «Об утверждении в Красноярском округе Сибирского края Туруханского района с центром в с. Туруханск (бывшее с. Монастырское)». Раньше эта территория называлась Туруханским краем. Долгое время Туруханский край и впоследствии Туруханский район являлся местом ссылки, «краем белых ночей и чёрных дней».

Я много слышала о том, что долгое время край и район были местом массовой ссылки. У моего руководителя целая папка статей из советской региональной периодической печати. Однажды она принесла их на занятие, и я увидела, что о ссыльных революционерах периода 1900-1917 годов в этих материалах содержится немало сведений. Из них складывается  очень положительный стереотип революционера.  И я подумала: может быть, в этих статьях не упоминаются факты, которые не укладываются в этот стереотип? А если взглянуть на политическую ссылку под другим углом зрения? Я увидела несколько очень устойчивых стереотипов: из туруханской ссылки из-за географических и климатических условий невозможно было бежать; условия ссылки были невероятно тяжелы; режим и надзор за сосланными был суров; И.В.Джугашвили (Сталин) в ссылке неустанно занимался политической деятельностью и др. Это факты или мифы советской идеологии? Какие новые факты позволяют взглянуть на политическую ссылку под новым углом зрения? Если внимательно проанализировать ту же советскую печать, сопоставить её с редкими материалами на эту тему в региональной постсоветской печати и с воспоминаниями местных жителей – может быть, окажется, что на самом деле это только мифы? Так возникла тема моей исследовательской работы о политической ссылке в Туруханский край в период 1900-1917 годов.

Под ссылкой подразумевается отправление осужденного лица в конкретную местность. Ссылка, по выражению А.И.Солженицына, - «водворение со связанными ногами». 

Название своей работы и названия трёх глав я взяла из стихотворения  А.Твардовского «По праву памяти».

Объект исследования:   жизнь ссыльных в Туруханском крае.

Предмет исследования: репрессии по отношению к политическим ссыльным со стороны царского правительства.

Проблема исследования: Тема ссылки во времена царизма разрабатывалась в советское время очень активно, поэтому по ней много печатных материалов. Но она не всегда освещалась объективно, потому что в нашей стране не было демократии.

Новизна работы: анализируя источники региональной периодической печати, мы нашли факты, позволяющие взглянуть на политическую ссылку в Туруханском крае 1900-1917 г.г. под новым углом зрения.

Работа  актуальна. Царизм – перевёрнутая страница нашей истории. Появилась возможность объективно посмотреть на ссылку этого периода. Тем более, что  любое новое исследование выявляет новую информацию, расширяет наши знания о прошлом, без которого невозможно наше будущее.           

Обзор литературы. В советской региональной периодической печати содержится немало сведений о ссыльных революционерах с точки зрения советской идеологии. Факты, не укладывающиеся в стереотип революционера, не освещаются. Все статьи  этого периода описывают туруханскую ссылку как место больших испытаний  на верность идеалам революции. В постсоветское время практически перестали освещать в печати туруханскую ссылку. Только в районной газете «Маяк Севера» стали печататься исследования местного краеведа В.Ситникова, основанные на работе в архивах. Они содержат много новых фактов, но автор освещает их с позиций, прямо противоположных стереотипу революционера. Таким образом, мы наблюдаем две крайних точки зрения.  Истина должна быть где-то посредине. Однако новых исследований туруханской ссылки изучаемого периода мы не обнаружили.

Мы поставили такую цель работы: изучить режим и условия ссылки 1900 – 1917 гг.

Задачи:    

1. Изучить категории и состав ссылки.

2. Проанализировать условия режима и надзора за сосланными профессиональными революционерами.

3. Выявить материально-бытовые и морально-психологические условия ссылки профессиональных революционеров.

До революции 1905 года сибирская ссылка была «преимущественно общеуголовной и носила характер не только карательной, но и колонизационной. После революции 1905 года  сибирская ссылка превращается прежде всего в ссылку политическую»[1].

Из состава ссыльных Туруханского края мы рассматриваем только ссылку членов РСДРП, потому что именно эта партия пришла впоследствии к власти и организовала массовые репрессии в стране. Географические границы исследования – в рамках нынешней территории Туруханского района, иначе объём исследования будет просто не под силу, ведь территория Туруханского края была огромной (приложение 1).

Методы исследования: 1.Индукция (от фактов – к выводам). 2. Сравнение источников советского и постсоветского периода о политической ссылке исследуемого периода. 3. Анализ собранных материалов.

Приемы исследования: работа в районном краеведческом музее, изучение литературы, комплексный анализ источников.

Источники исследования: экспозиции в музее, фотографии, статьи из региональной периодической печати, рассказы информантов.

Информанты: 1. Канаева (Самойлова) Калиса Петровна, 1936 г.р., пенсионерка, проживает в с. Туруханске.2. Печёных Борис Георгиевич, 1955 г.р., житель с. Селиваниха Туруханского района, боец пожарной охраны.

Хронологические  рамки исследования: 1900 г. – 1917 г.

Способ изложения:  тематический (по главам).

«Но всё, что было, не забыто»

1. Категории политссыльных

Политссыльные были двух типов. Первый тип – административные ссыльные. «Административная ссылка – насильственное перемещение человека без соблюдения легальных формальностей»[2], т.е. без суда и следствия по решению Особого Совещания. Люди не совершили  преступления, но их высылали из местностей, считавшихся политически нестабильными. Особое совещание состояло из четырёх человек. Срок административной ссылки – от 1 до 5 лет.

Второй тип – ссыльнопоселенцы. Их ссылали на поселение, лишив по суду «прав состояния». Суд определял срок жительства на поселении. Пособие от казны не полагалось. Они выбирали место жительства в пределах края, были свободны в выборе работы. Ссыльнопоселенцам предоставлялось право через полгода после приезда в ссылку отлучаться из мест водворения. Затем они (кроме скопцов и иудеев) могли перемещаться в пределах области, губернии и пр. За побеги давали 200 ударов розгами, арест на срок до трёх месяцев или заключение в тюрьму на два года[3].

В Туруханском крае ссыльнопоселенцев было меньше, чем административных ссыльных.

2. Перемещение в ссылку

Для жителей станков существовала «подводная повинность», по которой они круглый год перевозили ссыльных и чиновников.

В зимний и летний периоды партию ссыльных (6-7 человек) сопровождал один стражник и один-два крестьянина -  хозяева подвод -  и только до с. Ворогово (южная граница края).  Далее ссыльные предоставлены были сами себе, место проживания ими выбиралось произвольно, в первую очередь заселялись южные станки.  Зимой отправляемым в ссылку из Енисейской тюрьмы выдавалась верхняя одежда и валяная обувь, и они, закутанные в овчину, в лежачем положении  перемещались на санях. Один стражник был не в силах в пути поддерживать какую-либо дисциплину, тем более исключить возможность побега. По сути  функции стражника сводятся к тому, чтобы добыть лошадей, его никто не боится: « …для политссыльных  он является объектом насмешек и издевательств»[4]. Контроль практически отсутствовал, поэтому ссыльные, группируясь по партиям, селились зачастую в одной деревне.

При распределении ссыльных по станкам Туруханского края жандармерия должна была учитывать, чтобы в одном селении не было много членов одной партийной группировки. Но на деле получалось иначе. Например, с.Верхнеимбатское  в 1908-1909г было, в основном, заселено эсерами. Никакой принудительной привязки к конкретному поселению не было[5].

Когда наладилось пароходное сообщение, то ссыльные, назначенные на поселение в северные станки края,  могли летом поехать  на пароходе. Специальных спецрейсов для перевозки ссыльных  не было. Например, Л.Мартов (Ю.О. Цедербаум) описывает, как комфортно он добирался в ссылку в Туруханск: «На пароходе, увозившем меня за Северный полярный круг, я имел достаточно досуга, чтобы впервые после долгого времени, оставшись в одиночестве, пораздумывать о предстоящей мне жизни»[6]. Он свободно выходил на палубу, любовался «величавым красавцем Енисеем».

3. Состав ссылки

В советское время писали, что в Туруханский край – «тюрьму без стен» - ссылали самых неукротимых. В разное время в Туруханской ссылке находились представители всех слоёв населения. «Расцвет» туруханской ссылки пришёлся на 1906-1912 годы. По неполным данным в крае только после событий 1905-1907 годов насчитывалось около 500 политических ссыльных (400 человек административно высланных и 70 ссыльнопоселенцев)[7].

 В перестроечное время выявлены такие цифры состава ссыльных Туруханского края. Их привёл в своей статье местный краевед В.Ситников. Он работал в Красноярском архиве: «… решил выписать фамилии всех политссыльных Туруханского края хотя бы за один 1908 год. Но всех не осилил, а собрал чуть более 400, примерно половину всех имеющихся. Так вот из этих 400 едва нашлось полтора-два десятка социал-демократов, да и те принадлежали к многочисленным фракциям: социал-демократы Польши и Литвы, Финляндии, рабочей партии Бунд, меньшевики и прочие. Большевиков же оказалось 3-5 человек»[8]. Однако В.Ситников нашёл этому объяснение. Оказалось, что наблюдение за ссыльными было ограниченным, потому что не хватало средств и филеров, поэтому следили только за наиболее активными социал-демократами. Таких активистов этого движения много сослали в 1913 году после Пражской конференции РСДРП.

Видные члены РСДРП – будущие вожди и члены советского правительства – отбывали ссылку в Туруханском крае. Среди них  члены Русского бюро ЦК РСДРП (кроме В.И.Ленина и С.Орджоникидзе): будущий председатель Всероссийского Центрального Исполнительного комитета первой социалистической Советской республики Яков Михайлович Свердлов, будущий диктатор Иосиф Виссарионович Сталин, вождь закавказских большевиков Сурен Спандарович Спандарян, Филипп Исаевич Голощёкин. Позднее – депутаты-большевики  IV Государственной Думы Г.И. Петровский, А.Е.Бадаев, М.К.Муранов, Ф.Н.Самойлов, Н.Р.Шагов.

Из известных исторических личностей этого периода в ссылке были также: доктор философских и математических наук Яков Ефимович Боград, будущий организатор и первый директор Института мировой литературы Лев Борисович Розенфельд (революционный псевдоним Юрий Каменев), лидер меньшевиков Юлий Осипович Цедербаум (революционный псевдоним Мартов), активный член Красноярского отделения РСДРП Иосиф Фёдорович Дубровинский (партийный псевдоним «Инок»). Это самые известные имена.

В годы советской власти в Туруханске были открыты мемориальные дома-музеи ссыльных большевиков. 7 ноября 1938 года в Туруханске был открыт музей Я.М.Свердлова в доме, в котором он с семьёй проживал в период ссылки 1915-1917 годов (приложение 2). Улице, на которой расположен музей, присвоено  имя Я.М.Свердлова.

В Туруханский край Енисейской губернии Свердлов был направлен после ареста в 1913 году. 22 июня он был водворён в деревню Селиваниха в

12 километрах от села Монастырского. Чтобы исключить возможность побега, в  феврале 1914 года Свердлова приводят на далёкий станок Курейку за Полярным кругом, а через несколько месяцев по состоянию здоровья снова в Селиваниху. Зимой 1915 года он стал просить жену о приезде в Туруханский край. Товарищи из Красноярска выхлопотали его жене должность, и она приехала в качестве заведующей  метеостанцией. Клавдия Тимофеевна привезла с собой детей – сына Андрея и дочь Веру. Свердловы поселились в  доме, построенном в 1910 году.

18 мая 1941 года был открыт музей Сурена Спандаровича Спандаряна. В мае 1913 года С.С. Спандарян приготовлен к пожизненной ссылке в Енисейскую губернию с лишением всех прав состояния.

В 1914- 1916 годах  С.С.Спандарян жил во  флигеле на усадьбе купца Лукашевича. В этом доме и открыт музей (приложение 3). Улица Советская, на которой расположен музей, в 1951 году по решению Туруханского исполкома переименована в улицу Спандаряна.

К весне 1916 года здоровье Спандаряна сильно ухудшилось. Хотя он никому не говорил о своей болезни, но друзья – Свердлов, Голощёкин, Масленников – видели его состояние. Быстро развивался туберкулёз лёгких, страдания дополняли ревматизм суставов и сердца. По настоятельному требованию ссыльных–большевиков было произведено медицинское освидетельствование, в котором говорилось, что политссыльный Спандарян нуждается в более мягком климате. Поэтому он был переправлен сначала в Енисейск, а в конце августа 1916 года доктор-большевик В. Гусаров доставил Спандаряна  в Красноярск. Он умер 24 сентября  1916 года в городской красноярской больнице «Товарищество врачей». 

Туруханская политическая ссылка ненадолго связала между собой имена Я.М.Свердлова, С.С.Спандаряна и И.В.Джугашвили (впоследствии по партийному псевдониму Сталин). Сначала он отбывал ссылку на станке Костино Туруханского края, а потом в Курейке, у Полярного круга. И. В. Сталин друживший со Спандаряном, иногда приезжал из Курейки и останавливался в доме Спандаряна. В музее сохранился топчан, на котором спал Сталин.

На севере района, в Курейке, в доме Тарасеевых некоторое время проживали политические ссыльные Иосиф Джугашвили и Яков Свердлов. По словам Анфисы Степановны Тарасеевой «жили они у нас с Яковом Михайловичем недружно. Иногда сильно ругались. Ёсиф даже в суп Якову плевал, тот есть отказывался…»[9]. Через некоторое время Я. М. Свердлов съехал в избу Кандиных, а затем   по хлопотам ссыльных из-за болезни его переводят в сентябре 1914 года снова в Селиваниху, а в мае 1915 года -  в село Монастырское.  Яков Михайлович писал жене: «Ты же знаешь, родная, товарищ, с которым мы были там, оказался в личном отношении таким, что мы не разговаривали и не видались».

Затем И. Джугашвили от Тарасеевых переселили в семью Перепрыгиных, к семерым детям сиротам, которые жили одни (приложение 4, лист 1). Старшей   из них – Лидии - было 16 лет.

В 1952 году в Курейке было сооружено здание – пантеон над домиком Тарасеевых (приложение 4, листы 2-3). Под пантеоном были вырыты вентиляционные шахты. С их помощью производился климат-контроль: поддерживали определённую температуру внутри комплекса. Возвели рядом мощную котельную. Наружную облицовку сделали из мраморных плит. Высадили цветы и голубые ели. Установили красивые уличные светильники. Над входом в музей висел огромный бронзовый лик Сталина. Установили гипсовый памятник. До настоящего времени пантеон и изба не сохранились (приложение 4, лист 4).

Осенью 1942 года в Красноярском краевом издательстве вышла книга «И.В.Сталин в сибирской ссылке» (ответственный редактор – секретарь Красноярского крайкома ВКП(б) по пропаганде и агитации К.У.Черненко – будущий генсек). Книга вызвала резкое недовольство и раздражение Сталина. Очевидно, у него были причины не вспоминать курейскую ссылку[10].  Здесь разоблачается очередной миф: о большой политической активности Сталина в этой ссылке. Второй том его сочинений завершается листовкой, написанной им в феврале 1913 года. Третий том открывается статьёй, напечатанной в «Правде» 14 марта 1917 года. Даже в составлении резолюции собрания политических ссыльных (лето 1915 года) он не участвовал, хотя это было поручено ему и Свердлову. Сталин сразу уехал в Курейку[11].

На берегу Енисея, недалеко от дома, в котором жили С.С.Спандарян и В.Л. Швейцер, стоял домик, принадлежащий полицейскому управлению, и постояльцы в нём менялись часто. Недолго проживал в домике В.Л.Бурцев – европейская знаменитость, редактор журнала «Былое» и газеты «Будущее», которые издавались в Париже. В Париже он слыл Шерлоком Холмсом, к нему обращались за советами. Он разоблачал секретные дела департамента полиции и его агентов. Именитый редактор почему-то покинул Францию и приехал в Россию в такое неспокойное время. Он был сослан в Туруханский край, как он считал, за статью «Николай Второй и Распутин». Бурцев не терял надежды, что его вызволит из беды его друг – президент Франции Раймон Пуанкаре. И тот вскоре оправдал надежды маститого редактора-детектива.

Затем в доме в разное время жили ссыльные: Юрий Каменев, Александр Александрович Масленников, Яков Ефимович Боград, Денис Петрович Долбёшкин. С Масленниковым проживал его шестилетний сын, потому что жена Масленникова – профессиональная революционерка О. Хорошенина – находилась в это время в тюрьме. Впоследствии после февральской революции А.А.Масленников был назначен первым комиссаром Туруханского края, а Я.Е.Боград и Д.П. Долбёшкин были выбраны его помощниками.

В этом же домике поселился вместе с Масленниковым Григорий Иванович Петровский – депутат социал-демократической фракции IV Государственной Думы. Была арестована группа депутатов-большевиков Думы.  Кроме Петровского, в Монастырское летом 1915 года прибыли депутаты А.Е.Бадаев, М.К.Муранов, Ф.Н.Самойлов, Н.Р.Шагов.

4. Условия ссылки

В этот период Туруханский край был почти безлюден: на территории в 175 миллионов десятин проживало не более 15 тысяч человек. Население, в основном, кочевые инородцы, а русского населения всего несколько тысяч. Русские деревни – станки – расположены только по берегам Енисея. Всё остальное – глушь, беспредельная тайга, на севере – тундра. Единственная дорога в Туруханском крае – это Енисей. Занятия жителей – рыбный промысел и охота. Ремёсла не развивались из-за малочисленности  населения, потому что потребность в них была незначительная.

Интеллигенту, попавшему в ссылку в Туруханский край, проживание в в крестьянской избе казалось пределом того, что может вынести цивилизованный человек. Поэтому условия ссылки этого периода описаны в воспоминаниях бывших ссыльных или с их слов и подчёркивают невыносимую тяжесть ссылки: «Выдержать «туруханку» с её ледяным климатом, пургами, непрерывной топкой печей, коротким летом, мошкарой, с её белыми изнуряющими душу ночами, с её ощущением таёжной пустыни и трагической отдалённости от всего мира было очень трудно»[12]. Такой «туруханку» видели ссыльные, ведь они попали сюда не по своей воле. Поэтому и называли они Туруханский край «краем белых ночей и чёрных дней». Это стало идеологическим штампом.

Конечно, объективно жизнь в Туруханском крае была тяжёлой. В дореволюционные времена не было электроэнергии, стабильного снабжения, транспортных средств. Крутые морозы, пурги и метели со снежными заносами зимой, летом – неисчислимое количество гнуса, зима – семь месяцев, световой день – 5-6 часов. Но эта характеристика касается природно-климатических условий Туруханского края. А другие условия ссылки в то время  были достаточно приемлемыми.

Например, жилищные условия. С.С.Спандаряну и В.Л.Швейцер местный купец Лукашевич отдал бесплатно флигель. Свердловы сначала снимали две комнаты в отдельном новом доме (построен в 1910 году), а потом им этот дом для них приобрела Иркутская метеорологическая обсерватория (К.Т. Новгородцева – жена Я.М.Свердлова – была начальником первой метеостанции). В домике, принадлежащем полицейскому управлению, селили ссыльных. У И.В.Сталина была отдельная комната в доме Перепрыгиных. Другим ссыльным тоже предоставлялось жильё в крестьянских избах. Они платили за проживание два-три рубля в месяц. Иногда кооперировались по 3-4 человека и со временем ставили свой дом.

Жили ли бедно сосланные революционеры? Скорее всего, административные ссыльные  не нуждались. Царское правительство их содержало. Ссыльные, в том числе и Яков Михайлович,  получали 15 рублей в месяц. Сибирские цены были в 2-3 раза ниже российских[13], поэтому казённое содержание ссыльного было вполне достаточным. Вот примеры.

В доме Свердловых была экономка[14]. Этот факт нигде не упоминается. Автор статьи ссылается на письмо мужа экономки – Павла Конных. За 12 рублей можно было купить дом или корову. «Мартов за 5 рублей в месяц получал от хозяина квартиру с полным столом, а остальные деньги тратил на книги и откладывал на побег»[15]. Об И. Джугашвили А. С. Тарасеева вспоминала, что не так уж плохо ему и жилось: «Да чего ему тут не жить-то было. Им ведь какие деньги от казны давали! Пятнадцать рублей в месяц каждому! А ведь когда осенью пароход приходил, то на два рубля на всю зиму муки- то я запасала…»[16]. 1 пуд (16 килограммов) ржаной муки стоил в Туруханске летом 1 рубль 20 копеек, а зимой – на 10 копеек меньше. А.И.Солженицын приводит  пример о том, что ссыльный Улановский впервые попробовал какао именно в Туруханской ссылке, здесь же он имел и свободные деньги, которые высылал своей знакомой[17].

Но ссыльные - «лишённые прав» (пожизненные ссыльнопоселенцы) – не получали  денежного содержания. Их материальное положение было намного тяжелее, если им не помогали родственники или партийные кассы. Они искали приработок, жили охотой, рыбачили в бригадах, заготавливали и продавали дрова, нанимались на работы по прокладке телеграфной линии. В Монастырском иногда ссыльные работали в складской конторе французской фирмы по продаже меховых изделий  «Ревильон и братья». В должности приказчика здесь работал политический ссыльный М.И.Зелтынь. Он сообщал товарищам об отдельных разовых работах, дававших им некоторый заработок. Приработком стало и участие политссыльных в строительстве пристройки к полицейскому управлению и  тюрьмы.

В ссылке было много возможностей для самообразования. Например, Иосиф Фёдорович Дубровинский, помимо политической деятельности, занимался высшей математикой. Ссыльные  не были окончательно оторваны от жизни страны. Они получали газеты и журналы. Они писали коллективные письма в редакции, и им присылали бесплатно издания. Они получали всю легальную партийную прессу.

Правда,  почта на станки и в Монастырское приходила редко, нерегулярно (8-9 раз в год)  – оторванность от жизни ощущалась. Чтобы не впасть в депрессию, необходимо было обладать сильным источником внутренней бодрости. В Монастырском именно Я.М.Свердлов оживлял ссылку: умел ободрить, встряхнуть от мёртвой    спячки, заставить работать над собой. Его оптимизм притягивал людей. О человеческих качествах Якова Михайловича очень тепло отзывались многие, например, Кира Александровна Эгон-Бессер. В экспозиции музея Я. М. Свердлова хранится копия письма Якова Михайловича к Кирочке Эгон – Бессер, дочери его друзей. Мой руководитель, Зубова (Зеленюк) Светлана Сергеевна встречалась с Кирой Александровной в пансионате под Москвой, где Кира Александровна провела последние годы своей жизни (приложение 5, лист 1). В 1988 году К.А. Эгон –Бессер исполнилось 90 лет. Кира Александровна вспоминала, что Яков Михайлович был очень обаятельный человек, его все любили. Кирочка научилась вязать, сама связала шарф и отправила его в Монастырское, чтобы Яков Михайлович не мёрз. О Клавдии Тимофеевне Кира Александровна отозвалась как об очень закрытом, сдержанном и холодном  человеке.

Якову Михайловичу были присущи и обычные человеческие слабости. Мало кто знает, что ещё раньше у Якова Михайловича была жена Екатерина (Каролина Шмидт) и дочь Евгения. Их брак не был узаконенным, потому что не было церковного венчания. Евгения Яковлевна жила в Москве. У моего руководителя хранится присланная ей открытка (приложение 5, лист 2). Яков Михайлович участвовал в воспитании дочери, об этом мы узнали из статьи Е.Я.Свердловой в газете «Советская Россия»[18].

5.  Режим и надзор в ссылке

«В общей сложности весь административно-репрессивный аппарат в Туруханском крае состоял из: двух офицеров, трёх урядников, 10 казаков и 20 надсмотрщиков за ссыльными»[19]. Административные органы Туруханского края переведены в с. Монастырское в 1912 году.

В Монастырском политссыльные должны были ходить отмечаться в полицейское управление. Сейчас в здании бывшего полицейского управления находится краеведческий музей (приложение 6). Внешний облик здания сильно изменился, но сохранилась побелённая кирпичная пристройка с зарешечённым окном (приложение 6). Её строили политссыльные.

 В нескольких десятках метров от полицейского управления стояла тюрьма. Её деревянное здание не сохранилось. Валентин Андреевич Трифонов (отец будущего писателя Ю. Трифонова), отбывавший ссылку в Монастырском, писал: «Группа ссыльных, среди которых был и Я. М. Свердлов, работали в селе Монастырском на постройке. Возводили дом, который, как они знали, должен был служить тюрьмой. К слову сказать, долго решали, имеют ли моральное право ссыльные работать на такой постройке, но решили, что предотвратить использование любого дома под тюрьму они всё равно не в силах, а зарабатывать больше негде, вот и стали строить»[20]. Ни в каких других источниках не упоминается об участии Я.М.Свердлова в этом строительстве. В заработке он не нуждался, так как был административным ссыльным, а жена работала. Скорее всего, это очередной партийный миф, ведь в партийной иерархии Свердлов занимал очень высокое место.

Обеим категориям политссыльных запрещалось заниматься педагогической деятельностью, иметь учеников, заниматься врачебной и адвокатской практикой, читать лекции, содержать библиотеки, вести пропаганду среди населения. В повседневной же жизни политссыльные и врачевали местное население, и обучали грамоте, потому что на всю огромную территорию Туруханского края в 1609824 квадратных вёрст (верста – это 500 саженей или 1067 метров)) практиковал один врач, одна акушерка и три фельдшера, существовала одна аптека, а школ было всего пять[21].

Политические ссыльные занимались и политической деятельностью. В 1908 году в с. Верхне-Имбатске был основан «Союз ссыльных Туруханского края». А в Монастырском, в домике, который полицейское управление предоставляло ссыльным, в августе 1915 года было проведено даже нелегальное совещание политссыльных Туруханского края. По разным данным на нём присутствовало от 18 до 30 человек[22]. В музее Я.М.Свердлова есть фотография участников совещания на фоне избушки у забора. Здесь С.С.Спандарян, И.В.Сталин, Л.Б.Каменев, Г.И.Петровский, Я.М.Свердлов. Это ещё молодые люди, но уже лучшие годы  своей жизни они провели в тюрьмах и ссылках. Они одержимы в правоте своего дела. Яков Шумяцкий почти 10 лет провёл в Туруханке, и вот какое впечатление на него произвёл Сурен Спандарян: «От него веяло беззаветно до фанатизма преданностью делу революции и такой же ненавистью к угнетателям, от которой становилось жутко»[23].

Подтверждением того, что административные ссыльные без помех надзора могли перемещаться от станка к станку, являются не только возможности проведения совещания политссыльных (пусть и нелегального) и создание «Союза ссыльных Туруханского края», но и поездка С.С.Спандаряна и В.Л. Швейцер на собаках за 200 километров в гости к Сталину из Монастырского на станок Курейку: «Тайком от стражников, зимой, мы вместе с Суреном Спандарьяном поехали в Курейку к Сталину.  Нужно было разрешить ряд вопросов, связанных с происходившим тогда судом над думской фракцией большевиков и с внутрипартийными делами»[24].

В Монастырском центром политической жизни ссыльных был дом Свердловых. В то время он находился на окраине, сразу за оградой был лес. Когда в доме собирались ссыльные, верная собака по кличке Пёс лаем предупреждала о том, что идёт кто-то чужой. Тогда через вторую дверь ссыльные могли уйти. Собака сопровождала Я. М. Свердлова на охоте и рыбалке, он её очень любил. В 1916 году Пёс погиб.  Шкуру умершей собаки выделал крестьянин М.И.Давыдов, и Свердлов увёз её с собой  после февральской революции 1917 года. Шкура висела в кремлёвском кабинете Я.М.Свердлова.

В одной из комнат музея расположена экспозиция, посвящённая политическим ссыльным. Здесь много фотографий туруханских политических ссыльных и карта. По карте видно, что из села Монастырского, расположенного на севере, как на краю земли, краю света, установлены были связи практически со всеми революционными центрами страны и даже с заграницей, а также с другими ссыльными. Следы переписки ссыльных – туруханцев с В.И.Лениным есть в письме Ленина к сестре Анне Ильниничне, отправленном в декабре 1897 года: «Туруханцы поселились все вместе (это гораздо удобнее и дешевле, и кухонная часть проще устроилась, за счёт единственной их «дамы»)»[25].  «Туруханцы» - это екатеринославские рабочие И.К.Гудимов, И.П.Мазанов с женой Е.И.Мазановой и Я.Петрашек – слесарь из Варшавы. Советские историки писали, что в целях конспирации сама переписка не сохранялась. Но сама возможность переписки  и поддержки многочисленных связей говорят о том, что царский режим достаточно лояльно относился к ссыльным социал-демократам.

Я.М.Свердлов все годы ссылки занимался публицистической деятельностью. «Он написал и опубликовал  в газете «Сибирская жизнь» в 1916 году около 20 корреспонденций о жизни ссылки, о бедственном положении народностей Сибири. В журнале «Вестник Европы» в июле 1915 года напечатана статья  «Туруханский край». Пишет он и «Очерки Туруханского края», статьи «Массовая ссылка (1906-1915 год), «Война и Сибирь», «Крушение капитализма», «К изучению Сибири» и многие другие»[26].

Я.М.Свердлов организует работу туруханской колонии ссыльных большевиков.  

Спандарян «в ссылке поддерживал переписку с большевиками Закавказья, В.И.Лениным, интересовался событиями в России, продолжал заниматься изучением национального вопроса. В музее восстановлен список книг, которые читал и изучал Спандарян в туруханской ссылке. «Тимофей» (подпольная кличка Спандаряна) вёл среди крестьян культурно-просветительскую работу»[27].         

Многие ссыльные имели  оружие и охотились. В книге А.Федерольф «Рядом с Алей» описана встреча с местным жителем из коренных народов Севера Афоней Тетериным. Он утверждал, что был приставлен к Сталину, чтобы тот не сбежал из ссылки: «с ним Сталин и рыбачил, и охотился, но ружьё за ним носил только Афоня – Сталину это запрещалось»[28]. Скорее всего, здесь дело не в запрете носить оружие, а в личных качествах человека. Нести ружьё нельзя, а стрелять из него можно?.. 

Обращение с политссыльными, согласно полицейской инструкции, выпущенной зимой  1909 года, - корректное и на «Вы». Инструкция предназначалась для исполнения политссыльными Туруханского края и их надзирателями[29]. Стражникам запрещалось под страхом уголовной ответственности грубое отношение со ссыльными, а тем более нанесение побоев. Был случай избиения полицейским ссыльного Некрасова в с. Монастырском. Сразу после этого ссыльные под руководством Свердлова отправили телеграмму протеста Министру внутренних дел. Полицейское управление края получило указания по этому случаю от Министерства, виновный был наказан. Корреспонденция в виде писем и газет не вскрывалась, если не было подозрений со стороны стражника. Посылки вскрывались при понятых.

В советское время было принято писать, что побегов почти не было, потому что тяжёлые климатические и географические условия ссылки этому препятствовали. Но если хорошо подумать, то и предпосылок к побегу было немного. Во-первых, сроки, в основном, небольшие. Во-вторых, и в ссылке  были условия для политической деятельности, хотя их именно за это и сослали в ссылку.

Чтобы предотвратить возможность побегов со стороны опытных «беглецов», полиция могла перевести их на северные станки. Так, за Джугашвили и Свердловым числились неоднократные побеги, поэтому 25 августа 1913 года исполняющий обязанности вице-директора департамента полиции посылает на имя начальника Енисейского губернского жандармского управления спешное распоряжение: «ввиду возможности побега из ссылки в целях возвращения к прежней партийной деятельности упомянутых в записках от 18 июня сего года за №57912 и 18 апреля сего года за №55590 Иосифа Виссарионовича Джугашвили и Якова Мовшева Свердлова, высланных в Туруханский край под гласный надзор полиции, департамент полиции  просит ваше высокоблагородие принять меры к воспрепятствованию Джугашвили и Свердлову побега из ссылки»[30]. Такой мерой стал перевод ссыльных в Курейку. Но Свердлов вскоре возвращается в Селиваниху, а Сталин остаётся в Курейке до призыва в армию в 1916 году.

А ведь случай побега из Курейки был. Йонас Лид, основатель и директор-распорядитель некогда знаменитой Сибирской торгово-промышленной пароходной компании, вместе с Ф.Нансеном отправился в плавание к устью Енисея. При этом он не только первый в мире благополучно перегнал по Северному морскому пути речные суда, но и впервые в истории столь же благополучно доставил в обратном направлении… беглого ссыльного революционера! Как пишет Й.Лид в своей книге «Сибирская Арктика», один из товарищей Сталина по курейской ссылке получил на «Ранге» надёжное убежище. Фамилию беглеца Й.Лид не сообщает[31]

Вероятно, необходимости в побеге у Сталина и Свердлова не было. Это могло быть продиктовано и соображениями партийной дисциплины (возможность работы с местным населением) и затруднениями бегства из Монастырского: суровый климат, путь до Красноярска мог быть только  по Енисею, а в 1907 году уже была проведена телеграфная линия до Красноярска, и случай побега стал бы сразу известен на всём пути возможного следования.

Однако местный краевед В.А.Ситников, работая в краевом архиве, нашёл документы о том, что «побеги из Туруханского края приняли массовый характер. Ссыльного ловили, водворяли на место поселения, затем он вновь бежал и т.д. Самое большее, чем он рисковал – это помятыми боками при поимке… и заключением на три месяца в тюрьму»[32]. Возможно, побеги совершались всё-таки из южной части края, оттуда легче добраться до Енисейска. Ведь именно из станка Осиново на юге Туруханского края отправились в  побег ссыльные в 1909 году. В региональной истории он получил название «Туруханский бунт». Правда, они делали попытку бежать через весь край на север. Бунт сопровождался террором местного населения.

Таким образом, условия для побегов из царской ссылки были. На побег могли прислать деньги из партийной кассы. Ничто не грозило тем, кто помогал беглецу. Родственники революционера никак не страдали. Самому беглецу ничего не грозило. Его водворяли на прежнее место и с прежним сроком, т.е. без увеличения срока.

Типичный пример такого побега привёл А.И.Солженицын: «… побег из Туруханского края анархиста А.П.Улановского. Во время побега ему достаточно было в Киеве зайти в студенческую читальню и спросить «что такое прогресс» Михайловского – как студенты его накормили, дали ночлег и денег на билет. А за границу он бежал так: просто пошёл по трапу иностранного парохода – да ведь там патруль МВД не стоял! – и пригрелся у кочегарки. Но ещё чудней: во время войны 1914 он добровольно вернулся в Россию – и в Туруханскую ссылку! Иностранный шпион? Расстрелять? Говори, гадина, кто тебя завербовал? Нет. Приговор мирового судьи: за трёхлетнее заграничное отсутствие из ссылки – или 3 рубля штрафу или 1 день ареста! Три рубля были большие деньги, и Улановский предпочёл один день ареста»[33].

И ещё одна цитата из «Архипелага ГУЛАГ»: «Если мне могут теперь указать побеги русских революционеров XIX или XX века с … трудностями, с … отсутствием поддержки извне, с … враждебным окружением среды, с … беззаконной карой пойманных – пусть назовут!».[34]

6. Освобождение из ссылки

Ссыльные, освободившиеся зимой, уезжали  на санях, которые везли лошади. Леонид Мартов описывает, что это, конечно, было гораздо менее комфортно, чем на пароходе: «Закутанные во всевозможные меха до полной неподвижности, мы врастяжку лежали на нартах и с большим трудом поднимались, когда лошади останавливались, и нам приходилось помогать вознице, ехавшему на передней нарте с нашими пожитками, расчищать дорогу»[35]. Путь из туруханской ссылки до Енисейска закончился на 11-й день.

Случаев гибели ссыльных практически не было.  Нам известно лишь о двух случаях. Первый - гибель политического ссыльного Абрама Лекаха, замёрзшего по пути в ссылку 6 декабря 1910 года (возможно, он был отправлен из Красноярска без соответствующей одежды; из Енисейска отправляли с одеждой). Ему был 21 год. Местный житель Печёных Борис Георгиевич рассказал со слов деда, что надгробную плиту установили друзья Лекаха, такие же ссыльные. Через несколько лет после смерти А.Лекаха они речным путём доставили в Селиваниху надмогильную плиту и установили её. Для того времени это было нелегко. Эта могила находится в деревне Селиванихе в 12 километрах от Туруханска. Сейчас это территория Туруханского сельского совета, а раньше там был свой сельсовет. И этот сельсовет сумел сохранить старое захоронение  1910 года. Могила окружена аккуратной оградкой и стоит вне кладбища, хотя и рядом (приложение 7).            

Известно также о смерти И.Ф.Дубровинского. «В декабре 1910 года из Красноярской пересыльной тюрьмы был направлен к месту ссылки в Баиху Туруханского края, где было 16 человек ссыльных. Он утонул в Енисее 1 июля 1913 года»[36]. Через месяц его тело было найдено около деревни Мироедихи, и там оно было захоронено ссыльными товарищами. Существует версия о том, что несчастный случай с И.Дубровинским – тоже миф советской эпохи: «…о смерти Иосифа партийные историки не захотели написать всей правды… На самом деле революционер утопился в Енисее, понимая, что неизлечимо болен туберкулёзом и жить осталось недолго»[37].

Февральская революция 1917 года положила  конец ссылке всех политзаключённых. Все осуждённые по политическим мотивам и отбывающие наказание в тюрьмах, ссылках и на каторжных работах оказались на свободе. В начале  марта 1917 года Я.М.Свердлов с двумя товарищами предпринимает рискованное путешествие по льду Енисея в Красноярск. Некоторые политссыльные формируют органы советской власти в Туруханском крае и входят в них, другие покидают ссылку с началом навигации.

7. Память о ссыльных

Мы нашли два мнения о том, какую память оставили о себе ссыльные революционеры.

Первое мнение – резко отрицательное. Вот что пишет местный краевед В.Ситников на основании работы в архивах: «1905-1907 годы дали некую мутную волну всякого сброда, среди которого терялись единицы действительно революционеров… Среди политических находятся воры и грабители, убийцы и насильники, поджигатели, и конокрады и в небольшом числе интеллигенты, осуждённые по политическим делам. Первые настолько преобладают, что обуславливают нравственную физиономию ссылки»[38].

Неудивительно, что мнение о «политических» было резко отрицательным. Его приводит В.Ситников: «…полное засилие и самоуправство со стороны ссыльных, число которых, в большей части станков, больше числа крестьян. В одном станке ссыльные заставляют возить воду им и дрова. В  другом -  силой занимали лучшие избы, выдворяя хозяев. В третьем -  установили свою цену на приобретение продуктов. Везде терроризировали…» [39]. Поэтому отношение крестьян к «политике» было негативным, значит, и память о них такая.

Другое мнение, наоборот, резко положительное. Но оно касается опять же не всех, а «действительно идейных борцов с самодержавием, теоретиков и интеллектуалов, во всяком случае образованных людей»[40].

Отмечается, что эти ссыльные с большим уважением относились к местному населению и сами видели в Сибири много достойного внимания.  В письмах Я.М.Свердлова полярная окраина Сибири не выглядит мрачным и гиблым краем. Он описывает ширь енисейских просторов, северные белые ночи – «настоящие белые, не петербургские». Он пишет об огромных лесных богатствах края, о залежах угля, графита, месторождениях слюды, золота, об обилии рыбы и пушного зверя, о возможности плавания Северным морским путём. А вот как он описывает пробуждение сибирской природы: «Вы, вероятно, думаете, что за Полярным кругом и весны не бывает? Ошибаетесь, милый человек. Бывает, да ещё какая весна-то! Одно вскрытие такой мощной реки, как Енисей, чего стоит. С треском ломается лёд, раскалывается на огромные глыбы, гонит их водой друг на друга, они лезут на берег, а вода всё поднимается, поднимается. Не хочется и с берега уходить».

Очень тёплые воспоминания сохранились у местных жителей о Я.М.Свердлове. В книге А.Федерольф «Рядом с Алей» это описано так: «О других же ссыльных, в особенности о Я.М.Свердлове, его жене и Спандаряне, Афоня отзывался восторженно. Старожилы Туруханска помнили, что Свердлов организовал первую метеостанцию, где сам и работал. Был первым, кто научил местное население выращивать картофель в короткое туруханское лето, яровизируя его до посадки в ящике с опилками. Рассказывали, что Свердлов с женой лечили местное население простыми, доступными средствами и надолго оставили по себе добрую память»[41].

В музее хранится запись воспоминаний крестьянина Савельева А.А.: «Яков Михайлович писал крестьянам-беднякам прошения, кассации по суду и разные заявления… В это время в моей семье было большое несчастье. Местный купец Лукашевич, на которого всю жизнь батрачила наша семья, за небольшой долг описал всё моё имущество и передал его в суд. Я хорошо знал, что купец своё возьмёт, и моя семья останется нищей». Свердлов помог уладить дело так, что купец забрал своё заявление, и дело было прекращено»[42]. В музее хранятся также воспоминания А.М.Савельевой, Е.А.Савельевой и Ф.А.Тарасеева о Я.М.Свердлове, в которых приводятся ещё примеры его помощи населению и из которых создаётся портрет весёлого, гостеприимного и простого в общении человека. Это был привлекательный образ большевика, и этот образ работал на авторитет его партии.

К сожалению, мы не нашли воспоминаний о других ссыльных. Есть только два упоминания об И.Джугашвили. Первое принадлежит  его квартирной хозяйке А. С. Тарасеевой: «Ёсиф весёлый парень был, плясал хорошо, песни пел, со стражником дружбу водил, а тот ему письма куда-то отправлял»[43]. «Ёсиф» помогал им строить дом.

Второе упоминание мы записали со слов К.П.Канаевой. Она происходит из  большого семейного рода  Чалкиных – выходцев из Костина. Она рассказала о «бабушке Шадрихе» (ударение на второй слог), на квартире которой жил И.Джугашвили в Костине. В роду Чалкиных есть легенда, что «бабушку Шадриху, а она была очень кроткая и тихая, ссыльные надоумили написать письмо Сталину о том, что ей очень трудно живётся, а она во время его ссылки заботилась о нём, стирала и готовила для него. И ей дали квартиру где-то в южном городе, кажется, в Орджоникидзе, а, может, в Минске. Она поехала из Туруханска на пароходе. Вещи были в сундучке, сундучок она привязала к руке. А на пароходе у неё срезали этот сундучок. В Орджоникидзе у неё в квартире были две женщины, которые за ней ухаживали. А после смерти Сталина её вернули в Туруханск». Возможно, это очередной миф. Трудно поверить, что  письмо какой-то бабушки дошло непосредственно до Сталина. Но Калиса Петровна говорит, что её мама видела фотографию Сталина, бабушки Шадрихи и её мужа, а потом эту фотографию взяли в музей в том городе, куда уехала бабушка. В старости бабушка и её дочь, тоже уже в возрасте, жили в Туруханске в тех же трудных условиях. Калиса Петровна вспоминает, как они везли воду из-под угора (местное название высокого берега): на нартах, на собаке, впереди дочь с собакой тянут нарту, а сзади бабушка подталкивает.

По этому поводу можно вспомнить историю, описанную А. А. Шкодиной (Федерольф) - подругой А.С.Эфрон - в книге «Рядом с Алей». Жительница Мироедихи Елена Ефимовна тоже писала письмо Сталину. Она хотела напомнить ему, что он увёз у неё после ночлега новое ватное одеяло, и в компенсацию за него она просила назначить ей «пензию». «Подобные заявления дальше Красноярского МГБ и крайисполкома не шли»[44]. Но положительный результат был: председатель колхоза получил нагоняй, и бабушке была назначена пенсия за помощь «историцкому лицу».

Что дало Туруханскому краю пребывание в нём ссыльных? В июне 2010 года исполнилось 93 года со дня действия кооператива «Единение – сила» в Туруханском районе. Впервые подобная организация хозяйственной деятельности появилась в 1917 году, в селе Монастырском. Потребительское общество «Монастырское» было создано для поддержания друг друга в продовольственном отношении. У его истоков стоял Я.М.Свердлов. Это был прообраз потребкооперации, которая была в нашей стране до середины 60-х годов ХХ века.

Л. Мартов писал корреспонденции, которые «обличали грабёж инородческого населения», обличал духовенство. Корреспонденции он свободно отправлял в Енисейск, их напечатали в газете. «Енисейские обыватели прислали своим туруханским приятелям экземпляры газет…и «туземные жители … наивно ждали административных последствий для обличённых грешников». (Очень похоже на наше время).

Многие профессиональные революционеры были для местного населения учителями, врачами, адвокатами.

«Одна неправда нам в убыток»

Изучив материалы о туруханской ссылке периода 1900 – 1917 гг., мы пришли к следующим выводам:

1. Ссыльные делились на две категории: административные ссыльные и ссыльнопоселенцы. Разница заключалась  в следующем: 1. какой орган выносил меру наказания (Особое совещание или суд); 2. в сроках ссылки (от 1 до 5 лет для административных ссыльных или определённый срок по решению суда  для ссыльнопоселенцев); 3. в условиях ссылки (запрет на многие виды деятельности для административных ссыльных или свобода в выборе работы и места проживания для ссыльнопоселенцев).

Состав ссылки в 1900-1917 гг. был неоднороден. После революции 1905 года в разряд политических ссыльных попало  значительное число уголовного элемента. «Расцвет» туруханской ссылки пришёлся на 1906-1912 годы. В этот период в Туруханском крае насчитывалось около 500 политических ссыльных (400 человек административно высланных и 70 ссыльнопоселенцев). В основном в это число входили социал-демократы многочисленных фракций: социал-демократы Польши и Литвы, Финляндии, рабочей партии Бунд, меньшевики и незначительное число большевиков. С 1913 года туруханская  ссылка становится действительно политической.  В 1913 году после Пражской конференции РСДРП многих активистов-большевиков  сослали в Туруханский край. Среди них были четверо из шести членов Русского бюро ЦК РСДРП (двое из которых – Я.М.Свердлов и И.В.Джугашвили -  впоследствии заняли посты на самом верху партийной иерархии). В 1915 году в ссылку прибыли  депутаты-большевики  IV Государственной Думы. Среди профессиональных революционеров было немало образованных людей, впоследствии занявших высокие посты в советской и партийной номенклатуре, и идейных противников большевиков – меньшевиков.

2. Проанализированы условия режима и надзора за сосланными профессиональными революционерами. Административно-репрессивный аппарат Туруханского края был небольшим, поэтому наблюдение за ссыльными сводилось, в основном, к отметке в полицейском управлении. Согласно полицейской инструкции 1909 года грубое отношение к политссыльным запрещалось под угрозой уголовной ответственности. Несмотря на ограничения по роду деятельности, ссыльные  занимались врачебной и адвокатской практикой, вели культурно-просветительскую  работу среди местного населения, пропагандировали  создание кооператива.

Ссыльные  не были окончательно оторваны от жизни страны. Они получали газеты и журналы и всю легальную партийную прессу, занимались политической деятельностью, имея  возможность переписки  и поддержки многочисленных связей  с революционными центрами страны и вождями социал-демократического движения. Они смогли организовать «Союз политических ссыльных Туруханского края» и нелегальное совещание политссыльных. В ссылке было много возможностей для самообразования, для занятий публицистической деятельностью. Были и возможности для побегов. В этом случае революционеры рисковали не своей семьёй, а только собой, и рисковали не жизнью, а небольшим сроком. Большинство русских революционеров не получали и не отбывали больших сроков, им не грозило  увеличение срока ссылки  за побег. Все они могли иметь оружие для охоты.

3. Выявлены материально-бытовые условия ссылки профессиональных революционеров. Для разных категорий ссыльных они имели свои особенности. Административные ссыльные получали пособие от казны, которое в сопоставлении с ценами являлось значительным и позволяло заниматься политической деятельностью, не устраиваясь на работу. Ссыльнопоселенцы пособия не получали, вследствие чего искали возможности заработка физическим трудом. Однако никому из политических ссыльных  не грозила преждевременная смерть от голода и холода: им помогали партийные кассы.

Морально-психологические условия ссылки, с одной стороны, характеризовались некоторой оторванностью от информационной среды, с другой стороны, у профессиональных революционеров были прочные и доброжелательные отношения с местным населением, которому они оказывали большую помощь в сложных ситуациях. Это работало на авторитет партии большевиков. Отношения в среде самих революционеров в большинстве случаев были товарищескими, с необходимой поддержкой друг друга. Большинство вели активный образ жизни, спасающий от депрессии.

Таким образом, задачи исследования выполнены. Цель достигнута. Результаты исследования показывают, что режим и условия ссылки в Туруханском крае в период с 1900 года по 1917 год были лояльными по отношению к сосланным, давали возможность и в ссылке заниматься революционной деятельностью.

Я думаю о продолжении работы. Это будет сравнительная характеристика царской и советской ссылки и охватит период 1900 г. – середина 50-х годов ХХ века. Я хочу изучить  различия в классификации ссыльных, в причинах осуждения к ссылке, условиях ссылки в царское и советское время. Это тема следующего учебного года.

Приношу благодарность моему научному руководителю Зубовой Светлане Сергеевне и моей маме Зоткиной Ларисе Владимировне за помощь в написании работы.

Литература

  1. Андюсев, Б.Е. Сибирское краеведение.- Красноярск, 2006. С.22.
  2. Банбенкова, И. Он был в Туруханской ссылке). // Маяк Севера.- 1977.- 25 августа. С.2.
  3. Банбенкова, И. Чтим светлую память о нём. // Маяк Севера.- 1986. Май.
  4. Гареев, Г. Коммунисты северных окраин.// Маяк Севера.-1985.- 19 февраля.
  5. Горчаков, Р. Сибириада Йонаса Лида./ Полярные горизонты. Вып. 34.- Красноярск: книжное издательство, 1990.- С.195.
  6. Комарицын, С. Имена не на века. // Красноярский комсомолец.- 1989.- 1 января. С.3.
  7. Свердлова, Е. Слово об отце. // Советская Россия.- 1985.- 2 июня.
  8. Силкина, Т. Современники о Я.М.Свердлове. // Маяк Севера.- 2009.- 14 апреля. С.6.
  9. Ситников, В. Политическая ссылка. // Маяк Севера.-1996 .- №113, С.3. №116, С.3. №120, С.3. №177.
  10. Ситников, В. Ссылка в Туруханский край 1593-1900. // Маяк Севера.- 1992.- 4 июня, С.2. 11 июня. С.2.
  11. Ситников, В. Туруханка (политическая ссылка).// Маяк Севера.-1993.- 18 ноября, С.3, 4. 25 ноября, С.4. 2 декабря. С.3.
  12. Солженицын, А.И. Архипелаг ГУЛАГ. Т.3.- М.: ПРОЗАиК, 2009. С.102, с.220.
  13. Солженицын, А. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 4. М.. : ПРОЗАиК, 2009, с.342.
  14. Тверской, С. Страницы истории. // Маяк Севера.- 1989.- 15 августа.
  15. Тверской, С. У истоков. // Маяк Севера.- 1989.
  16. Тверской, С. Что есть истина? // Маяк Севера.- 1989.-15 августа. С.3.
  17. Три года в Туруханске. // Маяк Севера.- 1990.-13 сентября. С.3.
  18. Трифонов, Ю. Отблеск костра, собр. соч. в 4 томах, Т.4-й, М.. : Художественная литература, 1987, с.38
  19. Чебуркин, А. Пантеон генералиссимуса. // Красноярский комсомолец. – 1989.-21 декабря. С.3.
  20. Швейцер, В. Сталин в Туруханской ссылке. Воспоминания подпольщицы. // Маяк Севера.- 2007.- 29 августа. С.6.
  21. Шемякин, Ю. Духовный наставник и целитель. // Туруханская широта.- 2009.-21 сентября. С.6.
  22. Эфрон, А. А жизнь идёт, как Енисей… Федерольф, А. Рядом с Алей.- М.: Возвращение, 2010. С.245-246.
  23. Ярославцев, В. Курейский след. // Красноярский комсомолец.- 1989.- 21 декабря. С.2.

Сноски


[1] Ситников, В. Ссылка в Туруханский край 1593-1900. // Маяк Севера.- 1992.-11 июня. С.2.

[2] Ситников, В. Туруханка (политическая ссылка). // Маяк Севера.- 1993.- 18 ноября. С.3.

[3] Ситников, В. Ссылка в Туруханский край 1593-1900. // Маяк Севера.- 1992.- 4 июня. С.2.

[4] Ситников,В. Туруханка (политическая ссылка).// Маяк Севера.-1993.- 2 декабря. С.3.

[5] Ситников, В. Политическая ссылка.// Маяк Севера.- .-№116. С.3.

[6] Три года в Туруханске. // Маяк Севера.- 1990.-13 сентября. С.3.

[7] Гареев, Г. Коммунисты северных окраин.// Маяк Севера.-1985.- 19 февраля.

[8] Ситников, В. Политическая ссылка. // Маяк Севера.- .- №113. С.3.

[9] Чебуркин А.Пантеон генералиссимуса. // Красноярский комсомолец. – 1989.-21 декабря. С.3.

[10] Комарицын, С. Имена не на века. // Красноярский комсомолец.- 1989.- 1 января. С.3.

[11] Ярославцев, В. Курейский след. // Красноярский комсомолец.- 1989.- 21 декабря. С.2.

[12] Трифонов, Ю. Отблеск костра, собр. соч. в 4 томах, Т.4-й, М.. : Художественная литература, 1987, с.38

[13] Андюсев, Б.Е. Сибирское краеведение.- Красноярск, 2006. С.22.

[14] Шемякин, Ю. Духовный наставник и целитель. // Туруханская широта.- 2009.-21 сентября. С.6.

[15] Солженицын, А. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 4. М.. : ПРОЗАиК, 2009, с.342.

[16] Чебуркин, А . Пантеон генералиссимуса.// Красноярский комсомолец.- 1989.- 21 декабря. С.3.

[17] Солженицын, А. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 4. М.. : ПРОЗАиК, 2009, с.342.

[18] Свердлова, Е. Слово об отце. // Советская Россия.- 1985.- 2 июня.

[19] Ситников, В. Политическая ссылка. // Маяк Севера.- №120. С.3.

[20] Трифонов, Ю. Отблеск костра, собр. соч. в 4 томах, Т.4-й, М.. : Художественная литература, 1987, с.38

[21] Ситников, В.А. Политическая ссылка. // Маяк Севера.- 1996.- №177.

[22] Тверской, С. Страницы истории. // Маяк Севера.- 1989.- 15 августа.

[23] Тверской, С. Что есть истина? // Маяк Севера.- 1989.-15 августа. С.3.

[24] Швейцер, В. Сталин в Туруханской ссылке. Воспоминания подпольщицы. // Маяк Севера.- 2007.- 29 августа. С.6.

[25] Тверской, С. У истоков. // Маяк Севера.- 1989.

[26] Силкина, Т. Современники о Я.М.Свердлове. // Маяк Севера.- 2009.- 14 апреля. С.6.

[27] Банбенкова, И. Чтим светлую память о нём. // Маяк Севера.- 1986. Май.

[28] Эфрон, А. А жизнь идёт, как Енисей… Федерольф, А.Рядом с Алей.- М.: Возвращение, 2010. С.245.

[29] Ситников, В. Туруханка (политическая ссылка). // Маяк Севера.- 1993.- 18 ноября. С.4.

[30] Швейцер, В. Сталин в Туруханской ссылке. Воспоминания подпольщицы. // Маяк Севера.- 2007.- 29 августа. С.6.

[31] Горчаков, Р. Сибириада Йонаса Лида./ Полярные горизонты. Вып. 34.- Красноярск: книжное издательство, 1990.- С.195.

[32] Ситников, В. Политическая ссылка. // Маяк Севера.- №120. С.3.

[33] Солженицын, А.И. Архипелаг ГУЛАГ.Т.3.- М.: ПРОЗАиК, 2009. С.102.

[34] Солженицын, А.И. Архипелаг ГУЛАГ.Т.3.- М.: ПРОЗАиК, 2009. С.220.

[35] Три года в Туруханске. // Маяк Севера.- 1990.- 13 сентября. С.3.

[36] Банбенкова, И. Он был в Туруханской ссылке). // Маяк Севера.- 1977.- 25 августа. С.2.

[37] Город и имена. Яков и Иосиф Дубровинские. // АиФ.- 2011.- 25-31 мая. С.32.

[38] Ситников, В. Туруханка (политическая ссылка). // Маяк Севера.- 1993.- 25 ноября. С.4.

[39] Ситников, В. Политическая ссылка. // Маяк Севера.- №120. С.3.

[40] Ситников, В. Туруханка (политическая ссылка). // Маяк Севера.- 1993.- 25 ноября. С.4.

[41] Эфрон, А. А жизнь идёт, как Енисей… Федерольф, А.Рядом с Алей.- М.: Возвращение, 2010. С.245-246.

[42] Силкина, Т. Современники о Я.М.Свердлове. //Маяк Севера.- 2009.-14 апреля. С.6.

[43] Чебуркин, А. Пантеон генералиссимуса. // Красноярский комсомолец. - 1989. – 21 декабря. С. 3

[44] Эфрон, А. А жизнь идёт, как Енисей…Федерольф, А. Рядом с Алей.- М.: Возвращение, 2010, С.262.

 

Приложение 1


Карта Туруханского округа в составе Енисейской губернии
Источник: экспозиция краеведческого музея Туруханского района.

Приложение 2

Туруханская ссылка Я.М. Свердлова


Памятник Я.М. Свердлову во дворе мемориального Дома - музея


Дом – музей Я.М. Свердлова

Приложение 3

Туруханская ссылка С.С. Спандаряна


Дом – музей С.С. Спандаряна


Открытие Дома – музея Сурена Спандаряна
с. Туруханск
1941г.
Источник: Туруханск. Северная вотчина государства Российского.- Красноярск: книжное издательство, 2004 С. 77.

Приложение 4

Лист 1


Дом Л.П. Перепрыгиной в Курейке


Таким было здание музея Сталина в Курейке
до строительства пантеона
(внутри этого двухэтажного музея – избушка, в которой жил И.В. Сталин)
Источник: личный архив Зубовой С.С.

Лист 2


Серое здание пантеона И.В. Сталина
Источник: личный архив Зубовой С.С.

Лист 3

Туруханская ссылка И.В. Джугашвили (Сталина)


Макет пантеона в Курейке
(работа С.В. Краснова)


Памятник И.В.Сталину возле пантеона
станок Курейка 1952г.
Источник: Туруханск. Северная вотчина государства Российского.- Красноярск: книжное издательство, 2004. С.87.

Приложение 5

Лист 1


Автограф Киры Александровны Эгон – Бессер
(1988 год)


Источник: личный архив Зубовой (Зеленюк) С.С.

Приложение 5

Лист 2


Автограф Евгении Яковлевны Свердловой
(1988 год)

Источник: личный архив Зубовой (Зеленюк) С.С.

Приложение 6

Лист 1


Здание районного краеведческого музея – бывшее здание полицейского управления
с. Туруханск


Фотография сохранившейся пристройки,
которую строили политссыльные
Вход в здание полицейского управления Туруханского края

Источник: личный архив Зубовой С.С.

Приложение 6

Лист 2


Здание полицейского управления Туруханского края
Постройка 1910 -1912г.
(вид со двора)
с. Монастырское


Здание полицейского управления Туруханского края
Кирпичная пристройка – касса управления

Источник: архив краеведческого музея Туруханского района.

Приложение 7

Могила (1910 г.) политического ссыльного А. Лекаха


Надгробная плита


Так выглядит могила А. Лекаха

Д. Селиваниха
Туруханского района
Август 2009 г.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»