Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Репрессии в судьбе семьи моего прадеда


Выполнил: Дрёмин Роман 
МБОУ «Рассветовская СОШ», 10 класс

руководитель:
Лаврентьева Н.К. учитель русского
языка и литературы,
МБОУ «Рассветовская СОШ»

Оглавление

Оглавление
Введение
Репрессии- трагические страницы истории
Личное дело прадеда
Ссылка в томскую тайгу
В ссылке
Две жизни – две смерти
Неоправдавшиеся надежды
Заключение
Список используемых источников

Введение

АКТУАЛЬНОСТЬ
Несмотря на значительное количество публикаций, касающихся репрессий 20-50годов XX века эта тема остается актуальной. Сегодня еще не подняты тысячи судебных дел. Пятно несправедливости до сих пор не снято с людей, невинно пострадавших во время насильственной коллективизации.

Эта работа - это малая толика признания, дань уважения им, вынесшим все на своем пути, не сломленным, не потерявшим жажду жизни, сохранившим человеческое достоинство. Есть история, жестокая и суровая; должна быть и память светлая и вечная о близких, о трагическом времени нашей истории, о жестокости и несправедливости властей, о терпении и трудолюбии простых, ни в чем не повинных людей.

Проблема: Изучая архивы Бирилюсского района, я не нашел данных о реабилитации моих родных, нет их и в Книге памяти жертв политических репрессий. Поэтому свою исследовательскую работу я решил посвятить изучению жизни близких мне людей – семье моего прадеда. Для меня важно, больше узнать о моих предках, понять, почему так сложилась судьба родных и что было этому причиной. А самое главное, я хочу восстановить их доброе имя и все, что мне станет известно в результате этой работы, будет передаваться из поколения в поколение.

Цель работы: Восстановление исторической справедливости невинно пострадавших во время насильственной коллективизации семьи моего прадеда и увековечивание памяти.

Исходя из цели, мы поставили задачи:

1.Изучить литературу, документы о событиях 30-50 годов XX века, связанные с историей политических репрессий
2. Встретиться, расспросить односельчан репрессированных о событиях тех лет.
3. Изучить личное дело прадеда, репрессированного в 30 годы XX века

Предмет исследования: жертвы политических репрессий, история семьи моего прадеда

Объект исследования: семья прадеда

Методы исследования: теоретические и практические
1.Теоретические:
- изучение материалов книг Памяти, фотодокументов, информационных источников;
- систематизация;
- обобщение.
2.Практические:
- поиск;
- описание;
- сопоставление;
- анализ;
- синтез;
- осмысление.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Репрессии - трагические страницы истории

История – это память народа, дающая знание того, что было. Есть история России, полная подлинного величия, а есть история, жестокая и суровая. Одной из самых трагических страниц в истории России были репрессии 30-50-х годов XX века. До сих пор нет точного числа репрессированных. Официально считается 4 миллиона человек репрессировано и 800 тысяч – расстреляно .

Курс на коллективизацию был провозглашен XV съездом партии (XII 1927г.). Ее предполагалось осуществить постепенно, на добровольных началах. К 1933 году намечалось вовлечь в колхозы 15-18% крестьянских хозяйств. Однако уже с 1928 года началось принуждение. Сталин потребовал в кратчайшие сроки организовать колхозы[4]. 1930 год должен был стать решающим в осуществлении сплошной коллективизации. Поэтому в конце 20-х годов XX века тяжкий стон пронесся по деревням России – началось раскулачивание крестьянства и последующее за ним выселение с обжитых мест, тех, кто не согласился вступить в колхоз. Массовый характер выселение крестьянских семей приняло после принятия Постановления ЦИК и СНК СССР от 01.02 1930 года «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством». Всего за 1930-1933 годы по разным оценкам вынуждены были покинуть родные места до 5 миллионов человек [3]. Часть была арестована и приговорена к расстрелу или заключена в лагерь. Один миллион 800 тысяч человек стали «спецпоселенцами» в необжитых районах Урала, Сибири, Казахстана. Остальных лишили имущества и поселили в своих областях и краях. Кроме того множество крестьян бежали из деревень в большие города и на индустриальные стройки, спасаясь от репрессий, коллективизации и массового голода.
Из нашего Бирилюсского района депортированы 116 семей. Отправляли их в основном в Томскую область. История семьи моего прадеда Сусалкина Григория Емельяновича, проживающего в то время в деревне Ивановка, Бирилюсского района, Красноярского края тоже была связана с репрессиями, т.к. судьба моего прадеда неотделима от судьбы страны.
Работая над темой исследования, я больше узнал о своих предках. Как они жили, как оказались в Сибири, как перенесли все невзгоды, выпавшие на их долю. Изучая в архиве именной список военнообязанных в пределах Большеулуйской волости, д. Ивановка, я узнал, что не только прадед приехал в Сибирь по Столыпинской реформе из Гомельской области, Уваровского района, д.Кленовцы, но и его брат Савелий Емельянович (1895г.р) и их отец Сусалкин Емельян Антонович (мой прапрадед). В Гомельщине безземельные крестьяне были задавлены беспросветной нуждой. Прослышав, что в Сибири много свободной земли, целыми семейными кланами переезжали мужики. Все богатство семьи составляли мозолистые руки и жгучее желание работать на своей земле. По воспоминаниям Мацуевой Ульяны Григорьевны:»Мужики шалели от обилия земли»… и поэтому рьяно взялись за дело: начали корчевать лес, строиться, распахивать землю. А земля-матушка была щедра, особенно в Ивановке. Казалось, кол воткни в землю и тот зацветет. Жадные до работы мужики работали до седьмого пота. Жили бедно. Впервые годы сеяли мало, потому что не хватало лошадей, плугов, семян. Одежду шили из домотканого льняного полотна (часть земли засевали льном именно с этой целью). Лапти были единственной обувью переселенцев, лучина – единственным средством освещения изб. Постепенно жизнь налаживалась. Вот уже и дома построили, и хозяйством обзавелись, и пасеку развели, отвоевывая у тайги все новые и новые земли. Хозяйство росло благодаря исключительному трудолюбию каждого члена семьи. Рождались дети, а их у прадеда было шестеро. Всех надо было накормить, одеть, обуть. Работали все, взрослые до темна в поле, дети дома, по хозяйству. Однажды случилось несчастье. По недосмотру, греясь у печки, загорелось платье на одной из дочерей прадеда Наталье. Взрослых не было, а ребятишки растерялись, и девочку не спасли, сильно обгорела.

Но вот пришли 30-е годы. Начали организовывать колхозы. Много было в деревне всякого люду. Кто рвал последние жилы, работал не покладая рук, кто-то и отлынивал от работы. А жить хотелось хорошо всем. Нужно было увести со двора корову-кормилицу, лошадей, отдать машины. Да как же это! Не готов был к этому прадед. Слишком много труда вложено было, рвалась мечта стать хозяином. Не хотел прадед вступать в колхоз, т.к. мог более качественно обработать землю, получить более высокий урожай, содержать больше скота и обеспечить себе более высокий уровень жизни.

Прадед Григорий Емельянович был человеком резким, очень не любил людей пьющих и отлынивающих от работы и не скрывал этого. Хватало в его окружении и друзей и врагов. Поэтому быстро попал в списки кулаков. Не вписывался он в новую модель общества, поэтому стал врагом, неблагонадежным.


Личное дело прадеда


Выписка о признании хозяйства Сусалкина Г,Е кулацким 21.09.33год.


Список кулацкой семьи (прадед, прабабушка и пятеро детей).

Рассматривая личное дело прадеда, я читаю карточку лишенного избирательных прав, датируемую 10.05 1930годом. В семье шесть едоков (а к этому времени их стало семеро, родился младший сын Степан) работоспособных – двое, 3 коровы, 2 лошади, 5 овец, 2 свиньи, 6 ульев рамочных, колодок – 3 штуки. Посев 5,40 десятин. В хозяйстве имелись сеялка, жатка, грабли, «которые позволяли Сусалкину эксплоотировать население», записано в выписке из протокола внеочередного заседания президиума Бирилюсского райисполкома 05.05.1930года, а в карточке записано, что годовой доход от сдачи машин в аренду не установлен. В справке, выданной прадеду, что хозяйство признано кулацким пишут «в 27г. держал батрака, в 28-29г. имел поденщиц 12 дней. Ряд людей работали за мед, установить не представляется возможным». Если не представляется установить, возникает вопрос: «На основании чего происходило раскулачивание?» Взаимопомощь всегда была в чести у русского народа, а особенно среди родственников, и поэтому часто во время уборочной или посевной собирались все вместе и помогали друг другу. А еще за помощь всегда и благодарили. Чем же мог отблагодарить прадед? Конечно же, медом, раз у него была пасека и помочь машинами: жаткой или молотилкой. А еще очень часто в более зажиточную семью брали кого-нибудь из бедных родственников, чтобы помочь, прокормить. Соответственно этот человек помогал в хозяйстве – таким образом, получалась «эксплоотация». Листая дело прадеда, мы насчитали 10 выписок из разных протоколов: избиркома Ивановского с/с, протокол заседания группы бедноты, протокол собрания бедноты д. Ивановка, протокол комиссии Бирилюсского Райисполкома, которые не один раз собирались. Видно не все было гладко в этом деле. Читаем протокол собрания бедноты от 23 ноября 1930 года «Слушали Акуленко Савелия - Сусалкин несправедливо лишен избирательных прав, Шарендо Михаил – неправильно лишен, Логинова – ошибочно лишен, просим восстановить в правах». Протокол заседания избиркома Ивановского с/с от 28.11 1930года «постановили как неподлежащим к лишению права голоса, т.к. ошибочно был лишен не за сдачу хлебных излишек, 1927 год имел 25 поденщиц, 1928 год – 15человек, 29 – 4 человека работали по установленным ценам и первую очередь бедноте, а потому гражданина Сусалкина восстановить в праве избирательного голоса и передать Райизбиркому на рассмотрение и утверждение». Постановление Райизбиркома было непреклонно: отнести хозяйство Сусалкина к категории кулацких хозяйств. Вспоминает жительница д. Ивановка Марченко А.С. « Григорку (прадеда) с детьми активисты выгнали из дома, а сами давай растаскивать добро. Кто одежду, кто материю тащил, даже серьги из ушей заставили снять Елизавету (прабабушка).


Протокол заседания бедноты дер.Ивановка, Бирилюсского района от 23.11.1930 года.


Выписка из протокола №4 заседания Бирилюсской районной избирательной комиссии «оставить в списках лишенных согласно ст.16, п. А как эксплоататора чужого труда»


Выписка из протокола комиссии Бирилюсского Райизбиркома по пересмотру дел кулацких хозяйств

Ссылка в томскую тайгу

В сентябре 1933 года всю семью привезли в Бирилюссы – сборный пункт для раскулаченных. Всех согнали на баржу и отправили в томскую тайгу. «Плыли вниз по течению медленно,- это воспоминания моей бабушки Грибановой Федосьи Григорьевны, которой в это время было 18 лет. С собой ничего не разрешили взять. Заморозки начались рано, да и питание было настолько скудное, что постоянно хотелось есть. В дороге умирает Степан – ему было 3 года. Похоронить не удалось. Тело ребенка, завернув в бабушкину кофту, опустили за борт. Приплыли в Томскую область, Новокусковский район на берегу речки Чичкало выгрузили. Поселок, где предстояло жить, назывался Бирилюсский, по названию места, откуда выслали. Комендатура находилась в 3-м Сухореченском участке в 12 километрах. Рассматривая карту Томской области можно увидеть, что Новокусковское сельское поселение граничит на юго-западе с Асиновским городским поселением, там находятся значительные запасы древесины и торфа в местных болотах (архив Асиновского района). Кругом лес, болото, глушь. Жилья не было. В срочном порядке начали рыть землянки. В них набрасывали лапник, сколачивали нары, наскоро лепили печи. Работали на лесоповале. Основными орудиями труда был топор, лучковая пила и лопата. Спецпоселенцам была вменена обязанность - разработка сельскохозяйственных площадей. На отведенных участках надо было убирать лес, заниматься осушением и раскорчевкой земли. Мужчины пилили лес, женщины обрубали сучья. Нормы выработки были 2,5 куб.метра, но их увеличивали до 5 куб.м. Лес сплавляли по Чулыму. Денег за работу не выдавали, продуктами и одеждой снабжали плохо. Положено было 200г муки в сутки, 100г капусты, 195г картофеля. Часто и это не выдавалось. Дело доходило до того, что ели павших лошадей. Начался голод. «Заключенные едят всякие отбросы, шелуху, копыта и другую дрянь. На почве недоедания заболеваемость среди заключенных усилилась. Выведенные на производство падают от изнеможения…»[2]

В ссылке

Помогали, чем могли, жители местных деревень, хуторов. Татьяна Васильевна Новикова, внучка раскулаченной Крупской Марины Ивановны, рассказывает, что «бабонька отправляла мою мать Ильину Е.И., которой было лет 12 на хутор за 7-8 км, там жили дальние родственники за пахтой (молочная жидкость, получаемая при сбивании масла), а те, жалея, бросали в пахту кусочек масла».

Болезни косили всех подряд. Зловещее слово «тиф» прилетело в поселок. Заболела прабабушка. Ее увезли в Сухореченское, там была комендатура и лазарет. Бабушка рассказывала, как она после работы, вечером бегала за 10 км в больницу к своей маме. «В больницу не пускали. Я подходила к окну и смотрела. У моей мамы были длинные волосы, они были расплетены и свешивались с нар до полу. Мама была одета в белую рубаху. Постояв, посмотрев, я опять бежала 10 км по тайге». Прибежав в очередной раз, бабушка увидела пустые нары. Всю жизнь она сокрушалась, что не дали проститься, не дали бросить прощальную горсть земли. Похоронили прабабушку в общей могиле. Остался прадед с четырьмя детьми. Пережив зиму, бабушка решила бежать. Бежали они в начале лета. Да видно не судьба была вырваться из этого плена. Догнали их конвойные, привязали к лошадям веревкой, да так и повели в поселок. Убегали многие, в основном женщины с детьми, девушки. «Моя бабонька убежала с двумя детьми»,- вспоминает Т.В.Новикова. Второй побег был в начале осени. «На этот раз мы были осмотрительней, - рассказывала бабушка, - шли лесом подальше от дороги. Погоня опять была. Конвойные ехали на лошадях верхом и разговаривали между собой: «Если попадутся, прибьем на месте». Две недели шли они лесами. А куда шла – не знала. Главное – уйти с этой каторги. В Ивановку возвращаться опасно. В д. Петровке у нее жила тетя по материнской линии Агафья Николаевна Кулагина. Вот она и приютила бабушку. Узнав, что существует закон, по которому вышедшие замуж и сменившие фамилию не подвергаются преследованиям, тетя нашла ей жениха – племянника своего мужа Грибанова Кирилла Васильевича. А 05.03. 1935года была свадьба – скромная, небольшая. Так закончилась одна из самых страшных страниц летописи жизни моей бабушки. Прадед с детьми вернулся в 1937 году. В Ивановке поселиться не разрешили, а отправили в спецпоселенческий поселок Боковое. Там он и умер. Точную дату смерти установить не смогли. В ЗАГСе в книгах записи рождения и смерти нет данных. В книге подворной записи по пос. Боковое за 1939 год данных нет.


Сусалкин Григорий Емельянович (после ссылки со второй женой и ее дочерьми)

Две жизни – две смерти

После смерти прадеда бабушка забрала двух братьев Василия и Алексея. Они жили у нее до войны. В годы войны «кулацкие сыны» считали за счастье попасть на передовую. Ненависть к врагу, желание хоть чем-то помочь Красной Армии испытывали и бабушкины братья Алексей и Василий

Судьба их не баловала. Еще, будучи малолетними детьми, они узнали, что это значит быть раскулаченными, как тяжело остаться без матери. Но не ожесточились. Остается только удивляться, как эти дети стремились выжить, сохраниться как личности, остаться настоящими людьми. Набраться какой-то взрослой мудрости, что Родину не выбирают, ее любят и защищают, даже жертвуя жизнью. Приписав себе лишний год, уходит на фронт бабушкин брат Василий. Прослужив 9 месяцев – погибает 9 марта 1944 года. Похоронен в деревне Коростово Волочисского района, Хмельницкой области на Украине. Сусалкин Алексей Григорьевич, закончив ФЗУ в январе 1942 года, призван на фронт. Служит стрелком танка Т-34 2-го танкового взвода 89 танковой бригады. Получает звание сержанта. 3 февраля 1944 года при взятии населенного пункта Белянки Витебской области был подбит его танк, сражался до последнего патрона. По словам очевидцев, сгорел в танке. Две жизни, две смерти с разницей в месяц. Так сражались «чуждые элементы», «кулаки». Долго хранилась похоронка на одного из братьев, но со временем где-то затерялась. А в памяти моей бабушки они остались до конца ее дней. Хранятся в нашем семейном альбоме их фотографии. Наивные детские лица. У каждого из них была своя довоенная жизнь со своими горестями и радостями, мечтами и надеждами, которым не суждено было сбыться.


Сусалкин Алексей (справа)


Сусалкин Василий Григорьевич. 1943 год.


Сусалкин Алексей Григорьевич. Учеба в ФЗУ 1942 год.

Неоправдавшиеся надежды

В ходе исследования «Репрессии в судьбе семьи моего прадеда» были изучены различные материалы, документы, фотографии, воспоминания репрессированных и их близких родственников. Изучая историю семьи своих предков, я не мог представить всех масштабов репрессий. Прошло много времени у многих из них по понятным причинам не сохранились фотографии, письма, все то, что окружало людей в привычной жизни. Только воспоминания и ярлыки «дочь или сын врага народа», которые преследовали их долгие годы. Когда государство заговорило о реабилитации и компенсации, до этого дня дожили немногие. В 1991 году был принят закон «О реабилитации жертв политических репрессий». По всей стране были созданы комиссии по восстановлению прав реабилитированных. Бабушка обратилась в УВД Томской области с просьбой о реабилитации, но пришел ответ «сведениями в отношении выселения в 1933 году Сусалкина Г.Е. и его семьи и нахождения на спецпоселении не располагаем…»

И в книге Памяти жертв политических репрессий по Красноярскому краю тоже ничего не сказано о семье Сусалкиных, поэтому эта работа эта малая толика признания, дань уважения им, вынесшим все на своем пути, не сломленным, не потерявшим жажду жизни, сохранившим человеческое достоинство. Не легкий труд на «спецпоселениях» подорвал здоровье детей, лишил их детства, возможности получить достойное образование и работу, переиначил их жизнь. Но многие не очерствели душой, сохранили в памяти и передали потомкам историй своих жизней. Моя бабушка Грибанова Федосья Григорьевна прожила 86 лет. Ослепла. До конца дней своих сохранила острый ум, светлую феноменальную память, всю жизнь, сожалея, что не пришлось учиться. Она сохранила в своей душе веру в справедливость, любовь к родной земле, честь и достоинство. Лидером не была, но по мере своих сил старалась помогать людям. Вырастила добрых и заботливых детей, верила в бога, не озлобилась и не упрекала судьбу. Ее не стало в 2000году. Награждена правительственными наградами «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», юбилейной медалью «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Сила духа, отвага, трудолюбие и жизнелюбие моих родных, прошедших через горнило истории, поддерживают и нас, живущих в настоящее время. Хочется низко поклониться им всем и сказать «спасибо».


Моя бабушка – Грибанова Федосья Григорьевна (справа). 1961 г.


Грибанова Федосья Григорьевна (2000 г)


Хотелось бы всех поименно назвать,
Да отняли списки и негде узнать.
Для них соткала я широкий покров
Из бедных, у них же подслушанных слов.
О них вспоминаю всегда и везде
О них не забуду и в новой беде.
А.Ахматова

Есть история, жестокая и суровая. Должна быть и память справедливая светлая и вечная о близких, о трагическом времени нашей истории, о жестокости и несправедливости властей, о терпении и трудолюбии простых, ни в чем не повинных людей.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Теоретическая и практическая значимость данной работы определяется тем, что результаты могут быть использованы в память о тех, кто оказался в жерновах государственной машины, кто пережил репрессии и достойно выдержал это испытание как мои родные, не реабилитированные государством, но уважаемые односельчанами и любимые и почитаемые моими близкими. Я очень горжусь своими дедами и бабушками. Все они достойны уважения. Собранный материал может представить интерес для широкого круга читателей, интересующихся историей России, своей семьи, своего края, района, поэтому материалы переданы в районный музей и могут послужить для проведения классных часов, уроков Мужества, на уроках литературы и истории по теме «Сталинские репрессии».

ЛИТЕРАТУРА

1. Земсков В. Н. Судьба «кулацкой» ссылки . Новосибирск, 2001.-20 с.
2. Папков С. А. Сталинский террор в Сибири 1928-1941. Новосибирск, 1997
3. Яковлев А.Н. Реабилитация. Политические процессы в 30-50 годы – М.. 1991
4. История России XX век. Школьная энциклопедия под ред. А. В. Шубина .- М.: Олма Пресс
5.Лопатин Л.Н., Лопатина Н.Л. Коллективизация и раскулачивание в воспоминаниях очевидцев. – М., 2006. – 523 с.
6. Энциклопедия Томской области, т. 2, (2009) Том АСинЛаг.
7. Книга Памяти т.1, «Никто не забыт…» т.3 (1941-1945),
8. Лактионова Н.А. Поставьте памятник деревне. – Красноярск, 2004.
9. gato.tomica.ru
10. asino@asino.tomsknet.ru
11. Wikipedia.com
- данные Бирилюсского архива; архивов Томской области
- газета «Новый путь» №31 2011 год , 2009 год №17


/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»