Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Из огня да в полымя


Управление образования Шушенского района
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение
«Синеборская средняя общеобразовательная школа»

Исследовательская работа

Кузьмина Альбина, Лазарева Виолетта

Красноярский край, Шушенский район,
с. Синеборск, МБОУ Синеборская СОШ, 11, 7 класс, объединение «Музееведение» школьного музея,

Руководитель Котенок Любовь Дмитриевна - руководитель школьного музея, педагог дополнительного образования МБОУ ДОД ДЮЦ «Центр туризма, краеведения и экологии»,

Синеборск, 2015

Содержание

1. Из Росеи да в Сибирь
2. В мире юности прадеда
3. «Ой, судьба, моя судьба, вот счастливые деньки»
4. « И грохотали где-то танки»
5. Возвращение на Родину
6. Дома
7. И снова – лагерь
8. А жизнь – продолжается
9. Заключение
10. Литература
11. Примечание
12. Приложение

Актуальность

Идя навстречу 70-летнему юбилею Победы нашего многонационального народа в Великой Отечественной войне, мы решили сделать исследование по истории жизни нашего прадеда Кузьмина Михаила Осиповича уроженца села Саянск Шушенского района. Я из рода Кузьминых- Кузьмина Альбина Николаевна, но кроме родственников ближнего круга, я никого не знаю. Благодаря учителю истории Котенок Любовь Дмитриевны, мой круг познания расширился до прапрадедовской линии – Кузьмина Осипа и Прасковьи Григорьевны (Генералова). В ходе исследования родословной я обнаружила, что ученица 7 класса нашей школы Лазарева Виолетта мне приходится сестрой в 5 колене. Нас заинтересовала судьба прадеда– участника Великой Отечественной войны 1941 – 1945 года. Он дожил до Победы, но не «дошел». Его путь лежал через бои на советско-финском фронте, безногим прошел концлагерь, фильтрационный, семейные неурядицы, советскую тюрьму. (Приложение 1 ) В её победный салют вписали свою толику военной судьбы миллионы граждан Советского Союза на боевых позициях и в тылу. О Героях уже написано много, а нам хочется вписать в хрестоматию войны района, края путь рядового солдата-сибиряка, каких тысячи безмолвно ушедших и уходящих из жизни. Цена общенародной Победы для каждой семьи, личности – своя.

Проблема: отсутствие истории о вкладе жителей сибирских деревень Ермаковского района в Победу советского народа над врагами Родины.

Цель: восстановить историю жизненного пути гражданина-солдата Кузьмина М.О. из села Саянск Ермаковского района.

Задача: осуществить поездки в село Саянск;
собрать воспоминания бывших жителей села;
встретиться с родственниками и записать их воспоминания;
посетить Шушенский, Ермаковский государственные архивы;
изучить архивные документы;
сделать анализ материала из интернет ресурсов;
провести анализ собранного материала;
написать историю жизни прадеда Кузьмина М.О.

Методы: анализ архивных документов, исторической литературы, виртуального материала;
• экспедиционные посещения и встречи;
• интервюирование;
• визуализация.

Путь к познанию: мы ездили в деревню Саянск, где прошло около 20 лет жизни Михаила Осиповича. (в 2017 году исполнится 300 лет со дня Указа Петра 1 о строительстве Саянского острога на юге Енисейской губернии). Записали воспоминания племянника в городе Саяногорске Кузьмина Василия Ефимович, дочери Веры Михайловны в городе Черногорске, Шмидт Тамары Андреевны и племянницы Сапожниковой Л.Д. в посёлке Синеборск, Глушковой Екатерины Ивановны в посёлке Шушенское, созвонились и встретились у сестры с сыном Ильей Михайловичем из города Шарыпово. На ежегодном традиционном казачьем фестивале (последняя суббота июля) встретились с бывшими жителями и их детьми села Саянск. (Приложение 2,3) Работали с материалами в Шушенском и Ермаковском государственных архивах. Использовали Интернет ресурсы по поиску информации по истории мест жительства семьи Кузьминых: Татарии, городе Черногорске, о военных событиях на Карельском фронте, о режиме содержания в финских лагерях советских военных. Я, Альбина, больше записывала, Виолетта фотографировала и мастерски задавала вопросы нашим собеседникам. В интернете каждая из нас искала материал, и складывали в одну копилку. Прочитывали и выбирали для наполнения работы. Обращались к Книге Памяти 1941-1945 года Шушенского района, Книге Памяти жертв политический репрессий Красноярского края и Республики Хакасия, для уточнения информации по фамилиям в работе. Так версталась наша исследовательская работа о нашем прадеде Кузьмине Михаиле Осиповиче. Свое повествование о прадеде невозможно вести, не рассказывая об окружающем мире в котором он жил.

1. Из «Росеи» да в Сибирь

Жила – была одна большая семья Генераловых Григория и Федосьи в деревне Актаныш Уфимской губернии – дочери Татьяна (по мужу Норкина), Прасковья (Кузьмина), Евдокия (Сапожникова), Настасья (Потапова), сын Иван (участник Первой мировой войны, гренадер, из Франции выехал в 1921 году, осужден на срок 4 года – отбывал наказание в городе Артемовске Красноярского края, убит по дороге домой).(Пиложение 4) Все семьи были крестьянские.

 В германскую войну мужья сестер воевали, вернулись живыми. Гражданскую войну пережили дома. Деревня переходила из рук в руки «красных» - «белых», а мужики в «вилошную войну» прятались на гумне, в лесу, подвалах, стогах сена. Деревни и гумна горели. Все, что было из еды, выгребали и те и другие солдаты. Жилось голодно. Свирепствовали инфекционные заболевания. Войны закончились, а бедность не ушла. От рода Генераловых отправили «ходока» в Сибирь узнать о житье – бытье. Через год получили письмо: « Живут в Сибири сытно, дома под железными крышами…» В 1926 году, собрав свои пожитки, 2 семьи: Кузьмины (дети: Василий, Михаил, Мария, Галина, Антонина), Сапожниковы (дети: Наталья, Мария, Иван, грудная Надя). Сели на паровоз и покатил за счастьем в чужие края. На станции Ачинска встретил их «ходок» Генералов Николай и на подводах поехали дальше. Облюбовал Николай деревню Шарып, что между гор ютится: дома стоят добротные с железными крышами, но приезжие живут в землянках. «Залезли сестры на гору и завыли» - зима впереди, а жить – то негде. Мужики взялись за лопаты, топоры и через неделю была готова огромная землянка на две семьи. Весной решили перебраться в казачью станицу Саянск – там больше хозяйств, работников селили в избушках на дворе хозяина. Станица жила единолично, работников нанимали с «приглядкой»: позовут желающих работать, усадят за стол поесть и смотрят, кто как ложкой работает. У кого «мухи во рту спят», тому «до свидания», а кто за столом усердный – берут в «найм». У многих поработали переселенцы и стали достойно содержать семью. Михаил все больше по сельхозтехнике работал у кузнеца Соломатова на подхвате; Галя в няньки пошла, а младшая Тося дома матери помогала. (Приложение 5) Вечером родители уходили на посиделки в местные дома. Хозяева-казаки звали к себе на посиделки и предлагали работу: шерсть чесать, вязать, стряпать, гладить стиранное белье, ткать… При этом, стол хорошо накрывали, даже с вином; работу исполняли, пели, сказки говорили, бывало и в пляс пускались. Расходились за полночь. Молодежь любила ходить вечером к одинокой бабе Агафье. Парни приносили дрова для печки, девушки шли с вязанием и вышиванием. Бабушка знала много сказок, песен. Время проходило весело, даже без спиртного. Ближе к полуночи расходились парочками и гурьбой, распевая песни до самого дома.(1) (Из воспоминаний Сапожниковой М.Е. 1921 г.р., записанные дочерью Сапожниковой Л.Д.)

2. В мир юности прадеда

В этот мир приехал подросток Миша из далёкой Татарии. 1927 год для саянцев стал общественно активным. Центром общественной жизни станицы был сельский Совет (с 1885 года). В 1928 году председателем работал местный крепкий хозяин Сабуров Михаил Константинович. В канцелярии Совета проходили общие собрания жителей. В документах мы прочитали протокол о необходимости ремонта зернохранилища площадью 104, 70 квадратных метра. Строение служило с 1880 года и нуждалось в новом ремонте, особенно деревянная крыша. Организовали бригаду под руководством казака Симонова Якова, туда был взят и Кузьмин Осип с другими мастеровыми переселенцами. (2) Активисты села, из числа переселенцев и местной молодёжи, организовали красный уголок с 15 декабря 1927 года. 13 его членов читали и рассказывали о событиях в стране, районе. Из районного центра Ермаковское приезжали коммунисты и комсомольцы с объяснениями важных государственных Постановлений, ставили концерты. Во время проведения концертов приглашали поучаствовать и местных. Сестра прадеда Миши, Галя (1914 года рождения) была певунья и в каждом концерте плясала и пела частушки про бедняцкую жизнь.

Мы приехали с Росеи,
И не пашем и не сеем.
Помогаем казакам-
Седни - здесь, а завтра там.
Я работала у Вани,
Он конфетой угощал,
А казачкуАпросинью,
Сам до дома провожал.
Я для Фали на протоке
Все дорожки вымыла,
Дала старый шабуришка,
За порожек выгнала.
Приходи мой милый в гости,
Пока нету маменьки,
Тятя тоже у соседа-
И дырявы валенки.(1а)

В числе культурно-просветительных учреждений на 20 октября 1927 года числилась библиотека, пункт ликвидации безграмотных. Попова Н.И. учила сначала 10 человек, а потом потянулись многие взрослые, в 1930 году сели за вечернее освоение грамотой 58 мужчин и женщин. Михаил Осипович учился читать и писать с родной сестрой Галей и Марией, Наташей Сапожниковой. В Саянске действовала министерская школа с 1907 года. Первым учителем был Ворошилов Семён Михайлович.


Ворошилов Семён Михайлович

Учителем, по Приказу № 2, от 14 августа 1925 года, назначен Чепрасов Конон Алексеевич.(3) Школа была первой ступени это - рубленый деревянный дом площадью 107 квадратных метров, 4 комнаты, отапливалась школа печкой. Заведующей школы в 1928 году была Попова Нина И. (4) Среди пионеров были дети приезжих: Дырнаева Мотя, Томилина Лида…(5)

годы мальчиков девочек 1 ступени.2.3 крестьян
1927 32 38 30.9 31 69
1928 26 28 26 28 54
пионеров 10 16    
по возрасту 7\ 8 лет 9 \ 10 лет 11\12 лет 13\14 лет
человек 6 \ 7 10\18 13\9 5\14

(6)

В музее Шунерской школы мы увидели ведомость зарплаты за ноябрь 1932 года на учителя Саянской школы Преображенского А.П. - 130 руб. 70 коп. ( из семьи священнослужителя Вологодской области; был награждён Орденом Ленина за свой учительский труд) (7)


Преображенский А.П

В руководстве сельским Советом произошли перемены. В протоколе № 2 заседания президиума РИКа, мы увидели другую фамилию председателя Филиппова Дмитрия. Ему объявили выговор за непредставление сводок по займу. (8) Работая с Книгой Памяти жертв политических репрессий по Красноярскому краю, мы узнали о трагической судьбе бывшего председателя. «Сабуров Михаил Константинович. Род. в 1897 (1898). Уроженец и житель с Саянская Ермаковской вол. Минусинского округа Енисейской губ. Русский неграмотный. Из крестьян. Лишен политических прав, раскулачен. Занимался личным хозяйством Арестован 15.02.1930 Обвинение по ст. 58-8,58-10,58-11 УК РСФСР. Осужден 19.05.1930 особой тройкой ПП ОГПУ СК на 10 лет конслагерей. Семья выслана из села. Срок отбыл. Проживал в г. Абакане Хакасской АО КК. Плотник стройконторы. Арестован 15.05.1938. Обвинение по ст. 58-10 УК РСФСР. Приговорен 14.06.1938 тройкой УНКВД КК к ВМН. Расстрелян 07.08.1938 в г. Минусинске. Реабилитирован 16.10.1958 облсудом Хакаской АО КК и 02.01.1990 прокуратурой КК (П-1864, П-10320).» (9)

Ивана Михайловича Сабурова (1926 года рождения), сына Михаила Константиновича уже нет в живых, мы встретились с его дочерью Верой Ивановной. «Отец уходил от разговора о прошлом своей семьи. Мы никаких подробностей не знаем». (10)

Мы вычислили, что на первом месте в жизни саянцев был сельский Совет. Самым посещаемым объектом была православная церковь. Построил церковь Садовский Федосей, которую освятили в 1913 году, около церкви его и похоронили, положив большую плиту с надписью. (12) Баба Валя Апунникова показала нам место, где была плита, сколько мы не разметали веником это место – ничего не нашли. Много лет уже прошло. Церковь действовала до середины тридцатых годов. В стране началось разорение церквей. Не выстояла и в Саянске. Снимал крест муж двоюродной сестры Сапожниковой Натальи - Чупраков Дмитрий, сделал стойку на голове, а старушки ругались и молили о его погибели. ( Перед войной работал председателем Ермаковского сельского Совета, погиб на фронте в 1942 году). За пуд муки перекрывал крышу церкви, после снятия колокола и креста, Демидов Константин. Помещение церкви стало зерноскладом. Многие тайно ночами уносили иконы домой, в том числе и мать прадеда Миши. Сейчас одну маленькую сохранившуюся иконку передал в Саянский музей её внук Кузьмин Василий. Потомок первых казаков Солдатов М.Н. на месте старой церкви построил часовенку в 2009 году. (Приложение 6) Фельдшерского пункта в селе не было. Бабка – повитуха Лебедева Агафья Ивановна выполняла обязанности медицинского работника во всех случаях жизни. Животных лечила Бутина Анастасия. Как – то мы всё о духовном, пора и о хлебном. Нас заинтересовало, что же было из производственных объектов в селе? Анализируя архивные документы и данные о раскулаченных хозяевах, мы увидели многогранную жизнь казачьей станицы. В селе работала: пимокатная у Николаева Н., мастерская Ирбина по пошиву шуб, кирпичный завод Любимова. (13) Белянин Михаил Николаевич, 1884 года рождения был знатным скорняком. Дед Лаукса Павла Александровича построил 2-х этажный дом. «На первом этаже была лавка - торговали керосином, мануфактурой, скобяным товаром. Наверху жила семья». Такое экономическое состояние села можно оценить как самодостаточное натуральное хозяйство.

Массовая коллективизация расколола крестьянство. Бедняки, а они в основном они были как и Кузьмины переселенцами из бедных районов страны, рассуждали: « Налог не плачу, в хлебозаготовках не участвую, посевных земель не имею – и налоги мне не грозят. Будем лучше жить коммуной». В Ермаковском государственном архиве мы нашли запись о создании колхоза имени «Памяти Ленина» в селе Саянске от 28 января 1930 года. «Беднота, как мы, быстро сорганизовались в колхоз». (14) Сапожниковы долго «жили» у казаков (слово «кулаки» здесь не слышали, так как все казаки были крепкими крестьянами.) «У моей бабушки и мамы о семье Терских остались самые добрые и теплые воспоминания. Отношения к работникам были доброжелательными, уважительные». Они в колхоз не пошли, но власть и активистов не ругали. Все, что можно было продать, продали в Минусинске на базаре, остальное свезли на колхозный двор. Всей семьей собрали пожитки и уехали». (15)Из всех семей села подобным образом поступили с десяток. Большинство казаков – хозяев упорно не шли в колхоз, ругали власть, а некоторые и за ружье брались – они попали под статью раскулачивания. Погрузили казачков – кулаков на плот и отправили по батюшке – Енисею в чужие края на исправительные работы. Анна Солдатова, дочь раскулаченного вышла замуж за Кузьмина Михаила, вступили в колхоз. Анна работала на выращивании табака. (Приложение 8)Брат Кирилл был острый на язык: рассказывал байки, пел частушки про колхозную жизнь. За такое «хулиганство» его арестовали и судом тройки приговорили к лагерю. Мы нашли подтверждение в книге Памяти жертв политических репрессий (16) Жена брата, Хеонья Степановна (Саломатова), уже умерла до ареста мужа. Дети: Иван 1922, Григорий 1924, Николай 1928 года рождения остались без отца и матери. Первое время жили у бабушки по материнской линии. А потом Анна с Михаилом взяла племянников к себе.

3. «Ой, судьба моя судьба, вот счастливые деньки»

Михаил с тремя классами образования, выучился на тракториста в Шушенской МТС (Машина тракторная станция) и работал в колхозе бригадиром тракторной бригады. «Мужик он был хваткий, горячий, требовательный к себе и трактористам. За своими тракторами колесниками ухаживал как за маленькими детьми. Тракторист на деревне был первым человеком». (17)

На страницах газеты «На Ленинском пути» Ермаковского района за 1941 год мы читали о жизни советских людей в районе, выбирали материал по Саянску и колхозу «Память Ленина». Вот какой у нас получился рассказ.

Жизнь в сибирских сёлах шла своим чередом: уборка 1940 года была успешной, урожай собрали хороший, в погребах и кладовках лежали заготовки на зиму, колхозное хозяйство ухожено, кормов хватит до первой травы, старики греются у тёплых печей, дети бегают в школу, молодёжь уехала учиться разным профессиям. В район приезжают переселенцы из-за Урала, в январе 200 семей и ещё ожидается 500. По прибытию их обеспечивают жильём, скотом с колхозного двора. Среди приехавших, есть специалисты для колхозов, врачи и учителя. Всем нашли рабочие места. (18)

Иван Иванович Шабураков благодарно отзывается об участии колхозников «Памяти Ленина» Е. Ив. Любимова 80 летнего инвалида в ремонте хомутов, сёдел, шлей, за год заработал он 200 трудодней. Ив. Ив. Казаков также помогает колхозу: ремонтирует телеги, делает новые колеса, охраняет скот. (19)

В Саянском клубе проведены коллективные чтения статьи «Ворошиловские стрелки» (20) Среди примерных тружеников, секретарь РК ВКП(б) т. Харченко на совещании районного партийного актива 7 марта 1941 года, назвал Кручинкина Ефима Ефимовича – чабана из Саянска, он получил ягнят 381 голову, фактически получил 458 голов, план выращивания перевыполнил на 77 голов. Назвал лучших молодых бригадиров тракторных отрядов и среди них Михаила Кузьмина. (21) В дорожном строительстве колхозники «Памяти Ленина» выполнили свой план-задание на 100%. (22) Секретарь комсомольской организации И. И. Шабураков во время весеннего сева отмечает хорошую работу комсомольской организации с. Саянска по изучению материалов 18 партийной конференции ВКП (б). Приветствует коллективное прослушивание радиопередач. Благодарит за проведение интересных вечеров самодеятельности, с отличным исполнением песен сёстрами Галей и Тосей Кузьмиными. (23) В проведении сева 1941 года большую роль сыграло соревнование. Проведён массовый сев - на 19.04 - засеяли колхозники 40 га зерновых. Бригадир полеводческой бригады № 2, участник ВСХВ 1939 года, товарищ Пирогов засеял силами своей бригады 35 гектаров с отличным качеством. Бригада №1 Кузьмина Михаила отстала на 4 гектара от соперников. (24)

По сравнению с другими колхозами района рабочие колхоза «Память Ленина» занимают достойное второе место – план засева выполнен на 29.8%. Первыми идут труженики колхоза имени «16 лет ВЛКСМ» они засеяли 30.4%. По севу яровых земляки Кузьмина с гордостью идут к завершению: на 20 мая засеяли 98,3% от плана. Из сводки на 25 мая о ходе сева пяти колхозов Ермаковского района очевиден трудовой героизм колхозников, можно легко увидеть победителей:

Название хозяйства % выполнения
1 2-я пятилетка 90,2
2 Колхоз имени «16 лет ВЛКСМ» 98,9
3 Ворошилова 105,1
4 Жданова 99,9
5 Колхоз имени Калинина 85,2
6 Колхоз Памяти Ленина 109

В селе радостная новость: жительница Саянска Томилина Варвара Константиновна удостоена поездки в город Москву на ВСХВ вместе с лучшими колхозниками района. (25) В колхозе «Память Ленина» появилась новая машина. Секрет саянцев открыл Вшивцев Дмитрий. Они сдали в государство из урожая 1940 года дополнительно 800 центнеров зерна. (26)

Работая над рассказом по страницам районной газеты 1941 года, когда уже полыхала Вторая мировая война, мы не нашли и ноты военной тревоги или страха. Не было статей по проходящим военным событиям на Западе. Как это понять нам детям 21 века? Возможно веря в мирный Договор СССР и Германии 1939 года, правительство пыталось сохранить спокойное состояние среди населения. По радио, в кинофильмах и из уст партийно-комсомольских агитаторов звучала уверенность в том, что на нашу Родину не нападут. Но 22 июня, когда колхозники занимались заготовкой кормов, на бригады на загнанных лошадях прискакали вестовые со страшным известием. К вечеру приехали из района уполномоченный от райкома партии, работник военного комиссариата. По бригадам прошли собрания, где стояла жуткая тишина и немой вопрос в глазах: «как же так? Этого не может быть». Люди как будь-то, лишились способности говорить – онемели от предстоящего неминуемого горя. (27) Мы бы, наверное, не смогли так. Работая над материалом, и сегодня у нас на глаза наворачиваются слёзы. На следующий день почтальон принёс газету, где ещё не было Войны. С газетных страниц дышала мирная, трудовая, позитивная жизнь селян.

Эти годы жизни для прадеда Миши были самыми успешными, где он реализовал себя как достойная личность своего времени. Давно минули времена нищей жизни переселенцев. Можно жить и радоваться, но история приготовила новые испытания.

4. «И грохотали где-то танки»

Война катила со смертельной скоростью по просторам Родины. Сибиряки, затаив дыхание, слушали сообщения Советского информационного бюро. Всем было понятно, война не будет скорой. Районная газета «На Ленинском пути» до 29 июня 1941 года не выходила. Паники и пораженческого настроя не было,но было страшно. В районной газете от 29 июня 1941года в № 49 статье «Беспощадно бить врага» читаем, что саянские жители Глухов и бригадир тракторного отряда Кузьмин Михаил выразили патриотические чувства своих земляков и их готовность встать на защиту Родины на фронте и на родных полях. Свои чувства земляки выражали на деле. Согласно сводкам Ермаковского района колхозники стремились качественно подготовиться к зимнему содержанию скота: на 29 июня

Название хозяйства Всего цент. Сена Грубых кормов
Колхоз имени «16 лет ВЛКСМ» 8645 3230 795
Колхоз имени «Памяти Ленина» 22737 8920 1890

(28)

При анализе списков призванных в Шушенском военном комиссариате, мы обнаружили, что из Саянска первыми призвали 12 июля Соломатова Ф.Ф., Карпенко Н.А. Всего ушло на фронт, по книге записи призванных в Шушенском РВК, из казачьей станицы 124 человека. Из них в 1941 году - 63, 1942 – 38, 1943 – 20, 1944 – 1, 1945 -2. Цифры могут быть не истинными так, как при сравнении фамилий, не вернувшихся с войны по Книге Памяти 1941-1945 Шушенского района, - есть существенные расхождения по фамилиям.(29) Страшился ли фронта наш предок? Мы думаем, что скорей всего нет. Мужчина- сибиряк в 46 лет, полный сил, боец по духу, отец малолетних детей, любящий муж, сын престарелых родителей, передовик колхоза – ничего не страшился.

«В августе 1941 папу призвали на войну в Ермаковском военкомате. Эта фотография сделана там же, это все саянские мужики, вернулся живым один папа – это он сам всегда говорил и хранил снимок. Кто на фото я не знаю. Папа - в 1-м ряду первый справа». (30)


Апунников В.М.

Согласно документов из Ермаковского РВК, Кузьмин М.О. был взят на фронт 18.08.41 года. При внимательном рассмотрении списка, призванных из Саянска, 18 августа 1941 года были взяты на фронт: Шадрин П.Н., Симонов Я.И., Апунников В.М. Родственники из города Саяногорска нам дали фото Апунникова и он, кажется, на предвоенном фото в середине первого ряда. Второй слева во втором ряду Шадрин П.Н., что подтвердила племянница Шадрина Раиса Владимировна (31) «Из рассказов папы помню, что воевал он на Финском направлении танкистом. Их танк загорел, они вылезли и побежали в сторону леса. Папа перелазил через упавшее дерево, и ему в ногу попал осколок снаряда. Он полз и просил «Братцы, не бросайте, возьмите или добейте». Они, убегая, крикнули: «Ты-то ещё дома побываешь, а мы живые - пока бежим». Папа полз по снегу сколько - не помнил, пришел в себя в избушке и услышал чужую речь – это были финны. Он оказался в плену. Раненую ногу отпилили «наживую», даже водки не дали. Орал пока не потерял сознание, очнулся и вместо правой ноги увидел култышку, чуть ниже колена». (32)

В Интернете Виолетта нашла материал по военным действиям на финско-советском фронте. Финские войска вторглись на советскую территорию. На протяжении почти трёх лет с 1941 по 1944 год была оккупирована бо́льшая часть Карело-Финской ССР — восточная Карелия, которая никогда не входила в состав Финляндии. Исходя из того, что прадед был танкистом, мы по данным и карте просчитали его возможное место участия в боевой операции осенью 1941 года – Медвежьегорск.

«Танки использовались лишь отдельными ротами и батальонами. Под станцией Масельгская осенью-зимой 1941 года воевала 161-я отдельная рота танков Т-34, участвуя в обороне города Медвежьегорска и контрнаступлении 32-й армии». (33) Местность на протяжении 45 км покрыта лесом, что создавало удобства для создания линии обороны Медвежьегорска. Станция Масельгская находится в лесу недалеко от Медвежьегорска, где зимой 1941 года шли жестокие бои. 11 декабря после оборонительных боёв части Красной армии отступили. По данным из Интернета: «Судя по всему, танковая пушка была погнута и отброшена при страшном взрыве танкового боекомплекта. Есть в этих местах и другие останки механизмов».(34)

Найденная информация подтверждает, что Михаил Осипович принял свой бой именно в этих местах. По Масельгскому лесу полз прадед, обливая зимнюю землю кровью. В этом краю расположен лагерь Лесной, где военнопленные ютились в маленькой лесной избушке, где он и простился со своей раненой ногой. Дальше его переводят в другой лагерь, где содержание было в бараках. В какой из них? Мы составили список лагерей для советских военнопленных: Медвежьегорский ЛАГЕРЬ СМЕРТИ, Томицкий, лагерь № 8062 в деревне Кондопога, в Пяжиевой Сельге, Лахтинский, Кемский, около города Питкянтара, в селе Семён-Наволок, Тиенхарский, Импилахтинкский, лагерь № 16 в Сортавала, в Олонецком районе деревне Новые Пески. По данным управления по делам военнопленных финскими подразделениями взято в плен общей сложностью 64188 человек. На территории Финляндии существовало 23 концлагеря для Советских военнопленных. Основной приток в лагеря был в период наступления летом и осенью 1941 года.(35) Карта финских лагерей военнопленных на территории Финляндии в 1941-44 годов, подтверждает большое количество пленных и использование их труда в военном хозяйстве.

«Во всех названных лагерях помещения для военнопленных содержались в жутких антисанитарных условиях. Белье не менялось. Военно¬пленных морили голодом. На сутки выдавалось всего-навсего 250 граммов хлеба, да и те были с примесью древесных опилок, использовали голландское бочковое вонючее растительное масло». (36)

Не смогли мы просчитать, где же был приют нашего пленника предка. Его воспоминания о режиме жизни военнопленных соответствуют любому выше названных. Солдат-калека не представлял ценности как рабочая сила, везти его далеко нет смысла. Скорей всего отправили в лагерь деревни Берёзовая Гора близь Медвежьегорска, а может в Лахтинский или в Кемский, что недалеко от Лесного. «Жили пленные в бараке, обслуга была из числа русских пленных, издевались больше чем финны. Могли плетьми избить за опоздание к общему столу, за разговор во время еды – вылить содержимое чашки на голову; «погуще» налить супа тем, кто был услужливым – чинил и стирал им одежду, наговаривал на соседей, мясо делил с ними (кто выходил на работу им пайка была лучше, с мясом конины). Папа как инвалид на работы не ходил, вместе с другими немощными, убирал барак, мыл посуду, латал обувь и одежду «работяг», чистил сjртиры, мёл территорию вокруг барака, топил печь.

Деревяшки на отрезанной ноге не было, и он сшил на обрубок кожаный чулок из голяшки сапога, а на второе колено привязывал кожанку и передвигался на коленях. За дровами ездили на лошади в ближний лес, лес хвалил, что очень чистый – нет зарослей, это у нас в Сибири непролазные боры. Освободили во время перемирия и в 1943 году обменялись пленными». (37)

Племянник Кузьмин Василий вспоминал, что когда дядька был летом у них в гостях и мылся в бане, его отправила тётя Галя отнести полотенце дяде. Он открыл дверь и в ужасе закричал от увиденной картины. Дядя Миша стоял спиной, которая была вся в рубцах красно - синего цвета. Мальчишка бросил ношу и с рёвом убежал под берег Енисея и ещё долго плакал, так сильно напугался. Вернулся домой вечером и боялся даже подойти к дяде. Тот понял причину отчуждения и тихо племяннику сказал: « Вася, это следы Войны. Главное, что я живым вернулся домой. А это всё уже- отболело». (38) Мы спросили у дочери о происхождении рубцов на спине, но она сказала, что не видела никогда отца с открытой спиной. Нам было понятно, что это следы плена. И нашли подтверждение в воспоминаниях советских военнопленных узников финских лагерей. Военнопленный Морозов пишет о применяемых финнами наказаниях, усиленно использовали телесные наказания. Избивали по разным причинам резиновыми дубинками, палками и плетьми до 25 ударов. “Порка была настолько распространена в лагерях, что начальству приходилось давать отчет об её эффективности», - пишет финский историк Эйно Пиэтола. «Розгой служил привязанный к деревянной ручке пучок изолированной медной или стальной проволоки. Сильный удар этим пучком приходился, как правило, на спину пленного. Костей он не деформировал, но причинял адскую боль». Теперь нам стала понятна легенда появления рубцов на спине прадеда Миши – там погуляла розга.

Из беседы с его современниками, мы попытались составить психологический портрет родственника. Мужчина был самостоятельный, целеустремлённый, смелый, гордый. Прадед имел собственное мнение, был неуступчивый, упорный, трудолюбивый, любящий жизнь. Наши собеседники согласились с такой характеристикой Кузьмина Михаила. И вот такая личность оказалась физически на коленях. Наверное, горько переживал унижения как «юродивый», но где-то не сдержался, и расплата была жестокой. Михаил Осипович был повергнут физически, но оставался сильным духом.

Ещё интересный момент вспоминали родственники и земляки солдата. Такие случаи наблюдали сразу после войны и во время его приездов в гости к сёстрам. В момент застолья, выпив некую порцию спиртного, деда Миша переходил на другой уровень восприятия окружающих. Он снимал свою «деревяшку» и выкрикивал имя похожее на «Миральди» и другие слова на чужом языке, вёл себя очень агрессивно. Мы попытались найти объяснение такого поведения. Явно, что это результат сильного психологического потрясения, связанного с его пленением. Он кому-то угрожал, доказывал свою силу. Возможно, его подсознание продолжало битву с командующим финской армией Густавом Маннергейм. (39)

А ещё он иногда, матерясь, пел песню, которую заставляли петь в плену. Тот, кто не пел, того ждала плётка. Дырнаева Тамара, будучи ещё девчонкой в годы войны, попыталась нам восстановить слова песни:

Сквозь годы сияло нам солнце свободы,
А Ленин взял и всё разорил.
Мы выгоним Сталина, на радость народу,
А русскую землю, мы вам отдадим.

«Подростки ежились от таких слов, бабы плевались, а старики всё больше матерились. Из семей раскулаченных ворчали или, молча, уходили в сторону. К концу 1941 года финский фронт стабилизировался, и в 1942- 43 годах активных боёв не было. Финны чувствовали себя полными хозяевами судеб тысяч наших военнопленных, вели воспитание в духе служения новым господам. Подобные слова песни в плену были явной агитацией против СССР и, наверное, не единственным приёмом разложения морального духа советских военнопленных. 4 июня 1942 года Маннергейму исполнилось 75 лет. «По случаю его дня рождения в лагере поощряли художественные номера. Участникам «концерта» разрешили помывку в лагерной бане. Лучшим исполнителям номеров в честь Маннергейма к чаю выдали по маленькому кусочку сахара. А у кого на лице не было радости по случаю юбилея голландца по роду, русского кавалергарда, финского маршала, плёткой вдоль спины». (40)
Скоро кто-то сочинил в ответ частушку:

Не дождётесь паразиты,
Мы страну не отдадим,
Будем здорово работать -
Всех врагов мы победим». (41)

Как же сильны духом были люди того времени! В село шли похоронки, которые оплакивали всем миром; сами жили впроголодь – всё отправляли для солдатиков, а твёрдо верили в Победу.

5. Возвращение на Родину

Военно-политическая уверенность победителей Финляндии рушилась с победами Красной Армии: зимой 1941— 1942 годов под Москвой, в 1943 году в итоге Сталинградской битвы и уничтожении 6-й армии немцев. Началось стремительное наступление советских войск, что приводило к пониманию Германии - войну не выиграть.

Президент Финляндии вел двойственную политику. Но в июле 1943 года на Курской дуге разбита немецкая группа армий Центр. Красная Армия взяла стратегическую инициативу в свои руки и уже не упускала ее. В такой обстановке необходимо было занять четкую позицию. Маннергейма, в конце 1944 года став президентом, спасал Финляндию от оккупации. «Руководство Финляндии вздохнуло с облегчением, когда в ноябре 1943 года Москва сочла возможным предложить Финляндии провести переговоры о мире. Советский посол в Стокгольме Александра Коллонтай 20 ноября 1943 года передала Финляндии сообщение. В нём говорилось, что если Финляндия желает вести мирные переговоры, то ее представителей ждут в Москве. У Советского Союза нет намерения превращать Финляндию в свою провинцию, и ограничивать ее самостоятельность и независимость, если проводимая Финляндией политика не будет вынуждать к этому. Передавая сообщение Москвы, Коллонтай заметила, что предложение Советского правительства не означает безусловной капитуляции Финляндии. Для успокоения финнов Москва дала понять, что не требует преследования и наказания Маннергейма». (42 )

Почему мы так много в своём исследовании используем материал по истории хода войны? Я, Альбина Кузьмина, историю Второй мировой войны учила в 9 классе. В ходе прохождения программы, мы очень мало узнали о советско-финской войне. Работая над исследованием, я для себя открываю тайну событий, где мой прадед был их участником. Виолетта, конечно, такой материал использует при будущем прохождении исторического пути советского народа к великой Победе.

Участники Тегеранской конференции 1 декабря 1943 года, по инициативе президент США Ф.Рузвельта, завели разговор о выходе Финляндии из войны. Главным итогом беседы: «большая тройка» одобрила условия И.В.Сталина по Финляндии. 19 сентября 1943 года в Москве было подписано соглашение о перемирии между Советским Союзом и Великобританией с одной стороны и Финляндией – с другой. Финское государство обязывалась немедленно возвратить всех советских военнопленных и интернированных лиц. Советский Союз возвращал всех финских пленных. Война между Финляндией и Советским Союзом завершилась.

"По статистическим данным управления по делам военнопленных финскими воинскими подразделениями взято в плен общей сложностью 64 188 человек. Согласно договору о перемирии из них в Советский Союз было возвращено 44 453 военнопленных или интернированных. По статистическим данным получается, что из всей массы пленных в наших лагерях погибло 29,1 процента. Это одна из самых высоких цифр в мире". (43)

Шупляков Александр 1932 года рождения, работал на бригаде колхоза «Память Ленина» и вспомнил рассказ дяди Миши Кузьмина о возвращении на Родину. «Пленных выгнали из барака в ноябре 1944 года, объявили об их отправке домой, переодели в новую финскую военную форму, рассадили на подводы и повезли к станции. На станции уже были пленные из других лагерей. По списку рассадили в закрытые вагоны человек по сорок. Прадеда занесли на руках и усадили на первую полку нар. Конвоир выдал сухой паёк, проходил по составу медбрат. Пленники сидели, молча, не веря, в своё спасение. На границе финских конвоиров сменил советский конвой, разрешили выйти из вагонов». Из воспоминаний сына Ильи: «отец рассказывал, что когда поезд пересек границу и остановился, то мужики выскакивали из вагонов и целовали землю. А он сидел и плакал, глядя на них из дверного проёма, от радости. После сверки списков поезд двинулся уже по родной земле». В стране действовал Приказ НКВД от 28.12.41 №001735 «О состоянии специальных лагерей для бывших военнослужащих Красной Армии, находящихся в плену и в окружении противника» В Вологодской области был создан Грязевецкий лагерь для Северо-Западного, Волховского, Ленинградского и Карельского фронтов. Туда и держал путь Кузьмин Михаил Осипович, для выяснения доли его вины попадания в плен.

« Всех везли в советский фильтрационный лагерь для проверки: кто как попал в плен. Выявляли изменников Родины, шпионов, диверсантов. Допрашивали строго, документы сверяли, доказательства требовали, всё записывали и требовали подписать лично. В столярке лагеря ему смастерили деревянную ногу, привязали ремнями и он мог теперь ходить, а не ползать на культяпке – это и служило его доказательством. Отец пробыл два месяца в лагере, зачитал ему капитан Никитин Д.М. заключение о проверке. Согласно Приказа, отправили домой, он же раненым попал в плен. Охранник лагеря посадил отца в кузов машины с другими освобождёнными и отправил до железнодорожного вокзала». (44) Мы не могли представить психологическое состояние прадеда. С одной стороны, наверное, радость возвращения домой. С другой стороны, горечь превращения из здорового мужика в калеку, и боль невозможности бить врага.

6. Дома

До Саянска Михаил Осипович добирался две недели. К середине февраля 1945 года доехал на паровозах до города Абакана, грузовой машине до села Казанцева, до деревни Шунеры на попутной лошади, а оттуда до бригады Степь пешком дошел. Думал, что на бригаде жена Анна на обмолоте работает. Земляки встретили тепло, чаем травяным напоили, к печке поближе посадили, расспрашивать начали, а вот глаза-то в сторону отводили. Бабы реветь взялись, кто от доброй зависти, что живой Михаил вернулся, кто от своего горя-утраты. Здесь Михаил и узнал о гибели родного брата Василия в 1942 году в Новгородской области. Остался племянник Саня без отца. (Приложение 9,10) Сестра Сапожникова Мария сообщила, что от Алексея Сапожникова было два письма в 1941 году и всё. Брат Иван Сапожников на японском фронте служит. (Приложение11) И у Наташи Чупраковой (Сапожниковой) на мужа Дмитрия похоронка пришла, осталась она с четверыми малыми детьми. Младшую сестричку Тосю призвали в трудовую армию, работает в городе Сталинске на военном заводе. (Приложение 12) Сестра Мария Толчаницына тоже осталось вдовой с тремя ребятишками. Слушал с болью солдат земляков, а сам всё искал глазами Анну. Не выдержала Мария и сказала, что жена его в тюрьме в совхозе имени «Ленина» отбывает. Украли узел зерна с соломой пополам с Сабуровым Иваном и Клемушиной девчонкой. Привезли вечером домой, поделили между собой, а кто-то видел и сообщил в Ермаковское уполномоченным. Утром рано приехали и всех троих увезли в «каталажку» в район, судом определили пять лет тюрьмы. «Работали они на выращивании овощей для Норильска. Там была контора от Норильлага, а в их ведении был Мишинский лес, картофельные поля за деревней Ивановка. Всё оправляли на плотах на север, которые формировались в тайге у села Майно.

По дороге в Ермаковское стояла деревня Кирпичики, где была тюрьма с вышками и охраной. Бывало, запоздаешь дойти до другой деревни, то охранники пускали переночевать в избушке на нарах» - мы узнали из рассказа Глушковой Е.И., бывшей девушки Сабурова И. М.. (45) Альбина каждую неделю ездит по этой земле в УПК учиться и не подозревала, что это места лишения свободы. Илья Михайлович вспоминает: «Приехал папа в родительский дом к вечеру, про маму уже знал – на пашне рассказали. Мы рассказали своё. Когда маму забирали, Вера сильно плакала, за мамкину брезентовую юбку хваталась, руки скользили по брезенту, а дядька в погонах её отшвырнул и в загорбок вытолкал маму из избы. Мы залезли на печку, долго плакали и уснули так. Когда солнце встало, прибежали дедушка с бабушкой и забрали нас к себе, вместе с нашей чуть живой коровой. В сельпо нам давали пайку – 1 булку хлеба за папу». В этом доме дед Осип, баба Паша жили с внучатами на широкой казачьей улице.

Из воспоминаний сестры и брата Кузьминых, мы делаем описание их жизни без отца и матери. Дед Осип был работящий и добрый, Илью с собой брал на работу в колхоз сторожить коров на базе. Они на санях возили молоко на сепаратор в сливочное отделение. Запрягались в оглобли и везли, иногда тетя Лена (Лебедева Елена Ивановна) давала мальчишке малюсенький кусочек брынзы, он чуть откусывал и оставлял сестрёнке. Бабушка Паша была жадная: всё прятала в подполе, а лаз-сход был за печкой и по ступенькам туда спускались. В её отсутствие внук иногда залазил и кусочком хлеба или пальцем макал в молоко, сухари по карманам рассовывал и Веру подкармливал. Как – то бабушка его прихватила уже у подполья и тряпкой отвозила, а сама потом причитала над внучатами. Сестрёнка боялась темноты, бабушки и ни разу не спустилась в подпол. Тётка Дуня и дед Егор (Сапожниковы) были добрее: свёкольными «парёнками», сушеной ягодой-смородиной на капустном листе, кусочком лепёшки подкармливали. Дед Егор управлялся на колхозном курятнике и свинарнике с дочкой Надей, им иногда перепадало по сырому яйцу. Весной и летом мальчишки, вылавливали сусликов, а дед Егор их вымачивал в воде и варил на костре – уплетали за обе щёки. Его за это угощение, однажды чуть не посадили в «каталажку». Приехали двое уполномоченных на бригаду, а дед варит сусликов в котелке и на вопрос что он варит, ответил: « ребетне варю советских баранов». Его посадили на телегу и повезли в район, но он часа через три вернулся. Потом рассказал, что всю дорогу травил им байки, а они хохотали-хохотали и столкнули его с телеги со словами: «Беги домой дед, а то мы от смеха живыми до района не доедем». Мы с Альбиной очень удивились такому исходу событий. Толи, уполномоченные устали вылавливать «врагов народа», толи не увидели у деда Егора настоящей озлобленности на власть, толи решили – «не выдержать старику тюрьмы».

Когда отец домой вернулся, дети были очень рады. Хоть без ноги, но единственный живой солдат-мужик на всю деревню. Вскоре он ушел жить, вместе с детьми к Дусе Солдатовой. На мужа она уже получила похоронку и оплакала. И решили они жить вместе: отец, Илья, Вера, Дуся и её дочка Тамара. Евдокия Михайловна работала на скоте ветеринарным фельдшером, Михаила Осиповича поставили бригадиром полеводческой бригады. Уходили из дому очень рано утром и возвращались к полуночи, домашние дела были на детях: дров в лесу нарубить и привезти, корову Тамаре подоить, Вере избу подмести и пять куриц накормить, сыну ещё у коровы почистить, на Енисей её сгонять напоить, печь протопить. А дальше мы передаём слова детей Войны: «тут наша житуха стала совсем тяжкой: что не так сделаем – отец ремня «всыпит»; кто, что в дереве напакостит – на нас сопрут и опять нам попадало». Деда Миша на работе рассказывал про Финляндию: хвалил их лес, ругал русских старост лагеря. Его за это уполномоченный дважды предупредил, а вскоре сняли с бригадиров марта 1945 года. Назначили мельником в деревню Сизая, что в 20 километрах от Саянска. По правилам помола мельнику дают «гарц» (немного из помола зерна или ягоды черёмухи) он присылал домой такой гостинец. Колхозницы, которые привозили посылочку, старались отдать детям в руки, знали, что мачеха их обижала. Илья как старший сам заваривал «болтушку» и съедали вместе с Верой и Томой. Когда про такое узнавала мачеха, то подростка угощала подзатыльниками, но он был – не справим. По рассказам дочери Веры, Евдокия Михайловна не была против редких посещений в тюрьме жены и матери. День Победы мать встретила в тюрьме, отец работал на мельнице, а дети в Саянске. По радио на бригаде услышали об окончании войны. Все обнимались, радовались, плакали. Посевная подходила к концу. Кто-то предложил посадить поле картофеля и назвать его «Поле Победы». Женщины лопатами вскопали целый гектар целины, за колючками на берегу Енисея, ребятишки рассадили ростки картошки, которые готовили старушки. А из обрезков картофеля сварили на костре весенний суп. Ели жители деревни свой первый мирный ужин, пели, плясали и много плакали.

Как то женщина из деревни Никитино рассчиталась бражкой за помол и об этом доказали. Кузьмина М.О. забрали и посадили в тюрьму на восемь лет. У тёти Дуси родилась дочка Люба уже без её отца в 1948 году. (Приложение 13)

Про такие обороты жизни в народе говорят: «не жизнь, а одна мука или из огня – да в полымя». Так и Михаила Осиповича потчевала жизнь то горючим перцем, то жгучим хреном. Мы поражаемся, какую надо иметь силу духа, чтобы всё это пережить. Но, всё таки, это была жизнь, а не неизвестный бугорок в далёком лесу на линии фронта. И принимать её надо было как неизбежность судьбы.

7. И снова лагерь

Из воспоминаний Солдатова Ивана Кирилловича, племянника Кузьминой-Солдатовой Анны Владимировны: « Когда тётка вернулась из тюрьмы, дядя Миша сидел в тюрьме. Мачеха связала все пожитки - ремки в один узел и вытолкала детей. Внучат приютили у себя дед Осип с бабой Пашей. А худущую корову отвоевала тётка Галя и привела на родительский двор. Тётя Аня в колхоз больше не пошла и я их забрал к себе в город Черногорск». Устроилась Анна Владимировна разнорабочей на стройке. Муж отбывал новый свой срок в Черногорском лагере. Жена из последнего старалась собирать посылочку мужу в лагерь. И Евдокия М. из деревни отправляла узелок с попутным человеком. Однажды она приехала сама с девочкой на руках на свидание. Встретились женщины у ворот лагеря, сильно переругались, а потом вместе оплакивали свою судьбу. Ночевать Дусю пригласила Анна к себе. Вера вспоминает: «мы уснули под их тихий, со слезами пополам, разговор о своей бабьей доле. Потом тётя Дуся, при случае приезда в город, ночевала с нами в избушке. Своё жильё мы строили-лепили сами из разного отходного материала, глину копали и возили на ручной тележке с окраины города. Так появился свой угол».

Нам кажется, что наше поколение не способно на такое взаимопонимание и сострадание, как эти две русские женщины-матери. Да, мы живём в более комфортном бытовом мире, а они умели делить на всех и беду и радость. Поэтому и смогло поколение наших бабушек вынести и горе потерь, и тяжесть разрухи. Низкий поклон им от детей 21 века.

Мы старательно мучили Интернет, чтобы узнать о тюрьме в Черногорке. Собственно, мы ничего не знали о городе, который от нашего Синеборска в ста километрах, кроме добычи там каменного угля. В результате нашей поездки и поиску по Интернету, мы узнали много интересного из истории города.
Памятник на площади поставлен основательнице первой шахты в 1907 году Баландиной Вере Арсеньевне. 20 января 1936 года, в результате слияния нескольких пришахтенных посёлков Минусинского угольного бассейна, образован город Черногорск. Население с одной тысячи в 1926 году, выросло к 1939 до 17 400 человек. Мы нигде и никогда ранее не встречали материал о существовании исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ) НКВД рядом с нашим местом жительства. И вот сделали открытие для себя. Первый лагерь появился в 1932 году. К 1953 году в городе было одиннадцать лагерей различного режима содержания, а численность заключенных достигала 12000 человек. Охрана лагерей и поддержание режима осуществляли солдатами срочной службы НКВД.

Наш прадед в лагере, как инвалид, на работы не ходил. Он выполнял работу сапожника, портного фуфаек и штанов, чинил одежду рабочих. В сутки он получал кашу пшенную или овсяную, 500 грамм черного хлеба, солёную капусту, овощной суп, кипяток вместо чая. Ребятишки бегали его проведывали, а он старался их угостить кусочком хлеба из своей лагерной пайки. Бывало, что за работу для офицеров из числа охраны, ему совали кусочек сахара. Отец его для детей хранил в потайном кармане арестантской куртки. Осужденные строили дома, девятый шахтёрский посёлок, второй гидролизный завод. Среди всех ИТЛ мы решили, что Михаил Осипович отбывал свой срок в ИТЛ «Черногорскстрой» под началом генерала-майора Харченко А.В.. Именно этот лагерь вёл строительство Черногорского завода гидрирования смолы МНП, ТЭЦ, изготавливали разборные деревянные бараки, выполняли работы на кирпичном заводе, строительстве Дома культуры. Вера Михайловна хорошо помнит, как мама в день своей зарплаты отправляла её на место будущего Дома культуры с узелком. Анна Владимировна отправляла мужу немного махорки с уже знакомыми заключёнными.

8. «А жизнь – продолжается»

В 1953 году не стало главного архитектора ГУЛАГа – И.В. Сталина. Заключённые это восприняли как надежду на скорое освобождение. И оно пришло. К 1955 году Черногорская система лагерей была расформирована. (46)
В 48 лет прадед Миша вышел на свободу. Семья осталась жить в Черногорске. Долго ещё солдат-гражданин во сне вскрикивал от лагерных команд, окриков, унижений. 9 лет «чужой» и «своей» неволи не прошли даром. Дочь Вера вспоминала при нашей встрече: «папа был замкнутым, часто нас и маму обнимал и просил прощения, благодарил за верность и терпение. Иногда придя с работы, я его заставала с мешочком семейных фотографий и заплаканными глазами. Тогда он тяжело вздыхал: «эх, дочка жизнь-то прошла, а что я доброго в ней сделал? Я даже повоевать не успел. Сколько деревенских с наградами вернулись, а ещё больше полегло. А я всё по лагерным нарам, и для вас калека-обуза, а не кормилец». Видимо, ей передался характер рода Генераловых. И она ему доказывала его невиновность в случившемся по жизни и нужности для семьи, родственников, не был же он бездельником. И его труд помогал приближать час Победы. «Каждое лето папа ездил в Саянск к сёстрам: помогал на сенокосе, ремонтировал во дворе. Обязательно навещал им любимую «крёсеньку» бабу Дуню Сапожникову и сестру Марию. ( Приложение 14). Ходил на родительские могилы (они умерли, когда он отбывал в Черногорске), подолгу один сидел на берегу Енисея». (Приложение 15 ) Слушая Веру Михайловну, мы сделали вывод: сломала судьба, кидая «из огня да в полымя», нашего прадеда. Но не потерял он человеческого жизнелюбия, доброго отношения к людям, преданности детям, благодарности жене, честности и трудолюбия, верности многострадальной Родине, не озлобился. Работал Михаил Осипович сторожем, сапожником, контролёром на проходной 9-й шахты. (Приложение 16) Народили они с Анной Владимировной в 1964 году ещё себе дочку Галю. « Папой овладели поистине отцовские чувства. Он в Галинку вложил всю любовь, которую не успел дать нам с братом. Очень любил внуков, которых мы ему дарили. У него глаза горели от их проказ, голос от счастья звенел»- рассказывала старшая дочь прадеда. В 1966 году Кузьмины отец и сын с семьями переехали на другое место жительства в Туву город Шагонар. Всё складывалось ладно на новом месте. Но беда вновь постучала в дом: погибла жена Ильи Люба, спасая чужого мальчика от оборвавшегося электрического провода; безвременно ушла из жизни меньшая дочь Галя. Не прибавило всё пережитое здоровья, что видно из письма Михаила Осиповича двоюродной сестре Марусе в Саянск: «дорогая моя, видно больше мне вас не увидеть. По избе хожу с палочкой, ноги совсем отказали, задыхаюсь, спасает «скорая» да таблетки. Зимовать не думаю… пропиши как вы, Наташа, Иван. Может вы, мои сестрёнки соберётесь и прилетите на самолёте до Кызыла, а тут Илья встретит». (Приложение 17) Через пять лет после этого, чудом сохранившегося письма у дочери Марии Егоровны, в 1979 году Кузьмина Михаила Осиповича не стало.

Мы в своём исследовании не использовали ни одного документа из личного архива прадеда – это не случайно. В девяностые годы 20 века в Туве стало жить опасно, тувинцы русских изживали со своей земли. Выехали все родственники и знакомые на юг Красноярского края. Илья Михайлович переехал в город Шарыпово. Вещи родителей сложил во времянку купленного дома. Через неделю после приезда случился пожар, сгорел гараж и времянка, дом отстояли.
Кузьмин Михаил Осипович 1905 года рождения - человек 20 века, кто он? Герой своего времени, неудачник, жертва политического режима государства? Мы долго мучились над поставленным вопросом. Непросто нам, только начинающим жить, оценивать жизненный путь поколения, которое выжило и выстояло в режиме «из огня да в полымя». Мы должны, нет – обязаны быть благодарными всему поколению нашего прадеда за спасённую для нас Родину. Может это звучит высокопарно, но эти слова он всей души.

9. Заключение

Мы старались рассмотреть жизнь нашего прадеда всесторонне: в истории родственников, в социуме во времени и окружении современников. Цель, поставленную в работе, как могли – достигли. Наша работа может быть частью написания военной истории Шушенского района. Приведённые факты, документы соответствуют действительности, подтверждены архивными данными. Мы благодарны всем участникам наших интервью за открытость, доброжелательность и желание помочь в сборе воспоминаний и фотоматериала. Малый казачий Круг села Саянска нам дал наказ, чтобы мы по завершению работы, приехали и прочитали её землякам Михаила Осиповича. Мы это сделаем в преддверии дня Победы. Выразили своё желание ехать вместе с нами ребята из 11 класса. На уроке истории по теме «СССР накануне Великой Отечественной войны 1941-45 годов» мы их познакомили с наработанным материалом, что вызвало большой интерес у правнуков героев войны.

Мы потратили много времени на сбор материала и написание работы, но мы не жалеем. За время встреч со старшим поколением, пообщались с интересными людьми, научились вести разговор, выбирать наиболее ценное для исследования. Работа в государственных архивах научила нас правильному и трепетному отношению к документам «давно минувших лет», ответственности перед потомками. Мы приобрели навыки: анализа найденных материалов, информации из Интернета, фотографирования мест интересных для нашей работы. Для нас работа над исследованием не только нравственная обязанность перед памятью прадеда, но долг молодого поколения перед историей малой Родины. Исследование будет передано в Саянский музей, в музей Шушенского военного комиссариата, детям и родственникам Кузьмина М.О., в Ермаковский государственный архив; отрывки опубликуем на страницах районной газеты «Ленинская искра»; используем на уроках истории и экскурсиях музея Синеборской средней школы. Опытом работы поделимся с юными краеведами- исследователями.

Время стирает из памяти потомков путь их предков, но мы постарались оставить маленький след в большой истории родного края. Мы, считаем, что с поставленной целью справились. С уважением Виолетта Лазарева и Альбина Кузьмина. Синеборск. 2014 год.


- это мы, у памятника погибшим воинам 1941-1945 года, в селе Саянск . 2 августа 2014 года.

Литература

1. Книга Памяти 1941-1945, Шушенский район Красноярского края, стр. 66.
2. Книга Памяти Красноярского края, том 7, РИП «ЛИБРА» 1996, стр.447-498.
3. Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края, 2000, на буквы «Р-С», с. 177,374.
4. Никто не забыт, т.8, 1941-1945, Красноярск, 2005, с.413-517.
5. С. Г. Скобелев, кандидат исторических наук, ГОУВ ПО, «Новосибирский государственный университет», г. Новосибирск, Сборник материалов научно-практической конференции «Древние поселения Сибири: охрана, сохранение, использование», посвященной 295-летию Саянского острога, п. Шушенское, 2014 г., с. 4-23.
5. Энциклопедия Красноярского края, Юг, Издательство «Буква С», Красноярск 2008 год, с. 477-479.

Примечание
1 41- Дырнаева Тамара Александровна, 1936 г.р., г. Саяногорск, записано 15 августа 2014 г.

2 45а- Глушкова Екатерина Ивановна, 1929 г.р., п. Шушенское, записали 14 августа 2014 г.

3 12, 13-Демидов Иван П., 1953 г.р., житель с. Саянск, записано 12 мая,

4 12а- Апунникова Валентина Владимировна, 1926 г.р., жительница с. Саянск, записали 2 августа 2014 г.

5 11, 29-Подставнёва А.М. , 1925 г.р. , жительница с. Саянск, записано 12 мая 2014 г.

6 39а- Кузьмин Василий Ефимович , 1950 г.р., г. Саяногорск, записали 15 августа 2014 г.

7 32,34, 39-Кузьмина Вера Михайловна, 1937 г.р., г. Черногорск, записано 17 июля, 19 августа 2014 г.

8 16, 42, 45- Кузьмин Илья Михайлович, 1935 г.р., г. Шарыпово, записано в г. Черногорке 19 августа 2014 г.

9 1,5, 14, 15, Сапожникова Л.Д., 1950 г.р., Синеборск, воспоминания записаны- 14 апреля, 12 июня, 10 октября 2014 г.

10 1а- Филиппова Вера Дмитриевна, 1919 г.р., с. Саянск, записали 12 мая 2014 г.

11 33- Шадрина Раиса Владимировна, 1954 г.р., п. Шушенское, записано 2 августа 2014 г.

12 18- Шмидт Тамара Андреевна, 1934 г.р., п. Синеборск, записано 21 ноября 2014 г.

13 10-Щебирекова Вера Ивановна, 1949 года рождения, с. Каптырево, записано 10 августа 2014 г.

14 Шушенский государственный архив: 2 - Ф.-1, О.-1, Д.-164, 1928 года; 3 - Ф.- 6,о. -1, д.-22,л.- 6;
Ермаковский государственный архив: 4-Ф.-1,О.-1, Д.-164, 1928 г. Акты технического состояния муниципальных строений Саянского сельсовета;
6- Ф.-1, О.-1а, Д.-101; 7- Ф-3,Д. 1-Оп.-1; 8- Ф.-188, Д. – 188, О.-1а. 1929 г.;

15 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края, «Р-С», 9,18
46 - Книга Памяти жертв политических репрессий, Республика Хакасия, Том 2, 2000 г.

16 31-Книга Памяти 1941-45, Шушенского района, 1985 г. с.66.

17 Ермаковский государственный архив 19- Ф Р-114,О-1,Д-1, газета «На ленинском пути» № 3 от 9 января; 20- № 21 от 20 марта; 21- № 20 от 16 марта; 1941 г.; 22, 23 -№ 27 от 11 апреля; 24- № 31 от 27 апреля; 25 -№ 32; 26- № 40 от 27 апреля ; 27- № 41 от 1 июня; 28, 30- № 45 от 7 июня; 1941 года

18 Электронный ресурс:
35-сайт (http://perevodika.ru/forum/index.php?showtopic=3881&pid=32636&st=0&#entry 32636);
36- сайт http://www.gov.karelia.ru/Karelia/670/t/670_9.html, С.А. Воробьёв, С.В. Малахов, Санкт-Петербург;
37- сайт http://www.aroundspb.ru/finnish/pietola/pietola10.php, Эйно Пиэтола. Перевод К. Гнетнева. «Север», № 12. Петрозаводск, 1990. Военнопленные в Финляндии1941-44;
38- сайт http://www.open-karelia.ru/voina/337-v-finskih-konclageryah-dlya-sovetskih-voennoplennyh.html; 40- сайт http://reftrend.ru/986701.html;
43- сайт http://www.priozersk.ru/1/text/0005_2.shtml#ixzz3IY2wEU9q;
44-сайт Эйно Пиэтола "Военнопленные в Финляндии 1941-1944" - "СЕВЕР", № 12, Петрозаводск, 1990 - Перевод с финского К. Гнетнева. http://www.priozersk.ru/1/text/0005_2.shtml.

Приложение

См. PDF


/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»