Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

«Я нахлебалась вдосталь горькой соли..» Личность и судьба канской поэтессы Любови Григорьевны Рубцовой


Краевое государственное бюджетное общеобразовательное учреждение кадетская школа – интернат «Канский морской кадетский корпус»

Исследовательская работа

Выполнил:
Панчук Григорий,
Кадет 11 класса

Руководитель:
Хорец Надежда Михайловна, учитель русского языка и литературы КМКК

КГБОУ КШИ "Канский морской кадетский корпус"

Канск 2013 год

Содержание

Введение
Глава 1. Обзор литературы
Глава 2. Лихолетье
Глава 3. «Я нахлебалась вдосталь горькой соли…»
Глава 4. «Лишь слабые деревья в бурю гнутся,
А сильные - еще быстрей растут…»
Глава 5. «Стихи, зовущие к весне…»
Заключение
Приложения

Введение

Тема работы актуальна, так как во-первых, дает возможность полнее изучить историю страны, края первой половины ХХ столетия; познакомиться с судьбой и творчеством Л.Рубцовой; увидеть, как жизнь человека тесно переплетена с политикой (историей) государства, понять трагедию миллионов судеб; во-вторых, имя поэтессы Л.Рубцовой малоизвестное, а среди моих сверстников неизвестное вообще, хотелось бы поделиться изученными материалами с кадетами, школьниками города, отдать дань памяти человеку, духовно не сломленному; в-третьих, в Канске нет литературного музея, в центральной библиотеке им. А.П.Чехова нет материала, касающегося поэта. Работая над этой темой, мы хотим собрать такой материал и представить его в корпусе в литературном уголке, а также в городскую библиотеку им. А.П.Чехова, издать сборники стихов.

Цель: исследовать личность, судьбу Л.Г.Рубцовой как человека, не сломленного духовно.

Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи:
1. Познакомиться с материалами периодической печати, посетить центральную библиотеку им.А.П.Чехова.
2. Взять интервью у людей, знавших Л.Г.Рубцову, работавших с ней (Н.С.Крыштопа, редактор газеты «Власть Советов»)
3. Встретиться с журналистом–краеведом Л.И.Фирсанковой для уточнения деталей, которые касаются поэта, ее родственников.
4. По собранным материалам составить представление о личности, судьбе поэта
5. Обратиться с просьбой о содействии изучения темы в краевой литературный музей им.В.П. Астафьева, а также в краевое общество «Мемориал»; сделать запрос в ФСБ о предоставлении официальной справки по делу поэта.

Объект исследования: отражение тоталитарного режима на судьбе каннской поэтессы

Предмет исследования: личность и судьба канской поэтессы Л.Г.Рубцовой.

Гипотеза: тоталитарный режим повлиял на судьбу Л.Г.Рубцовой.

Методы:
1. Описательный 2.Поисковый 3.Анализ 4.Синтез 5.Интервью 6.Переписка.

Глава 1. Обзор литературы

К сожалению, напечатанного материала о жизни и творчестве Л.Г.Рубцовой практически нет. В Канской городской библиотеке им.А.П.Чехова сохранилась газета «Заря коммунизма» за 09 октября 1984 г., где были опубликованы стихи Любови Григорьевны Рубцовой и две небольшие статьи Л.И.Фирсанковой «С песней в сердце» и В.Н.Самсонова, канского поэта, «Мои встречи с Рубцовой», где он делится воспоминаниями об очень интересном человеке, собеседнике, поэте.

В процессе работы мы обращались к документам, любезно нам предоставленным Красноярским литературным музеем им.В.П.Астафьева, к данным общества «Мемориал», к письму племянницы И.А.Рубцовой, к ответу на запрос по делу поэта, а также была встреча с Николаем Савельевичем Крыштопа, который в 60е годы был редактор газеты «Власть Советов». Читали, анализировали стихи, - все это позволило составить портрет человека, духовно не сломленного, поэзия удивительно передает характер автора.

Глава 2: Лихолетье

«Да поможет бог и нам изгладить из сердец наших последние следы того страшного времени, влияние которого, как наследственная болезнь, еще долго потом переходило в жизнь нашу от поколения к поколению… Мир праху вашему, люди честные! … вы шли прямою дорогою, не бояся ни опалы, ни смерти; и жизнь ваша не прошла даром, ибо ничто на свете не пропадет, а каждое дело, и каждое слово, и каждая мысль вырастет, как древо; и многое доброе и злое, что как загадочное явление существует поныне в русской жизни, таит свои корни в глубоких и темных недрах минувшего», - так заканчивается роман А.Толстого «Князь Серебряный». Насколько мудрые, пророческие слова, сказанные в середине 19 века об эпохе Ивана Грозного. История и современность органически сплетены, все воспринимается как части единого целого, которое зовется российской историей.

ХХ век – один из самых, пожалуй, драматических. Это прежде всего годы страшных сталинских репрессий, это карательные меры к своим соотечественникам, исходящие от государственных органов. Теоретическим обоснованием политики репрессий стал выдвинутый И.В.Сталиным тезис о неизбежности обострения классовой борьбы в процессе социалистического строительства. В 1930-1931 г.г. в связи с резким увеличением количества заключенных было создано Главное управление лагерями (ГУЛАГ). Заключенные использовались в основном на тяжелых и неквалифицированных работах в добывающей промышленности в малозаселенных и климатически неблагоприятных районах СССР, на лесоразработках и т.д. Политика репрессий позволила в широких масштабах применять бесплатный труд заключенных. Своего апогея репрессии достигли в 1935-1938г.г.

Точные масштабы репрессий до сих пор не установлены. По примерной оценке, с 1930г. по 1953г. к смертной казни было приговорено не менее 800 тыс. человек. Концентрационные лагеря прошли около 18 млн. человек, в том числе около пятой части осужденных по политическим статьям.

Сибирь оказалась удобной территорией для изоляции людей, неудобных для властей. Красноярский край стал одним из основных мест ссылки в Советском Союзе. Кого только не ссылали в наш край: «раскулаченные», «Спецпереселенцы», «трудопоселенцы», «власовцы», «бандеровцы», «враги народа». Кто-то из них выжил, кто-то остался там, в лагерях. Многим известным не только в России, но и за ее пределами людям выпала Сибирская ссылка. Ариадна Эфрон (дочь Марины Цветаевой), артист драмтеатра Георгий Жженов и его жена Лидия, адвокат Виктор Крамаров (отец савелия Краморова), писатель Роберт Штильмарк, жена разведчика Зорге – Екатерина Михайловна, ботаник Всеволод Крутовский и его брат Владимир.

До недавнего времени дела невинно осужденных были под грифом «Секретно», правозащитники, историки не имели доступа к архивам. Созданное в 1988 году историко-просветительное, правозащитное и благотворительное общество «Мемориал» в течение 13 лет создавало базу данных о репрессированных. Сегодня в ней содержится информация о 35 тыс. осужденных. А 30 октября 2001 года был установлен закладный камень около культурно-исторического музейного комплекса. Он представляет собой поднятую вверх кисть руки в символическом наручнике с разломом на месте «линии жизни».На внутренней стороне ладони – надпись «Жертвам политических репрессий». Сюда, чтобы почтить память погибших, отдать дань уважения прошедшим через это горнило, потомки несут цветы. С 1991 года 30 октября объявлен Днем памяти жертв политических репрессий.

Через сталинскую мясорубку человеческих судеб прошла и канская поэтесса Любовь Григорьевна Рубцова. В 2012 году ей бы исполнилось 90 лет.

Мы посвящаем нашу работу светлой памяти Л.Г.Рубцовой.

Глава 3. «Я нахлебалась вдосталь горькой соли…»
Личность и судьба Л.Г.рубцовой.

Перед нами три сборника стихов в скромных тоненьких обложках. Чтение этих стихов представляется разговором с очень интересным собеседником. И собеседник этот отмечен умом, добротой и культурой. И не самым последним его достоинством является то, что в разговоре с ним чувствуешь себя легко. Он не утомляет многословием, не давит стремлением всех поучать и не удручает излишней самоуверенностью. Автором этих стихов является Любовь Григорьевна Рубцова.

Мы собрали по крупицам материал, познакомились с воспоминаниями людей, которые лично ее знали, у нас получился портрет Любови Григорьевны, человека, который прошел через горнило сталинских репрессий, физически больной, но не сломленный духовно.

Любовь Рубцова – дочь большевиков Григория Васильевича (1898-1958) и Рубцовой Дарьи Дмитриевны (1901-1980), в девичестве Дардаева, организовавших первый колхоз в деревне Дрокино Емельяновского района. Из письма племянницы Инги Анатольевны Рубцовой мы узнали, что в семье было 4 детей – Любовь Григорьевна (1922-1966), Сергей Григорьевич (1919-1978), Тамара Григорьевна ( умерла в младенчестве почти сразу же после рождения), Анатолий Григорьевич (1929-2004),(Инга Анатольевна его дочь), он был профессиональным художником, закончил Иркутское художественное училище.

В 1931 году Рубцовы из Дрокино перебираются в Красноярск, где Любовь пошла в первый класс. В 1935 году Григория Рубцова переводят на работу в Канск заведующим сельхозснабжением. В Канске его дочь Люба учится в школе №4, увлекается поэзией.

Как вспоминает Инга Анатольевна , «ее любимым поэтом был С.Есенин, чей хранимый ею фотопортрет после смерти Любови Григорьевны хранился ее мамой Дарьей Дмитриевной». Уже в школе девочка начинает писать стихи, посещает литературный кружок, зачитывается книгами «Овод», «Идиот», «Братья Карамазовы», после чего «решила стать героиней и выделиться из общей массы людей». (см. приложение 1) По данным ФСБ по Красноярскому краю Люба вела себя после ареста и на суде как ее любимый герой романа Э.Л.Войнич, на суде сказала, что всегда мечтала о подвиге. А подвиг ее заключался в защите чести своего учителя.

Итак, дух свобомыслия царил в канской школе №4 , два учителя литературы Анахонов Иван. и Кронин Петр Гаврилович были арестованы за то, что знакомили старшеклассников с творчеством С.Есенина, А.Блока, чьи стихи были запрещены для изучения в школе, за «контрреволюционную деятельность».

«Кронин Петр Гаврилович, 1885 г. р., русский, уроженец села Березино Псковской губернии. С 1914 по 1920 – офицер царской армии Колчака. С 1917 вступил в партию эсеров. В 1920 вступил в ВКП(б), исключен как эсер и офицер. В 1935 арестован за контрреволюционную деятельность. Преподаватель литературы в школе № 4 в Канске. Руководил литературным кружком, в котором занималась Рубцова Л.Г., позднее арестованная. С 6.11.1937 в Канской тюрьме. 4.12.1937 тройкой УНКВД КК, протокол № 143, осужден на 10 лет по делу № 10362, проходило 3 человека 30.05.1959 реабилитирован крайсудом КК»

Пользуясь материалами Краевого общества «Мемориал», мы выяснили, что действительно, Люба писала листовки, возмущаясь арестом учителей ее школы.

На дворе был страшный 1938 год, в Москве были осуждены и расстреляны «правые троцкисты» во главе с Бухариным, черный воронок беспрестанно «работал» по ночам, увозя «врагов народа». Подобные дела фабриковались и у нас, в провинции, в г.Канске. В апреле месяце этого года была вскрыта контрреволюционная группа из числа учеников 7 класса, в каковую входили следующие лица:

1.Рубцова Любовь Григорьевна, 1922г. рождения.
2.Зинина Анна Александровна, 1923 г. рождения.
3.Уфаев Николай Владимирович, 1920 г.рождения.

Произведенным по делу расследованием было установлено, что (приложение 2) эти школьники стали выпускать листовки «контрреволюционного содержания», которые намеривались расклеить по городу в ночь на 1 мая 1938 года, для этого завербовали ученика 6 класса Уфаева Н.В. При обыске было изъято 20 контрреволюционных листовок и 180 заготовленных бланков. Просто диву даешься, как же смогли эти серьезные люди из серьезных органов выявить таких конспираторов с дореволюционным стажем! Кроме того Рубцова и Зинина написали в редакцию канской городской газеты ряд писем опять же контрреволюционного содержания. «Помимо этого Рубцова распространяла среди учеников портреты врагов народа». Арестованы они были по доносу матери Дарьи Дмитриевны Рубцовой, которая при уборке комнаты нашла под матрацем у дочери листовки, отнесла их в Канское РО НКВД. Продержав ребят год, осудили как фашистскую организацию по ст.58.10 ч.1, ст.58.11 УК. Рубцова Л.Г. осуждена на 10 лет ИТЛ +5п/п. 20 августа 1939 года Судебная коллегия по уголовным делам ВС РСФСР приговор оставила в силе, убрав 5 п/п. А Зинина А.А. была осуждена на 7 лет. Страшна дальнейшая судьба будущего поэта. За короткими строчками приговора – 16,5 лет.

Позднее в своем стихотворении «Родина» она напишет:

Дала ты солнце мне в наследство,
Всю землю в кладах и садах,
Но – как стряслось, что, скомкав детство,
В мою судьбу вошла беда.
Вошла весной, да не с весною,
С ее хмельным блаженным сном…
И твердь земная подо мною
Вдруг заходила ходуном…

После приговора отбывала срок в Абанской сельхозколонии, но через год и 4 месяца совершила побег с Шиманским Валентином Андреевичем, были задержаны через 2 дня, доставлены в колонию. 30 сентября 1939 года нарсуд Абанского района КК по ст.82 ч.1 УК осуждена на 1,5 года + оставшийся срок наказания (приложение 3)
Затем Любовь Григорьевна была отправлена в УИТЛ завода п/я 169 (Красноярск). Из приказа по управлению ИТЛ и аффинажного завода НКВД з/к Рубцова была зачислена на курсы каменщиков, работала там до 1948 года (прил.4).

Справка: Аффинажный завод МВД, нынешний Красцветмет. Наряду с вольнонаемными на заводе работали заключенные. Их было немного, и в основном за пределами основных цехов. На территории завода в охраняемой зоне стояло небольшое одноэтажное здание, где проживали 10-15 крупных специалистов, находящихся в заключении. Это была структура, которую А.Солженицын называл «шарашкой». Формально лагерь находился в подчинении директора завода, но фактически командовали 2-3 полковника МВД.

После войны з/к Рубцова стала бригадиром. Трудилась женская бригада каменщиков Рубовой на совесть, о чем есть приказы (прил.5) по поводу чествования 28-й годовщины Великой октябрьской социалистической революции (ноябрь 1945г.). «За добросовестное отношение к труду, систематические перевыполнения производственных заданий и хорошее поведение в быту объявить благодарность, вручить продпосылки. Кроме того, выдать обмундирование 1-го срока носки». Позднее появятся стихи о труде на благо Родины, она ощущала себя частичкой своей страны:

Они не за награды
Украшают землю-
И свой труд
Просто так,
Дарить, как песню, рады!
( «Лесок в степи»)

Инга Анатольевна Рубцова в письме сообщила, что Любовь Григорьевна на работах в местах заключения получила травму: паровой ожог груди, но физические страдания только закалили ее характер.

Люба отбыла в лагерях 10-ти летний срок, затем на лесоповале в Долгом Мосту, потом последовала ссылка в Богучаны. У нее, молодой еще женщины, развивался туберкулез, астма, болело сердце, работать в 50-600 морозы было невыносимо. Она и мать ее (с воли) писали слезные просьбы в разные инстанции о переводе поближе к Канску, к семье (прилож.6). Читаешь заявления Любови Григорьевны и удивляешься (нам это трудно понять), как человек мог думать еще и о своей пользе Родине, которая так обошлась со своими дочерьми. «Я хочу чувствовать себя полноценным человеком, могущим идти в ногу с родиной и отдать все свои силы Родине, которая мне протягивает руку». Но, увы…. На заявлениях резолюция росчерком пера: «Отказать». А ведь отбыла наказание неизвестно за что. У Любови Григорьевны есть по этому поводу стихотворение:

Оно алело сгустком крови
Пред ним на письменном столе,
А он – он не повел и бровью,
Он рассмотреть его велел.
И закружились метели
Отписок, справок – злей и злей…
Огнем холодным заблестели
Очки бумажных королей.
Что в нем открыло, что узрело
То равнодушное стекло?
А чье-то сердце догорело,
Горящей кровью истекло.

Но 2 августа 1950 года больную, еле передвигающуюся все-таки перевели в с. Устьянск Абанского района, недалеко от дома (приложение 7). 29 октября 1955 года освобождена и реабилитирована.

Судьба сурово обошлась с Любовью Григорьевной. Едва переступив порог 30-ти летия, она была уже пенсионеркой по болезни. «Высокая, чуть сутуловатая, с короткой стрижкой, быстрая в движении» - вот ее внешний портрет, описанный Вячеславом Николаевичем Самсоновым в его очерке .

Любовь Григорьевна жила с мамой, отношения у них были натянутые. Замужем она никогда не была, и детей у нее не было. Чтобы выжить и помочь семье она вышивала.

Н.С. Крыштопа вспоминает: «Люба в канской газете «Власть Советов» стала печататься в качестве внештатного корреспондента под псевдонимом «Б.Чухонец», «Р.Оракес», по характеру была очень ранимой, чуткой, никогда ни словом не обмолвилась о своей беде, выполняла задания всегда с отдачей, она торопилась быстрей реализовать себя». Несмотря на тяжелую болезнь, астму, она оставалась мастером всяческих розыгрышей. В то время в канском драмтеатре работал артист В.Секаро, который писал хорошие басни и сатирические стихи. Гораздо хуже получалась лирика. Это были те же басни с моралью. Любовь Григорьевна называла их «колокольчиками». Однажды Любовь Григорьевна написала большую подборку пародий на его стихи и подписалась псевдонимом Оракес (Секаро наоборот).

В литературных баталиях Рубцова была непримирима. Она считала, что женщина – поэт в стихах в первую очередь должна оставаться женщиной, с чем была не согласна Майя Борисова, в то время известная ленинградская поэтесса. Но время рассудило, что права была Л.Г.Рубцова. В этом можно убедиться, прочитав последние стихи М.Борисовой.

И.А.Рубцова делится тем, что Любовь Григорьевна была дружна с поэтом Риммой Казаковой, вообще была открытым, общительным, светлым человеком.

Итак, лишившись свободы еще ребенком на 16,5 лет. Л.Г. Рубцова пережила все тяготы судьбы, физические страдания, унижения, но это ее не сломило духовно. Она остается светлым, добрым человеком, творчески мыслящим, способным выстоять, найти себя в тяжелое время.

Глава 4. «Лишь слабые деревья в бурю гнутся,
А сильные - еще быстрей растут…»
Выход Л.Г.Рубцовой из заключения.

29 октября 1955 г. совпал с праздником, выпавшим тоже на осень – День поэзии. С этого года, он стал праздничным. По всей стране в одно из сентябрьских воскресений читались стихи, поэты выступали в клубах, книжных магазинах, кафе. Вся страна жила поэзией! Писала и Любовь Григорьевна, ее сердце стремится откликнуться на все. Различна тематика ее стихов, но «искренность, предельная искренность – вот основная черта творчества Л.Рубцовой. «Главное - есть поэт большого сердца, честный и умный» - так отозвался в «Литературной газете» поэт Казимир Лисовский, а сибирский поэт, собрат по перу Игнатий Рождественский писал, что «стихи Рубцовой по праву называют стихами, зовущими к весне и солнцу…». Канская земля одарила большим талантом поэтессу, питала ее творчество. В нашем городе писала она лучшие свои стихи, которые вышли в свет.

В 1958 году выходит первый сборник «Стихи» Красноярского книжного издательства, затем еще два сборника: в 1960 году «Лирические стихи», в 1962 году «С песней в сердце».

Сама Любовь Григорьевна относилась к своим стихам без всякой доли самолюбования. Когда вышел первый сборник ее стихов, рецензию на него написал Самсонов В. «С тех пор Любовь Григорьевна, вспоминает поэт, - представляла меня так: «Он обо мне кандидатскую диссертацию пишет. Первый печатный труд уже есть».

Через некоторое время Л.Г.Рубцова перебирается в Красноярск (в 1963 году). Когда вышла вторая книга, В.Н.Самсонов ее поздравил, а Любовь Григорьевна как всегда отделалась шуткой: «Книга вышла, а рецензировать ее некому, настоящие-то умники в крае повывелись: в университетах учатся».

Летом 1962 года к ней приехали ее друзья: Майя Борисова, Юрий Чернышев, Александр Ероховец, В.Н.Самсонов. Болезнь у нее прогрессировала, она не выходила уже из дома, но тут им удалось ее вытащить, долго бродили в парке над Енисеем, читали стихи, спорили, дурачились. «Я давно не чувствовала себя такой молодой и счастливой»,- сказала Любовь Григорьевна. И только однажды мелькнуло что-то озабоченное, когда речь зашла о новом сборнике, который должен был вот-вот выйти в свет. «Люба, как твой последний сборник?»- спросил кто-то. «Ага, последний?! Почти посмертный…» - с горькой улыбкой сказала она. Больше не было сборников. Больше, действительно, ее стихи не переиздавались.
11 июля 1966 года в возрасте 44 лет она умерла.

Я думала, что рай – всего лишь миф,
Всегда по горло занятая делом,
Я очень хорошо жила с людьми
И к ангелам, ей – богу, не хотела.
(«Рай небесный»)
Похоронена поэтесса в г.Красноярске на Троицком кладбище. (фото могилы)

Глава 5. «Стихи, зовущие к весне…»

Мы перечитали все стихи из трех сборников «Стихи»(1958), «Лирические стихи» (1960), «С песней в сердце» (1962) и выделили основные темы.
Каждый поэт - это особый мир, особый взгляд на жизнь. И такая тема, как тема Родины – особая, отношение у каждого разное. Любовь Григорьевна Рубцова в своих стихах – это настоящая дочь страны своей, но она не ропщет на свою судьбу, а благодарна Родине, что та «дала солнце в наследство, всю землю в кладах и садах». А Любовь Григорьевна стремится быть полезной частичкой своей страны:

Я шла к тебе тропой окружной
Сквозь ропот трав и хруст ветвей,
Чтоб каплей маленькой, да нужной
Кипеть и жить в крови твоей.

переживает, что мало успела сделать в жизни:

Любить легко… О, я бы спела!
Но словно хворь в душе таю,
Что мало, мало я успела,
Чтоб заслужить любовь твою!
(«Родина»)

В стихотворении «В сердце навсегда» поэт признается что «имя – Ленин вселилось в сердце навсегда». В подражание В.Маяковскому она пишет «Посланник разума и мира», где гордится своей страной, своими людьми, покорителями космоса, «сыном человеческой весны», которому все нипочем:

А «он» - малыш с рабочим сердцем,
Штурмует высь и - хоть бы хны!
Победа в космосе для поэта – торжество ленинских идей:
Как факел разума и света,
Как отблеск Ленинский идей,
Лети, наш спутник, над планетой!
Свети! –
и никаких гвоздей!
Поэт мечтает, чтобы все, что ни сделано в жизни для Родины – все было слаженно, подобно народной песне, чтобы «молодость строить/ песне народной под стать//» и
И чтоб из той,
Из пропетой,
Ни слова
Выкинуть
Было нельзя!
(«Народная песня»)

В ее стихах ни капли озлобленности, нет упреков никому, для нее Родина – это и те люди, которые помогли ей выстоять, пройти через все испытания. В стихотворении «Горе забывается» лирическая героиня, очевидно, сравнивает себя с совсем беспомощной «пичужкой», она утверждает, что горе можно позабыть, а дальше противительный союз НО:

Но вовек
Не забыть друзей, людей хороших,
С кем ты самый первый перевал
Брал на трудных тропах кабарожьих,
С кем работал, пел и горевал.
Людей, с которыми довелось пережить трудные годы, сравнивает со «светом неугасимых звезд».
Заканчивается стихотворение признанием:
Милый край, туманный, глухоманный!...
Он мне кровью к сердцу прикипел.

В стихотворении «Синий мир» Любовь Григорьевна вспоминает свою малую родину, мир детства «синий мир», куда не всякий может войти, только с чистою, детскою душою, а «пустоглазым в синий мир заказаны пути»:

Город детства!
Он шумлив и гулок…
В красках
Торжествующего дня,
Жив ли серый узкий переулок
С ребятней у каждого плетня?...

Настоящее признание в любви, воспевание всего того, что связано со словом родина мы читаем в «Песне»:

Зацвела по оврагам смородина,
полыхают жарки на лугу…
Я тобой, моя светлая Родина,
надышаться никак не могу.
Все мне по сердцу –
Глубина небес и озер…
Бьется песня в груди,
песня просится
на родной, на сибирский простор.
Дорог мне твой простор,
от которого
Так бедовы глазницы девчат…
Здесь и песни поют - так уж
здорово,
а не могут – так вовсе молчат.
Ты сама – вся, как песня неспетая,
У которой поэты в долгу…
Сторона моя, Родина
светлая,
Надивиться тебе не могу.

Философия жизни звучит в стихотворении «Лесок в степи». Можно смело провести параллель между судьбой Любови Григорьевны, таких как она, этот лесок «он еще не очень и высок, но уже совсем седой от пыли!» Не зная биографию поэта, не поймешь о чем эти строки:

Никаким ветрищем не согнешь,
Верных долгу, тополей и кленов!
Разные испытания выпадут им, и в конце стихотворения автор аллегорично говорит о своем предназначении; поэт ощущает себя частичкой своей страны:

Они не за награды
Украшают землю-
И свой труд
Просто так,
Дарить, как песню, рады!
( «Лесок в степи»)

Поражает обилием ярких метафор и необычайно трогательными эпитетами стихотворение «Сосенка»:

Осень вздыбилась бурной медведицей,
Потерявшей своих медвежат…
Рыщет ветер в осиннике, сердится,
По-над озером листья кружа.
И осины – горюхи продрогшие,
Цепенело клонясь перед ним,
Вспоминают такие хорошие,
Солнцем полные, летние дни…
Лишь сосенка – и как заплуталась ты
В том осиновом горьком лесу?-
Спорит с ветром, не зная усталости,
Осыпать не желая красу!
Ветер бесится: «У, непокорная…
Погоди вот – дугою согну!»
Да от ярости рябью озерную
Захлебнулся и …сам потонул!
Тихо стало. И ветки тяжелые
От холодной росы отряхнув,
Засмеялась сосенка веселая,
Зазвенела опять про весну.
Не о себе ли, «непокорной сосенке», заплутавшейся в жизни, как в том «осиновом горьком лесу», пишет Любовь Григорьевна Рубцова.
Стихи о любви, о дружбе раскрывают богатство духовного мира поэта.
Истинный друг выручит тебя в беде, разделит горе и порадуется за тебя в счастливые твои минуты. А без друзей «нелегко в дорогу!»:
Придет минута – и с овчинку небо
Покажется, и черным – белый свет…
О, как нужна тогда – нужнее хлеба!-
Улыбка друга, дружеский совет.
(«Тысяча чудес»)

В своем творчестве поэтесса обращалась ко всем темам, волновавшим молодое поколение 60-х годов ХХ века: освоение целины, покорение космоса, борьба за мир, труд на благо Родины, в ее стихах звучит стремление двигаться вперед, неустанный поиск:

Всегда искать, стремиться в
новый путь,
Дышать, дышать восторженно и
жадно,
Снегам и ливням подставляя грудь,
Подхлестывая сердце беспощадно.

Для нее счастье «в неутомимой жажде познанья/, оно в пути, оно всегда в пути!//Его спокойным сердцем не найти»// («Раздумье»).
Она торопится жить, сделать как можно больше, приходит понимание «цены времени», «тоски по каждой, даром прожитой минуте»:

Когда б имела я на это власть,
Я б выдавала время как зарплату! –
- Хлеб сеешь? – На!
- Сталь варишь? – На, бери!
Живи, люби, да становись моложе!
Большую радость людям подаришь
Стихом иль танцем? – Не обижу тоже!
Но если ты, цветущий, полный сил,
Хоть час прожил бескрылой птицей,
Ты зря бы время у меня просил, -
Для этого не стоило родиться!...
(«Цена времени»)

В своем стихотворении – обращении «Восемнадцатилетнему» она сравнивает свое поколение в 18 лет и нынешнее, видит разницу, она отчасти им завидует:
Ты не видел ни черного солнца, ни лун
окровавленных….
Детство свое вспоминаю
И немного тревожусь –
уж больно ты юн
для своих восемнадцати…
мы были старше!

Но верит в молодое поколение, видит их перспективы:

Ты готовишься стать у могучих штурвалов,
чтоб
из бурь и соблазнов
на Млечном пути
душу – ярче огня,
разум – чище кристалла,
самый хрупкий цветок –
красоту – принести!

Нигде, ни в одном стихотворении нет ни обиды, ни обвинения в адрес тех, кто вмешался в жизнь этой девушки, исковеркав, изломав ее. Только внутренний надлом чувствуется в отдельных строчках, который человеку не посвященному трудно будет объяснить:

Меня швыряло в юности, как щепку
Швыряет бесноватая волна…
Зверенок любознательный, я крепко
Была в стихию странствий влюблена.
(«О романтике»)

Что стоит за этими многоточиями, которыми изобилует стихотворение? Можно только предположить. Время трудное, жестокое, время молчания.
Но именно это время закалило волевой характер, который не приемлет жалобы на судьбу. В стихотворении «Не дай бог…» она говорит о себе:

Я не хуже других
и не лучше,
разве чуть неудобней,
колючей…
свою жизнь – свою
слабость и силу,
как больную мозоль не носила.

Прибегает к сравнению:

Горной речкой она
скакала,
Расшибаясь на быстром
лету
обо все, обо все что попало:
о любовь, о закон,
о мечту,
об огонь и …
о горстку пепла
Расшибалась и все же
крепла!

А еще она не приемлет трусость:

Но не дай бог, на узкой
тропинке
от врага – да за
детские спинки!
Лучше уж – на рожон,
вон из кожи,
Отвергая разумный совет!
Только б эта трусость до дрожи
Не чернила земли
моей свет.

В поэтическом арсенале Л.Рубцовой есть и разящее оружие сарказма и иронии. Беспощадные строчки о мифическом небесном рае, этой обители бездельников, где все «проблемы» решены. Убедительно звучат строчки:

Я отдаю и рай, и райский сад
За все мои заботы и печали,
За тяжкий труд, за боль
Ошибок первых,
За плоть мою из мускулов.

Одним их ярких стихотворений, на наш взгляд, в трактовке понимания жизни, что она принимает в ней, что для нее ценно, что чуждо, отношение к предательству, является стихотворение «Если я отрекусь». Стихотворение начинается с риторического обращения:

Пятерня моя! Верный,
испытанный друг!

Сколько жало тебя –
вроде дружеских рук,
Но… из них ты не всякую
нынче пожмешь,
А иную – коснется, -
как тварь отшвырнешь…

Пятерня умела выполнять любую работу, НО:

Двух вещей не умела ты –
слабого бить
и врагам - даже ласковым! –
руки их жать.

А последние строчки звучат уже как завещание, наказ:

Пятерня моя!
Ты мне служила любя,
не лишай до конца меня
строгой любви:
Если я «запетляю»,
сама от себя
отрекусь,
Ты меня, как щенка, придави.

В своих стихах автор гневно бичует встречающихся в жизни носителей мещанских нравов и привычек. Это прежде всего «Добытчик»:

Всю жизнь для себя!
Добывал, старался,
ради копейки и лгал, и дрался.
Разу жене цветка не купил.
Дружбы ни с кем не водил.
Копил!

А дальше открыто задает вопросы, риторические вопросы, потому что ответ ясен:
Что нажил? Какое чудо открыл?
Какую радость кому подарил?
Сделал кого-нибудь добрым, красивым?
Был ли хоть сам-то минутку счастливым?

И ниже звучит приговор. Она называет добытчика «манекеном из ваты», живущим « с пустой душой». Он «пламя души растратил, отдал/за эти ковры, за комод/ пузатый/, за полный достатка дом большой». Явно звучит горькая ирония.
К своему творчеству Любовь Григорьевна относилась спокойно и даже самокритично:
В моих писаньях критик строгий
Найдет немало слов и строк
Неблагозвучных…..
(«О рыжих сапогах»)

Мы не будем выступать «строгими критиками», не эта цель нашей работы, мы только отметим, что нам, современным читателям, некоторые стихи покажутся уж слишком простыми, наивными, в некоторых звучит излишняя патетика, риторичность, некоторые, пожалуй, идилличны, есть и не совсем удачная рифма.

И все-таки, это стихи, идущие от души, знакомство с которыми доставляет немало радостных минут.

Таким образом, можно отметить многоплановость поэзии Л.Г. Рубцовой. Всё, чем жила страна, она сама,- можно найти в ее творчестве. И пожалуй, самой главной характерной чертой ее поэзии является то, что стихи светлые, жизнеутверждающие, нет жалоб и причитаний, по праву их назвал И. Рождесвенский «Стихи, зовущие к весне..». А ведь писал их больной, физически надломленный человек, но стойкий духовно. «Лишь слабые деревья в бурю гнутся,/ А сильные – еще быстрей растут».

Она не изменила себе, своему пониманию, «правильности жизни». Любовь Григорьевна слишком рано ушла из жизни, еще столько осталось недосказанного ею…

Заключение

История и современность органически сплетены. Всё воспринимается как части единого целого, которое зовется российской историей. Наряду с настоящим и близким по времени включает в себя наследие прошлого. То, что не казалось ценным 50 и даже 20 лет назад в процессе времени обнаруживает новый смысл, становится важным не только для человека, но и общества и государства в целом.

История земли русской – долгая, много событий записано в ее книге, где кровью, где золотыми буквами. За каждой строкой – конкретный человек со своими мыслями, чувствами, сердцем, душой.

История нашего края неотделима от истории нашей страны. Все, что происходило в России, всегда отражалась на малой родине. Не исключением стали и сталинские массовые политические репрессии. Тоталитарный режим враждебен свободному слову. Вертелись кровавые жернова, питаясь судьбами. Ненасытные жернова!

Сибирь оказалась удобной территорией для людей, неудобных для властей. Неординарные и талантливые личности, которые волею судьбы были заброшены в наш Сибирский край. Это Нина Гоген – Тюрн, Анна Книппер – Тилирева, Серго Ламинадзе – поэт и известный литературовед, Давид Кугультинов – «Солнце» калмыцкой поэзии, Лев Гумилев, Ариадна Эфрон, Г. Жженов и многие другие. Через сталинскую мясорубку человеческих судеб прошла и канская поэтесса Л.Г.Рубцова.

Симпатичная, талантливая девушка, она уже в школьные годы писала стихи, участвовала в театральном кружке. Поводом для ареста послужил донос матери в районное отделение НКВД, где было сказано, что она обнаружила у дочки пачку рукописных листовок, содержание которых направлено на правительство советской власти и товарища Сталина. Дочь арестовали и 2х школьных друзей. Следствие шло год, в мае 1939 года вынесли приговор - 10 лет лагерей + 5 лет п/п. Срок отбывала в Абане, совершила побег, что добавило к сроку еще 1,5 года. В лагере подорвала здоровье, но работала на совесть. После лагерей – ссылка в Богучанский район, в 50-600 морозы. Писали просьбы во все инстанции вместе с матерью о переводе поближе к дому из-за резко ухудшающегося здоровья. Ответ – отказ. После реабилитации жила в Канске, затем переезжает в Красноярск. Канская земля одарила большим талантом Л.Г. Рубцову, питала ее творчество.

Литературный талант пробивал брешь в бюрократических стенах, а наступившая «оттепель» ему помогла. Публикация стихов Л.Г. Рубцовой пошли одна за другой (альманах «Енисей», журнал «Работница и Сибирские огни», газета «Красная звезда»).

1958 г. – первый сборник стихов «Стихи» (Красноярское книжное издательство)
1960 г. – второй сборник «Лирические стихи»
1962 г. – последний «С песней в сердце»

Сибирь! Души моей начало..
Кипеньем рек твоих не раз
Меня и мчало, и качало
До слез, до радуги из глаз.
На сумасшедших перекатах,
Крутя, как перышки, плоты,
Держала жизнь мою в руках ты,
Что глины ком.
Свои черты в него вминая, где ударом,
из камня, высекавшим гром,
где песней вольной, и – недаром:
могла – веслом и топором.
(«Песня моя и любовь»)

Все, что тревожило, волновало душу Рубцовой, с чем она не могла смириться, можно найти в ее стихах. Прочтите стихотворение «Родина». Трудно что – либо добавить к нему, там вся Люба Рубцова, ее несчастье и ее вера.

В ее творчестве столько света, тепла, радости жизни, нет ни единого упрека тем, кто сломал ее судьбу. Не верится, что писал их человек, страдающий тяжелой болезнью.
Она ушла из жизни в 44 года, конечно, не написав всего задуманного. Нынче ей было бы 90 лет. За это время поднялось и вступило в юность не одно поколение. Но годы не подвластны над теми строками, которые продиктованы умным, мужественным сердцем. Они зовут к добру, а добро – категория вечная.

Стихи Л.Рубцовой ни разу больше не переиздавались после 1962 г.. Мы считаем, что имя ее незаслуженно забыто, и любители словесности не могут прикоснуться еще к одной сокровищнице русской поэзии. Мы думаем, что наша работа может быть использована в качестве материала для проведения кл. часов, вечеров поэзии, литературных гостиных, а также мы планируем: 1) в корпусе создать литературный уголок (в городе нет литературного музея), где будут собраны материалы по членам Союза писателей, работавших в Канске, 2) материал, фотографии нашей работы передать в городскую библиотеку им.Чехова (там нет этого материала), 3) издать сборники стихов и подарить экземпляры в краевой литературный музей им.В.П. Астафьева ( у них только два сборника) и в канскую городскую библиотеку им. А.П Чехова.

Список литературы:

1. Газета «Заря коммунизма», 09.10.1984г.
2. Сборники стихов.
3. Учебник истории 11кл Загладин Н.В., Козленко С.И., Минаков С.Т., Петров Ю.А.
4. «Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края». Изд. «Издательские проекты», Красноярск, 2004г.
5. Н. Карпухин. «А гореть бесполезным огнем я устала». Сегодняшняя газета 03.11.2005 год.
6. Маевская. «Сибирские узники». Городские новости №124 (880) от 01.11.2002 года. Красноярск.

приложение №1

приложение №2

приложение №3

приложение №4

приложение №5

приложение №6

приложение №7

 

приложение №8


/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»